Научная статья на тему 'Российская музеология в XXI В. : к вопросу о структуре и направлениях научных исследований [1]'

Российская музеология в XXI В. : к вопросу о структуре и направлениях научных исследований [1] Текст научной статьи по специальности «Науки об образовании»

CC BY
457
87
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
МУЗЕЙ / МУЗЕЙНОСТЬ (МУЗЕАЛЬНОСТЬ) / МУЗЕОЛОГИЯ / МУЗЕЕВЕДЕНИЕ / МУЗЕОГРАФИЯ / МУЗЕЙНОЕ ДЕЛО / КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЙ ПОДХОД / СТРУКТУРА НАУКИ / MUSEUM / MUSEALITY / MUSEOLOGY / MUSEUM STUDIES / MUSEOGRAPHY / MUSEUM PRACTICE / CULTURAL APPROACH / STRUCTURE OF SCIENCE

Аннотация научной статьи по наукам об образовании, автор научной работы — Сапанжа Ольга Сергеевна

В статье представлена концепция структуры научных исследований в области изучения феномена музея и музейности (музеальности). Исходным тезисом является идея о необходимости разработки альтернативных подходов к определению соотношения круга понятий: «музеология», «музееведение», «музейное дело». В качестве общей методологической основы разработки структуры научного знания и его соотношения с областями практической деятельности выбраны культурологический подход и концепция А.Я. Флиера о культурологии и культуроведении. На основе этого подхода предложена структура знания о музее и музейности (музеальности), включающая взаимосвязанные области научных и прикладных исследований, а также практической деятельности. Структура представлена в виде иерархии от философского знания и теории культуры к профильным исследованиям и методике практической деятельности. Основными областями науки и практики являются философия музея и музейности, музеология, музееведение, музеография, музейное дело.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Russian Museology in the 21st Century: Structure and Directions of Scientific Research [1]

The paper presents the concept of structure of scientific research on the phenomenon of the museum and museality. The initial thesis is the idea of the need to develop alternative approaches to defining the concepts museology, museum study, and museum practice. The approach of the culturologist Andrei Flier about culturology and cultural theory is chosen as the general methodological basis for developing the structure of scientific knowledge and its relation to areas of practice. Based on this approach, the author proposes a structure of knowledge on the museum and museality, which includes interrelated areas of scientific and applied research, as well as practical activities. The structure is depicted as a hierarchy going from philosophical knowledge and cultural theory to specific research and practical methods. The main fields of science and practice are the philosophy of museum and museality, museology, museum studies, museography, museum practice.

Текст научной работы на тему «Российская музеология в XXI В. : к вопросу о структуре и направлениях научных исследований [1]»

УДК 069(470+571 )"20"

https://doi.o^/10.24158/fik.2020.1.14

Сапанжа Ольга Сергеевна

доктор культурологии, профессор, профессор кафедры художественного образования и декоративного искусства Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена

РОССИЙСКАЯ МУЗЕОЛОГИЯ В XXI В.: К ВОПРОСУ О СТРУКТУРЕ И НАПРАВЛЕНИЯХ НАУЧНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ [1]

Аннотация:

В статье представлена концепция структуры научных исследований в области изучения феномена музея и музейности (музеальности). Исходным тезисом является идея о необходимости разработки альтернативных подходов к определению соотношения круга понятий: «музеология», «музееведение», «музейное дело». В качестве общей методологической основы разработки структуры научного знания и его соотношения с областями практической деятельности выбраны культурологический подход и концепция А.Я. Фли-ера о культурологии и культуроведении. На основе этого подхода предложена структура знания о музее и музейности (музеальности), включающая взаимосвязанные области научных и прикладных исследований, а также практической деятельности. Структура представлена в виде иерархии от философского знания и теории культуры к профильным исследованиям и методике практической деятельности. Основными областями науки и практики являются философия музея и музейности, музеология, музееведение, му-зеография, музейное дело.

Ключевые слова:

музей, музейность (музеальность), музеология, музееведение, музеография, музейное дело, культурологический подход, структура науки.

Sapanzha Olga Sergeevna

D.Phil. in Cultural Studies, Professor, Art Education and Decorative Art Department, Herzen State Pedagogical University of Russia

RUSSIAN MUSEOLOGY IN THE 21st CENTURY: STRUCTURE AND DIRECTIONS OF SCIENTIFIC RESEARCH [1]

Summary:

The paper presents the concept of structure of scientific research on the phenomenon of the museum and museality. The initial thesis is the idea of the need to develop alternative approaches to defining the concepts museology, museum study, and museum practice. The approach of the culturologist Andrei Flier about culturology and cultural theory is chosen as the general methodological basis for developing the structure of scientific knowledge and its relation to areas of practice. Based on this approach, the author proposes a structure of knowledge on the museum and museal-ity, which includes interrelated areas of scientific and applied research, as well as practical activities. The structure is depicted as a hierarchy going from philosophical knowledge and cultural theory to specific research and practical methods. The main fields of science and practice are the philosophy of museum and museality, museology, museum studies, museography, museum practice.

Keywords:

museum, museality, museology, museum studies, museography, museum practice, cultural approach, structure of science.

Музеология, пережившая расцвет в конце ХХ в., в новом столетии испытывает определенные трудности, связанные с самоопределением в пространстве научного дискурса и профессионального признания. При очевидном международном интересе и развитии музейного мира, требующем теоретической рефлексии, сущность музеологии, границы, отделяющие музеологическую теорию от музейной практики, так же неочевидны, как и в момент образования Международного комитета по музеологии (1977) и выпуска первого номера журнала комитета (1980), программным тезисом которого и приглашением к дискуссии был вопрос, вынесенный на обложку: «Музеология -наука или только практика?» (Museology - science or just practical museum work?) [2].

Общеизвестно, что Международный комитет по музеологии (ИКОФОМ) был основан по инициативе Яна Елинека и официально утвержден в 1977 г. Целями комитета стали «распространение знаний о современных музеологических идеях и помощь в различных областях музео-логического развития» [3, с. 40]. После формирования комитета начинается период интенсивного развития, разработки альтернативных концепций и споров о структуре, сущности и методах музеологии. Между тем, несмотря на внушительный корпус текстов, посвященных проблемам музейного мира, музейного пространства, различным около-, над- и парамузейным феноменам, полная ясность в вопросе о структуре, методах, содержании музеологии и, главное, о ее границах в глобальном пространстве музейных и околомузейных проблем отсутствует, хотя сам факт существования такого комитета говорит о том, что у музеологии есть своя уникальная, специфическая проблемная ниша.

Таким образом, по-прежнему актуальным остается вопрос о связи музеологии и других областей знания о музеях с практической деятельностью. Одной из наиболее серьезных проблем стоит признать терминологический хаос, который присутствует на уровне как частных, локальных исследований, так и государственных документов, касающихся подготовки специалистов в области музейной теории и практики.

С формальной точки зрения музейная проблематика тесно связана со сферой культуры и культурологии. Свидетельством этого является опыт разработки примерной образовательной программы по направлению «Музеология и охрана объектов природного и культурного наследия» в рамках новых образовательных стандартов (поколение 3++). В качестве общего ориентира разработчики программы (ведущие специалисты в области подготовки профессионалов для работы в музеях) выбрали концепцию понимания музеологии «как науки культурологического толка, имеющей ярко выраженный когнитивный и аксиологический характер» [4, с. 156] с одной стороны, но интердисциплинарной, основанной на «интегративной методологии» [5] с другой. Анализ содержания образовательной программы показывает, что авторы стремятся к балансу теоретического и практико-ориентированного обучения, готовящего выпускника к решению практических задач, т. е. к разумному сочетанию музеологии и музейного дела.

При этом сами обобщенные формулы в названии направлений подготовки не в полной мере отражают тенденции развития теории и практики, а взятые вместе вступают в определенные противоречия в сфере профессиональной подготовки бакалавров, магистров и кадров высшей квалификации. При формировании номенклатуры научных специальностей [6] проблемы музейной теории и практики были отнесены к кругу специальностей 24.00.00 (специальность 24.00.03 «Музееведение, консервация и реставрация историко-культурных объектов»), при этом отрасли знаний, связанные с музейной проблематикой, охватывают как культурологию, так и исторические и технические науки.

В области высшего образования первой ступени (бакалавриат) формула направления иная при сохранении общего принципа принадлежности сфере культуры. Согласно утвержденному в 2018 г. федеральному государственному образовательному стандарту, направление подготовки «Музеология и охрана памятников культурного и природного наследия» отнесено к общему направлению «Культуроведение и социокультурные проекты». Сфера деятельности выпускников, обозначенная в государственном стандарте (раздел «Области профессиональной деятельности»), при этом охватывает не области теоретического знания, а реальную практику музейной деятельности: хранение, учет, проектирование экспозиций и выставок, формирование и реализация культурно-образовательных и научно-просветительных программ в музее [7]. В задачах профессиональной деятельности научная деятельность также не обозначена [8, с. 3-4], она появляется только в федеральном государственном стандарте подготовки магистра (название направления идентично) [9]. Такой подход вполне оправдан задачами подготовки будущего сотрудника музея - в первую очередь практика.

Отметим при этом, что более двадцати лет образовательный стандарт высшего образования различал музейное дело и музеологию. Классификатор специальностей, утвержденный Приказом Госкомвуза России от 5 марта 1994 г. № 180 (с изменениями от 22 июня 1999 г.) «Об утверждении государственного образовательного стандарта в части Классификатора направлений и специальностей высшего профессионального образования», относил музеологию (021000) к направлению 020000 «Гуманитарно-социальные специальности», а музейное дело и охрану памятников (052800) к направлению 050000 «Культура и искусство» [10].

Очевидно, что у такого разделения в 1990-е гг. были не только содержательные, но и формально-организационные причины, однако сам факт разделения музеологии и музейного дела достаточно примечателен. В рамках такого разделения специальность «Музейное дело и охрана памятников» в большей степени соответствовала реальной области деятельности выпускника, осуществляющего основные направления работы в музее. Специальность «Музеология» преимущественно ориентировалась на изучение проблемного поля нового направления научного знания. В этом стандарте как раз и была обозначена научная составляющая деятельности выпускника: «Специалист должен быть подготовлен к осуществлению научных исследований в области истории, теории, методологии сохранения и использования наследия... Он должен быть готов к участию в решении задач, связанных с актуальными направлениями исследований, уметь выявить, сформулировать и организовать перспективные исследования в области освоения культурного и природного наследия.» [11, с. 6].

Итак, можно констатировать, что на уровне определения формул образовательных программ в области теории и практики музейного дела, а также при определении направлений подготовки кадров высшей квалификации в их соотношении с направлениями и областями профессио-

нальной деятельности существует терминологическая путаница. Понятия «музееведение», «музеология», а отчасти и «музейное дело» используются как синонимичные или подменяют друг друга. Программа подготовки бакалавра в области реальных музейных технологий относится к направлению «музеология», а программы подготовки исследователей в аспирантуре в соответствии с существующей номенклатурой специальностей - к специальности «музееведение». Музейное дело не заявлено в названии современных направлений подготовки вовсе. Отдельным блоком рассматриваются проблемы музейного образования - они чаще всего вынесены в отдельный блок педагогических наук вне связи с музеологией и теорией музейной коммуникации [12].

Можно предположить, что такая ситуация в области определения направлений высшего образования связана с тем, что попыток превратить устойчивые понятия в термины, т. е. дать развернутые дефиниции и обозначить их связи в российской музеологии, не так много. Самой значительной из них является проект «Российская музейная энциклопедия» в двух томах, вышедший на рубеже XX-XXI вв. [13] и в дальнейшем переросший в сетевой проект. В нем понятия «музеология» и «музееведение» представлены как синонимичные: «Музееведение (музеология) - научная дисциплина, изучающая специфическое музейное отношение человека к действительности и порожденный им феномен музея, исследующая процессы сохранения и передачи социальной информации посредством музейных объектов, а также развитие музейного дела и направления музейной деятельности» [14]. Предмет научной дисциплины оказывается достаточно широк - от изучения отношения человека к действительности до технологии музейного дела.

На рубеже XX-XXI вв. закрепилось представление о структуре науки, отраженное в ряде учебников по теории и практике музейного дела. Основными разделами музееведения/музеоло-гии традиционно называют историческое, теоретическое, прикладное музееведение, музейное источниковедение и музеографию. Историческое музееведение относят к области исторических наук (основной корпус диссертационных исследований по истории музейного дела защищается именно в рамках этой отрасли), однако историография, которая выделяется в отдельный раздел, в большей степени относится к культурологии. Согласно определениям, представленным в сетевой версии «Российской музейной энциклопедии», прикладное музееведение занимается разработкой путей решения задач практической деятельности музеев, музейное источниковедение разрабатывает теорию, методологию и методику выявления, изучения и использования музейных предметов и музейных коллекций, а музеография связана с описанием музеев [15].

Единственный блок, внутри которого выделяется несколько разделов, - это теоретическое музееведение, включающее общую теорию музееведения, теорию документирования, теорию тезаврирования и теорию коммуникации. Именно в таком виде структура теоретического блока была заимствована в 1980-е гг. советским музееведением из работ чехословацкого (впоследствии - словацкого) ученого З. Странского, идеи которого были знакомы советским специалистам по обзорным выпускам Государственной библиотеки СССР им. В.И. Ленина. Именно там специалистам и широкому кругу советских читателей были впервые предложены понятие музейности [16] и представление о возможной структуре науки. Фактически именно это понимание теоретического блока без учета развития музеологической мысли продолжает оставаться общепринятым. В упомянутом сборнике было представлено несколько концепций структуры науки, но в отечественной музеологии закрепилась именно концепция З. Странского в части исторического и структурального (теоретического) блока, которую, как отмечали авторы-составители реферативного сборника, «отличает оригинальность, цельность, логическая стройность» [17].

Представляется, однако, что развитие науки нуждается как в конкретизации самих разделов научного и практического знания, так и в уточнении самих терминов и их дефиниций в пространстве российской науки и образования.

Отметим, что и в пространстве мирового музейного/музеологического дискурса также нет полной ясности в вопросах определения границ и содержания ключевых понятий. На эту проблему обращает внимание В.Г. Ананьев, определяя проблемное поле зарубежной музеологии. Анализируя границы научного знания, В.Г. Ананьев выделяет две широкие области приложения научных усилий зарубежных ученых - традиционную область museum studies и более широкую -heritage studies. В рамках первого концепта в центре внимания оказываются в первую очередь институционализированные практики наследия, во втором случае акцент смещается в сторону разнообразных практик сохранения наследия и, собственно, его изучения [18, с. 6]. Раскрывая содержание термина «музеология», автор вполне закономерно обращается к определению, сформулированному в издании, составленном А. Девалье и Ф. Мересс и опубликованном под эгидой Международного совета музеев [19]. Свод ключевых терминов музеологии рассматривается издателями не как окончательный компендиум, а как основа для дискуссий, на что обращает внимание А. Камминс во вступительной статье: «.сотрудники ИКОМ ожидают, что. издание

в его непрерывном обновлении и исправлении будет стимулировать широкие дискуссии и сотрудничество...» [20, с. 9].

Дискуссии, в частности, должен породить тот факт, что составители приводят пять вариантов содержания понятия, которые определяются на основе круга публикаций по проблемам музеологии. Обратим внимание, что и в этом словаре термины «музеология» и «музееведение» даны вместе, в то время как эквиваленты в других языках не имеют подобной пары [21], хотя, возможно, было бы уместнее расположить термин «музееведение» вместе с термином «му-зеография», так как представленное в словаре содержательное наполнение термина «музеогра-фия» отлично от дефиниции в «Российской музейной энциклопедии» и не корреспондирует с привычной схемой структуры науки. Музеография в российской традиции рассматривается как отдельный раздел музеологии/музееведения и представляет собой описания музеев. Авторы «Российской музейной энциклопедии» отмечают, что «понятие "музеография" употребляется также для обозначения совокупности изданий музея и о музее: каталоги (фондов, экспозиций и выставок), путеводители (по отдельным музеям или по музеям города или региона), юбилейные сборники, отчеты и труды музеев» [22]. Создатели «Ключевых понятий музеологии», отмечая, что в русском языке этот термин имеет значение описания музея как системы, в свою очередь, предлагают рассматривать музеографию как музейную практику, как «совокупность методов, которые были разработаны для выполнения музеальной деятельности» [23], что сближает ее с прикладным музееведением в структуре российской науки. Интересно, что представление о му-зеографии как практическом элементе науки, методике и технике музейного дела (наряду с генетическим и структуральным) было предложено З. Странским, вошло в сборник обзорной информации «Общетеоретические вопросы музееведения в научной литературе социалистических стран» [24, с. 23-24], но не получило развития в отличие от его концепции структурального блока.

Итак, среди основных проблем развития музеологии на современном этапе можно выделить ряд ключевых вопросов, обусловленных спецификой развития знания о музее и музеальности. Во-первых, это терминологическая неоформленность научного знания. Во-вторых, его структурная нечеткость. В-третьих, локальный характер музеологических исследований. Все три перечисленные позиции не имеют выраженного отрицательного оттенка - это общий круг проблем ряда гуманитарных и социальных наук, возникших во второй половине ХХ в.

Рассматривая корпус публикаций о сущности музеологии как научной дисциплины, В.Г. Ананьев отмечает, что для большинства работ «характерен изоляционистский» дискурс, изымающий рассматриваемый феномен из более общего контекста и, следовательно, ограничивающий исследовательскую перспективу [25, с. 5]. Названный изоляционизм можно рассматривать как минимум в двух плоскостях: международной и национальной. Международный изоляционизм обусловлен не просто недостаточным знанием корпуса зарубежных текстов (количество переводов трудов зарубежных авторов невелико, но значительная часть работы сегодня доступна в сетевом формате), но недостаточным пониманием принципов и стратегий развития зарубежной музеологии. Этот пробел заполняет исследование В.Г. Ананьева. Национальный же изоляционизм определяется прежде всего недостаточной отрефлексированностью связей му-зеологии и культурологии, к которой по формальным признакам, как было продемонстрировано выше, она принадлежит. Так, например, традиционными стали ссылки на работу М.С. Кагана «Музей в системе культуры» [26], но они в целом носят формальный характер [27] и констатируют принадлежность музея к миру культуры как отправной пункт для дальнейшего анализа частных проблем. Этим тезисом, пожалуй, исчерпывается констатация структурных связей музея и культуры, музеологии и культурологии. Лишь немногие исследователи готовы рассматривать музео-логию как теорию культуры [28].

Можно предположить, что замедление темпов развития музеологии, которое происходит в последние несколько лет, связано с недостаточной разработанностью перечисленного круга вопросов. Подчеркнем, что речь идет не о создании окончательного свода терминов, но об активной дискуссии вокруг их содержания с выделением веера дефиниций аналогично пространству дискуссий, заявленному в издании «Ключевые музейные термины». Наличие ряда альтернативных определений понятий «музеология», «музееведение», «музеография», «музейное дело» сегодня является необходимым условием дальнейшего развития теоретического знания о проблемах музейности (музеальности) и музея. Отметим, что базовый, ключевой термин «музей» также имеет значительное количество дефиниций, сформулированных в плоскости права, международной профессиональной коммуникации, научного дискурса [29].

Таким образом, попытка анализа структуры научного знания о музейности (музеальности) и музеях в связи со структурой культурологии имеет формальные основания (принадлежность к соответствующим направлениям подготовки в рамках образовательного стандарта и групп

научных специальностей) и содержательные (необходимость расширения пространства дискуссии в области профессиональной терминологии).

Попробуем представить схему знания о музее и музейности (музеальности) в связи со структурой культурологии.

Вполне закономерно, что единого мнения по поводу структуры научных представлений о культуре/культурах также не существует (равно как и единства по поводу культурологии как самостоятельной науки). Речь идет об альтернативных концепциях культурологии. Наиболее близкой к пониманию структуры музеологического, музееведческого, музейного знания представляется концепция А.Я. Флиера, сформулированная им в программной статье «Не будем путать культурологию с культуроведением», открывающей дискуссии по вопросу разработки Культурологической хартии как проекта научной коллегии Научно-образовательного культурологического общества в 2009 г. В работе А.Я. Флиер выстраивает триаду «философия культуры - культуро-ведение - культурология» [30]

Философия культуры, по мысли А.Я. Флиера, размышляет о культуре в масштабе конечных сущностей, культурология изучает типы и формы культуры, и на основе этого изучения на типологическом уровне делаются обобщения, а культуроведение изучает истории разных культур с точки зрения их уникального своеобразия. А.Я. Флиер отмечает, что «культурология - это не академическая наука, изучающая культуру в интересах пополнения фактологического знания о ней (этим занимаются культуроведческие науки - история, этнография, археология, искусствознание, филология и пр.), и не философия, осмысливающая место культуры в структуре бытия, а прикладная по своим стратегическим целям наука, аналитически моделирующая культуру в разных ее аспектах.» [31, с. 36-37]. Предложенный подход представляется продуктивным для анализа структуры музеологического знания.

В приведенной схеме не выделены уровни практической деятельности, однако в других работах А.Я. Флиера представлена концепция и прикладной культурологии как отрасли науки культурологии [32], решающей задачи изучения и формирования принципов и технологий целенаправленного управления культурными процессами [33, с. 38].

Итак, можно выделить в качестве рабочей схемы следующую структуру научного знания о культуре: философия культуры - культурология - культуроведение - прикладная культурология (культурография) - практическая деятельность в сфере культуры. Если принять исходным пунктом тезис об изоморфности знания о музее и музейности знанию о культуре и рассматривать культурологический подход как базовый, на основе которого выстраивается специфика более частного подхода [34], то структуру этого знания можно представить в следующем виде (таблица 1).

Таблица 1 - Структура научного и научно-методического знания о музее и музейности

(музеальности) и областей практической деятельности в музейной сфере

Знание о культуре и практическая деятельность в этой области Знание о музее и музейности (музеальности) и практическая деятельность в этой области

Философия культуры представляет корпус концепций о культуре в масштабе конечных сущностей Философия музея и музейности представляет совокупность концепций о специфике «музейной памяти» в контексте аксиологии и гносеологии

Культурология изучает типы и формы культуры с целью их обобщения и концептуализации Музеология изучает типы, формы и результаты музейной (музеальной) деятельности с целью их обобщения и концептуализации

Культуроведение изучает истории разных культур с точки зрения их уникального своеобразия Музееведение изучает историю музеев и музейного дела, музейные коллекции с точки зрения их значения для истории культуры

Культурография (прикладная культурология) -теория и методика деятельности в сфере культуры Музеография - теория и методика организации музейного дела (научно-фондовой, экспозици-онно-выставочной, образовательной деятельности, музейного менеджмента и маркетинга)

Деятельность в сфере культуры - практическая реализация мероприятий в области культуры Музейное дело - конкретные практические мероприятия по реализации основных направлений музейной деятельности

Приведенная структура демонстрирует непродуктивность анализа музеологии как самостоятельной науки. В рамках выбранного методологического подхода структурной изоморфности уместнее говорить о значительной области научного поиска, связанного с анализом музея и музейности (философия музея и музейности, музеология, музееведение), о теории и методике организации музейной работы (музеография) и о практической деятельности в этой сфере (музейное

дело). Таким образом решается задача разработки структуры научного знания, учитывающего отечественную традицию изучения музея и уровень разработки проблем культурологии, с одной стороны, и общемировые тренды в определении границ музеологии - с другой.

Ссылки и примечания:

1. Исследование выполнено в рамках гранта Российского фонда фундаментальных исследований № 19-011-00660/19 (25/19 РФФИ) «Российская музеология в системе наук о культуре. Вклад российской музеологии в мировую науку».

2. Museological Working Papers (MuWoP) / ed. by V. Sofka. 1980. No. 1. 56 p.

3. Ван Менш П. Международный комитет по музеологии // Вопросы музеологии. 2014. № 1 (9). С. 38-63.

4. Проектирование примерной образовательной программы по направлению «Музеология и охрана объектов культурного и природного наследия»: условия, принципы, опыт / Д.Д. Родионова, Е.Н. Мастеница, О.Э. Мишакова, Е.Ю. Степанова, И.А. Сизова // Вестник Томского государственного университета. Культурология и искусствоведение. 2018. № 32. С. 155-166. https://doi.org/10.17223/22220836/32/16.

5. Там же.

6. В настоящее время действует номенклатура научных специальностей, утвержденная в 2017 г. (Приказ Министерства образования и науки РФ от 23 октября 2017 г. № 1027 «Об утверждении номенклатуры научных специальностей, по которым присуждаются ученые степени» (с изменениями на 23 марта 2018 г.)).

7. Об утверждении федерального государственного образовательного стандарта высшего образования - бакалавриат по направлению подготовки 51.03.04 «Музеология и охрана объектов природного и культурного наследия» [Электронный ресурс] : утв. приказом Министерства образования и науки РФ от 6 дек. 2017 г. № 1180 : зарег. Министерством юстиции РФ 9 янв. 2018 г. // Портал федеральных государственных образовательных стандартов высшего образования. URL: http://fgosvo.ru/uploadfiles/FGOS%20VO%203++/Bak/510304_B_3_12012018.pdf (дата обращения: 09.12.2019).

8. Там же. С. 3-4.

9. Об утверждении федерального государственного образовательного стандарта высшего образования по направлению подготовки 51.04.04 «Музеология и охрана объектов культурного и природного наследия» (уровень магистратуры) : утв. приказом Министерства образования и науки РФ 14 дек. 2015 г. : зарег. в Министерстве юстиции РФ 18 янв. 2016 г. // Там же. URL: http://fgosvo.ru/uploadfiles/fgosvom/510404.pdf (дата обращения: 09.12.2019).

10. Приложение к Приказу Госкомвуза России от 5 марта 1994 г. № 180. Государственный образовательный стандарт высшего профессионального образования. Классификатор направлений и специальностей высшего профессионального образования. Список изменяющих документов (с изм., внесенными приказами Госкомвуза России от 27 апр. 1995 г. № 618, от 15 июня 1995 г. № 911, от 4 марта 1996 г. № 380, от 24 июля 1996 г. № 1309, от 25 июля 1996 г. № 1315, приказами Минобразования России от 28 апр. 1997 г. № 817, от 30 дек. 1997 г. № 2719, от 17 июля 1998 г. № 1939, от 22 июля 1998 г. № 1982, от 10 июня 1999 г. № 1617, от 22 июня 1999 г. № 1722). Стандарт содержал классификатор направлений высшего профессионального образования и классификатор специальностей высшего профессионального образования.

11. Музеология: специальность 021000 : государственный образовательный стандарт высшего профессионального образования и примерные программы дисциплин федерального компонента (циклы общепрофессиональных дисциплин и дисциплин специальности). М., 2002. 425 с.

12. Подробнее см.: Сапанжа О.С. Исследования социально-культурной деятельности в проблемном поле музеологии и музейной педагогики // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. 2019. № 192. С. 75-81. Проведенная в статье систематизация уровней исследований и практики в области социально-культурной деятельности позволила построить следующую последовательность иерархии научного знания: культурология - прикладная культурология - педагогические исследования в области социально-культурной деятельности (методы и технологии) - социально-культурная деятельность (практика). Следуя принципу изоморфизма и рассматривая музейное образование как вид социально-культурной деятельности, была предложена следующая структура (от общего к частному): музеология - теория музейной коммуникации - музейная педагогика - образовательная деятельность в музее. Предложенный подход позволяет определить специфический предмет научной и/или практической деятельности каждой из названных областей, установить внутренние связи и выбрать адекватные инструменты решения проблем. Приведенные в структуру области изучения музейного образования формируют системный взгляд на место, роль музея и стратегические принципы его развития как феномена культуры и социального института.

13. Российская музейная энциклопедия : в 2 т. / ред. В.Л. Янин. Т. 1. М., 2001. 416 с. ; Т. 2. М., 2001. 436 с. ; Сектор Российской музейной энциклопедии при участии Сети культурного наследия [Электронный ресурс]. 2002. URL: http://www.museum.ru/rme/ (дата обращения: 09.12.2019).

14. Наука о музее [Электронный ресурс] // Сектор Российской музейной энциклопедии при участии Сети культурного наследия. URL: http://www.museum.ru/rme/museology.asp (дата обращения: 09.12.2019).

15. Там же.

16. См.: Ключевые понятия музеологии / сост.: А. Девалье и Ф. Мересс ; пер. на рус. А.В. Урядниковой. М., 2012. 104 с. ; Общетеоретические вопросы музееведения в научной литературе социалистических стран. Музейное дело и охрана памятников. Обзорная информация / сост. А.М. Разгон. М., 1984. 37 с. В издании «Общетеоретические вопросы.» термин переведен как 'музейность' (в скобках - 'музеальность'), таким образом, были закреплены оба варианта перевода. В словаре «Ключевые понятия музеологии» термин переведен как 'музеальность'.

17. Общетеоретические вопросы ...

18. Ананьев В.Г. История зарубежной музеологии. Идеи, люди, институты. М., 2018. 392 с.

19. Там же. С. 6.

20. Ключевые понятия музеологии. С. 9.

21. Авторы приводят в словарной статье следующие эквиваленты: в английском языке - museology, во французском -muséologie, в испанском - museologia, в немецком - Museologie, Museumswissenschaft, Museumskunde, в итальянском -museologia, в португальском - museologia. См.: Ключевые понятия музеологии. С. 54.

22. Музеография [Электронный ресурс] // Сектор Российской музейной энциклопедии при участии Сети культурного наследия. URL: http://www.museum.ru/rme/museography.asp (дата обращения: 09.12.2019).

23. От лат. museographia. Эквивалент в английском языке - museography, во французском - muséographie, в испанском -museografia, в немецком - Museographie, в итальянском - museografia, в португальском - museografia. См.: Ключевые понятия музеологии. С. 52.

24. Общетеоретические вопросы ... С. 23-24.

25. Ананьев В.Г. Указ. соч. С. 5.

26. Каган М.С. Музей в системе культуры // Вопросы искусствознания. 1994. № 4. С. 445-460.

27. Более того, достаточно часто в качестве отправной точки дальнейших теоретических построений называется концепция М.С. Кагана о музее как подсистеме метасистемы культуры, изложенная в этой статье. При этом в статье «Музей в системе культуры» такого определения нет, оно появится в работах Т.П. Калугиной.

28. Одна из последних работ, задающих такое понимание музеологии, - диссертационное исследование В. Г. Ананьева. См.: Ананьев В.Г. Зарубежная музеология: интеллектуальные парадигмы и институциональные структуры : дис. ... д-ра культурологии. СПб., 2018. 385 с.

29. Сапанжа О.С. Культурология музейности // Культурология : учебник / Л.М. Мосолова, М.С. Уваров, А.В. Конева [и др.]. М., 2013. С. 304-312.

30. Флиер А.Я. Не будем путать культурологию с культуроведением (к открытию дискуссии по поводу Культурологической хартии) // Вестник Челябинской государственной академии культуры и искусств. 2009. № 3 (19). С. 35-38.

31. Там же. С. 36-37.

32. Отметим, что по поводу смысла и содержания прикладной культурологии также не существует единого мнения. Анализируя подходы к решению проблем взаимодействия культурологии и социально-культурной деятельности, Е.Д. Гу-сельникова выделяет три концепции: А.Я. Флиера, М.А. Ариарского и И.М. Быховской (Гусельникова Е.Д. Современный взгляд на прикладную культурологию как область научного знания // Знание. Понимание. Умение. 2011. № 4. С. 145-148). Эти концепции можно представить в следующем виде:

- прикладная культурология как отрасль науки культурологии, решающая задачи изучения и формирования принципов и технологий целенаправленного управления культурными процессами (Флиер А.Я. Культурология для культурологов. М., 2000. С. 38);

- прикладная культурология как направление науки и социальной практики, раскрывающее методологические основы, принципы, методы и формы вовлечения человека в мир культуры (Ариарский М.А. Прикладная культурология как область научного знания и социальной практики : автореф. дис. ... д-ра культурологии. СПб., 2000. С. 13);

- раздел культурологии, направленный на научно-стратегическое обеспечение практики (Быховская И.М. Прикладной вектор культурологии: искомое и сущее // Вестник Кемеровского государственного университета культуры. 2011. № 14. С. 27).

33. Флиер А.Я. Не будем путать культурологию с культуроведением ... С. 38.

34. На это, в частности, уже в начале 1990-х гг. указывал М.С. Каган, отмечая, что задача интерпретации специфического музейного подхода к действительности может быть решена только на методологической базе культурологического анализа при рассмотрении музея в системе культуры.

References:

Ananyev, VG 2018a, History of Museology in Foreign Countries. Ideas, People, Institutions, Moscow, 392 p., (in Russian). Ananyev, VG 2018b, Museology in Foreign Countries: Intellectual Paradigms and Institutional Structures, D.Phil. thesis, St. Petersburg, 385 p., (in Russian).

Ariarsky, MA 2000, Applied Culturology as a Scientific Knowledge and Social Practice Area, D.Phil. thesis abstract, St. Petersburg, p. 13, (in Russian).

Bykhovskaya, IM 2011, 'Applied Vector of Culturology: Unknown and Real', Vestnik Kemerovskogo gosudarstvennogo uni-versiteta, no. 4, p. 27, (in Russian).

Desvallées, A, Mairesse, F (comps) & Uryadnikova, AV (trans.) 2012, Key Notions of Museology, Moscow, 104 p., (in Russian). Flier, AYa 2000, Culturology for Cultural Specialists, Moscow, p. 38, (in Russian).

Flier, AYa 2009, 'Let Us Not Mix Up Culturology and Cultural Theory (to the Opening of Discussion on Culturological Charter)', Vestnik Chelyabinskoi gosudarstvennoi akademii kultury i iskusstv, no. 3 (19), pp. 35-38, (in Russian).

Guselnikova, YeD 2011, 'Modern Look on Applied Culturology as a Scientific Knowledge Area', Znanie. Ponimanie. Umenie, no. 4, pp. 145-148, (in Russian).

Kagan, MS 1994, 'Museum in the Cultural System', Voprosy iskusstvoznaniya, no. 4, pp. 445-460, (in Russian). Mensch, P van 2014, 'International Committee for Museology', Voprosy muzeologii, no. 1 (9), pp. 38-63, (in Russian). Razgon, AM (comp.) 1984, General Theoretical Issues of Museum Studies in Scientific Literature of Socialist Countries. Museum Practice and Monument Protection. A Review, Moscow, 37 p., (in Russian).

Rodionova, DD, Mastenitsa, EN, Mishakova, OE, Stepanova, EYu & Sizova, IA 2018, 'Design of the Exemplary Training Program in the Direction "Museology and Protection of Cultural and Natural Heritage Objects": Conditions, Principles, Experience', Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta. Kulturologiya iiskusstvovedenie, no. 32, pp. 155-166, https://doi.org/10.17223/22220836/32/16, (in Russian).

Sapanzha, OS 2013, 'Culturology of Museology', in LM Mosolova, MS Uvarov, AV Koneva, et al., Culturology: a Textbook, Moscow, pp. 304-312, (in Russian).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Sapanzha, OS 2019, 'Issues of Social and Cultural Activity in the Problem Field of Museology and Museum Pedagogy', Izvestiya Rossiyskogo gosudarstvennogo pedagogicheskogo universiteta im. A.I. Gertsena, no. 192, pp. 75-81, (in Russian). Sofka, V (ed.) 1980, Museological Working Papers (MuWoP), no. 1, 56 p. Yanin, VL (ed.) 2001, Russian Museum Encyclopedia, in 2 vols, Moscow, (in Russian).

Редактор: Тальчук Калерия Сергеевна Переводчик: Жбан Екатерина Сергеевна

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.