Научная статья на тему 'Российская экономическая мысль в середине XIX века'

Российская экономическая мысль в середине XIX века Текст научной статьи по специальности «Экономика и экономические науки»

CC BY
168
24
Поделиться
Ключевые слова
КРЕПОСТНОЕ ПРАВО / ПОЛИТЭКОНОМИЯ / КАПИТАЛИЗМ / СОЦИАЛИЗМ / ОБЩИНА

Аннотация научной статьи по экономике и экономическим наукам, автор научной работы — Муравьева Л.А.

Предмет. В кризисный период мировой и национальной экономики заметно актуализируются вопросы развития экономической мысли на разных этапах российской истории. Пореформенное развитие Российской империи, когда перемены охватили почти все сферы жизни, стало важнейшим периодом во взаимоотношениях власти и общества. Настоящая статья рассматривает основные направления и особенности развития российской экономической мысли в середине XIX в. К этому времени в России появились ученые-экономисты, написавшие фундаментальные труды. Цели. Показать, как отставание России в развитии капиталистических отношений, определяло масштаб и характер рассматриваемых проблем. В развитии российской экономической науки наблюдались полярные позиции. Всех мыслителей объединяло критическое отношение к феодально-крепостнической системе хозяйства. Однако методы и средства проведения социально-экономических преобразований предлагались разные. Методология. В работе на основе проблемно-хронологического метода рассматриваются экономические взгляды представителей либерального и революционно-демократического направлений. Выводы. В заключение статьи сделан вывод о том, что в экономических взглядах славянофилов, составлявших заметную часть либерального течения, наблюдается определенная эволюция. Реформа 1861 г. стерла различия между дворянскими и буржуазными либералами. Они выступали в защиту капиталистических порядков в России. Экономические теории революционеров-демократов, положивших начало социалистическому направлению классической политэкономии, содержали веру в крестьянскую революцию и в возможность построения социалистического общества в России, минуя капитализм, через общину как форму организации сельскохозяйственного производства. Полученные выводы применимы для лекций и практических занятий базового курса «Экономическая история» и курса по выбору «История экономических учений».

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Российская экономическая мысль в середине XIX века»

ISSN 2311-9411 (Online) ISSN 2079-6714 (Print)

Страницы истории

РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ В СЕРЕДИНЕ XIX ВЕКА* Людмила Александровна МУРАВЬЕВА

кандидат исторических наук, доцент кафедры экономической истории и истории экономических учений, Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации, Москва, Российская Федерация

История статьи:

Принята 02.02.2016 Одобрена 03.02.2016

Ключевые слова: крепостное право, политэкономия, капитализм, социализм, община

Аннотация

Предмет. В кризисный период мировой и национальной экономики заметно актуализируются вопросы развития экономической мысли на разных этапах российской истории. Пореформенное развитие Российской империи, когда перемены охватили почти все сферы жизни, стало важнейшим периодом во взаимоотношениях власти и общества. Настоящая статья рассматривает основные направления и особенности развития российской экономической мысли в середине XIX в. К этому времени в России появились ученые-экономисты, написавшие фундаментальные труды.

Цели. Показать, как отставание России в развитии капиталистических отношений, определяло масштаб и характер рассматриваемых проблем. В развитии российской экономической науки наблюдались полярные позиции. Всех мыслителей объединяло критическое отношение к феодально-крепостнической системе хозяйства. Однако методы и средства проведения социально-экономических преобразований предлагались разные.

Методология. В работе на основе проблемно-хронологического метода рассматриваются экономические взгляды представителей либерального и революционно-демократического направлений.

Выводы. В заключение статьи сделан вывод о том, что в экономических взглядах славянофилов, составлявших заметную часть либерального течения, наблюдается определенная эволюция. Реформа 1861 г. стерла различия между дворянскими и буржуазными либералами. Они выступали в защиту капиталистических порядков в России. Экономические теории революционеров-демократов, положивших начало социалистическому направлению классической политэкономии, содержали веру в крестьянскую революцию и в возможность построения социалистического общества в России, минуя капитализм, через общину как форму организации сельскохозяйственного производства. Полученные выводы применимы для лекций и практических занятий базового курса «Экономическая история» и курса по выбору «История экономических учений».

© Издательский дом ФИНАНСЫ и КРЕДИТ, 2016

Либеральное направление

Развитие русской экономической мысли в середине XIX в. неразрывными нитями было связано с решением аграрно-крестьянского вопроса. Отношение к крепостничеству разделяло мыслителей и определяло их принадлежность к тому или иному направлению российской экономической мысли. Среди дворян имелось немало защитников крепостничества, в скрытой или явной форме выступавших за сохранение дворянских привилегий на владение человеческими душами. К ним можно отнести члена Вольного экономического общества, статского советника Г. Бланка, а также князя С.П. Голицына, которые в своих статьях «Русский

*Статья публикуется по материалам журнала «Международный бухгалтерский учет». 2015. № 44 (386).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

помещичий крестьянин» и «Печатная правда» обосновывали гармоничность крепостнических отношений и социальную направленность заботы помещика о крестьянине.

Крепостникам противостояли либералы, критиковавшие принудительно крепостной труд и отстаивающие преимущества вольнонаемной формы труда. Лагерь либералов в дореформенный период не был единообразным. Мощное развитие получил дворянский либерализм.

Либералы-дворяне выработали свою

экономическую программу, главными создателями которой выступила группа экономистов во главе с государственным деятелем

А.П. Заблоцким-Десятовским. Они призывали отказаться от крепостного труда, как менее

производительного по сравнению с вольнонаемным. По мнению дворянских либералов, крепостной труд не только сдерживал рост производительности труда, но и препятствовал развитию промышленности и торговли. Низкий уровень отечественной промышленности и неразвитость внутреннего рынка мешали буржуазному развитию страны. Нарождающаяся российская буржуазия в лице купечества для усиления своей роли в создании и увеличении капиталов нуждалась в широкой государственной поддержке.

Дворянские либералы в свою очередь делились на западников и славянофилов. Западники предлагали шире использовать политический и особенно экономический опыт Запада. Одним из ярких представителей экономической мысли западного направления выступал профессор Петербургского университета К.Д. Кавелин (1818-1885). Как истинный либерал он был противником революции и сторонником эволюционного пути развития. Буржуазность России он видел в развитии промышленности и торговли, свободных от вмешательства государства. В своих работах «Записка об освобождении крестьян», «Дворянство и освобождение крестьян» Кавелин рассматривал крепостничество в качестве подрыва материального положения как помещиков, так и крестьян. Активно выступая за сохранение крупной помещичьей собственности, в наличии которой он видел условие для быстрой модернизации, ученый призывал к ликвидации личной зависимости и наделении крестьян землей за выкуп [1].

Славянофилы стремились найти пути для развития капитализма в России, избегая острых классовых противоречий. Пережив немало притеснений в годы правления Николая I, они с большими надеждами встретили царствование Александра II. Благодаря упорству и настойчивости общественного деятеля и помещика-предпринимателя А.И. Кошелева, славянофилы добились разрешения издавать свой журнал. С 1856 г. начал выходить раз в три месяца, а потом и в два месяца, журнал «Русская беседа», пайщиком, редактором, издателем и активным автором которого был Кошелев. Вскоре, передав редактирование «Русской беседы» славянофилу И.С. Аксакову, Кошелев сосредоточился на издании журнала «Сельское благоустройство», требуя с его страниц отмены крепостного права. Вокруг журнала «Русская беседа» сплотились известные славянофилы - Ю.Ф. Самарин, В.А. Черкасский. Идейным вдохновителем и

заметным автором выступил писатель, публицист и основоположник славянофильства А.С. Хомяков. Свои идейные позиции славянофилы излагали в еженедельных газетах «Молва» и «Парус». Газеты продержались недолго. Журнал был закрыт накануне крестьянской реформы.

В ранних документах славянофильской мысли прослеживается отрицательное отношение к крепостному праву. В статье А.С. Хомякова «О старом и новом» автор прямо говорит о мерзостях «рабства законного» и о силе любви государства к подданным, «где личная свобода» [2]. Во второй половине 1850-х гг. многие славянофилы старшего поколения принимали деятельное участие в разработке крестьянской реформы. Свой проект решения аграрного вопроса в 1858 г. А.С. Хомяков отослал лично председателю Редакционных комиссий Я.И. Ростовцеву. Но в 1860 г. Хомяков неожиданно умер от холеры.

A.И. Кошелев участвовал в работе губернского комитета Рязани по освобождению крестьян. От губернского комитета был вызван в Петербург, где активно защищал интересы крестьян при подготовке итогового документа, за что подвергался административным взысканиям. Был членом комиссии по устройству земских банков.

Активно принимал участие в подготовке крестьянской реформы историк и философ, один из идеологов славянофильства

Ю.Ф. Самарин. Свои взгляды он изложил в двух записках. Земельную доктрину выражала записка «О праве крестьян на землю». Вторая записка посвящалась общине. «Община ценна как единица хозяйственная, - писал Самарин, - не как единица административная... Хозяйственная община дает разумную и справедливую основу всему экономическому быту. Благодаря ей каждый крестьянин получает долю в мирской земле, пропорциональную и его рабочим силам, и его потребностям; она устанавливает тот предел дробления земель, который соответствует требованиям полевого хозяйства» [3]. Но он вполне допускал упразднение общины и развитие частной собственности на землю, полагая, что это замечание должно найти отражение в положении о реформе. Непосредственной подготовкой крестьянской реформы Самарин занимался в дворянском губернском комитете Самары. В качестве эксперта работал в Редакционных комиссиях. Крестьянская реформа вызвала глубокое сочувствие писателя и музыковеда

B.Ф. Одоевского. Он даже предлагал новый год в России отсчитывать с 19 февраля.

Дальнейшая судьба славянофилов старшего поколения сложилась по-разному.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

A.И. Кошелев с 1861 по 1863 гг. управлял финансами в Царстве Польском. За это время вверенный Кошелеву край содержался на собственные средства и не требовал приплаты для сведения баланса в бюджете, как повелось с 1815 г. Он сложил с себя полномочия, не поладив с министром финансов М.Х. Рейтерном. Кошелев продолжал служить земству и городскому самоуправлению. Ю.Ф. Самарин до 1863 г. трудился в губернском присутствии Самары по крестьянским делам. В последние годы он много писал на политические и социально-экономические темы и, насколько позволяло здоровье, занимался земской деятельностью. Как председатель комиссии московского земства он составил проект податной реформы, проводя в нем мысль об уравнении сословий.

В кругах славянофилов сформировалось молодое поколение: И.С. Аксаков (1823-1886),

B.А. Черкасский (1824-1878), Ф.В. Чижов (18111877), объединившиеся вокруг нового журнала «Вестник промышленности». Немало материалов на финансовые темы они опубликовали в газетах «День», «Акционер», «Русь». Помимо решения крестьянского вопроса журнал много внимания уделял промышленному развитию России в пореформенный период. На страницах «Вестника» можно было встретить разнообразные мнения о путях развития промышленности, торговли и решении социальных проблем. Журнал размещал материалы о положительном зарубежном опыте развития промышленности и торговли, а также о кризисных ситуациях. Славянофилы полагали, что предприниматели должны думать не только о получении прибыли, жестоко эксплуатируя рабочих, но и платить им достойную заработную плату, часть которой предназначалась для развития и образования человека.

В массовом проникновении иностранного капитала славянофилы видели закабаление России Западом. Освобождение от такого ига славянофилы усматривали в развитии внутренней торговли, которая может стать ключом к решению экономических проблем и источником благосостояния. Неразвитость внутреннего рынка и экспорт готовых товаров в Азию приводил к оттоку капиталов из России, так как вывозимое сырье обменивается на предметы роскоши, обогащая заграничных кредиторов, а пребывающий в невежестве народ прикреплялся к земле нуждой. Руководствуясь экономической

наукой, славянофилы эзоповым языком, из соображений цензуры, старались донести мысль о том, что, оставаясь экспортером сырья и хлеба, Россия будет подвергаться грабительской экономической политике со стороны Запада.

В 1860-70 гг. Россию охватила предпринимательская горячка, в частности в строительстве железных дорог. Это нововведение требовало больших капиталов, поэтому железные дороги строились зарубежными компаниями или казной. В.Ф. Чижов не только редактировал журнал, но и занимался предпринимательской деятельностью на благо России. Он разработал условия и документы на строительство железной дороги от Москвы до Троице-Сергиевой Лавры и привлек к ее строительству отечественных купцов и промышленников с их капиталами. Дорога начала функционировать в 1863 г. и была продлена до Ярославля и Вологды. Он также способствовал строительству других железных дорог, выкупу Московско-Курской железной дороги в частные руки и организации акционерного общества Донецкой каменноугольной железной дороги.

Чижов также много делал для развития банковского дела в России. На страницах журнала был впервые не только поставлен, но и всесторонне обоснован вопрос о создании в России частных банков. По инициативе Чижова ряд предпринимателей в 1867 г. основали Московский купеческий банк. В 1869 г. Чижов и Аксаков стали одними из основателей Московского купеческого общества взаимного кредита. В 1874 г. Аксаков возглавил этот процветающий банк. Чижов быстро разочаровался в русских купцах, так как их интересовали, в первую очередь, личные прибыли и выгоды, а не государственные интересы. Сам же Чижов, будучи холостяком, помогал учреждениям народного образования, содержал стипендиатов, а свой капитал (6 миллионов рублей) передал на благотворительные цели [4].

В пореформенный период лагерь славянофилов пополнился новыми направлениями. С суровой критикой реформ Александра II и их результатов выступали неославянофилы, ярким

представителем которых был С.Ф. Шарапов. Они доказывали плохую продуманность и недостаточную подготовленность самих реформ. Еще больше их удручали результаты. Крестьяне оказались под гнетом кулака-эксплуататора, а экономика оказалась в руках западных банков. Они критиковали воцарившийся, по их мнению,

политический и экономический либерализм. Где защитники реформы видели процветание, неославянофилы замечали унылую картину. «Леса истреблены огромными полосами.Железные дороги находятся в чужих руках и своими международными конвенциями губят русскую промышленность. Ископаемые лежат без разработки, а в Москву и Одессу везут английский уголь, железо, даже глину!» - писал Шарапов [4].

Близкую позицию занимали славянофилы-почвенники, среди которых наиболее известен великий русский писатель Ф.М. Достоевский (1821-1881). Он много интересовался экономическими вопросами, следил за развитием России и глубоко проникал в социально-экономические и финансовые вопросы. В своих «Дневниках писателя»

Ф.М. Достоевский, наряду с пагубностью пьянства, отмечал в народе «зуд разврата . с повсеместным поклонением материализму. Материализмом я называю, в данном случае, преклонение народа перед деньгами, перед властью золотого мешка. началось обожание даровой наживы, наслаждения без труда; всякий обман, всякое злодейство совершаются хладнокровно; убивают, чтобы вынуть хоть рубль из кармана»1. Одна из глав, относящаяся к 1881 г., получила название «Финансы».

К славянофилам-панславистам принадлежал мыслитель, философ, социолог,

естествоиспытатель Н.Я. Данилевский

(1822-1885). Он не только изучал и исследовал проблемы цивилизации, но и написал немало экономических работ по вопросам состояния народного хозяйства, финансов и внешней торговли России XIX в. Механизмы проникновения западного капитала в Россию и его отрицательные последствия представлены ученым в работах «Несколько мыслей по поводу упадка ценности кредитного рубля, торгового баланса и покровительства промышленности» (1867), «О низком курсе наших денег и новых источниках государственных доходов» (1886). Все проблемы денежного обращения России Данилевский видел в неблагоприятном торговом балансе. Он полагал, что государство не должно уподобляться купеческой конторе и иметь только один экспортный товар. Россия должна преодолеть дефицит внешнеэкономического баланса, развивать индустрию и осваивать земельные просторы. В преддверии перехода к золотому монометаллизму он подчеркивал, что «недостаток

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1 Достоевский Ф.М. Дневник писателя. Избранные главы. Санкт-Петербург: Азбука-классика. 2010. С. 30, 31.

бумажных денег не в их сущности, а в злоупотреблениях». Ученый предлагал отменить все прямые подати и заменить их косвенными налогами, кроме налога на процентные бумаги [4].

Десятая часть (200 п.л.) трудов великого русского ученого Д.И. Менделеева посвящена вопросам экономики. Он не входил в кружок славянофилов, но был близок к ним по своим воззрениям. Д.И. Менделеев выступал за развитие всего народнохозяйственного комплекса страны -аграрной и промышленной частей, боролся против засилья иностранного капитала и превращения России в сырьевой придаток Запада. По просьбе предпринимателя Кокорева ученый исследовал бакинское нефтяное месторождение и разработал программу повышения эффективности отрасли. Его нефтяная программа, названная М.Х. Рейтерном «профессорскими мечтаниями», полностью подтвердилась жизнью. Менделеев подчеркивал, что строительство железных дорог должно идти в ногу с развитием отечественной металлургии. Такой пробел обошелся России в 1 500 руб. за чугун, железо и сталь - в 20 лет. В индустриализации он видел базу для прогресса сельского хозяйства. Менделеев горячо поддержал инициативу Н.В. Верещагина по созданию первой в России сыроваренной артели и разработал рекомендации по организации крестьянского сыроварения. Проблема перспектив развития народного хозяйства России и превращения ее в высокоразвитую страну волновала таких мыслителей и публицистов, как А.Н. Энгельгардт (1832-1893), Ю.Г. Жуковский (1833-1907), Н.П. Гиляров-Платонов (1824-1887).

Более отчетливо необходимость развития капитализма в России представляли себе буржуазные либералы. Критиком крепостничества полностью с буржуазных позиций выступал профессор Киевского и Московского университетов И.В. Вернадский (1821-1884), издатель и редактор журнала «Экономический указатель» и приложения к нему «Экономист». Он выступал за свободу предпринимательства и отмену крепостного права. Будучи сторонником буржуазного строя, ученый делал ставку на крупный капитал, обеспечивающий, по его мнению, ускоренное машинное производство. Успешное развитие сельского хозяйства ученый видел в наличии частной собственности на землю. Выступая в защиту крупного производства и капитала, он тем не менее высказывался против крупных помещичьих латифундий. Вернадский приветствовал разнообразие форм ведения хозяйства в деревне. С его точки зрения,

фермерское хозяйство и наемный труд являются более продуктивной формой организации труда на селе, чем община, а именно труд как экономическое явление есть главный и единственный источник богатства, основа не только отношения человека к природе, но и человека к человеку [5]. Как экономист-теоретик Вернадский уделял большое внимание развитию политической экономии, которую определял как науку о ценностях, а экономическую теорию характеризовал как «науку, открывающую естественные законы и их функционирование в условиях товарного производства» [6]. Вернадский написал ряд книг, в которых выделял потребительскую стоимость и стоимость, отличал меновую стоимость от стоимости, поддерживал характеристику денег как всеобщего товара, рассматривал экономические проблемы России и европейских стран. В дореформенный период главная направленность его трудов - критика крепостнических порядков, в пореформенный период - обоснование буржуазных экономических порядков в России. Тяжелая болезнь вынудила его отойти от научной и преподавательской деятельности и переехать в Харьков. На новом месте он работал управляющим конторой Государственного банка, возглавлял местное Общество взаимного кредита, работал в Российском статистическом комитете, занимал пост председателя Вольного экономического общества.

К буржуазно-либеральному направлению относился выходец из семьи обрусевшего немца И.К. Бабст (1823-1881). Выпускник немецкой классической гимназии Риги и историко-филологического факультета Московского университета, он, защитив две диссертации, читал курсы политической экономии, истории политической экономии, общей статистики и статистики России. Профессор Казанского и Московского университетов Бабст также преподавал политэкономию и статистику в царской семье. Его творческая и научная деятельность пришлась на реформационный период Александра II. Он стоял на позициях отмены крепостного права, но при сохранении незыблемости помещичьего землевладения. Развенчанию крепостнической идеологии посвящена его смелая речь, произнесенная в Казанском университете «О некоторых условиях, способствующих умножению народного капитала» (1856 г.). В этой же речи ученый наметил широкую программу выхода России из болезненно-феодального состояния. Бабст смотрел на

экономические проблемы России с позиций сторонника теории рыночного хозяйства. Промышленно-торговую отсталость России он объяснял наличием феодальных ограничений и предлагал смело вводить положения политической экономии по полной безопасности труда и собственности. Ключевой момент в экономическом развитии России он видел в производительном использовании капитала, ускорении его оборота и создании широкой сети кредитных учреждений, стимулирующих конкуренцию. Проблему нехватки отечественных капиталов ученый предлагал решить за счет создания акционерных обществ и компаний, объединяющих мелкие капиталы для создания крупных производств, и привлечения иностранных капиталов. Бабст писал: «Мы богаты землею, богаты естественными продуктами, но бедны капиталами, необходимыми для усиления нашего производства, для обработки богатых и разнообразных произведений нашей родины: очевидно значит, что нам гораздо выгоднее пользоваться чужими дешевыми капиталами». При этом Бабст поднимал вопрос о борьбе с коррупцией и выступал за широкое распространение просвещения и образования народных масс. «...монополия есть зло, - писал профессор, - потому что это не более и не менее как налог на промышленность в пользу лености или воровства. .У народа нет возможности дать полного развития всем своим промышленным силам, ежели его деятельность стеснена на каждом шагу вмешательством в его промышленные дела, и он не может без спросу с места двинуться, без платежа предпринять чего-нибудь» [7]. Он критиковал политику инфляции, проводимую министерством финансов, и в книге «Мысли о современных нуждах нашего народного хозяйства» в 1859 г. писал, что «умножением денег частные люди могут разбогатеть, народ никогда. .народ от спекуляции никогда не будет в выигрыше» [8].

И.К. Бабст немало внимания уделял истории политической экономии, поэтому одним из первых стал последователем и пропагандистом идей исторической школы, возникшей в Германии. К представителям этой научной школы можно отнести В. Рошера и Б. Гильдебранда. Основная мысль их произведений состояла в необходимости изучения особенностей экономики своей страны в контексте общего экономического развития других стран. Такая позиция в определенной мере сближала Бабста с апеллирующими к самобытности славянофилами. Идеи исторической

школы претерпели наглядное преломление и нашли свое отражение в его курсе лекций по политической экономии, главным образом, в теории предельной полезности и теории ценности. В конце 1860-х гг. И.К. Бабст занял пост председателя правления Московского купеческого банка, был избран членом Правления Уральской горнозаводской дороги. Постепенно профессор отошел от преподавания, но продолжал публиковаться и даже заведовал экономическим отделом в газетах И.С. Аксакова.

Развитие капитализма потребовало увеличения количества образованных людей и, в частности, экономически образованных. С предложением реорганизации юридических факультетов и камеральных отделений выступил К.Д. Кавелин. Кафедры политической экономии и статистики дополнились кафедрами финансового и торгового права. Финансовое право получило самостоятельный курс теории финансов. С публикацией доходов и расходов государства начинается новый период в развитии статистики, которая из описательной науки превратилась в аналитическую. Политическая экономия с конца 70-х гг. стала читаться не только на юридических, но и историко-филологических факультетах, получив статус предмета магистерского экзамена. В университетах трудилось немало преподавателей-новаторов.

Революционеры-демократы и народники

К середине XIX в. спектр общественно-политической мысли дополнился революционно-демократическим направлением, яркими представителями которого выступили А.И. Герцен и Н.П. Огарев. Выходцы из дворянских семей, окончив Московский университет, друзья стали первыми русскими политическими эмигрантами.

В 1853 г. Герцен основал в Лондоне Вольную русскую типографию, в которой издавал журнал «Полярная звезда», газету «Колокол», а также книги, сборники и прокламации. Экономические взгляды мыслителей первоначально проявились в критике крепостничества. Экономическую сущность крепостнических отношений они видели в собственности помещиков не только на землю, но и самих крестьян. Крепостническая система, основанная на отсутствии материальной заинтересованности и низкой производительности труда должна отмереть. Герцен и Огарев призывали императора Александра II положить конец крепостной системе и освободить крестьян. Освобождение крестьян они мыслили только с

землей, которой крестьяне фактически пользовались, без выкупа и передачи в собственность крестьянам части помещичьей земли. За выкуп могло производиться только расширение крестьянских наделов из оставшейся земли помещиков. Все незаселенные земли также должны были передаваться крестьянам безвозмездно. Революционеры-демократы, в отличие от либералов, предлагали не просто заменить принудительный труд вольнонаемным, а произвести полную замену помещичьего хозяйства свободным крестьянским хозяйством. Всю землю передать в собственность общине, а крестьянам предоставить права свободного вступления в нее.

В 1861 г. на 102 листах журнала «Колокол» была опубликована статья Н.П. Огарева «Что нужно народу?», которая в России распространялась в виде прокламации. «Очень просто, народу нужна земля и воля». Чуть далее в статье уточняется, что народу еще необходимо образование [9]. Сформулированный Огаревым лозунг «Земля и воля» был подхвачен и использован тайными революционными организациями 1860-х и 1870-х гг., получившими аналогичное название.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

События революционной Европы 1848 г. обострили в сознании А.И. Герцена вопрос о перспективах развития России. Его отталкивало мещанство, пронизывающее европейскую жизнь. Россия не должна повторять западный путь, а искать собственную дорогу, которая приведет ее к социальному перевороту, минуя

капиталистическое развитие. В статье А.И. Герцена «Россия» изложены основные положения созданной им теории «русского социализма» (или «общинного/крестьянского социализма»). Революционной силой, по его мнению, выступит крестьянство, так как оно обладает реально существующими зачатками социализма. К ним мыслитель отнес общину и артель. «Сельская община представляет собой, -писал А.И. Герцен, - .общественную единицу, нравственную личность .община является собственником и объектом обложения; она ответственна за всех и каждого в отдельности. Ее экономический принцип: .она предоставляет каждому без исключения место за своим столом. Земля принадлежит общине, а не отдельным ее членам; последние же обладают неотъемлемым правом иметь столько земли, сколько ее имеет каждый другой член той же общины; эта земля предоставляется ему в пожизненное владение; он не может, да и не имеет надобности передавать ее по наследству. Его сын, едва он достигнет совершеннолетия, приобретает право, даже при

жизни своего отца, потребовать от общины земельный надел. .по смерти же каждого из членов семьи земля опять переходит к общине. Каждый из владеющих землею в общине, .имеет голос в делах общины. Староста и его помощники избираются миром» [10]. Именно общинное землевладение как форма коллективной собственности должно составить основу будущего социалистического строя в России.

Другой не менее важной формой и школой коллективного труда выступает артель. Герцен пишет: «.большие работнические артели; это нечто вроде русской подвижной общины. Они переходят из города в город (все ремесла свободны в России), и число их часто достигает нескольких сотен, иногда даже тысячи; таковы, например, артели плотников и каменщиков в Петербурге и в Москве и ямщиков на больших дорогах. Заработком их владеют выборные, и он распределяется с общего согласия» [10].

Задача революционеров объяснить крестьянам все преимущества существующего у них уклада жизни и совместными усилиями укрепить имеющиеся социалистические начала. В результате этой деятельности в России утвердятся коллективная собственность и коллективный труд, и страна придет к социализму, избежав ужасов капитализации. Герцен и Огарев составили плеяду российских представителей утопического социализма, взгляды которых формировались под влиянием трудов французских социалистов-утопистов Сен-Симона, Фурье, Оуэна. Это обстоятельство, однако, не помешало им впоследствии критиковать учение утопического социализма за политическую близорукость и отрицание активной политической борьбы.

Остроту главного экономического вопроса мыслители видели в смене одной формы экономической организации общества другой. Крестьянство они считали самостоятельной революционной силой в России. Одним из объектов критики революционеров стало капиталистическое общество, основанное на господстве собственника средств производства -буржуазии. Рассматривая капиталистический строй как несправедливый по отношению к трудящемуся народу и его благосостоянию, они вскрывали его противоречия: экономические противоречия между производством и потреблением, городом и деревней, крупным и мелким производством; социальные - полярность бедных и богатых. Неприятие капитализма вылилось в критику буржуазной политической

экономии. Писатели видели в ней науку, оправдывающую капиталистическое устройство мира как естественную форму экономического развития, защищавшую интересы

господствующего класса и немало не заботящейся о положении неимущих слоев. Герцен и Огарев выступали за создание новой экономической науки - конструктивной и положительной, обосновывающей социализм и уделяющей внимание росту материального благосостояния трудящихся.

Экономические взгляды А.И. Герцена и Н.П. Огарева способствовали развитию русской экономической науки. Под влиянием их трудов, а также западноевропейских мыслителей

сформировались экономические идеи

представителя революционно-демократического движения России Н.Г. Чернышевского (18281889). Он родился в Саратове в семье священника, окончил местную духовную семинарию и историко-филологический факультет

Петербургского университета. После блестящей защиты диссертации его не сделали преподавателем университета по причине материалистического мировоззрения и

революционности содержания защищенного труда. Он стал писателем и публицистом.

В начале 1850-х гг. Чернышевский сотрудничал с журналами «Отечественные записки» и «Современник», идейным руководителем которых он становится в 1853 г. На страницах этих журналов мыслитель публикует литературно-исторические, социально-политические и экономические статьи. Впечатляющим документом революционно-демократической мысли стала прокламация Н.Г. Чернышевского «Барским крестьянам от их доброжелателей поклон», в которой автор отмечал, что и после реформы остается все по-прежнему - и барщина, и оброк. Царь оболгал и обольстил народ. Вывод: «Не дождетесь вы от него воли, какой вам надобно» [11]. За прокламацию мыслитель был заключен в Петропавловскую крепость. Хотя авторство Чернышевского следствию доказать не удалось, он прошел через обряд «гражданской казни», получил 14 лет каторги в Сибири, сокращенной императором до 7 лет. По истечении срока каторги жил в Астрахани под надзором полиции, а затем в Саратове, где и скончался.

Главным научным инструментом Чернышевского в политэкономии выступал гипотетический метод исследования или метод предположительных определений, реальных аналогий, который

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

помогал ему проникнуть в суть экономических явлений и разрабатывать теорию революционной борьбы. С.А. Бартенев справедливо выделяет три направления работ Чернышевского: активную критику крепостного строя; анализ и разбор трудов известных экономистов; разработку собственной концепции теории социализма [12].

Резкой критикой крепостничества проникнуты многие работы Н.Г. Чернышевского. Он глубоко проанализировал основы и черты крепостного права, пришел к выводу о необходимости его отмены и ликвидации помещичьего землевладения. В крепостничестве автор видел «гнусную тлетворную трясину»,

противоречившую экономическим интересам народа и государства. Путь ликвидации крепостнических порядков представлялся достаточно радикально, а именно в крестьянской революции и ликвидации самодержавия. Его идеал - демократическая республика, единственно способная покончить с российской экономической отсталостью. Он не пришел в восторг от государственной реформы 1861 г., разоблачал ее крепостнический и антинародный характер, помогающий крепостникам приспособиться к новым экономическим условиям буржуазности. Он считал, что земля должна принадлежать крестьянам без выкупа и передаваться в собственность общине. Подобно Герцену, именно в общине Чернышевский видел основу будущего общественного переустройства. Но его взгляд на общину отличался от представлений Герцена.

Чернышевский не идеализировал общину, а считал ее патриархальным институтом русской жизни, способным быть хорошей основой при переходе к более высоким формам хозяйствования. Первоначально община играет роль «товарищеской формы производства», существуя параллельно с капиталистическим производством. При этом он отмечал прогрессивность капитализма по сравнению с предыдущими системами и ратовал за промышленное развитие России, строительство железных дорог, фабрик и заводов, создание акционерных компаний. Постепенно община вытеснит капитализм и полностью утвердит коллективное производство и потребление. Выполнив эту задачу, община исчезнет как форма производственного объединения. В своей статье «Критика философских предубеждений против общинного землевладения» он показал, что в силу особенностей своего хозяйства Россия ближе к формам коллективизма, чем Запад.

Экономические взгляды Чернышевского получили выражение и законченный вид в таких работах, как «О поземельной собственности», «Капитал и труд», «Примечания к «Основаниям политической экономии Милля» и др. Он высоко ценил труды представителей английской классической школы, их анализ экономических отношений и созданные ими теории, но вступал и в полемику с этими авторами. Всесторонней критике Чернышевский подвергал буржуазную политическую экономию, теорию А. Смита и Д. Рикардо о богатстве, видя в ней апологию имущественного неравенства. Он также критиковал реформизм английского экономиста Д. Милля, пытавшегося примирить интересы труда и капитала и пренебрегавшего такими экономическими понятиями, как неравенство и бедность. «Мы переводим книгу Милля . только потому, - писал Чернышевский, -что в ней честно и верно изложена та сторона науки, которая развилась раньше других частей и служит основанием для дальнейших выводов» [13]. По мнению Чернышевского, теории предшественников нужно развивать дальше, чтобы преодолеть их буржуазную ограниченность. В рассмотрении положения только среднего класса и в стремлении создать теории, якобы выгодные всему народу, он видел издержки английской экономической школы. Чернышевский высоко ценил теорию трудовой стоимости и в трудовом народе видел единственного владельца производственных ценностей.

Социалистический дискурс, как и критика капитализма и крепостничества, нашли свое отражение в созданной Чернышевским «теории политэкономии трудящихся», вобравшей в себя его взгляд на основные экономические понятия и категории. Поскольку источник богатства - труд, плоды которого достаются не участвующим непосредственно в трудовом процессе, то, по мнению автора, политэкономия должна изучать не богатство, а рост материального благосостояния тех, кто его производит. «Политическая экономия есть наука о материальном благосостоянии человека, - писал Н.Г. Чернышевский, - насколько оно зависит от вещей и положений, производимых трудом» [5]. Вопросам труда мыслитель вообще уделял много внимания. Он рассматривал труд как производительную силу, источник продукта, но не видел в нем товара, за не имением у труда категории стоимости. Чернышевский не учел, что товаром выступает рабочая сила.

Ученый рассматривал основные экономические категории и давал им собственную трактовку.

Дальнейшее развитие в трудах Чернышевского получила трудовая теория стоимости. Под стоимостью он понимал труд, затраченный на производство материальных ценностей, которые, в свою очередь, обладают полезностью, т.е. потребительской стоимостью. Чернышевский подробно анализирует производственную, меновую и внутреннюю категории стоимости. Только две первые категории стоимости присущи капитализму. Внутренняя стоимость заключена только в тех продуктах, которыми пользуются трудящиеся. Предметы потребления он также делит на категории: предметы первой необходимости, предметы комфорта и предметы роскоши. Пока нет удовлетворенности в предметах потребления, предметы комфорта и роскоши не могут иметь внутренней ценности. Мерой внутренней стоимости выступает труд, поэтому ученый дополняет известный постулат: не только все производится трудом, но и все должно принадлежать труду. Под капиталом Чернышевский понимает только то, на что затрачен труд, а, значит, и принадлежать он должен тем, кто его создал, - трудящимся. Силы природы капиталом не являются. Рост производительности он выводил как зависимость от разделения труда и сохранности самого работника. Прибыль он сводил к прибавочной стоимости, но при этом устанавливал зависимость заработной платы и прибыли. «В ходе развития капитализма, - писал Н.Г. Чернышевский, -заработная плата рабочих падает, а прибыль капиталистов растет» [15]. Следовательно, чтобы добиться материального благосостояния трудящихся, роста производства и высокой производительности труда, необходимо

объединить прибыль и заработную плату, ликвидируя прибыль капиталистов. Изучая учение Рикардо о дифференцированной ренте, Чернышевский подошел к вопросу об абсолютной ренте, доказывая, что даже самая плохая по качеству земля тоже приносит ренту.

Свою «теорию политической экономии трудящихся» Чернышевский положил в основу социалистического способа производства. Он полагал, что новый способ производства будет исходить из рационального расчета общественных потребностей и реальных возможностей, поэтому избежит конкуренции и анархии производства, на смену которым придет плановость и соревнование.

Труды А.И. Герцена, Н.П. Огарева,

Н.Г. Чернышевского стали идейной основой радикального движения второй половины XIX в., вошедшего в историю как народничество, которое

в пореформенное время 1860-70-х гг. именовалось как революционное или «действенное», постепенно превратившееся в главное направление освободительного движения. Сначала к народникам относили всех, кто интересовался народным бытом и тяжелым положением народных масс, главным образом крестьянства. В основном материалы такого содержания появлялись на страницах периодической печати, но были и монографии.

Наибольшее внимание привлек к себе большой труд, вышедший в 1869 г. публициста и ученого-экономиста В.В. Берви-Флеровского «Положение рабочего класса в России», в котором под рабочим классом понимался весь трудовой люд и, прежде всего, крестьянство. Сама же доктрина народнического движения сложилась на рубеже 1860-1870-х гг., когда идеологи начали ставить задачу перехода к борьбе за интересы народа.

Народники этого периода не были профессиональными экономистами и не занимались специально экономическими проблемами, но всей своей деятельностью, теориями и строем мыслей они оказали большое влияние на развитие экономической науки в России. Рассматривая направления эволюционного развития российского общества, они так или иначе затрагивали вопросы хозяйственного быта, темпы и особенности ближайшего экономического развития.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Основателем анархистского направления революционного народничества был М.А. Бакунин (1814-1876), потомственный дворянин, получивший блестящее образование.

В 1840 г. он уехал за границу, участвовал в Пражском восстании, отбывал заключение в австрийской тюрьме, был выдан царскому правительству, 6 лет отсидел в Шлиссельбургской и Петропавловской крепостях, бежал за границу из сибирской ссылки.

Учение о государстве составляло главный стержень его теории. Бакунин также выступал видным теоретиком анархизма. Его взгляды сконцентрированы в книге «Государственность и анархия», вышедшей в 1873 г. в Цюрихе. В любой форме государственной власти он видел только источник эксплуатации и деспотизма, называя его «исторически необходимое зло». Власть развращает даже в демократической республике, ибо избранники встанут над народом, и будут представлять свои интересы. В государственном социализме или авторитарном коммунизме

общественную собственность монополизируют чиновники и будут по произволу распоряжаться общественным капиталом. По его мнению, борьбу следует вести не за политические, а социальные свободы. Государственности он противопоставлял «великий, спасительный принцип федерализма» -федерацию самоуправляющихся сельских общин, производственных ассоциаций на основе коллективной собственности на орудия труда и средства производства. М.А. Бакунин выделил три главные черты народного идеала: «Первая и главная черта - это всенародное убеждение в том, что. вся земля принадлежит народу. Вторая столь же крупная черта, что право на пользование ею принадлежит не лицу, а целой общине, миру, разделяющему ее временно между лицами; третья черта. - это квазиабсолютная автономия, общинное самоуправление и вследствие того решительное враждебное отношение общины к государству. Народ наш глубоко и страстно ненавидит государство, ненавидит всех представителей его, в каком бы виде они перед ним не являлись» [16].

М. Бакунин отвергал либерализм и длительный путь пропагандистской работы, а видел «путь боевой, бунтарский. В него мы верим и только от него ждем спасения» писал он в книге «Государственность и анархия» [16]. В основе лежала неправильная оценка пореформенного крестьянства. Но призыв «идти в народ» с целью организации его на бунт длительное время находил широкий отклик в кругах демократической молодежи.

«Бунтарской» тактике М.А. Бакунина

противостояла «пропагандистская» тактика Лаврова. П.Л. Лавров, потомственный дворянин, блестяще окончил Артиллерийскую академию и стал ее профессором. Увлекся трудами социалистов-утопистов, был связан с революционным подпольем. Выработанную им субъективную социологию Лавров изложил в «Исторических письмах», захвативших

современную молодежь формулой исторического прогресса. Он разделял тезис Бакунина о том, что социальная революция выйдет из деревни, а крестьянская община - готовая ячейка социализма. Только общественная собственность составляет главное условие перехода к социализму. Источник накопления он видел в живом труде наемных рабочих. Однако главное убеждение Лаврова сводилось к тому, что не только крестьяне, но и интеллигенция не готовы пока к революции. Сначала интеллигенция должна пройти необходимую подготовку, а затем приступить к

планомерной пропагандистской работе среди народа, который сам совершит революцию под руководством революционной партии [17].

За свои мысли и идеи П.Л. Лавров был сослан в Вологодскую губернию, откуда с помощью известного революционного народника

Г. Лопатина бежал за границу. Пребывая в разных европейских странах, он продолжал жить интересами России.

От взглядов Лаврова и Бакунина существенно отличались воззрения другого видного теоретика народничества П.Н. Ткачева. Сын небогатых дворян, после окончания гимназии поступивший на юридический факультет Петербургского университета, стал пропагандистом, публицистом и литературным критиком. За участие в студенческих волнениях, вызванных изменением правил приема и увеличением платы за обучение и повышением платы за «вид на жительство» для приезжих до 50 руб. серебром, был исключен из университета, а затем арестован по делу С.Г. Нечаева. После тюремного заключения был выслан под надзор полиции и бежал за границу. В Женеве начал издавать журнал «Набат».

В своих экономических рассуждениях Ткачев исходил из того, что русский крестьянин, «единственный представитель реальной экономической силы», обладает врожденным коммунистическим инстинктом, поэтому крестьянская община уже по духу является социалистической. Ткачев писал: «Пришло время ударить в набат. Огонь «экономического прогресса» уже коснулся коренных основ нашей народной жизни. Под его влиянием. уничтожается самый «принцип общины», принцип, долженствующий лечь краеугольным камнем того будущего общественного строя, о котором мы все мечтаем. .нарождаются новые формы, - формы буржуазной жизни, развивается кулачество, мироедство, воцаряется принцип индивидуализма, экономической анархии, бессердечного, алчного эгоизма» [18].

Однако он считал, что переворот в России произойдет не путем крестьянской революции, а станет делом рук революционеров-заговорщиков. «Заговорщический» метод политического переворота Ткачев выработал под влиянием взглядов французского революционера О. Бланки. В отличие от Бакунина Ткачев считал, что установить надо не анархию, а общество равенства и братства. «Осуществить эту великую задачу могут .люди умственно и нравственно

развитые, т.е. меньшинство. Следовательно, революционеры - люди этого меньшинства. не могут не обладать властью» [18]. Ткачев также отстаивал необходимость сохранения государства после совершения революции. Но в целом он считал Россию государством нестабильным, без сильных экономических корней.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

За границей Ткачев познакомился с экономической теорией марксистов. Его перу принадлежит анализ работы К. Маркса «К критике политической экономии». Он одобрительно относился к марксистскому методу изучения социально-экономических проблем. Однако экономическую жизнь Ткачев сводил к личному интересу людей, труд которых есть основа жизни и развития общества. Ценность каждого предмета он также пытался определить через труд, взяв за основу теорию спроса и предложения.

Таким образом, в середине XIX в. либерализм как течение научной и политической мысли развивался, обрастая все большим числом сторонников. Славянофилы не только активно участвовали в разработке аграрной реформы, но и выступали за всестороннее развитие производительных сил, транспортной системы России и преодоление отставания от развитых стран мира. Но если старшее поколение славянофилов не считали политическую экономию самостоятельной наукой, то молодые силы этого течения изучали политическую экономию не только ради умственной деятельности, но и практического применения. Они увидели в богатых купцах новый социальный тип и пытались их патриархальные взгляды совместить с обновленным славянофильством. Центром славянофильства была, безусловно, Москва, но немало сторонников этого направления имелось и в других городах России. К ним примыкали не только мыслители и публицисты, но и практики.

Буржуазный либерализм был более передовым и прогрессивным в сравнении с крепостниками и дворянским либерализмом. Но такое ярко выраженное различие этих направлений было присуще дореформенному периоду. После 1861 г.

различия между дворянскими и буржуазными либералами все более стирались, и на первом плане отчетливо проступало единство взглядов и защита капиталистических порядков в России.

Экономические теории революционеров-демократов были проникнуты критикой крепостничества, капитализма и буржуазной политической экономии, зовя к социальному перевороту и созданию социалистического общества. Выдающиеся российские

революционеры-демократы и экономисты-теоретики А.И. Герцен, Н.П. Огарев,

Н.Г. Чернышевский выступали также с позиций социалистов-утопистов. Они верили в крестьянскую революцию и в возможность построения социалистического общества в России, минуя капитализм через общину как форму организации сельскохозяйственного производства. Именно труды Чернышевского оказали самое большое влияние на русскую экономическую мысль. «Значение его в том, - пишет М.Ф. Антонов, - что он первый связал в одну законченную общественно-экономическую

систему констатированные Гакстгаузеном особенности русского хозяйства с идеалами, выработанными на Западе» [4].

Труды революционеров-демократов стали предтечей главного направления общественно-политической и экономической мысли пореформенной России - народничества. Либеральные реформы, открыв дорогу развитию капитализма, впервые поставили идеологов народничества перед проблемой «судеб капитализма» в России. В целом народники отрицательно относились к капиталистическому строю. Им приходилось одновременно подвергать критике пережитки крепостничества и пороки нарождающегося капитализма. Главные программные положения народников включали в себя: прекращение развития капитализма путем проведения крестьянской революции и установления социализма; организующей силой революции выступает революционная организация народников, а базисом социализма - крестьянская поземельная община.

Список литературы

1. Муравьева Л.А., Ткаченко Е.Н. История конституционализма в России (XIX- начало XX в.). М.: МГУП. 2000. С. 102, 134-135.

2. Хомяков А.С. О старом и новом // Освободительное движение и общественная мысль в России XIX в. М.: Высшая школа. 1991. С. 207, 210.

3. Нольде Б.Э. Юрий Самарин и его время. М.: ЭКСМО. 2003. С. 91.

4. Антонов М.Ф. Экономическое учение славянофилов. М.: Институт Русской Цивилизации. 2008. С. 123, 144, 151, 171, 172, 188, 216-219.

5. Воскресенская Н.О., Квасов А.С., Козлова Е.А. и др. История экономической мысли в России. М.: Закон и право. ЮНИТИ. 1996. С. 25, 55, 64.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

6. Вернадский Иван Васильевич // История экономической мысли в России в лицах. М.: КноРус. 2007. С. 87.

7. Бабст И.К. Мысли о современных нуждах нашего народного хозяйства. М.: Типография В. Грачева и К. 1859. С. 19.

8. Бабст Иван Кондратьевич // История экономической мысли в России в лицах. М.: КноРус. 2007. С. 25.

9. Огарев Н.П. Что нужно народу? // Освободительное движение и общественная мысль в России XIX в. М.: Высшая школа. 1991. С. 245, 247.

10. Герцен А.И. Россия // Освободительное движение и общественная мысль в России XIX в. М.: Высшая школа. 1991. С. 228-230.

11. Чернышевский Н.Г. Прокламация «Барским крестьянам от их доброжелателей поклон» // Освободительное движение и общественная мысль в России XIX в. М.: Высшая школа. 1991. С. 235, 239.

12. Бартенев С.А. История экономических учений. М.: МАГИСТР. 2007. С. 232.

13. Чернышевский Н.Г. Основания политической экономии Д.С. Милля // Полное собрание сочинений в 15 т. М.: Гослитиздат. 1949. Т. IX. С. 7.

14. Карамова О.В., Семенкова Т.Г. История русской экономической мысли. Часть 3. М.: Фин. Академия при Правительстве РФ. 1999. С. 58.

15. Шапкин И.Н., Квасов А.С., Кузнецова О.Д. и др. История экономических учений. М.: Юрайт. 2012. С. 175.

16. Бакунин М.А. Прибавление «А» к книге «Государственность и анархия» // Освободительное движение и общественная мысль в России XIX в. М.: Высшая школа. 1991. С. 307, 312, 313.

17. Лавров П.Л. Исторические письма // Освободительное движение и общественная мысль в России XIX в. М.: Высшая школа. 1991. С. 288-303.

18. Ткачев П.Н. «Набат» (программа журнала) // Освободительное движение и общественная мысль в России XIX в. М.: Высшая школа, 1991. С. 326, 330-331.