Научная статья на тему 'Роль уйгурской диаспоры за рубежом в борьбе за независимость Синьцзяна'

Роль уйгурской диаспоры за рубежом в борьбе за независимость Синьцзяна Текст научной статьи по специальности «Политика и политические науки»

CC BY
400
84
Поделиться
Ключевые слова
УЙГУРСКАЯ ДИАСПОРА / UIGHUR DIASPORA / СИНЬЦЗЯН / XINJIANG / КНР / CHINA / ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ / CENTRAL ASIA / ВСЕМИРНЫЙ УЙГУРСКИЙ КОНГРЕСС / WORLD UIGHUR CONGRESS

Аннотация научной статьи по политике и политическим наукам, автор научной работы — Мавлонова Анна Сергеевна

В статье рассматривается деятельность организаций уйгурской диаспоры за рубежом, а также ее роль в борьбе за независимость Синьцзяна. Автор приходит к выводу, что большую роль в активизации сепаратизма в СУАР играют уйгурские организации, расположенные в западных государствах и финансируемые ими, преимущественно США. Наиболее известной среди них является «Всемирный уйгурский конгресс», возглавляемый Р. Кадыр. Несмотря на большое количество разногласий, уйгурские организации, располагающиеся в западных государствах, в большой степени делают акцент именно на возможности полного самоопределения уйгур в пределах КНР и соблюдении их прав. После стабилизации и укрепления отношений центрально-азиатских государств с Китаем, а также начала формирования общей системы безопасности в рамках ШОС руководство республик ведет в отношении уйгур политику, основанную на принципах суверенитета, независимости и территориальной целостности. Благодаря тому, что КНР удалось получить официальную поддержку центрально-азиатских государств в необходимости предотвращения сепаратизма, уйгурские организации в этом регионе находятся под жестким контролем властей. В настоящий момент уйгурская диаспора разделена на большое количество организаций, которые создавались на протяжении нескольких десятилетий. Попытки создать единое мощное объединение, представляющее интересы уйгурского народа, способное воздействовать на мировое сообщество, не увенчались успехом.

The Role of the Uighur Diaspora in the Struggle for Independence of Xinjiang

The article contains analysis of the activities of the Uighur diaspora abroad and its role in struggle for independence of Xinjiang. The author comes into conclusion that the role of the Uighur organizations located and incorporated in the western countries in activization of separatist in Xinjiang is huge. Such organizations are financed by the governments of the western countries, mainly by the United States. The most popular organization among them is “The World Uyghur Congress”, headed by Rebiya Kadeer. Despite the various internal disagreements, Uigur organizations located on the territory of western countries, pay special attention to the issue of self-determination and respecting of the rights of Uigurs in China. As a result of stabilization and improving of relations between Central Asian countries and China and formation of joint security system of countries within The Shanghai Cooperation Organization, the governments of the countries follow the policy based on the principle of sovereignty, independence and territorial integrity. Additionally, according to the author the fact that China has obtained support from the Central Asian countries in avoiding of separatism helps to keep Uighur organizations under strict control of the officials. Currently the Uigur diaspora is divided into many organizations established during the last several decades. The attempts to establish the single powerful organization that would support interests of the Uighur people and would be able to influence the world community were not successful.

Текст научной работы на тему «Роль уйгурской диаспоры за рубежом в борьбе за независимость Синьцзяна»

ПРОБА ПЕРА

РОЛЬ УЙГУРСКОЙ ДИАСПОРЫ ЗА РУБЕЖОМ В БОРЬБЕ ЗА НЕЗАВИСИМОСТЬ СИНЬЦЗЯНА

А.С. Мавлонова

Кафедра теории и истории международных отношений Российский университет дружбы народов ул. Миклухо-Маклая, 10/2, Москва, Россия, 117198

В статье рассматривается деятельность организаций уйгурской диаспоры за рубежом, а также ее роль в борьбе за независимость Синьцзяна.

Автор приходит к выводу, что большую роль в активизации сепаратизма в СУАР играют уйгурские организации, расположенные в западных государствах и финансируемые ими, преимущественно США. Наиболее известной среди них является «Всемирный уйгурский конгресс», возглавляемый Р. Кадыр. Несмотря на большое количество разногласий, уйгурские организации, располагающиеся в западных государствах, в большой степени делают акцент именно на возможности полного самоопределения уйгур в пределах КНР и соблюдении их прав.

После стабилизации и укрепления отношений центрально-азиатских государств с Китаем, а также начала формирования общей системы безопасности в рамках ШОС руководство республик ведет в отношении уйгур политику, основанную на принципах суверенитета, независимости и территориальной целостности.

Благодаря тому, что КНР удалось получить официальную поддержку центрально-азиатских государств в необходимости предотвращения сепаратизма, уйгурские организации в этом регионе находятся под жестким контролем властей.

В настоящий момент уйгурская диаспора разделена на большое количество организаций, которые создавались на протяжении нескольких десятилетий. Попытки создать единое мощное объединение, представляющее интересы уйгурского народа, способное воздействовать на мировое сообщество, не увенчались успехом.

Ключевые слова: уйгурская диаспора, Синьцзян, КНР, Центральная Азия, Всемирный уйгурский конгресс.

Уйгурская диаспора в современном виде начала складываться в конце XIX в. В тот период после громких восстаний хуэй часть уйгуров вынуждена была бежать из Синьцзяна в Среднюю Азию [9]. В настоящий момент уйгурская диаспора в основном проживает в республиках Центральной Азии. Крупные уйгурские общины существуют в Турции и Саудовской Аравии. Также уйгурские диаспоры проживают в Пакистане, Германии, Нидерландах, Бельгии, Великобритании, Канаде, США, Швеции, России и Австралии.

Общины уйгурской диаспоры сформировали свои собственные ассоциации, направленные на сохранение уйгурской идентичности, а также поддержку и развитие общих национальных чаяний и, в конечном счете, независимость Восточного Туркестана. К середине XX в. национально-освободительное движение Восточного Туркестана начало свое оформление под предводительством М.Э. Бухры, а затем И.Ю. Алпеткина в Турции. Турция предоставляла движению материальную, моральную и финансовую поддержку [11].

Но к середине 1990-х гг., испытывая давление со стороны КНР и столкнувшись с проблемой курдского сепаратизма, Турция ввела ограничения на деятельность уйгурских националистов. В 1998 г. турецкое правительство официально заявило о своем признании Синьцзяна неотъемлемой частью Китая и запрете на выступления уйгурской диаспоры на своей территории [5]. Действующим в Турции уйгурским организациям за независимость Восточного Туркестана необходимо было искать себе новые места размещения. Эти функции на себя взяли США и Германия. Так, Восточно-Туркестанский национальный центр в 1998 г. был перенесен в Мюнхен, где в 1999 г. он был преобразован в Восточно-Туркестанский национальный конгресс.

Поддержка нарастающей уйгурской борьбы за независимость стала для США возможностью оказывать политическое давление на КНР. В настоящий момент уйгурская проблема необходима Соединенным Штатам главным образом как рычаг давления на усиливающийся Китай.

В 2004 г. при поддержке Запада были образованы две организации — «Правительство Восточно-Туркестанской Республики в изгнании» в Вашингтоне и «Всемирный уйгурский конгресс» в Мюнхене. В первой организации были представлены интересы радикально настроенной части уйгурской диаспоры, целями второй явились борьба за демократию и этнокультурное самоопределение уйгуров.

Противостояние в течение нескольких лет этих уйгурских организаций закончилось дискредитацией «Правительства Восточно-Туркестанской Республики в изгнании» и его расформированием. Далее последовала усиленная презентация «Всемирного уйгурского конгресса» как этнической организации, отстаивающей демократические свободы и права человека.

В 2005 г. Соединенные Штаты добились от КНР выдачи им уйгурской диссидентки Р. Кадыр. В 2004 г. Р. Кадыр стала лауреатом Норвежского международного правозащитного фонда «Рафта» в области защиты прав человека, а в 2006 г. шведский парламентарий А. Енохсон предложил ее кандидатуру на Нобелевскую премию мира, что вызвало резкую критику со стороны официальных властей КНР [10].

ВУК официально спонсируется Соединенными Штатами через Национальный фонд доноров США в защиту демократии и Американскую ассоциацию уйгуров. Годовая сумма выплат ВУК составляет 215 тысяч долларов [3]. Очевидно, что в действительности финансирование уйгурского движения значительно больше. Об этом говорит чрезмерно активная деятельность организации, требующая больших материальных вложений.

«Всемирный уйгурский конгресс» по-прежнему стремится к созданию независимого государства, но осознает, что в нынешней обстановке это практически нереально. Во-первых, нет никаких шансов, что КНР кто-либо вынудит отказаться от контроля над регионом, тем более он не сделает это самостоятельно. Во-вторых, благодаря стремительному росту экономики и военной мощи не так просто становится надавливать на болезненные точки Китая. В связи с этим в учредительных документах ВУК ничего не говорится о независимости [6].

Тем не менее несмотря на это даже внутри самого ВУК существуют порой совершенно противоположенные точки зрения.

В январе 2011 г. глава «Всемирного уйгурского конгресса» Р. Кадыр в своем интервью киргизской службе радио «Свобода», признала, что среди уйгур нет единства в своих взглядах на конечные цели и пути их достижения. Самому лидеру уйгурских сепаратистов ближе не столько этнический, а скорее политический характер движения, т. к. в своих речах она упоминает и другие народы Синьцзяна, хотя скорее как второстепенное звено: «Когда в 1949 г. китайцы заняли Восточный Туркестан, там проживало 13 различных народностей. Это были казахи, узбеки, киргизы, монголы и уйгуры. Все они являются родственными народами и коренными жителями этой территории. Уйгуры постепенно будут восставать как в пределах, так и за пределами региона. Но только уйгурами ничего не ограничится» [7]. Она также не призывает к независимости любой ценой, а достаточно размыто представляет требования уйгуров: «Китай для нас создал СУАР, предоставил нам автономию, тем не менее, законы так и не были введены в действие. Поэтому сейчас уйгурский народ добивается права на самоуправление и самоопределение. И мы хотим выдвигать наши требования путем мирного диалога с китайскими властями... Мы готовы к диалогу по автономному статусу, который предоставит нам возможность определять наше будущее в соответствии с желанием народа» [4].

Тем не менее, на «Всемирном уйгурском конгрессе», состоявшемся в мае

2011 г., все участники путем общего голосования пришли к единому мнению: «Независимость Восточного Туркестана по принципам демократии и права на самоутверждение нации». Также было отклонено требование автономии в Восточном Туркестане [1]. А уже на конгрессе, который состоялся в Токио в мае 2012 г., участники форума подтвердили, что уйгурский народ не требует создания независимого государства, а будет добиваться реальной политической и культурной автономии в рамках КНР [8].

В то же время вице-президент Всемирного конгресса уйгуров К. Хожамберди в интервью корреспонденту информационного агентства «Фергананьюс» в апреле

2012 г. заявил, что первым этапом на пути к решению как проблемы уйгурского народа, так и других нацменьшинств Китая должно стать превращение КНР в федеративное государство. Если бы Синьцзян получил статус союзной республики в рамках КНР, то большинство противоречий удалось бы решить. Тем не менее, в продолжение он отметил: «Хотя следующим шагом должен стать процесс свободного, демократического самоопределения уйгурским народом своего независимого политического статуса на основе принципов ООН. Уйгурский народ, в том числе и ВУК, добиваются полной независимости от Китая» [2].

И все-таки уйгурские организации, находящиеся за рубежом, в большой степени делают акцент именно на возможности полного самоопределения уйгур в пределах КНР и соблюдении их прав. Подобные заявления являются преимущественно повторением рекомендаций, которые были выработаны Американской ассоциацией уйгур, также возглавляемой Р. Кадыр, в 2009 г.

Так, среди основных требований можно выделить: 1) необходимость соответствия всех мер, предпринимаемых правительством КНР, положениям ООН; 2) предоставление уйгурскому народу возможности для свободного выражения своих требований; 3) рассмотрение проблемы прав человека в Синьцзяне; 4) предоставление подлинной автономии уйгурскому народу; 5) создание механизмов, посредством которых уйгуры могли бы заявлять о своих проблемах; 6) ликвидация ядерных установок в Синьцзяне и обеспечение бесплатным медицинским обслуживанием всех пострадавших; 7) прекращение преследования уйгур за выражение своих политических и религиозных убеждений и создания препятствий в посещении религиозных служб, изучении религии; 8) защита уйгурского языка путем использования его в учебном процессе, распространение уйгурского языка среди неуйгурских народов Синьцзяна; 9) запрещение ограничения на выдачу виз уйгурам; 10) пересмотр и признание дискриминационной политику в отношении национальных меньшинств; 11) реализация региональной экономической политики в интересах уйгур; 12) предоставление льгот организациям в Восточном Туркестане, которые нанимают на роботу уйгур; 13) ограничение миграции ханьцев в Восточный Туркестан [13].

Интересно заметить, что среди этих требований ничего не говорится об ограничении рождаемости. Также здесь достаточно четко прослеживается националистический оттенок — уйгуры являются не единственным народом, проживающим на территории Синьцзяна — и утопичность некоторых идей, в частности пересмотра и признания дискриминационной политики в отношении национальных меньшинств и ограничение миграции ханьцев в Восточный Туркестан.

Но дело в том, что «Всемирный уйгурский конгресс» и прочие уйгурские организации охватывают преимущественно уйгурскую эмиграцию, а не непосредственное население СУАР, и существуют благодаря США. Таким образом, вряд ли можно утверждать, что выработанные на подобных конгрессах цели в полной мере отражают пожелания всего уйгурского народа.

Что касается государств Центральной Азии, то вновь образованные республики СНГ — Казахстан, Киргизия, и Узбекистан, располагающие многотысячной уйгурской диаспорой на своих территориях, стали придерживаться во внутриполитической ситуации по этому вопросу интересов стратегического партнерства с Китаем.

В последние время, после стабилизации и укрепления отношений центрально-азиатских государств с Китаем, а также начала формирования общей системы безопасности в рамках ШОС, руководство республик ведет в отношении уйгур политику, основанную на принципах суверенитета, независимости и территориальной целостности.

В Казахстане, где проживает наиболее многочисленная уйгурская диаспора, проблема уйгурского сепаратизма рассматривается в двух плоскостях. Во-первых, представители уйгурской диаспоры с сочувствием относятся к ситуации с уйгурами в Синьцзяне. Во-вторых, «уйгурский вопрос» затрагивает проблему соблюдения территориальной целостности самого Казахстана. Активизация сепаратистских тенденций в Синьцзяне потенциально угрожает национальной безопасности Казахстана, т.к. может перекинуться на территорию республики.

На территории республики действуют несколько организаций, наиболее известные — Уйгурская организация свободы и Межреспубликанская ассоциация уйгуров. Основная угроза для Казахстана от этих организаций — это то, что они могут привлекать к себе местные ультранационалистические и национал-патриотические объединения.

В 2002 г. уйгурские активисты во главе с К. Кожамбердиевым выступили с идеей создания Народной партии «Уйгурстан». Главными ее целями были провозглашены объединение всех уйгуров и достижение суверенитета Уйгурстана политическими методами. Но партия так и не была организована, т.к. не получила поддержки среди представителей уйгурской диаспоры Казахстана. Также стоит отметить, что в 2004 и 2006 г. решением Верховного суда Республики Казахстан под запрет попала деятельность таких организаций, как Исламская партия Восточного Туркестана и Организация освобождения Восточного Туркестана.

Таким образом, признав сепаратизм одинаково опасным явлением для двух сторон, Казахстан и Китай препятствуют на своей территории любой сепаратистской деятельности.

Что касается Киргизии, то там уйгурские сепаратистские группы зачастую маскируют свою деятельность под видом культурно-просветительских движений. Уйгурские активисты предпринимали попытки зарегистрировать Партию освобождения Восточного Туркестана. Министерство юстиции Киргизии запретило это сделать на основании того, что согласно их национальному законодательству нельзя легализовать партии, которые ставят своей целью отделение территорий пограничного государства. Им пришлось остановиться лишь на одном представителе от имени уйгурского просветительского центра, который вошел в Ассамблею народов Киргизии. Но это лишь официальная сторона вопроса. Неофициальная — представляет собой наиболее радикально настроенных членов, продолжающих заниматься подпольной деятельностью.

В Киргизии имеется определенная база для инспирации уйгурского сепаратистского движения. Так, на ее территории работают общества «Иттипак», Уйгурский информационный центр «Эрпан», а также Бишкекская правозащитная организация «Демократия».

Уйгурские культурные и политические организации в Узбекистане находятся под строгим контролем узбекского правительства. Уйгуры, проживающие в Узбекистане, не имеют права учреждать или вступать в политические организации, выступающие за независимость Синьцзяна, им также запрещено посещать политические мероприятия, связанные с обретением независимости СУАР, в других государствах. В результате в Узбекистане практически нет уйгурских политиче-

ских или общественных организаций, добивающихся расширения политических и культурных прав уйгуров в Синьцзяне.

Это связано, в первую очередь, с тем, что Ферганская долина являлась базой для уйгурского национально-освободительного движения с XIX в. Хорошо помня об этом факте, узбекские власти, сразу после обретения страной независимости, внимательно следят за уйгурскими движениями, опасаясь, что это может негативно сказаться на китайско-узбекских отношениях [12].

Вместе с началом развития межгосударственных отношений со странами Центральной Азии официальные лица КНР в ходе переговоров на самых различных уровнях высказывали тезисы о запрете деятельности уйгурских сепаратистских организаций на территории данного региона, затем данная позиция включалась в документы, регламентирующие двусторонние отношения. В результате предпринятых усилий политического и дипломатического характера Китаю удалось получить официальную поддержку центрально-азиатских государств в необходимости предотвращения уйгурского сепаратизма. Наиболее тесное взаимодействие КНР по данному вопросу было налажено с Казахстаном, Киргизией и Узбекистаном.

Таким образом, в настоящий момент немалую роль в активизации сепаратизма в СУАР играют уйгурские организации, расположенные в западных государствах и финансируемые ими. Данными организациями активно преувеличивается угнетение уйгурского народа в КНР, нарушение его прав и свобод. Подобное заставляет задуматься, насколько поднимаемые этими движениями вопросы отражают реальные проблемы и желания уйгуров, проживающих в Синьцзяне.

Также нельзя не отметить, что, как и в самом СУАР, несмотря на образование при поддержке США «Всемирного уйгурского конгресса», который должен был стать объединяющей организацией для разнообразных уйгурских движений, для уйгурской диаспоры характерен раскол. Она разделена на большое количество организаций, которые создавались на протяжении нескольких десятилетий. Этими организациями было проведено множество разнообразных встреч, демонстраций, и благодаря активности своих членов они смогли добиться того, что вопрос о независимости Синьцзяна занял место на международной арене. Тем не менее, до сих пор результаты их деятельности достаточно скромны, и основная, хотя и не единственная, причина этому — постоянные расколы и внутреннее противоборство.

ЛИТЕРАТУРА

[1] Будущее Восточного Туркестана. URL: http://www.uyghurcongress.org/ru/?p=14380.

[2] Вице-президент Всемирного конгресса уйгуров: «Придет день, и Уйгурстан выберет своего президента». URL: http://www.fergananews.com/articles/7326.

[3] Кожемякин С. Агрессивный сепаратор. Уйгурский сепаратизм на службе Вашингтона. URL: http://www.centrasia.ru/newsA.php? st=1377549960.

[4] Лидер уйгуров не может сказать, что борьба всегда будет мирной. URL: http://rus.azattyq.org/content/rabiya_kadir_ughyur_china_rebiya_kadeer/2325201.html.

[5] Островская Е. Уйгурский проект // Вестник аналитики. 2010. № 2.

[6] Официальный сайт «Всемирного уйгурского конгресса». URL: http://www.uyghurcongress.org/ru/?cat=150.

[7] Рабия Кадыр: Уйгуры не отступят, пока не добьются независимости. URL: http://rus.azattyq.org/content/rabiya_kadeer_china_xinjiang/24291637.html.

[8] Уйгуры поссорили Китай с Японией. URL: http://www.kommersant.ru/doc/1939198.

[9] Шихор И. Шагая на двух ногах: организации уйгурской диаспоры и перспективы независимости Восточного Туркестана // Центральная Азия и Кавказ. 2007. № 6 (54).

[10] Rebiya 'an insult to Peace Nobel'. URL: http:www2.chinadaily.com.cn/china/2009xinjiangriot/ 2007-01/09/content_8415765.htm.

[11] Shichor Y. Lost Nation: Stories from the Uyghur diaspora. URL: http://www.uyghurensemble.co.uk/ en-html/uyghurs-diaspora.html.

[12] TarimiN.T. Disappearing Diaspora in Uzbekistan. Available at: http://www.uyghurensemble.co.uk/ en-html/uyghurs-diaspora.html.

[13] United Nations Declaration on the Rights of Indigenous People and the Uyghurs of East Turkestan (also known as the Xinjiang Uyghur Autonomous Region or XUAR, People's Republic of China). URL: http://docs.uyghuramerican.org/UNDRIP10-2-09.pdf.

THE ROLE OF THE UIGHUR DIASPORA ABROAD IN STRUGGLE FOR INDEPENDENCE OF XINJIANG

A.S. Mavlonova

Theory and History of International Relations Department Peoples' Friendship University of Russia Mikluxo-Maklaya str., 10/2, Moscow, Russia, 117198

The article contains analysis of the activities of the Uighur diaspora abroad and its role in struggle for independence of Xinjiang.

The author comes into conclusion that the role of the Uighur organizations located and incorporated in the western countries in activization of separatist in Xinjiang is huge. Such organizations are financed by the governments of the western countries, mainly by the United States. The most popular organization among them is "The World Uyghur Congress", headed by Rebiya Kadeer. Despite the various internal disagreements, Uigur organizations located on the territory of western countries, pay special attention to the issue of self-determination and respecting of the rights of Uigurs in China.

As a result of stabilization and improving of relations between Central Asian countries and China and formation of joint security system of countries within The Shanghai Cooperation Organization, the governments of the countries follow the policy based on the principle of sovereignty, independence and territorial integrity.

Additionally, according to the author the fact that China has obtained support from the Central Asian countries in avoiding of separatism helps to keep Uighur organizations under strict control of the officials.

Currently the Uigur diaspora is divided into many organizations established during the last several decades. The attempts to establish the single powerful organization that would support interests of the Uighur people and would be able to influence the world community were not successful.

Key words: Uighur diaspora, Xinjiang, China, Central Asia, World Uighur Congress.

REFERENCES

[1] The future of East Turkestan. Available at: http://www.uyghurcongress.org/ru/?p=14380.

[2] Vice-President of the World Uyghur Congress: "The day will come, and Uygurstan choose their president". Available at: http://www.fergananews.com/articles/7326.

[3] Kozhemyakin S. Aggressive separator. Uighur separatism in the service of Washington. Available at: http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1377549960.

[4] Uighur leader can not say that the struggle will always be peaceful. Available at: http://rus.azattyq.org/content/rabiya_kadir_ughyur_china_rebiya_kadeer/2325201.html.

[5] Ostrovskaya E. Uygur project // Vestnik analitiki, 2010, № 2.

[6] Official site of "World Uyghur Congress". Available at: http://www.uyghurcongress.org/ ru/?cat=150.

[7] Rebiya Kadeer: The Uighurs do not give up until they achieve independence. Available at: http://rus.azattyq.org/content/rabiya_kadeer_china_xinjiang/24291637.html.

[8] Uighurs made China quarrel with Japan. Available at: http://www.kommersant.ru/doc/1939198.

[9] Shihor I. Walking on two legs: the organization of the Uighur community and prospects of Eastern Turkestan independence // Central Asia and the Caucasus, 2007, № 6 (54).

[10] Rebiya 'an insult to Peace Nobel'. Available at: http:www2.chinadaily.com.cn/china/ 2009xinjiangriot/2007-01/09/content_8415765.htm.

[11] Shichor Y. Lost Nation: Stories from the Uyghur diaspora. Available at: http://www.uyghurensemble.co.uk/en-html/uyghurs-diaspora.html.

[12] Tarimi N.T. Disappearing Diaspora in Uzbekistan. Available at: http://www.uyghurensemble.co.uk/ en-html/uyghurs-diaspora.html.

[13] United Nations Declaration on the Rights of Indigenous People and the Uyghurs of East Turkestan (also known as the Xinjiang Uyghur Autonomous Region or XUAR, People's Republic of China). Available at: http://docs.uyghuramerican.org/UNDRIP10-2-09.pdf.