Научная статья на тему 'Роль С. А. Зверева в сохранении и возрождении фольклора и традиционной культуры якутского народа'

Роль С. А. Зверева в сохранении и возрождении фольклора и традиционной культуры якутского народа Текст научной статьи по специальности «Народное творчество»

CC BY
368
76
Поделиться
Ключевые слова
ФОЛЬКЛОР / ОЛОНХО / ТОЙУК / ТРАДИЦИОННАЯ КУЛЬТУРА ЯКУТОВ / ПЕВЕЦ-СКАЗИТЕЛЬ / ОЛОНХОСУТ / ОСУОХАЙ / TOJUK (TRADITIONAL YAKUT THROAT SINGING) TRADITIONAL CULTURE OF THE YAKUT PEOPLE / OLONKHOSUT (A PERSON WHO TELLS OLONKHO / OSUOKHAY (YAKUT TRADITIONAL WAY OF DANCING)

Аннотация научной статьи по литературе, литературоведению и устному народному творчеству, автор научной работы — Илларионов Василий Васильевич

Представлена роль С. А. Зверева в сохранении и возрождении народного фольклора якутского народа в виде олонхо, народных танцев, песен.

S.A. Zverev’s contribution into preserving and revival of Yakut traditional culture

S.A. Zverev’s role in preserving and revival of Yakut traditional culture is presented. S.A. Zverev made a great contribution into saving works of folklore such as olonkho (Yakut nation epic), traditional kinds of dancing, songs.

Текст научной работы на тему «Роль С. А. Зверева в сохранении и возрождении фольклора и традиционной культуры якутского народа»

УДК39822:008 (571.56) ББК 82(2Рос. як)

В. В. Илларионов

роль с. а. Зверева в сохранении и возрождении фольклора и традиционной культуры якутского народа

Представлена роль С. А. Зверева в сохранении и возрождении народного фольклора якутского народа в виде олонхо, народных танцев, песен.

Ключевые слова: фольклор, олонхо, тойук, традиционная культура якутов, певец-сказитель, олонхосут, осуохай.

Имя народного певца-сказителя С. А. Зверева-Кыыл Уола широко известно в Якутии. Он был человеком всесторонне одаренным: тойуксут с тембром голоса удивительной красоты, талантливый олонхосут и исполнитель танцев. Кроме того, он был настоящим знатоком истории родного народа, старинных обрядов, обычаев и традиций. По воспоминаниям современников и близко знавших его людей, он любил беседовать с людьми и сам рассказывал истории из своей жизни. Рассказчиком он был прекрасным, таким же импровизатором, как при исполнении своих тойуков и олонхо. Люди заслушивались его яркими и живыми рассказами о его поездках в различные уголки не только Якутии, но и Иркутской, Амурской областей, Красноярского края, о людях и об их обычаях и традициях.

С самого раннего детства Сергей Афанасьевич рос в атмосфере преклонения перед волшебным миром устного народного творчества. Недаром И. И. Барашков писал: «С. А. Зверев с молоком матери впитал в себя дух олонхо, народных песен, того богатства, что пронес якутский народ через века» [1]. В своих воспоминаниях М. П. Егоров, близкий родственник и современник С. А. Зверева, отмечал, что в роду Зверевых было несколько поколений певцов и тойуксутов. Его прадед Кыкыл ойун, дедушки по линии отца и матери Дьапта Онтуон и Мындыр влексей, бабушка БYргэс Варвара были известными алгысчитами, олонхосутами.

Довольно известными тойуксутами были родной брат его прадеда КыИыл ойуна Кюегейкэн, сын родного брата его дедушки Чомпуса Силипиэнэ Макар, близкий родственник Н. С. Анисимов-Тойуктаах Ньукулай [2, с.14]. Такая же потомственность прослеживается и у других известных олонхосутов - Н. А. Абрамова-Кыната, И. Е. Кардашевского, И. Г. Теплоухова-Тимофеева, М. З. Мартынова, у которых олонхосуты, при этом широко известные, были в нескольких поколениях их предков.

Статья написана при поддержке гранта АВЦП и ГЦП «Олонхо». Развитие потенциала высшей школы (2009-2010) 3.2.3/7134

ИЛЛАРИОНОВ Василий Васильевич - д. филол. н., профессор, СВФУ

По-видимому, в становлении олонхосутов, тойуксутов, в т. ч. и С. А. Зверева имела значение семья, где царила атмосфера народного творчества. Однако, как признавался сам Сергей Афанасьевич, огромную роль в его становлении как народного певца, в овладении им исполнительного мастерства сыграл его близкий друг и наставник Я. С. Васильев-Ырдьан Яков (Таща Уола). Он жил близко от Зверевых и часто бывал у них. Как пишет в своих воспоминаниях М. П. Егоров: «Яков был частым гостем у моего дедушки Мындыр Алексея и нередко оставался ночевать. С дедушкой они садились перед камельком, и начинались бесконечные беседы. Иногда Яков тихо напевал. Голос у него был удивительно красивый, притягательный и до смерти не изменялся. Иногда слушали олонхо. Обычно петь он начинал после ужина, среди ночи пили чай, а утром, когда небо на востоке окрашивало восходящее солнце, олонхосут заканчивал свое повествование. Кроме того, Ырдьан Яков пел старинные тойуки, подбирая так, чтобы они словно продолжали друг друга» [3, с. 126].

По-видимому, у С. А. Зверева очень рано проявились исполнительские способности тойуков, Ырдьан Яков в виде завещания сказал своему ученику: «На матушке Ыгыатте с его певучими людьми, молочным скотом, прекрасными девушками только ты один способен стать моим достойным наследником» [4]. Эти слова знаменитого в свое время тойуксута сбылись, и С. А. Зверев стал широко известным исполнителем тойуков, олонхо и не только в своей родной Ыгыатте, но и по всему Советскому Союзу, его песни звучали в Москве.

Справедливости ради следует отметить, что в становлении исполнительского мастерства С. А. Зверева сыграл не только Ырдьан Яков, но и другие известные сказители, тойуксуты и олонхосуты, проживавшие на Ыгыатте после него. К ним относятся К. Бытыканов, Ньыппахан влексей, Боппуда уола Чалбанов и другие.

У Ырдьан Якова был весьма богатый репертуар тойуков: «Тойук Джесегея», «Тойук Айыысыт», «Тойук священного сэргэ», «Суосалдьыйа Толбонноох» и другие, которые С. А. Зверев перенял и впоследствии мастерски исполнял. Все эти тойуки в исполнении С. А. Зверева

впервые в 1938 г. записал А. А. Саввин.

С. А. Зверев всегда высоко ценил своего учителя и наставника Ырдьана Якова и в качестве оценки исполнительского мастерства народного тойуксута приводил его слова: «Олонхосут может считаться великим олонхосу-том, исполнителем только в том случае, если в его репертуаре 99 полновесных олонхо песен-тойуков» [5, с. 85]. Эти слова Ырдьан Якова являются образным выражением, которое можно перевести как «великое множество». Согласно В. П. Меркурьеву [6], в своих высказываниях о Ырдьан Якове С. А. Зверев говорил, что «старик Яков обладал нежным, знаменитым девичьим тенором, был выдающимся танцором, песен и тойуков знал нескончаемо много, он стоял несравнимо выше всех нас». Еще в детские годы С. А. Зверев усвоил советы своего учителя, что при запевании осуохая нужно уметь подбирать слова и так описывать царящую вокруг праздничную атмосферу, одежду гостей ысыаха, чтобы поднималось настроение собравшихся людей.

Большое значение в становлении С. А. Зверева как запевалы осуохая имели ежегодно устраиваемые ысыахи Д. П. Петровой (Киччэй эмээхсин). Ысыахи эти проводились в местности ХодуИалаах, расположенной на границе Сунтарского и Нюрбинского улусов, куда приезжали известные запевалы осуохая В. Г. Иванов-Мордохонов, Д. И. Саввинов-Кырылахов, Догойука уола И. Догойу-ков и Бэhиэлэй Мэхээлэ. Сама Д. П. Петрова тоже была прекрасной запевалой. Как пишет М. С. Григорьев, она сама любила на каждом ысыахе начинать осуохай первой (наши с А. П. Решетниковым записи в 1984 г.), эти ысыа-хи С. А. Зверев посещал с самого раннего детства, а в последствии сам стал одним из известных запевал осуохая на праздниках.

Большую роль в становлении С. А. Зверева как той-уксута, олонхосута сыграли постоянные поездки по наслегам Нюрбинского улуса, а затем Вилюйского округа. Он посетил якутов на Амуре, в окрестностях о. Эссей, побывал на золотых приисках Бодайбо, в Аллах-Юне, Маче, на севере Оленекского и Жиганского районов.

Согласно воспоминаниям П. Н. Давыдова-Добукуо (Вилюйский улус, Кыргыдай), записанным И. Е. Алексеевым-Хомус Уйбааном, еще совсем молодым человеком С. А. Зверев исполнял олонхо, пел тойуки с известным вилюйским олонхосутом С. Н. Каратаевым-Дыгыйаром и был поражен его талантом, голосом и богатым словарным запасом, умением складывать слова в олонхо, импровизировать [7, с. 38].

В свое время изучением биографии и творчества С. А. Зверева занимался Г. К. Боескоров. Он отмечал, что «прекрасной школой для Зверева стали его скитания по улусам и золотым приискам, знакомство и единоборство со многими неординарными личностями, в том числе знаменитыми олонхосутами, искусными тойуксутами» [8, с. 15]

Многие знаменитые олонхосуты: П. А. Охлопков-

Наара Суох, Д. М. Говоров из с.Борогонцы, Г. В. Захаров-Чээбий из с. Амга, Н. С. Александров из Верхневилюй-ска — так же, как С. А. Зверев, много ездили по разным наслегам и районам Якутии, обогащая свой песенный репертуар, словарный запас и развивая свое исполнительное мастерство. Одновременно они знакомились с традициями и обычаями якутов и других народов. Поэтому поездки и дальние путешествия тойуксутов и олонхосутов, в т. ч. С. А. Зверева, соревнования в запевах осуохая, в исполнении тойуков и олонхо были неоценимой школой достижения высшего мастерства.

Оценивая свое мастерство в запевании осуохая, С. А. Зверев говорил: «Тойуксутом я всегда был среднего уровня, как олонхосут стоял на уровень еще ниже, а вот как запевала и исполнитель осуохая не помню, чтобы кому-нибудь уступал» [9, с. 10]. О высочайшем исполнительском мастерстве запевалы и исполнении танца осуохая С. А. Зверева на Ходусалахском ысыахе Е. Д. Саввинов пишет: «Когда он начинал осуохай, его удивительный голос, одухотворенная манера держаться, слова, поднимающие настроение, легкие движения завораживали, манили, проникали в сердце и душу, пронзали до мозга костей так, что мурашки бегали по всему телу, казалось даже волосы шевелятся на голове.»[10, с. 77]. Даже это одно свидетельство очевидца дает представление о богатстве языка, красоте голоса и актерском исполнении, которые волновали души людей, действовали завораживающе на слушателей и участников осуохая. Впервые слова осуохая С. А. Зверева «Приглашение на тюсюлгэ» записал в 1943 г. Н. М. Заболоцкий [11, с. 12]. Этот осуохай состоит из равных частей, совпадающих по мотиву с дэгэрэн ырыа - метричным стилем пения. В песне «ОИуор олбохтоощо» слова благословения посвящены молодежи. Здесь описания «творить богатый ысыах», «затевать старинный ысыах» воспеваются простыми, часто употребляемыми местным населением словами, поэтому они воспринимаются слушателями легко. Кроме того, легкость восприятия обуславливается удачной ритмикой пения.

По словам С. А. Зверева, широте импровизации, богатству и красочности языка, песни осуохая стоят на одном уровне с олонхо. Как и в олонхо, у запевалы осуо-хая очень много тем, например, праздничное тюсюлгэ ысыаха, пробуждение природы и приход лета, всевозможные перипетии жизни, труд сельских жителей и т. п. Широко известно, как красочно и увлекательно воспевали времена года вилюйские запевалы осуохая. О тех, с кем вместе пел и танцевал, С. А. Зверев говорил Г. М. Васильеву: «Когда талантливые исполнители сын Элэ Мэ-ника уола (Кемпендяй) и Д. И. Саввинов-Кырыыпаахов начинали воспевать-описывать красоту и величественность священной березы, или священной коновязи, или собственные приключения, или внешность собравшихся на тюсюлгэ гостей, люди оживлялись, с воодушевлением включались в танец», - вспоминал Сергей Зверев о своих

современниках, с которыми вместе пел и танцевал [12, с. 8].

В 1930-1940-х гг. имя С. А. Зверева как искусного той-уксута, великолепного запевалы осуохая стало известно по всей республике благодаря работам фольклориста А. А. Саввина. В 1938 г. он вместе с С. И. Боло организовали экспедицию по вилюйским улусам для сбора произведений устного народного творчества. В полевых работах они провели 6 месяцев, посетили многие наслега, встречались с талантливыми олонхосутами С. Н. Каратаевым-Дыгыйар из г. Вилюйска, Ф. Н. Тимофеевым-Бэчэрэ из Верхневилюйска, И. В. Кутуруковым из Нюрбы, С. С. Анасьевым из Сунтар, записали их олонхо.

Во время этой экспедиции А. А. Саввин познакомился с С. А. Зверевым и записал у него тойуки «Остуол тойуга» (Застольный тойук), «Сиппиэ», «Сайын кэлии-тэ» (Приход лета), «Кыталык ырыата» (Песня стерха), «Суосалдьыйа Толбонноох», «Кэйээрии», «Ытык даба-тыы» (Вознесение жертвы). В этих произведениях отражаются уклад жизни якутского народа, его верования, философия, вера в светлое будущее. Если внимательно изучить эти тексты, видно, как глубоко и широко знал С. А. Зверев устное творчество, начиная с бытовых той-уков до обрядовой поэзии. В совершенстве владел всеми приемами передачи образа, чувств и переживаний во время исполнения тойуков. Труды А. А. Саввина по фольклору и его советы способствовали развитию творчества С. А. Зверева. Вместе с такими олонхосутами и тойуксутами, как Д. М. Говоров, Н. А. Абрамов-Кынат, П. П. Ядрихинский, Н. И. Степанов, Е. Е. Иванова, М. Т. Шараборин-Кумаров, Е. Г. Охлопков в 1939 г. он был принят в члены Союза писателей.

В словах песни осуохая «Сахам дьоно», «Мои соплеменники - саха», записанных Ф. И. Федоровой в 1961 г., С. А. Зверев, используя старинные традиции описания образов и предметов, показал свое умение видеть происходящие изменения в жизни народа, республики и воспевать их в своей песне [13, с. 51-60]. Емко и красочно описывает, как становится все краше и краше город Якутск. «С домами, где обитают по тридцать соседей», как прибывают туда в качестве желанных и почетных гостей лучшие представители народа, «успешно выполнившие громкие планы», северные оленеводы, «собравшие в единое стадо, не утеряв ни одного, упитанных оленей», «по-геройски отважные» искатели алмазов. Народный певец славит Якутию, ставшую ареной дружбы, дружескую помощь великого русского народа. Сам С. А. Зверев обладал красочным языком, при исполнении осуохая воспевал родную природу, окружающий мир, людей, животных, растений и т. п. Отсюда следует, что у запевал осуохая вилюйской группы районов особняком стоит импровизация, и, когда они входили в своеобразный транс, объектом воспевания становился любой предмет.

Песни осуохая, сложенные С. А. Зверевым, публиковались в его сборнике песен «Два века» (1964 г.), «Мин

CYрэ5им» (1951 г.), «Аман ес» (1970 г.), в альманахе «Хо-тугу сулус» (1943 г. № 5), в районных газетах Нюрбин-ского и Сунтарского районов.

Кроме того, есть и магнитофонные записи осуохая в исполнении С. А. Зверева. Первая такая запись была сделана в 1951 г. Она хранится в фондовой фонотеке Госкомитета по теле- и радиовещанию РС(Я) под названием «Осуохай». Эта запись велась в стационарных условиях, поэтому имеет хорошее качество. Голос с кылысахом С. А. Зверева обладал особенной притягательной силой. При записи этого осуохая он за двадцать минут пения спел 375 стихотворных строк. Несмотря на то что он впервые пел в условиях студии, талантливый исполнитель чувствовал себя совершенно свободно, слагая песенный текст [14].

В этой песне его герой, запевала осуохая, проснувшись рано утром, открывает дверь, выходит во двор и слышит доносящееся издалека пение осуохая. И вдруг он замечает, что вокруг настала благодатная пора, пришло лето. Недолго думая, он разыскивает в широком поле, на зеленеющем лугу своего коня, ловит его, седлает и отправляется на ысыах. Дальше певец словами искрометной импровизации описывает место проведения ысыаха, священное сэргэ, кумысные сосуды, не пропуская ни малейших деталей. Затем, как бусинки на ожерелье, нанизываются возвращение благодати на землю, молочные реки, льющиеся из вымени имеющих острые рога и шелковистые гривы, успешное завершение колхозами посевных работ. Осуохай завершается прославлением победы советского народа в Великой Отечественной войне, нерушимой дружбе народов.

В «Осуохае» С. А. Зверева есть моменты, рефреном повторяющиеся в других его произведениях этого жанра. Например, в осуохае «Ыччат ысыага» («Ысыах молодежи») описания: племенного быка, священного сэр-гэ, процесса приготовления кумыса. Однако при этом все описания даются иначе. А в осуохае, исполненном в 1972 году на ысыахе в Угут-Кюеле, тоже есть момент сбора лирического героя на ысыах, но нет абсолютных совпадений в описании событий, идентичны только общая фабула, содержание [15]. Они свидетельствуют об отсутствии в песнях, осуохаях С. А. Зверева окончательно сложившихся вариантов и показывают, что он был истинным импровизатором, и главную роль в его импровизации играло вдохновение. Поэтому с молодых лет и до преклонного возраста его считали одним из лучших запевал осуохая, чье имя известно не только в Вилюйской группе районов, но и по всей Якутии.

С. А. Зверев был всесторонне одаренным человеком. Кроме запева на осуохае, пения тойуков и сказания олон-хо он еще опубликовал ряд произведений эпического плана «Улуу Москва туЬунан тойук» («Сказание о великой Москве») в переводе А. Лаврике (1947), «Айхал эйиэхэ, аар тайща» («Слава тебе, могучая тайга») 1958, «Аман ес» («Слово - благословение, слово о возвышен-

ном смысле») в 1971 г. Народный певец был безгранично благодарен писателям Н. М. Заболоцкому, Г. М. Васильеву, Д. К. Сивцеву-Суорун Омоллоону, А. Г. Кудрину-Абагинскому за помощь в оформлении и литературной обработке своих произведений. О творческом содружестве писателей и народного певца, о их творческой лаборатории подробно писал Г. М. Васильев [16]. Анализ идейно-тематического содержания произведений С. А. Зверева сделан Г. Г. Боескоровым [18], который отметил особенности его описательных приемов. Позднее были выпущены работы Н. Е. Петрова [17], В. В. Илларионова [18] «С. Зверев - певец тюсюлгэ», Д. С. Зверева «Слово об отце» [19].

В своих произведениях С. А. Зверев воспевал и прославлял достижения Советского Союза в развитии народного хозяйства, в увеличении благосостояния народа и труд человека во имя будущего. К этим произведениям относятся «Песня о великой Москве», «Слава тебе, могучая тайга», «Оргусуохтаах кыыс», «Уот Кудулу Байгал», которые были признаны заметными произведениями якутской поэзии. В своем приветствии И. В. Сталину москвичи использовали слова из тойука С. А. Зверева. «Кроме того, признание этого тойуксута, олонхосута запевалы осуохая и поэта видно из того, что написанное в соавторстве с Г. М. Васильевым тойук-олонхо «Слава тебе, могучая тайга» заняло первое место в 1957 г. на Республиканском конкурсе, посвященном 40-летию Великого Октября.

Яркий, самобытный актерский талант С. А. Зверева проявился в годы работы в Нюрбинском народном театре, где он за 1943-1945 гг. сыграл 11 ролей в разных по своему художественному содержанию пьесах. В частности, он исполнил роль шамана в пьесе Суорун Омоллоо-на «Айаал», Быыбарыная в пьесе А. И. Софронова «Тап-тал», пьяного в пьесе Н. М. Заболоцкого «Обновление», солдата в пьесе Грабаря «Конная Армия», Куллустая и Бэргэнэ в собственном олонхо [21]. Кроме этих ролей, на сцене театра он исполнял собственные произведения «Песня тюсюлгэ», «Эбэ алгыса» (благословение бабушки), «Кэщэ» (кукушка), «Салама», которые получили всеобщее признание. При исполнении песен С. Зверева преображался, голос его звучал ярко, проникновенно и казалось, что в клубе звенел даже сам воздух [22].

В 1943 году, когда С. Зверев работал артистом театра, приезжала поработать с народным самородком фольклорная экспедиция Управления культуры под руководством М. Н. Жиркова. Композитор М. Н. Жирков записал у него 24 народные якутские песни, мелодии, мотивы, писатель Н. М. Заболоцкий - 13 произведений, в том числе «Благословение отца», «Благословение отправляющемуся на войну» и т.д., балетмейстер И. А. Каренин - более десяти ранее неизвестных фигур и движений старинных якутских танцев. Позднее Н. М. Заболоцкий в своей статье о работе в вилюйской группе улусов по сбору фольклорного материала дал высокую оценку творчеству С. А. Зве-

рева: «Основной материал мы записали у С. А. Зверева. Он оказался всесторонне одаренным певцом-тойуксутом, олонхосутом, знатоком старинных игр, танцев, обычаев и традиций, суеверий» [23].

С этого момента имя С. А. Зверева становится известным в творческих организациях республики, особенно в сфере культуры. В 1945 году композитор М. Н. Жирков взял народного певца в Москву в консерваторию имени Чайковского, где сделал запись более 30-ти песен-тойуков. Кроме этого, в Государственном ансамбле танца СССР сделали записи движений его 7 танцев: танца орла, берестяного сосуда, веревки, стерха, также примеров танцев по-олекмински, по-вилюйски, по-эвенкийски. Высококлассные московские специалисты с большим удовлетворением отметили всестороннюю одаренность Сергея Афанасьевича, выразили свое пожелание: «Если бы тов. Зверев передал свои богатые знания в области народных танцев, песен якутской молодежи, это стало бы большим вкладом в зарождение новых якутских народных песен и танцев на основе забытых старинных образцов, их дальнейшее развитие» [24].

В 1957 г. на первый фестиваль молодежи Якутии он привез группу Сунтарского района, в репертуаре которой был танец «Узоры». Каждое движение этого танца Сергей Афанасьевич создавал и оттачивал с огромной любовью. Музыку для танца он подбирал вместе с баянистом Е. Егоровым. Участники ансамбля А. С. Амбросьев, Н. Г. Архипов, А. И. Андреев с восхищением вспоминают, как пластичен и органичен был в исполнении танцевального движения их руководитель. Как умел улавливать малейшую ошибку каждого исполнителя и заставлял повторять это движение вновь и вновь доводя его до автоматизма. Сергей Афанасьевич жил и творил, движимый огромной любовью к духовной культуре родного народа, благородным стремлением вывести ее на уровень искусства других народов, не жалел для этого сил. Именно поэтому он был так требователен и настойчив во время репетиций. В результате танец «Узоры» стал открытием первого фестиваля молодежи Якутии, получил высокую оценку жюри и зрителей и был включен в программу Московского международного фестиваля молодежи.

В последующие годы С. А. Зверев на общественных началах работал над репертуаром и совершенствованием исполнительского мастерства членов ансамбля. Созданные и мастерски исполненные танцы «Танец орла», «Танец веревки», «Тэлэрис» и другие вошли в золотой фонд танцевального искусства народов Якутии [25, 26, 27]. Творчество С. А. Зверева, его талант организатора и руководителя народных ансамблей, его вклад в развитие духовной культуры народов Якутии были высоко оценены Правительством СССР, он был награжден двумя орденами Трудового Красного Знамени, медалями, ему было присвоено почетное звание заслуженного работника культуры РСФСР, заслуженного деятеля искусства Якутской АССР. В целях увековечивания памяти С. А.

Зверева - Кыыл Уола, Указом Президента РС (Я) В. А. Штырова № 2444 от 17 декабря 2005 г. Национальному театру танца Республики Саха (Якутия) было присвоено имя С. А. Зверева - Кыыл Уола.

В контексте якутской традиционной культуры жизнь и творчество Сергея Афанасьевича можно рассматривать как самобытное явление. Его роль в становлении и развитии профессионального искусства, богатое творческое наследие требуют углубленного научного исследования, практического освоения, что уже само по себе станет важным вкладом в дальнейшее развитие духовной культуры народа саха в XXI веке.

Л и т е р а т у р а

1. Барашков И. И. Народный певец // Социалистическая Якутия, 1945. 7 апреля.

2. Егоров М. П. Сергей Зверев биир дойдулаадым, аймадым, холобур туттар киЬим этэ // Айыылартан айдарыылаах. С. А. Зверев-Кыыл уолун туИунан ахтыылар. Якутскай: Бичик. 2000. С.14-15.

3. Егоров М. П. Кыыл Уола - Сергей Зверевы тойукка уИуйбут Тада уола Дьаакып //Д. С. Зверев. Слово об отце. Якутск. 1995. С. 126.

4. Барашков И. И. Норуот ырыаЬыта // Кыым. 1945. Муус устар 6 к.

5. Васильев Г. М. Живой родник: Об устной поэзии якутов. Якутск: Изд-во Якут.филиала СО АН СССР. 1973. 201 с.

6. Меркурьев В. П. Сахада тэннээдэ суох тойуксут, Yн■кYYhYT этэ// Д. С. Зверев. Адам туИунан аман ес. Якутскай. 1995. С. 29-32.

7. Илларионов В. В. Искусство якутских олонхосутов. Якутск: Кн.изд-во. 1982. 128 с.

8. Боескоров Г. К. Народный певец С. А. Зверев. Якутск.1956. 63 с.

9. Васильев Г М. ЫрыаЬыт туИунан // Зверев С. Икки уйэ. Якутскай. 1964. С. 5

10. Саввинов Е. YтYекэннээх YнкYYhYT // Айыылартан айдарыылаах, С. А. Зверев - Кыыл Уолун туИунан ахтыылар. Якутскай: Бичик, 2000. С. 77-78.

11.Заболоцкай Н. Зверев ырыалара // Хотугу сулус, 1943. №5. С. 10-16.

12. Васильев Г. М. Живой родник. Якутск: Кн. изд-во. 1974. 201 с.

13. Зверев С. А. Сарсын, сарсын сарсыарда. Дьокуускай, Бичик, 200-351 с.

14. ОИуокай - Фонотека НВК (Якутия). 1951. МГФ. 4234.

15. Зверев. С. Угут куеллээди ыЬыахха эппит YнкYYTYн тылыттан - Ильич уоттара (Сунтаар). 1977. Бэс ыйын 23 к.

16. Васильев Г. М. Живой родник: Об устной поэзии якутов.Якутск: Изд-во Якут.филиала СО АН СССР. 1973. С.200-246.

17. Петров Н. Е. Улуу оИуохайдьыт, чулуу тойуксут. Дьокуускай. 1994. 36 с.

18. Илларионов В. В. Сергей Зверев - TYhYлгэ тойуксута. Сунтаар. 1991. 22 с.

19. Зверев Д. С. Адам туИунан Аман ес. Дьокуускай. 1995. С. 176.

20. Уткин К. Д. Зверев Д. С. Yйэлэр сугуруйэр киЬилэрэ. Дьокуускай. 1999. 228 с.

21. Иванов А. Айылда бэлэхтээбит сэдэх талаана // Коммунизм суола (Ньурба). 1981. Ыам ыйын 21 к.

22. Заболоцкий Н. Билинни народнай айымньы туЬунан // Кыым. 1993. баладан ыйын 5 к.

23. Лукина А. Г. Традиционная танцевальная культура якутов. Новосибирск: Издательство СО РАН, 1998. 173 с.

24. Лукина А. Г. Традиционные танцы саха: идеи, образы, лексика. Новосибирск: Наука. 2004. 354 с.

25. Макарова Р. П. История сценических танцев С. А. Зверева-Кыыл Уола Якутск: Саха полиграфиздат, 1996. 125 с.

V V Illarionov

S.A. Zverev’s contribution into preserving and revival of Yakut traditional culture

S.A. Zverev’s role in preserving and revival of Yakut traditional culture is presented. S.A. Zverev made a great contribution into saving works of folklore such as olonkho (Yakut nation epic), traditional kinds of dancing, songs.

Key words: folklore, olonkho, tojuk (traditional Yakut throat singing) traditional culture of the Yakut people, singer and storyteller, olonkhosut (a person who tells olonkho, osuokhay (Yakut traditional way of dancing).