Научная статья на тему 'Роль и значение истребительных батальонов НКВД Воронежской области в охране тыла Воронежского фронта при подготовке и проведении Курской битвы весной-летом 1943 г. '

Роль и значение истребительных батальонов НКВД Воронежской области в охране тыла Воронежского фронта при подготовке и проведении Курской битвы весной-летом 1943 г. Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
926
133
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ПОДГОТОВКА КУРСКОЙ БИТВЫ / ОХРАНА ТЫЛА / ВОРОНЕЖСКИЙ ФРОНТ / ОРГАНЫ НКВД / ШТАБ ИСТРЕБИТЕЛЬНЫХ БАТАЛЬОНОВ / ИСТРЕБИТЕЛЬНЫЕ БАТАЛЬОНЫ / ДИВЕРСАНТЫ / ШПИОНЫ

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Пилишвили Г.Д.

В статье с привлечением большого количества нового архивного материала из региональных архивов показана роль и подведены итоги боевой и оперативной деятельности истребительных батальонов НКВД Воронежской области весной и в начале лета 1943 г. при охране тыла Воронежского фронта в период подготовки и первой фазы Курской битвы.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Пилишвили Г.Д.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Роль и значение истребительных батальонов НКВД Воронежской области в охране тыла Воронежского фронта при подготовке и проведении Курской битвы весной-летом 1943 г. »

УДК 94/99

РОЛЬ И ЗНАЧЕНИЕ ИСТРЕБИТЕЛЬНЫХ БАТАЛЬОНОВ НКВД ВОРОНЕЖСКОЙ ОБЛАСТИ В ОХРАНЕ ТЫЛА ВОРОНЕЖСКОГО ФРОНТА

ПРИ ПОДГОТОВКЕ И ПРОВЕДЕНИИ КУРСКОЙ БИТВЫ

ВЕСНОЙ-ЛЕТОМ 1943 Г.1

© 2016 Г. Д. Пилишвили

канд. ист. наук, доцент кафедры социологии и политологии e-mail: historuss@mail.ru

Курский государственный университет

В статье с привлечением большого количества нового архивного материала из региональных архивов показана роль и подведены итоги боевой и оперативной деятельности истребительных батальонов НКВД Воронежской области весной и в начале лета 1943 г. при охране тыла Воронежского фронта в период подготовки и первой фазы Курской битвы.

Ключевые слова: подготовка Курской битвы, охрана тыла, Воронежский фронт, органы НКВД, Штаб истребительных батальонов, истребительные батальоны, диверсанты, шпионы.

Разгром под Сталинградом группировки Паулюса и поражение немецко-итальянских войск на Среднем Дону привели к серьезному изменению военно-стратегической обстановки на всем советско-германском фронте. Инициатива перешла к Красной Армии. Это позволило советскому командованию провести ряд наступательных операций на ряде участков, в том числе на воронежском (в дальнейшем курско-харьковском) направлении.

Первоначально целью советского командования на Верхнем Дону в начале зимы 1943 г. было уничтожение немецко-венгеро-итальянской группировки, развернутой на территории Воронежской области западнее р. Дон, и освобождение г. Воронеж. Для этого последовательно были проведены две наступательные операции, результатом которых стало обескровливание всей групп армий «Б», что позволило без оперативной паузы развить успешное наступление на Харьков и Курск. В результате активных действий войск левого крыла фронта на Алексеевку и Острогожск в обороне противника на северо-западе был образован так называемый воронежский выступ, обращенный на восток. В выступе, кроме ранее действовавших здесь 8 дивизий 2-й немецкой армии, оказались отошедшие с юга еще 4 дивизии, в том числе две венгерские. Это создало благоприятные условия для нанесения Красной Армией ударов по флангу и тылу группировки противника [Бурутин 2006: 30.].

В ходе этого наступления на территории Курской области развернулись масштабные боевые действия. Войска Воронежского фронта (командующий генерал-полковник Ф.И. Голиков) в период с 13 по 27 января 1943 г. провели Острогожско-Россошанскую наступательную операцию, в ходе которой началось освобождение Курской области (19 января были освобождены районные центры Курской области в ее юго-восточной части: г. Валуйки, ст. Уразово).

Планом Воронежско-Касторненской операции был предусмотрен удар по сходящимся направлениям у г. Касторное 13А Брянского фронта с севера и 40А Воронежского фронта с юга (командующий генерал-полковник М.А. Рейтер) с целью окружения и разгрома противника; 38 и 60А предстояло нанести вспомогательные

1 Публикация подготовлена в рамках поддержанного РГНФ научного проекта №15-01-00150.

удары для рассечения окружаемых сил. Наступление началось 24 января, а через трое суток 40А освободила районный центр Горшечное и продолжила движение к Касторному. Одновременно к этому городу с севера прорывалась 13 А. Однако вскоре противник снова занял Горшечное. В ночь на 5 февраля 1943 г. советские войска вторично овладели Горшечным, теперь уже окончательно [Курская областная Книга Памяти 1993: 2: 153]. Ожесточенный характер носили бои за крупный железнодорожный узел и районный центр Касторное, который немцы сумели сильно укрепить. 28 января войска двух фронтов ворвались в Касторное и к утру 29 января полностью его освободили. В результате Воронежско-Касторенской операции было разгромлено более 11 вражеских дивизий. К началу 4 февраля соединения 60-й армии освободили районные центры: Щигры, Черемисиново, Тим [История Великой Отечественной войны... 1961: 107, 109].

Ещё продолжались бои по уничтожению окруженной группировки у Касторного и Горшечного, а Воронежский фронт с ходу приступил к реализации плана Харьковской наступательной операции. 5 февраля 1943 г. Ф.И. Голиков отдал приказ командующему 60-й армией генерал-майору И.Д. Черняховскому овладеть г. Курском. По решению Ставки Верховного Главнокомандования армия была усилена 132-й и 280-й стрелковыми дивизиями (сд) и 79-й танковой бригадой (тбр) 13А Брянского фронта. Операция началась утром 7 февраля [Курская область. 1960: 419, 428]. Прорвав курский оборонительный обвод, советские войска к исходу дня вышли непосредственно к городу, а вечером 8 февраля областной центр был полностью очищен от оккупантов.

В результате наступления в верховьях Дона Красная Армия на фронте в 250 км продвинулась в западном направлении до 240 км. Была освобождена вся Воронежская и основная часть Курской области. При этом оказались обескровленными или полностью разгромленными 25 дивизий группы армий «Б». К концу марта 1943 г. линия фронта западнее Курска представляла собой выступ, обращенный на запад, который впоследствии был назван Курской дугой. Его южный фас был образован к 25 марта 1943 г., после того как войска Воронежского фронта остановили контрнаступление группы армий «Юг», в районе Белгорода. Боевые действия Центрального фронта (образован 15 февраля 1943 г. на базе упраздненного Донского фронта) в северной части Курской дуги в основном завершились к 21 марта 1943 г.

Таким образом, к началу апреля фронт на территории Курской области окончательно стабилизировался. В конце зимы 1943 г. в деятельности истребительных батальонов всего Центрального Черноземья начинается новый этап - организация батальонов на освобожденной территории [Пилишвили 2015]. Создавались они в соответствии с директивой заместителя Наркома внутренних дел СССР И.А. Серова № 1612 от 16 декабря 1941 г. за счет «.ранее действовавших на территории партизанских отрядов, возвращавшегося эвакуированного населения и частично за счет местных жителей, не покидавших свой район в период его оккупации и, безусловно, положительно проявивших себя в отношении Советской власти... Истребительные батальоны должны участвовать в организации охраны и поддержания революционного порядка в населенных пунктах, а также оказывать помощь РО НКВД в очистке районов от предательского и антисоветского элемента» [Яценко 2003а: 269.].

Целый ряд истребительных батальонов освобожденных районов в период формирования получил боевое крещение в боях с остатками разбитых вражеских войск Воронежской группировки. Так, Ольховатский батальон под руководством капитана госбезопасности Костюкова и его заместителя первого секретаря райкома ВКП(б) Сорокина с 17 по 28 января 1943 г. вел бои с остатками немецких войск, выходивших

Пилишвили Г. Д. Роль и значение истребительных батальонов НКВД Воронежской области в охране тыла Воронежского фронта при подготовке и проведении

Курской битвы весной—летом 1943 г. из окружения через с. Ольховатка, в результате чего противник понес большие потери. Не прорвавшись через «... райцентр, он был вынужден отходить по труднопроходимым дорогам, где оставил много трофеев - весь гужевой транспорт, автомобили, оружие. Значительные потери в боях понес и сам истребительный батальон: были убиты 34 человека, в том числе секретарь райкома Лыков и районный прокурор Ключников» [Яценко 2006: 187].

Вейделевский истребительный батальон под командованием старшего лейтенанта госбезопасности Королева и секретаря райкома Ивченко вместе с ротой автоматчиков Красной Армии и партизанским отрядом «.с 23 по 27 января принял участие в боевой операции по ликвидации отступавшего из окружения крупного немецкого отряда» [Там же]. Также совместно с регулярными воинскими частями сражались Подгоренский и Ладомировский истребительные батальоны.

Многие батальоны приняли активное участие в вылавливании отдельных солдат и офицеров противника, прятавшихся в лесах, оврагах, блиндажах. Так, Буденновским батальоном было «.задержано 673 человека, Острогожским - 793. Бойцами было собрано много трофейного оружия, разминировано 5 минных полей, 2 склада и здание Дома Советов в г. Острогожске» [Яценко 2003а: 269].

В результате работы, проведенной по формированию истребительных батальонов в освобожденных районах Воронежской области, в феврале 1943 г. функционировало 84 батальона численностью 5 233 человека2.

Для обучения военному делу бойцов-истребителей была разработана новая учебная программа, более емкая и содержательная, чем в 1941 г. Военное обучение ставило целью дать бойцам истребительных батальонов необходимые знания и практические навыки для действия в составе отделения, взвода, чтобы воин был готов в любую минуту стать активным бойцом в защите своей Родины. Бойцов истребительных батальонов стремились «.научить: военному строю, умению владеть оружием, вести меткий прицельный огонь из стоящих на вооружении образцов одиночного и группового оружия; уничтожать противника, вести рукопашный, штыковой бой, бросать в цель ручные гранаты и уничтожать танки; наступать в составе отделения, взвода, батальона, сочетая движение и огонь, окружая парашютистов, диверсантов и отдельные группы противника, прорвавшегося на территорию района; преследовать отходящего противника и производить поиск по следам; вести оборонительный ближний бой в полевых условиях и в населенных пунктах. Окапываться, маскироваться, действовать в условиях воздушного и химического нападения противника, распознавать вражеские самолеты и их типы, пользоваться средствами противохимической защиты.

Предлагался следующий расчет учебных часов: 1) тактическая подготовка - 48 часов; 2) огневая подготовка - 22 часа; 3) строевая и физическая - 19 часов; 4) саперная подготовка - 7 часов; 5) санитарная подготовка - 7 часов; 6) химическая подготовка - 8 часов; 7) уставы - 4 часа, а общее количество часов - 115»3.

Воссоздание истребительных батальонов на освобожденной территории Центрального Черноземья оказалось своевременной мерой, так как обстановка в регионе весной и в начале лета 1943 г. оказалась сложной. В период подготовки к Курской битве противник развернул широкую и очень активную разведывательно-диверсионную деятельность в тылу Красной Армии. Поэтому органам НКВД и истребительным батальонам пришлось серьёзно усилить свою деятельность.

Перед началом битвы за Курск часть бойцов истребительных батальонов была мобилизована в действующую армию, а некоторые подразделения переданы войскам

2 Исследовательский центр УВД Курской области (ИЦ УВД КО). Ф. 38. Оп. 1. Д. 7. Л. 22.

3 Там же. Д. 11. Л. 8, 10.

для охраны тыла Воронежского фронтов. В архиве Воронежской области хранится документ, датированный 1 июля 1943 г., в котором указываются истребительные батальоны по районам, их численный состав и командиры (они же начальники райотделов НКВД): Воробьевский - 99 человек (Фролов Василий Семенович); Грязинский - 175 (Щелоков Федор Андреевич); Добринский - 81 (Михно Василий Лукьянович); Дрязгинский - 98 (Мананников Иван Иванович); Боринский - 89 (Терин Михаил Гаврилович); Липецкий - 246 (Набоков Афанасий Петрович); Усманский - 185 (Уткин Максим Афанасьевич); Хворостянский - 80 (Никитин Андрей Михайлович); Хлевенский - 82 (Зубицкий Владимир Станиславович); Подгорненский - 63 (Ефименко Федор Никонорович); Полянский - 58 (Попов Михаил Егорович); Таловский - 58 (Кудинов Владимир Егорович) [Истребительные батальоны. 2005: 8].

Для наступления на Курск (кодовое наименование операции «Цитадель»), целью которого было окружение и уничтожение под Курском Центрального и Воронежского фронтов, германское командование сосредоточило у основания Курского выступа (севернее и южнее Курска) 50 дивизий (в том числе 16 танковых и моторизованных), в которых насчитывалось около 900 тыс. человек. На вооружении у них было до 10 тыс. орудий и минометов, около 2 700 танков и штурмовых орудий и свыше 2 тыс. самолетов. Причем, учитывая тяжелый опыт Сталинграда, войска сателлитов Германии к участию в этой операции не привлекались [Ротмистров 1976: 7].

Против орловской группировки противника, группы армий (ГА) «Центр» были развернуты войска Центрального фронта, в который входили 5 общевойсковых, танковая и воздушная армии и два отдельных танковых корпуса. Белгородско-харьковской группировке врага - ГА «Юг», противостояли войска Воронежского фронта: 5 общевойсковых, танковая и воздушная армии, два танковых и стрелковый корпусы. В составе только этих двух фронтов - Центрального (командующий - генерал армии К. К. Рокоссовский) и Воронежского (командующий - генерал армии Н.Ф. Ватутин) - к началу оборонительного сражения находилось свыше 1 300 тыс. человек, до 20 тыс. орудий и минометов, около 3 600 танков и самоходных артиллерийских установок и свыше 2 800 самолетов. В ходе подготовки к битве неоценимую помощь войскам оказало население прифронтовых районов Курской, Орловской, Липецкой, Воронежской, Харьковской областей. В течение трех месяцев до начала битвы десятки тысяч трудящихся нашей области в условиях систематических налетов вражеской авиации помогали войскам Воронежского, Центрального и Степного фронтов строить оборонительные сооружения, аэродромы, дороги. Силами войск этих фронтов и местного населения было создано восемь оборонительных рубежей глубиной до 300 км. [Там же: 10.] Наряду с появлением в резервах и во вторых эшелонах фронтов танковых и других родов войск был сформирован Резервный фронт, впоследствии переименованный в Степной, который объединил резервы Ставки на юго-западном направлении.

Курская битва проходила с 5 июля по 23 августа 1943 г. на территории Курской, Орловской, Харьковской и частично Сумской областей. Наступление германских войск началось утра 5 июля, но, столкнувшись с упорным сопротивлением советских войск, противник понёс большие потери и смог продвинуться лишь на 10-12 км в полосе обороны Центрального фронта и на 35 км на Воронежском фронте. 12 июля 1943 г. развернулись масштабные боевые действия двух крупных танковых группировок под Прохоровкой. Это сражение явилось завершающим в ходе оборонительной операции на юге Курской дуги. Воронежский фронт выдержал удар и 17 июля перешёл к преследованию отходящего противника, а 23 июля отбросил противника примерно на те рубежи, с которых он перешёл в наступление. Одержав победу в Курской битве, Советские вооруженные силы развернули большое летне-

Пилишвили Г. Д. Роль и значение истребительных батальонов НКВД Воронежской области в охране тыла Воронежского фронта при подготовке и проведении

Курской битвы весной—летом 1943 г. осеннее наступление на южном и центральном участках советско-германского фронта [Гришков 1998: 83].

Победа под Курском была выкована совместными усилиями фронта и тыла. Свой весомый вклад в охрану тыла внесли и истребительные батальоны области. Руководители германских секретных служб старались организовать широкую разведывательную и диверсионную деятельность в советском тылу. Например, Абвер в операции «Цеппелин» ввел в действие за первые шесть месяцев 1943 г. почти вдвое больше шпионов и диверсантов, чем за весь предыдущий год; только одно из его подразделений - «абверкоманда-104» - с 1 октября 1942 г. по сентябрь 1943 г. забросило в тыл Красной Армии 150 разведывательно-диверсионных групп [Сергеев 1991: 254-255]. Контрразведчики Центрального фронта в июне 1943 г. обезвредили 15 таких групп [Теплицын 2000: 43]. Но усилия врага оказались тщетны. В 1944 г. А. Гитлер отметил что «... основную задачу - провести в большом масштабе диверсионную и подрывную работу «Ц-У1» выполнил, несомненно, плохо» (см.: [Шамаев 1988: 99]).

Вернемся к положению, в котором оказались воронежские истребительные батальоны. 13 июля 1943 г., когда реальным стал прорыв фронта противником, Воронежский обком требовал «. восстановить и привести в боевое состояние истребительные батальоны, отряды, организовать активную военную подготовку населения. Органам внутренних дел предлагалось усилить охрану всех важнейших объектов: железнодорожных станций, линий связи, нефтебаз, складов, предприятий, хозяйственных построек, МТС, колхозов, установив дежурство ответственных лиц во всех организациях и учреждениях» [Истребительные батальоны. 2005: 8]. Чтобы правильно ориентироваться в обстановке, секретарь обкома М. Гордиенко настаивал на необходимости поддержки постоянной связи с соседними районами и с командованием войсковых частей, расположенных на территории района.

Большую опасность представляли вражеские парашютисты-диверсанты. После специальной подготовки они группами и в одиночку засылались на советскую территорию. Нередко они оказывались в руках сотрудников «Смерша», НКВД, бойцов истребительных батальонов. Во время налетов немецких бомбардировщиков неприятельские агенты предпринимали попытки наведения их на цели подачей световых сигналов с помощью ракетниц [Яценко 2002: 152.]. Нередки были случаи приземления на советскую территорию экипажей подбитых советской истребительной авиацией и зенитной артиллерией самолетов противника. В связи с этим директивой Народного комиссара внутренних дел СССР Л.П. Берия было предложено силами истребительных батальонов «. в райцентрах установить круглосуточные посты воздушного наблюдения, в остальных населенных пунктах посты воздушного наблюдения установить из бойцов групп содействия истребительным батальонам с привлечением к этому населения и школьников. При всех сообщениях из районов о предполагаемых местах выброски фашистов с немецких самолетов немедленно принимать решительные меры силами истребительных батальонов и работников РО НКВД по розыску и задержанию приземлившихся парашютистов. Всех задержанных парашютистов тщательно допрашивать в кратчайший срок (2-3 дня), с тем чтобы можно было по горячим следам установить остальных сброшенных парашютистов, а после предварительного допроса парашютистов немедленно передавать ближайшему отделу контрразведки «Смерш»4.

Другой «болевой» проблемой был бандитизм. Например, только в 19411943 гг. по Советскому Союзу была ликвидирована 7 161 вооруженная группа (54 130

4 ИЦ УВД КО. Ф. 38. Оп. 1. Д. 9. Л. 9.

человек) [Россия (СССР) в локальных войнах и вооруженных конфликтах. 2000: 118]. С 30 сентября 1941 г. в структуре НКВД начал функционировать Отдел по борьбе с бандитизмом. Нередко скрывавшиеся предатели, пособники фашистов вместе с различными уголовными элементами, дезертирами собирались в бандгруппы, причем некоторые из таких групп прямо ставили перед собой задачи оказания помощи немецким войскам и террора против местного актива [Яценко 2003: 47]. Все эти обстоятельства предъявили повышенные требования к истребительным батальонам - их организации, комплектованию, боевой подготовке бойцов и командиров. Растет их количество, увеличивается численность личного состава.

С указанными нами аспектами функционирования истребительных батальонов была тесно связана их оперативно-служебная деятельность. Ее эффективность напрямую зависела от того, насколько успешно были решены организационные вопросы: подобран боевой состав, назначен хороший командир, добросовестно относящийся к порученному делу. Проиллюстрируем это рядом примеров. К числу передовых по оперативно-служебной деятельности в Воронежской области относился Репьевский батальон. Он был организационно сплочен, насчитывал «.95 бойцов, регулярно проводилась боевая подготовка, причем со стопроцентным охватом личного состава. Во главе с первым секретарем РК ВКП(б) и начальником РО НКВД была налажена служба, бойцы нацелены на выполнение оперативных задач. 17 июля 1943 г. бойцы истребительного батальона с помощью членов групп содействия задержали парашютиста-диверсанта»5.

Вейделевский истребительный батальон был укомплектован в «. составе 90 человек, куда был включен весь партийно-советский актив. Бойцы регулярно и в полном составе занимались боевой подготовкой, в батальоне не имелось нарушений дисциплины и установленного порядка. Была правильно организована служба, в

результате до конца июля 1943 г. бойцы задержали 50 дезертиров, свыше 100 человек,

6

не имевших документов и подозрительных» .

Много внимания уделялось истребительному батальону со стороны Острогожского райкома ВКП(б) и его первого секретаря Савина, который часто вызывал руководство батальона, интересовался его проблемами. Острогожский батальон «.состоял из 5 взводов общим количеством 150 бойцов, осуществлял ежедневное патрулирование, высылку разведывательно-поисковых групп, дозоров. По району было создано 18 групп содействия численностью 547 человек, некоторые из них в 1943 г. имели самостоятельные задержания (так, группа Шубинского сельсовета задержала 7 дезертиров, 5 подозрительных; Волошинского - 5 дезертиров, 1 шпиона)»7.

С другой стороны, имелись случаи совершенно иного отношения к истребительным батальонам, когда районные руководители смотрели на них как на некую обузу, а это, в свою очередь, отражалось и на их результативности. Примером может служить деятельность (вернее, отсутствие таковой) Новохоперского истребительного батальона. Удовлетворительно несший службу до начала мая 1943 г., затем он потерял боеспособность и «..на протяжении семи месяцев значился только на бумаге, не представляя из себя боевой единицы. Лишь с начала декабря 1943 г. вновь сформированный батальон возобновил свою оперативно-служебную деятельность»8. Похожая ситуация была в Добринском районе, где, судя по данным военного отдела Воронежского обкома, РК ВКП(б) «.совершенно не интересовался этой проблемой.

5 Государственный архив общественно-политической истории Воронежской области (ГАОПИ ВО). Ф. 3. Оп. 1. Д. 5280. Л. 44.

6 ГАОПИ ВО. Ф. 3. Оп. 1. Д. 5280. Л. 44.

7 Там же. Л. 60-61 об.

8 Там же. Л. 26.

Пилишвили Г. Д. Роль и значение истребительных батальонов НКВД Воронежской области в охране тыла Воронежского фронта при подготовке и проведении

Курской битвы весной—летом 1943 г. Батальон был небоеспособен и не имел ни одного задержания. Секретарь райкома заявил проверяющему, что, когда закончится посевная, они будут заниматься работой батальона, а сейчас - не время. И хотя затем положение было несколько исправлено (налажена оперативно-служебная деятельность, практиковались высылка секретов, патрулирования, облавы, созданы группы содействия), в конце года оказание практической помощи батальону, а также контроль за его работой со стороны райкома ВКП(б) и его военного отдела были вновь значительно ослаблены»9.

Анализируя картину оперативно-служебной деятельности истребительных батальонов, следует помнить, что она включала в себя решение целого комплекса задач. В рамках второго периода войны, с учетом специфики региона и своеобразия момента, они уточняются и конкретизируются в целом ряде документов. 31 мая 1943 г. Военный совет Воронежского фронта принял постановление № 0058 «О поддержании твердого государственного порядка в тылу фронта», предусматривавшее целый ряд мер как по поддержанию режима военного времени, так и по борьбе с вражескими элементами - шпионами, диверсантами, с бандитами, дезертирами. В данном документе была поставлена задача и перед истребительными батальонами: они должны были «. организовать охрану железнодорожных мостов и сооружений, узлов и линий связи, учреждений, предприятий и повседневное патрулирование в населенных пунктах, а также периодическое прочесывание местности (лесных массивов, оврагов, кустарников, нежилых строений, оставленных оборонительных сооружений с целью выявления и задержания врага)»10.

Работа по разъяснению основных задач истребительных батальонов проводилась в Воронежской области - как по линии партийных органов, так и по линии органов внутренних дел, прежде всего областного штаба истребительных батальонов. Так, последний в связи с тем, что в июле противник усиленно забрасывал парашютистов-диверсантов на территорию области, предложил командирам батальонов «. в последующие месяцы строить службу по следующим основным направлениям: усиленное наблюдение за воздухом, разведка местности с целью обнаружения признаков приземления парашютистов, а также выявления скрывающихся агентов противника, бандитов, дезертиров. Следовало провести на этот счет специальные беседы со всем сельским активом, колхозниками, лесниками, пастухами, объездчиками, сторожами» [Яценко 2003а: 281].

Однако во многих районах оперативно-служебная деятельность истребительных батальонов часто была ограничена лишь отдельными ее видами, иногда не входившими в круг их задач. В частности, батальоны привлекались к конвоированию, охране КПЗ, РО НКВД, причем эти виды нарядов строились за счет сокращения количества разведывательно-поисковых групп и постов воздушного наблюдения.

Первый секретарь обкома ВКП(б) В.И. Тищенко и начальник УНКВД Н.А. Голубев 4 сентября 1943 г., в связи с рядом недостатков в оперативно-служебной деятельности истребительных батальонов Воронежской области, обратились к секретарям райкомов партии и начальникам РО НКВД с уже упоминавшимся выше директивным письмом, в котором четко разъяснялось, какие основные задачи возлагаются на истребительные батальоны: «. несение службы по обнаружению, выявлению и задержанию вражеских парашютистов, диверсантов и ракетчиков. участие в поддержании режима военного времени путем несения службы по задержанию дезертиров, подозрительных и не имеющих документов лиц. борьба с проявлениями бандитизма путем участия в специальных операциях, проводимых

9 ГАОПИ ВО. Ф. 3. Оп. 1. Д. 5280. Л. 8, 72 72об.

10 Российский государственный архив общественно-политической истории (РГАСПИ). Ф. 17. Оп. 43. Д. 1125. Л. 223-225.

органами НКВД, высылки разведывательно-поисковых групп в направлении вероятного пребывания бандформирований, а также специальных маршрутных дозоров для разведки мест расположения бандгрупп, маскируя наряд под местных жителей» [Там же: 282.].

На начало августа 1943 г. в рядах истребительного батальона Дрязгинского района Воронежской области имелось 64 человека. Бойцами-истребителями с начала 1943 г. «.было задержано: дезертиров - 52 человека, шпионов, террористов -2 человека, нарушителей общественного порядка в военное время - 225 человек. Облав произведено - 32. Отдельные бойцы истребительного батальона активно участвовали в ликвидации групп, банд дезертиров. Например, С.В. Яковлев из В.-Телелюйского совета задержал двух парашютистов, А. И. Ломакин задержал 15 дезертиров, Череншов - председатель Куликовского сельсовета - задержал 5 дезертиров» [Истребительные батальоны. 2005: 67-68].

В Воронежской области только по данным на 7 августа 1943 г. истребительными батальонами было задержано «.8 шпионов-парашютистов, 2 125 дезертиров из РККА, 5 125 не имевших документов и подозрительных» [Яценко 2006: 197]. Наиболее эффективными видами несения службы здесь оказались разведывательно-поисковые группы, патрулирование и отряды заграждения, на долю которых приходилось наибольшее количество задержаний11. На 30 октября 1943 г. истребительный батальон Хлевенского района Воронежской области насчитывал в своих рядах 188 человек. За июнь - июль 1943 г. батальон провел большую работу по ликвидации бандитских и дезертирских формирований и изъятию дезертиров - одиночек. За этот период ликвидированы «.одна бандитская группа, 5 дезертирских групп и 56 дезертиров-одиночек, а также привлечено к уголовной ответственности 4 укрывателя пособников дезертиров» [Истребительные батальоны. 2005: 184.]. За 1943 г. бойцы истребительного батальона участвовали в облавах, прочесываниях лесных массивов и в других операциях. За время патрулирования по городу задержано «. подозрительных лиц - 1 585 человек, из них без документов - 443 человека, дезертиров - 105 человек, привлечено к ответственности 87 человек, задержан 1 шпион» [Там же: 26-27.].

Нередко во время несения службы бойцам истребительных батальонов и членам групп содействия приходилось рисковать жизнью, проявлять выдержку и находчивость. Это ярко демонстрируют следующие примеры. 19 августа 1943 г. в РО НКВД Буденовского района Воронежской области поступили данные, что изменник А. Р. Михайлов, бежавший из мест заключения, скрывается в доме родственницы. Для его задержания была выделена группа бойцов истребительного батальона. В результате умело проведенной операции «. Михайлов был обнаружен в специально оборудованном тайнике между дымоходной трубой и печью, задержан и доставлен в РО НКВД. Приказом УНКВД участникам операции была объявлена благодарность» [Яценко 2001: 81].

Ряд ярких примеров по Воронежской области попали в обзор штаба истребительных батальонов НКВД СССР о деятельности групп содействия в стране за 1943 г. В августе этого года жители Евдаковского района Воронежской области, члены местной группы содействия, установили, что в их деревне появилась подозрительная группа военнослужащих, которая занималась вымогательством продовольствия у населения. Члены группы содействия обезоружили и задержали этих военнослужащих, которые оказались дезертирами-бандитами. В состав банды входили также двое бывших полицейских, скрывавшихся от наказания. 1 сентября членом группы содействия батальону Землянского района М. Н. Бабкиным был задержан неизвестный

11 Государственный архив Воронежской области (ГА ВО). Ф. 1855. Оп. 1. Д. 6. Л. 146об.

Пилишвили Г. Д. Роль и значение истребительных батальонов НКВД Воронежской области в охране тыла Воронежского фронта при подготовке и проведении

Курской битвы весной—летом 1943 г. подросток тринадцати лет. Во время допроса задержанный А.К. Парфенов сознался, что, будучи на оккупированной территории Смоленской области, он был завербован немецкой разведкой и вместе с другими мальчиками (в количестве 28 человек) направлен в школу диверсантов в г. Касселе. После ее окончания 31 августа 1943 г. он был сброшен с самолета на территорию Воронежской области для проведения диверсионной деятельности, для чего был снабжен тремя толовыми зарядами, изготовленными в виде кусков каменного угля. Наряду с работой по выявлению и задержанию вражеских и уголовных элементов бойцы истребительных батальонов занимались также сбором и уничтожением фашистских листовок (так, в Воронежской области в 1943 г. их было собрано свыше 200 тысяч [Яценко 2006: 199]), сбором на полях боев оружия, боеприпасов и военного имущества, а также изъятием его у населения.

Подводя итог, отметим, что по мере продвижения советских войск на запад с конца 1943 г. штабы истребительных батальонов передавались в отделы по борьбе с бандитизмом, личный состав переводился в войска НКВД. Обычно последней операцией был сбор, учет и хранение документальных материалов о зверствах, разрушениях, грабежах и насилиях германских, финских, итальянских, румынских войск и властей на оккупированной территории. Позже эти сведения будут переданы в чрезвычайную государственную комиссию по расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников и причиненного ими ущерба гражданам, колхозам, общественным организациям, государственным предприятиям и учреждениям СССР. Таким образом, истребительные батальоны Центрального Черноземья, в частности Воронежской области, внесли свой вклад в укрепление и охрану тыла Красной Армии в 1943 г., что было немаловажно в период сражений, предопределивших победный исход войны, особенно при проведении Курской битвы.

Библиографический список

Государственный архив Воронежской области (ГА ВО). Ф. 1855. Оп. 1. Д. 6. Л. 146об

Государственный архив общественно-политической истории Воронежской области (ГАОПИ ВО). Ф. 3. Оп. 1. Д. 5280.

Исследовательский цент УВД Курской области (ИЦ УВД КО). Ф. 38. Оп. 1. Д. 7, 9, 11

Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ). Ф. 17. Оп. 43. Д. 1125.

Бурутин Г.А. Роль и значение боевых действий на Верхнем и Среднем Дону в годы Великой Отечественной войны // Верхний и Средний Дон в Великой Отечественной войне: материалы международной научной конференции / под ред. С И. Филоненко. Воронеж, 2006. С. 30-36.

Великая Отечественная. 1941-1945: фотоальбом. М., 1985. 290 с.

Великая Отечественная война. 1941-1945: военно-исторические очерки. Кн. 2. Перелом. М., 1998. 370 с

Гришков И.Г. Курская область в годы Великой Отечественной войны. Курск, 1998. 170 с.

История Великой Отечественной войны Советского Союза. 1941-1945. Т. 3. М., 1961. 340 с.

История второй мировой войны. 1939-1945 гг. Т. 7. М., 1976. 410 с..

Истребительные батальоны Липецкого края в годы Великой Отечественной войны. Липецк, 2005. 190 с.

Курская область в период Великой Отечественной войны. Т. 1. Курск, 1960.

470 с.

Курская областная Книга Памяти. Курск, 1993. Т. 1. 240 с.; Т. 2. 280 с.

Пилишвили Г.Д. Роль партийных, советских органов, органов НКВД и Штаба истребительных батальонов Курской области в руководстве и организации оперативной и боевой деятельности истребительных батальонов в период подготовки и проведения Курской битвы (весна - лето 1943 г.) // Ученые записки. Электронный научный журнал Курского государственного университета. Курск, 2015. № 3(35) URL: http://scientific-notes.ru/pdf/035-001.pdf (дата обращения: 04.04.2016).

Россия (СССР) в локальных войнах и вооруженных конфликтах второй половины XX века / под ред. В. А. Золотарева. М., 2000. 280 с.

Ротмистров П.А. Танковое сражение под Прохоровкой // Война. Народ. Победа. Кн. 2. М., 1976. 320 с..

Сергеев Ф. Тайные операции нацистской разведки, 1933-1945. М., 1991. 380 с.

Теплицын В.Л. «СМЕРШ»: операции и исполнители. Смоленск, 2000. 340 с.

Шамаев В.Г. Партийное руководство военно-патриотическим воспитанием населения Центрального Черноземья в годы Великой Отечественной войны. Воронеж, 1988. 320 с.

Яценко К.В. В борьбе за коренной перелом: Военно-организаторская деятельность органов власти Центрального Черноземья во второй период Великой Отечественной войны (ноябрь 1942 г. - декабрь 1943 г.). Курск, 2001. 146 с.

Яценко К.В. Деятельность структур НКВД и истребительных батальонов Курской области в 1943-1945 гг. // На страже порядка. Из истории органов внутренних дел Курского края. Курск, 2002. С. 152-157.

Яценко К.В. Организация добровольческих военизированных формирований в годы Великой Отечественной войны. (По материалам областей Центрального Черноземья). М., 2003. 72 с.

Яценко К.В. Военно-организаторская деятельность государственных и политических структур областей Центрального Черноземья в годы Великой Отечественной войны: дис. ... докт. ист. наук. М., 2003а. 450 с.

Яценко К.В. Фронтовой регион: Центральное Черноземье России в системе военно-организаторской деятельности местных властных структур в годы Великой Отечественной войны. Курск, 2006. 280 с.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.