Научная статья на тему 'Роль храмов в пространственно-планировочной структуре Екатеринбурга XVIII-XIX вв.'

Роль храмов в пространственно-планировочной структуре Екатеринбурга XVIII-XIX вв. Текст научной статьи по специальности «Строительство. Архитектура»

CC BY
669
41
Поделиться
Ключевые слова
Храмовая архитектура / городская застройка / ПЛОЩАДЬ / пространственная организация / панорамно-пространственный комплекс

Аннотация научной статьи по строительству и архитектуре, автор научной работы — Голобородский Михаил Венидимович

Статья посвящена исследованию композиционно-пространственных характеристик городской застройки Екатеринбурга XIX начала XX вв., частью которой являлись здания церквей. Автор фиксирует место храмов в панораме Екатеринбурга на разных этапах развития города с учетом стилевых изменений, происходивших в архитектуре. Анализ высотного построения Екатеринбурга выявляет конкретные особенности пространственной организации его застройки.

Текст научной работы на тему «Роль храмов в пространственно-планировочной структуре Екатеринбурга XVIII-XIX вв.»

УДК 72.03

Голобородский М. В.

Рольхрамов в пространственнопланировочной структуре Екатеринбурга XVIII—XIX вв.

Статья посвящена исследованию композиционно-пространственных характеристик городской застройки Екатеринбурга XIX - начала XX вв., частью которой являлись здания церквей. Автор фиксирует место храмов в панораме Екатеринбурга на разных этапах развития города с учетом стилевых изменений, происходивших в архитектуре. Анализ высотного построения Екатеринбурга выявляет конкретные особенности пространственной организации его застройки.

Ключевые слова: храмовая архитектура, городская застройка, площадь, пространственная организация, пано-рамно-пространственный комплекс.

GOLOBORODSKY М. V.

ROLE OF TEMPLES IN SPATIALLY-PLANNING STRUCTURE OF EKATERINBURG XVIII-XIX CENTURIES

The article investigates the compositional and spatial characteristics of urban Yekaterinburg XIX-XX centuries. Part of the city building were the building of churches. The author reveals the location of churches in the panorama of Yekaterinburg in various stages of development of the city. The author reveab the stylistic changes that took place in the architecture. The analysis of high-rise construction of Yekaterinburg reveals concrete features of the spatial organization of its building.

Keywords: church architecture, urban development, space, spatial organization, panoramic-dimensional complex.

Голобородский Михаил Венидимович

канд. архитектуры, профессор УралГАХА E-mail: architrave@ inbox.ru

Архитектурное наследие Екатеринбурга XIX - начала XX вв. сохраняет градостроительное значение как реально функционирующий элемент городской среды. Композиционнопространственные характеристики городской застройки XIX в. и сегодня определяют облик многих улиц и площадей Екатеринбурга. Его архитектурные памятники и ординарные постройки представлены многообразными типами сооружений, немалую часть среди них прежде составляли здания церквей. В условиях нового этапа храмового строительства представляется своевременным ознакомление архитекторов с результатами специальных научных исследований по архитектурной типологии местных храмов и их градостроительной роли в структуре города.

Высотное построение храмов в панораме Екатеринбурга [1]

Проекты и чертежи, фиксирующие состояние застройки, показывают, что ведущим принципом планировки Екатеринбурга было формирование геометрически правильной схемы города.

К1917 г. город получил ясную и четкую структуру с организованной системой видовых перспектив главных сооружений. Важным элементом его композиции служила система главных и второстепенных площадей. Регулярный план предусматривал благоустройство города бульварами, скверами на площадях и набережной. Церковная и Торговая площади со стоящими на них Екатерининской и Богоявленской церквями, исполняя роль городского центра, смыкались на плотине и оспаривали друг у друга главенство [2] (ил. 1,2 и 3). Поднимавшиеся на южной границе Торговой площади Святодуховская церковь и Максимилиановская церковь-колокольня подчеркивали ее значение в иерархии городских зон. Екатерининский и Богоявленский соборы совместно с Максимилиановской и Святоду-ховской церквями образовывали треугольник доминирующих в центре архитектурных вертикалей - основу пространственной организации Екатеринбурга. Одна из сторон треугольника совпадала с осью плотины (ил. 4,5), две другие замыкались в южном конце торговой площади, на перекрестке Покровского проспекта (теперь

1. Вид на центр Екатеринбурга с северной части города: Церковная сторона, плотина, Торговая сторона.

2 Вид на центр Екатеринбурга с восточной стороны города: плотила. Торговая сторона, 10 9

3. Вид на восточную часть Екатеринбурга ич центра города.

1 - Екатерининский собор; 2 - Богоявленский собор; 3 - Мансимилиановская церковь (большой Златоуст); 4 - Свято-Троицкая церковь (Рязанове кая) 5 - Крестовая церковь Архиерейского дома; 6 - Спасская (Толстиковская) церковь; 7 - Ал ександро-Невский собор Ново' Тихвинского монастыря; 8 - Свято-Духовская церковь; 9 - Вознесенская церковь; 10 - Церковь дома Харитонова.

ул. Малышева) и Уктусской улицы (теперь 8 Марта). В зоне действия ведущих доминант треугольника имелась группа второстепенн ых, подчиненных им по высоте церковных зданий. Так, купол Успенской старообрядческой церкви на ул. Госпитальная (теперь ул. Добролюбова) и шатер Афанасьевской церкви при Горном училище на Главном проспекте (теперь пр. Ленина) при своей незначительной высоте участвовали в формировании городского силуэта. Домовые храмы 1-й женской гимназии, Алексеевскою реального училища, стоящего на Главном проспекте в объемной композиции зданий, обозначались лишь алтарными

апсидами с крестами над кровлей и не влияли на высотное построение городского силуэта.

Находящуюся в чаше природного амфитеатра центральную пространственную зону - ядро главных церковных зданий - огибало кольцо из ведущих и второстепенных доминант, удаленных от центра пространственных зон. Цепь панорамно-пространственных комплексов начиналась на северной стороне города зданием Алекса ндро-Невской (Лузинской) церкви на Мельковской площади и одной из главных доминант во всем пространстве Екатеринбурга - Вознесенской церковью на одноименной горке. Далее

цепь ведущих доминант продолжали: в юго-восточной части города Кресто-воздвиженская и Троицкая церкви и комплекс храмов Ново-Тихвинского монастыря в его юго-западной части (ил. 6-11). Все эти храмы образовывали радиальные связи с храмами, формировавшими главный треугольник доминант в центре города. Находившиеся в центральной части города лютеранская кирха на Главном проспекте и католический костел на Соляной площади, а также Успенская старообрядческая часовня из-за малой высоты или местоположения в застройке образовывали второстепенные визуальные связи с храмами, находившимися на одной с ними улице. Одновременно получила развитие цепочка второстепенных акцентов на периферии города и за его официальной границей. Ее составляли: на северо-востоке - Всесвятская церковь Михайловского кладбища, на юго-востоке - Никольская полковая и Си-меоновская церкви, расположенные на склоне Обсерваторской горы. Полукольцо пограничных доминант продолжал куст малых храмов в южной части города: Троицкая на Сибирском проспекте (ул. Куйбышева) и Никольская старообрядческая церковь на одноименной улице (ул. Белинского). Далее шли Крестовая церковь архиерейского дома и Спасская церковь, стоявшие на Архиерейском переулке (теперь ул. Тверитина) и Спасской улице (теперь Разина) соответственно. К юго-западу от городской плотины цепь удаленных от центра панорамно-пространственных комплексов пересекала главенствующую в панораме этой части Екатеринбурга группу храмов Ново-Тихвинского монастыря. Бесспорной доминантой здесь являлся Александро-Невский собор. Он господствовал и в пространстве граничащей с территорией монастыря Дровяной (Щепной) площади. Кроме монастырских храмов площадь архитектурно оформляли окружавшие ее с трех сторон учебные заведения с непременными при них домовыми храмами. Таким образом, обрамление площади составили церкви: Женского епархиального училища, Духовного мужского училища, Нуровского сиротского приюта и 2-й женской гимназии. После монастырского ансамбля цепь второстепенных акцентов на городской периферии продолжали колокольни Ивановской панихидной церкви, Всесвятской (Нагорной) и Никольской церквей Верх-Исетского завода. Михайловская панихидная церковь у Сибирского тракта, а так-

же Успенская, Рождественская церкви Верх-Исетского завода находились вне видимости из города и в формировании его панорамно-пространс-твенных комплексов не участвовали.

Среди большого числа церковных построек, появившихся в Екатеринбурге после 1860 г., только два храма претендовали на роль главных доминант - Максимилиановская церковь-колокольня и Крестовоздвиженская церковь. С распространением в это время практики строительства приходских храмов и особенно домовых церквей по линии застройки, новые малые доминанты по-прежнему подчеркивали регулярную сетку улиц, но какой-либо явной системы пространственных взаимосвязей между собой не образовывали. Кроме домовых церквей распространенными культовыми сооружением города были часовни. Самая значительная из них, Александро-Невская часовня, поднялась над рядами амбаров в центре Хлебной площади. Часовни не участвовали в формировании высотного решения города, но, поставленные поблизости от храмов, они являлись малыми архитектурными формами, зрительно смягчавшими переход от прочих светских построек к храмам. Основная часть церковных построек возводилась вдоль проложенных с запада на восток проспектов, поочередно выполнявших функцию транзитной магистрали из центральной России в Сибирь [3]. Ведущие и второстепенные доминанты, группируясь вдоль Главного и Покровского проспектов, создавали комплекс пространственных взаимосвязей, чем выявляли структуру центральной части города. Второй район, выявленный системой доминант, сформировался в южной части Екатеринбурга вдоль Александровского проспекта. Как и в центре города, структуру его южной части определяли две оспаривающих друг у друга главенство площади. Комплексу церковных доминант на Дровяной (Щепной) площади противостоял комплекс из церковных зданий, окруживших к началу XX в. Сенную площадь. Зрительно соединяющим два противостоящих района звеном стал участок в месте пересечения Александровского проспекта и главной композиционной оси городской застройки, заданной прудом и рекой. Здесь, в заселенной старообрядцами местности находились принадлежавшие им Троицкая, Никольская, Спасская церкви, но также и Крестовая церковь архиерейского дома.

Уже на раннем этапе своего развития Екатеринбург не получил плотно сгруппировавшихся в центре вертикалей. Церкви располагались по приходам, создавая ритм в расположении городских доминант. Особенность ландшафта способствовала образованию своеобразного силуэта, снижающегося к центру города. К1917 г. еще не все городские площади были выделены в городском пространстве с помощью церковных доминант. Оставшиеся без храмов площади воспринимались пустырями. Во второй половине XIX в. многие церкви были построены не на площадях, как предполагалось генпланом 1829-1845 гг., а в застройке улиц и проспектов. Таким образом, основой архитектурнопространственного построения Екатеринбурга стало сочетание зональной структуры, опорных вертикалей и зрительных связей между ними. С их помощью создавалось представление

о соподчинении районов в городском комплексе. Соотношение высот церковных и прочих зданий, низкая плотность застройки позволяли из каждой точки города, независимо от направления улиц, воспринимать многие доминанты. В довольно живописной панораме образовался закономерный строй объемных ориентиров, выполнявших определенные художественные функции.

Анализ высотного построения Екатеринбурга выявляет конкретные особенности пространственной организации его застройки, которые, отражая специфику природных условий, обеспечили целостность развивающейся городской композиции. Размещение центрального ядра в чаше природного амфитеатра подчеркивало кольцо доминант нескольких пространственных зон. Пониженные части застройки в пойме реки и пруда, а также ориентированные на городское ядро холмы были использованы для образования развитой сети зрительных связей. Архитектурное выражение получили композиционные оси города, отвечавшие природным координатам поймы реки. Характер высотного построения Екатеринбурга соответствовал полицентричности его структуры. Особенность высотного построения композиции также определяла художественная сдержанность. Ограниченное число акцентов размещалось только на обоснованных планировочной структурой и природными условиями участках, кроме того, в одном ведущем здании совмещалось нескольких композиционных функций.

5. Система панорамно-пространственных комплексов в композиции плана Екатеринбурга 1829 г.

1 - треугольник композиционных высотных акцентов исторического ядра;

2 - центральный планировочный треугольник визуалльных связей доминирующих над центром города;

3 - планировочный треугольник визуальных связей доминирующих над южной частью города;

4 - планировочный треугольник визуальных связей доминирующих над северной частью города;

Роль храмов в развитии плана Екатеринбурга в период классицизма (1785-1850)

В середине XVIII в. продолжилось развитие градостроительной идеи формирования застройки регулярного типа с выявлением главных городских магистралей посредством церквей как градостроительных доминант. Новые каменные здания храмов зрительно усилили фиксацию в пространстве продольной оси главной транспортной

магистрали с нанизанными на нее двумя площадями. Колокольни двух следующих по времени появления церквей -Святодуховской и Вознесенской ■ определили значение улиц, выявлявших меридианальную ось градостроительной композиции. Именно по этим улицам прошли новые транспортные магистрали, пересекшие Торговую и Церковную площади и дополнительно подчеркнувшие крестообразный каркас, образованный основой прямоугольной

4. Вид Екатеринбурга с Обсерваторской горки, 1820-е гг. (в северо-западном направлении). Гравюра В. Адома с рисунка К.Клауса из альбома Купфера.

1 -Александро-Невская церковь Ново-Тихвинского монастыря; 2 - Свято-Троицкая церковь на Сенной площади; З-Всехсвятская (Нагорная) церковь Верх-Исетского завода 4 - Свято-Духовская церковь; 5-Богоявленская церковь; 6-Екагерининский собор 7-Дом Расторгуева-Харитонова;

8 - Вознесенская церковь.

I -ось реки и пруда

II - ось заводской плотины

зана оптимального восприятия храма

границы пано-рамно-про стран ственных комплексов

системы плана города - плотиной и руслом реки. Преимущественно возведенные на повышенной части рельефа, церкви задавали масштаб всей застройке и определяли ее характер. К последней четверти XVIII в. сложился архитектурный облик города, в котором нашли свое отражение передовые тенденции развития русской архитектуры и традиционные черты уральских городов. Уже тогда была заложена основа градостроительного развития городской территории и зримо наметилась планировочная структура, которая легла в основу генерального плана Екатеринбурга первой половины XIX в. [4].

К концу XVIII в. Екатеринбург становится сравнительно крупным городом, в основном застроенным малоэтажными деревянными домами, на фоне которых выделялось небольшое число строений из камня, в том числе и церкви. Серия планов города, выполненных в последней четверти

XVIII в., фиксирует дальнейший выход жилой застройки за крепостные границы, снос укреплений 1723 г., появление новых храмов и площадей. В1781 г. Екатеринбург наделяется статусом уездного города, с этого времени начинается длительный период разработки его нового плана с учетом перспективного развития. Было необходимо определить границы и размеры кварталов, а также места для разбивки новых площадей. Следуя регулярной композиционной схеме, вариант плана от 1804 г. предусматривал значительное расширение границ поселения. Основным было определено юго-восточное направление развития его застройки. В дальнейшем план Екатеринбурга дорабатывался и утверждался в 1829 и 1845 гг. [5]. За взаимно пересекающимися осями плотины и пруда сохранялась определяющая роль в градостроительной композиции. Таким образом, пойма реки Исеть получала преобладающее значение, в этом направлении были определены места для новых приходских и торговых площадей, выделена опорная сеть улиц. Высотными сооружениями - храмами - предстояло закрепить акценты застройки. Уже существовавшие к моменту составления проекта площади получили планировочное оформление: Вознесенская и Сенная - в восточной, Хлебная и Дровяная площадь - в западной части города. В удаленных от центра кварталах планом указывались места для приходских площадей как второстепенных композиционных центров. Церкви как самые значи-

тельные в то время здания городской застройки должны были появиться на наиболее выгодных по видовым позициям местах - предполагаемых в будущем новых торговых и приходских площадях.

Как результат реализации плана, сложившаяся к середине XIX в. застройка отличалась целостностью и выразительностью композиции, позволившей относить Екатеринбург к числу наиболее красивых городов на востоке европейской части России [6] (ил. 4). Вертикали церквей обогащали видовые панорамы проспектов: Александровского (ул. Декабристов), Покровского (ул. Малышева), Сибирского (ул. Куйбышева) и Ук-тусской улицы (8 Марта). Из квартальной застройки площади города выявляли на восточной стороне Екатерининский собор, Вознесенская и Троицкая церковь, на западной стороне - Богоявленская, Святодуховская, Спасская церкви и комплекс храмов Ново-Тихвинского монастыря. Кроме планировочного оформления уже существовавших к моменту составления плана обширных торговых площадей, генплан Екатеринбурга предполагал создание второстепенных планировочных центров в виде равномерно распределенных по периферии города приходских площадей. Их места и размеры были определены расположением жилых кварталов относительно городского центра, ландшафтом и четкими геометрическими границами города. Согласно плану, в структуре Екатеринбурга приходские площади занимали положение подчиненных композиционных узлов и уступали размерами как площадям торгового назначения, так и двум площадям исторического ядра Екатеринбурга. В сетке из пересекающихся продольных и поперечных улиц с постановкой храма в центре каждой они должны были образовать своеобразную систему геометрически и визуально связанных пар - панорамно-пространс-твенных комплексов (ил. 5). Каждая из доминант, составлявших пару, входила в другой пространственный комплекс периферии или центра города, закрепляя его основные композиционные оси. Если храмы, построенные в центре Екатеринбурга, были ориентирами крупных городских магистралей в системе застройки, то предполагаемые к строительству здания приходских церквей должны были стать пространственными акцентами пограничных частей поселения. Окружающие приходские храмы широкие площади выделяли живо-

писные церковные ансамбли среди монотонной малоэтажной жилой застройки. С помощью такого приема создавался определенный ритм расположения городских доминант. Как и многие другие российские города рассматриваемого исторического периода, Екатеринбург задумывался как комплекс из самостоятельных архитектурных ансамблей, в совокупности создающих единое целое. К началу разработки планов в городе уже сложился развивавшийся симметрично относительно оси городского пруда ансамбль Торговой и Церковной площадей. Находившиеся на них Екатерининский собор, Богоявленская церковь и Святодуховская церковь композиционно объединяли в одно целое сами площади, плотину, пространство пруда и окружающую застройку. Высокие колокольни этих трех старейших городских храмов образовывали треугольник доминирующих архитектурных вертикалей, ставший основой пространственной организации центра и всего города, определявшей его выразительный силуэт.

Составленный в правилах классицизма план Екатеринбурга характерен созданием комплексной застройки из производственных, общественных, жилых и церковных зданий в центральной части города. Проект 1829 и его вариант 1845 г. учитывали особенности местного ландшафта, выявляли главное и второстепенное, подчиненное в композиции плана. Доминировавшая над северо-восточной частью города Вознесенская церковь и планировавшийся к строительству собор на Сенной площади были помещены на одной оси, параллельно главной планировочной оси Екатеринбурга. Вместе с доминантами исторического ядра Вознесенская церковь и собор, а также соседствующая с Сенной площадью Троицкая церковь образовывали большой треугольник доминирующих над городом архитектурных вертикалей. При этом Вознесенская церковь преобладала над территорией удаленного от центра и частично закрытого от него холмом северо-восточного района города. Здесь она включалась в единую пространственную композицию с тремя окружавшими ее приходскими церквями.

Местоположение приходских площадей по отношению друг к другу подчинялось правильному геометрическому плану города. Попарно объединенные осями прямоугольной сетки координат площади с храмами в центе образовывали в северо-за-

6. Панорама центра и северо-восточной части Екатеринбурга.

8. Панорама юго-восточной части Екатеринбурга.

1 - Александро-Невская (Лузинская) церковь; 2 - Афанасьевская домовая церковь при Горном училище; 3 ■ Церковь дома Харитонова; 4 - Вознесенская церковь; 5 - Екатерининский собор; 6 - Михайловская церковь; 7 - лютеранская церковь; 8 - Магдалинская церковь при женской гимназии; 9 - католическая церковь; 10 - Симеоновская церковь-школа; 11 - Свято-Троицкая церковь; 12 -Успенская старообрядческая церковь

падном районе свои малый треугольник архитектурных вертикалей. Венчавшая холм Вознесенская церковь, кор-респондируясь с каждым из запланированных проектом храмов, образовывала систему панорамно-пространствен-ных комплексов, в каждом из которых за вертикалями приходских храмов оставалось подчиненное значение.

Предусмотренный к строительству на Сенной площади собор и построенная рядом Троицкая церковь должны были закрепить юго-восточный угол большого треугольника доминирующих вертикалей. Вместе с комплексом храмов Ново-Тихвинского монастыря и двумя приходскими церквями в южной окраине города собор на Сенной площади должен был образовать еще один треугольник

7. Панорама восточной части Екатеринбурга.

10

доминирующих архитектурных вертикалей. В случае полной реализации плана собор на Сенной площади становился связующим звеном между южным и центральным районами города. Как и Вознесенская церковь, собор организовывал свою систему панорамно-пространственных комплексов, образуя пары с возвышавшимся в южном районе ансамблем монастыря и вертикалями приходских церквей. Таким образом, составители проекта, ориентируясь на дальнейший рост города, заложили направление дальнейшего развития комплекса архитектурных доминант, объединенных системой зрительных связей.

Так как Екатеринбург по технологическим причинам имел слабо выраженный в архитектурном отношении центр, в его южном районе была запланирована самая большая из площадей - Сенная - как место для формирования нового центра города. В случае следования правилам наставления о строении церквей высота построенного на ней храма могла бы превысить 42 сажени (88 м). В одной плоскостной проекции с планировавшимся на будущее приходским храмом уже стояла Спасская единоверческая церковь. Постановкой на оси пруда Спасской церкви и одного из самых высоких среди планируемых на будущее храмов, возможно, предполагалось усилить роль оси пруда как основы композиции города.

Роль храмов в развитии плана Екатеринбурга в период стилизаторства и эклектики (1850-1914)

С 1860-х гг. Урал утрачивает положение ведущего промышленного района. Начинается сложный процесс хозяйственной переориентации экономики города. К 1870-м гг. Екатеринбург становится не столько центром горнозаводской промышленности, сколько центром транзитной торговли между европейской и азиатской частью России. Середина XIX в. в архитектуре Урала отмечена сменой стилистического направления, но становление эклектики в местных условиях не повлекло отрицания приемов классицизма. В основе композиционно-пространственной структуры прежнего города-завода лежал «горнозаводской» ансамбль. Вследствие свертывания горнозаводского производства градообразующая роль заводского ансамбля ослабла, оказав существенное влияние на дальнейший ход градостроительных процессов в Екатеринбурге [7]. Вместо промышленных сооружений в 1860-1870-е гг. главенствующее положение в городе

начинают занимать торговые площади и торговые здания. Намечается тенденция к застройке обеих предза-водских площадей. Их пространство, все более ограничиваемое торговыми, жилыми и общественными зданиями, начинает сужаться. Система площадей стала играть важную роль в торговой и хозяйственной жизни города [8]. В результате застройки границ площадей, изменения их функционального назначения видоизменяется и композиционно-пространственная характеристика прежнего ансамбля. Наряду со старым планировочным ядром, образованным территорией бывшего горного завода, плотиной и городским прудом, возрастает значение двух главных торговых площадей. После выделения на Торговой стороне Кафедральной площади торговые ряды распространяются вокруг перекрестка Уктусской улицы и Покровского (Сибирского) проспекта. Вследствие повышения роли Торговой стороны в жизни города и изменения масштаба окружающей застройки появилась необходимость выделить Торговую площадь храмом как высотной доминантой. Построенная здесь в 1876 г. Максимилиановская церковь-коло-кольня стала самым высоким зданием Екатеринбурга и образовала парные вертикали со Святодуховской церковью. Получившая в народе название Большой Златоуст, уникальная по комбинации своих функций и высотной композиции столпообразная Максимилиановская церковь-коло-кольня была последним крупномасштабным культовым сооружением дореволюционного Екатеринбурга.

Структура города и его про-странственно-видовые связи За период с 1723 по 1914 гг. в процессе формирования архитектурного образа города условно можно выделить несколько сменявших друг друга этапов, в каждом из которых уделялось большое внимание градостроительной роли храмов. На основе планировочной схемы города-заво-да в период классицизма продолжал формироваться развивающийся относительно оси городского пруда архитектурный ансамбль. Отвечающая закономерностям природной ситуации объемно-пространственная структура не позволила вертикалям церквей сгруппироваться непосредственно в центре поселения на пересечении его главных композиционных осей. Река, традиционная основа композиции русских поселений, в данном случае не была ее полноправным элементом. Комплекс заводских зданий,

оказавшись ядром планировочной композиции, участвовал в создании планировочной структуры Екатеринбурга, но архитектурно был слабо выражен в городском силуэте. В необычной градостроительной ситуации находящиеся в пространстве поймы р. Исеть пруд и окружающие его жилые и общественные здания, плотину, площади композиционно объединили доминанты церквей. Чередуясь с особняками, монотонная малоэтажная застройка стелилась вверх по рельефу. Там, в удалении от пруда и русла реки, возвышались храмы, этим застройка увязывалась с ландшафтом и подчеркивала его структуру. Природный рельеф, водное пространство городского пруда определили точки восприятия, с которых раскрывался город и его силуэт. Историческое ядро Екатеринбурга, состоящее из пруда, плотины и завода - самое низкое место в городе, окружающий его ландшафт имеет чашеобразную структуру, подобную амфитеатру. В условиях преобладавшей тогда малоэтажной застройки с верхней площадки плотины и берегов пруда город воспринимался целиком. Равнозначные по массе церковные ансамбли на восточной и западной стороне города формировали снижающийся к центру силуэт, выявляя этим композиционное значение оси реки и пруда.

Реализация выработанного совместно местными и столичными архитекторами плана позволила четко организовать пространство из основных и второстепенных улиц и площадей. Как и во многих других новых или перепланированных в ХУ1П-Х1Х вв. российских городах, в Екатеринбурге церкви фиксировали основные точки его пространственного развития, а тяготевшие к храмам площади и улицы создавали благоприятные условия для их восприятия. Сама основа строгого и упорядоченного городского силуэта, построенного на контрасте монотонной рядовой застройки и немногочисленных доминант, была заложена в первые годы существования крепос-ти-завода. Позже контраст между подчеркнутой горизонтальностью застройки и вертикалями культовых зданий был дополнительно обострен. Два первых по времени строительства храма, находясь на одной улице, стояли не по ее оси, а близко к красной линии ее застройки, тем самым не прерывая ее развитие, а только выделяя ее как главную городскую магистраль. Проведенная в XIX в. реконструкция Екатеринбурга, вызванная необходимостью его преобразования и даль-

10. Панорама Юго-западной, южной частей и Торговой стороны Екатеринбурга

11. Панорама Екатеринбурга. Вид с Московской горки.

1 - комплекс храмов Ново-Тихвинского монастыря; 2 - Александро-Невская часовня на Хлебной площади; 3 - Александро-Невский собор; 4 - Успенская церковь Ново-Тихвинского монастыря; 5 - Свято-Духовская церковь; 6 - Максимилиановская церковь-колокольня; 7 - Иоанно-Предтеченская панихидная церковь; 8 - Михайловская тюремная церковь; 9 - Афанасьвская церковь при Горном училище; Ю- Богоявленский собор; 11 - Всехсвятская (Нагорная) церковь Верх-Исетского завода; 12 - Крестовая церковь при архиерейском доме; 13 - Спасская (Толстиковская) церковь; 14 - Казанско-Богородицкая церковь при духовном мужском училище; 15 - Никольская церковь при Нуровском приюте; 16 - лютеранская церковь; 17 - Михайловскеая панихидная церковь; 18 - Екатерининский собор; 19 - Вознесенская церковь.

неишего развития городской застроики, осуществлялась с сохранением принципов структурных и композиционно-пространственных связей, определивших характер исторического ядра города. На планах 1829-1845 гг. здания храмов помещаются в центре площадей, но, как и в начальный период его истории, авторы проекта стремились не нарушить регулярность жесткого каркаса улично-дорожной сети. Новые площади образовывались путем исключения

из планировочном схемы одного или двух квадратов, и оси улиц не пересекались в месте установки храма. Обозначенные на планах церкви фланкировали застройку и только в исключительных с композиционной точки зрения случаях замыкали перспективу улиц. Если с набережной пруда и разбитого на плотине во второй половине XIX в. бульвара воспринимались все церковные купола и колокольни вместе, то в пространстве улиц можно было видеть от одной

9. Панорама торговой стороны и южной части Екатеринбурга

5 6 7 8

і

до трех ведущих и второстепенных городских доминант. Храмовые колокольни - опорные вертикали города, включенные в систему застройки, -создавали между собой композиционно-пространственную взаимосвязь. На фоне жилых и общественных малоэтажных зданий зрительные связи проецировались не только вдоль улиц, но и во внеуличном пространстве.

Анализ композиции плана Екатеринбурга 1829 г. позволяет сделать предположение о методе расстановки в городе архитектурных доминант авторами проекта. Возможно, составители проекта применили метод формирования комплекса архитектурных доминант, объединенных системой зрительных связей. Находящиеся на одной визирной оси доминанты образовывали панорамно-пространствен-ные комплексы. В центре застройки каждого района храмы компоновали группу высотных ориентиров, образующих треугольник из панорамно-пространственных комплексов. В границах треугольников из доминант формировались ансамбли, развивавшиеся симметрично относительно оси городского пруда. Доминанты, оказавшиеся в местах наложения одного треугольника на другой, совмещая в себе несколько коммуникационных функций, становились элементами ансамблей сразу двух городских районов. Такие храмы выполняли функцию опорных вертикалей, создававших представление о соподчинении отдельных районов между собой и со всем городским комплексом. Реализация проекта должна была привести к формированию живописного силуэта из храмовых вертикалей, образовавших закономерный строй объемных ориентиров, наделенных идейно-художественными функциями.

Формирование пространствен-но-видовых связей продолжилось в 1870-е гг., когда характер архитектуры определяли иные градостроительные и эстетические принципы. Регулярное градостроительство классицизма исходило из программной законченности композиций. Архитектуру городского пейзажа определяла «однообразная красивость» составляющих ансамбль зданий. Градостроительные приемы периода стилизаторства и эклектики предполагали возможность дальнейшего развития архитектурных ансамблей иными методами. Новое представление о прекрасном теперь связывалось с контрастностью и живописностью. Благодаря измельченное™ членящих фасады декоратив-

ных деталей, масштабность каждого отдельного здания снижалась, но при этом масштаб уличного пространства в целом воспринимался крупнее. Избегая однообразия, архитекторы оставляли возможность для дальнейшего развития архитектурной композиции. «Возрастает не только роль связей между элементами одного здания, но и элементов, принадлежащих к различным, расположенным рядом постройкам, взаимосвязь отдельных зданий друг с другом. Возрождается и отношение к церковным сооружениям как к важнейшим структурно-градо-формирующим компонентам архитектурного ансамбля города - панорамы, силуэта, к организации внеуличных визуальных связей».

В период 1860-1870 гг. к числу ведущих доминант города добавилась колокольня Максимилиановской церкви. В первых эскизных вариантах церковь венчал традиционный для заводских храмов Урала шпиль. В окончательном варианте стройная игла шпиля колокольни была заменена дополнительными ярусами звона. Получившую столпообразный характер церковь-колокольню увенчала луковичная главка. Подобное решение усилило роль «Большого Златоуста» в панораме города и соответствовало пожеланию заказчиков. Тенденция к отказу во второй половине XIX в. от шпиля в пользу более тяжеловесного луковичного завершения «в византийском вкусе», возможно, оправдана целью повышения роли храмов в городском окружении.

Заключение

Прошедший в свое время по плотине Главный проспект предопределил ориентацию сетки уличного каркаса и, как следствие, характер восприятия храмовых ансамблей в панораме города. Из центра Екатеринбурга, особенно с бульвара на плотине и набережных пруда, воспринимался весь силуэт города. Все ведущие храмовые доминанты по отношению к главным точкам восприятия были обращены длинным северным фасадом. Такая постановка культовых зданий создавала сдвоенный акцент из купола и колокольни при взгляде на каждый из храмов ансамбля. Анализ высотного построения Екатеринбурга выявляет конкретные особенности пространственной организации его застройки, которые, отражая специфику природных условий, обеспечили целостность развивающейся городской композиции. Размещение центрального ядра в чаше природно-

го амфитеатра подчеркивало кольцо доминант нескольких пространственных зон. Пониженные части застройки в пойме реки и пруда, а также ориентированные на городское ядро холмы были использованы для образования развитой сети зрительных связей. Архитектурное выражение получили композиционные оси города, отвечавшие природным координатам поймы реки. Характер высотного построения Екатеринбурга соответствовал полицентричности его структуры. Особенность высотного построения композиции также определяла художественную сдержанность. Ограниченное число акцентов размещалось только на обоснованных планировочной структурой и природными условиями участках, при этом в одном ведущем здании совмещалось несколько композиционных функций.

Список использованной литератыры

1 Регамэ С. К., Брунс Д. В., Омель-яненко Г. Б. Сочетание новой и сложившейся застройки при реконструкции городов. М., 1989.

2 Букин В. П., Пискунов В. А. Свердловск (Перспективы развития до 2000 года). Свердловск, 1982.

3 Звагельская В. Е. Гражданская архитектура Урала второй половины XIX - начала XX века. М., 1985.

4 Мамин-Сибиряк Д. Н. Город Екатеринбург // Статьи и очерки. Свердловск, 1947.

5 КозинецЛ. А. Каменная летопись города. Свердловск, 1988.

6 Кириченко Е. И. Романтизм и историзм в русской архитектуре

XIX в. (К вопросу о двух фазах развития эклектики) //Архитектурное наследство. №36. С. 140.

7 Голобородский М. В. Архитектура храмов Екатеринбурга (ХУШ-Х1Х вв.) : дис.... канд. архитектуры. Екатеринбург, 2003.