Научная статья на тему 'Результаты разведочных работ в Олюторском районе Камчатской области'

Результаты разведочных работ в Олюторском районе Камчатской области Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
86
49
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Результаты разведочных работ в Олюторском районе Камчатской области»

Мамонты" и "мамонтобизоны" в древнем искусстве Севера Дальнего Востока Лебединцев А.И.

«Mammoths» and «Mammothbisons» In the Ancient Art of the North of the Far East Lebedintsev A.I.

Abstract

In this article “the pictures of mammoths” are discussed. Kiriyak M.A believes them to animalistic sculptures of small forms. The only method of identification of these objects is visual method. The interpretation of inexpressive pictures of animals at stone flakes of Preneolithic and early Neolithic complexes of the Far East is disputable. Kiriyak M.A. comes to erroneous conclusion that Paleolithic sculptures of mammoths are the evidence that the cult of animals appeared on the North of the Far East at the same time as in Europe and Siberia. In her opinion, the image of mammoth takes the main place in the mobile art among the zoomorphic characters in North-East Asia and the quantitatively outnumbers the Siberian finds. “The mammoth sculptures”, considered in this review, give rise to doubts in such conclusions.

Духовное творчество древнего человека привлекает внимание многих специалистов. В последнее десятилетие появились работы, где исследователи вводят в научный оборот новые материалы по

"первобытному примитиву” -

искусству малых форм, уделяя особое внимание семантике. К сожалению, источниковедческий анализ находок, как правило, отсутствует. Только после создания источниковедческой базы

возможны какие-либо опыты семантического раскрытия, с

необходимыми для этого нормами научной аргументации.

В данной работе

рассматриваются "изображения мамонтов" с севера Дальнего Востока, которые были отнесены М. А. Кирьяк (Диковой) [10. с. 67-70] к анималистической скульптуре малых форм. Единственный метод "опознания" фигурных

изобразительных предметов,

используемый исследователями

палеолитического искусства Северо-

Востока, - визуальный [11. с. 132].

Большинство мамонтовых

фигурок выявлены среди

материалов палеолитической

стоянки Ушки I на Камчатке (рис 1, 1-4, 6-7).

Подвеска из

верхнепалеолитического слоя VII стоянки Ушки I (рис. 1, 1)

изготовлена из отполированной тонкой пластинки, где в верхней и нижней частях были сделаны округлые отверстия. По линии, проходящей через отверстия, подвеска была обломана, и поэтому на оставшейся большей части было просверлено еще одно отверстие, за которое она могла прикрепляться. Следы от двух отверстий так и остались внизу подвески.

Образовавшиеся выступы вряд ли, как полагает исследовательница, "разъединяют хобот и ноги" у воображаемого "мамонта". Тем более что сам автор находки Н.Н. Диков [4. с. 39] ничего зооморфного в этой подвеске не увидел. Причем, отмечая, что эта подвеска имеет

следы стертости на одной поверхности, М. А. Кирьяк [10. с. 147] приходит к довольно смелому и ничем не подтвержденному выводу о том, что "пришивавшаяся" подвеска является документальным подтверждением "довольно раннего культа мамонта на Северо-Востоке Азии".

Небольшая плоская песчаниковая галька из слоя VI стоянки Ушки I (рис. 1, 2) с двух сторон имеет

линейные следы, образовавшиеся от резания. Никакого конкретного рисунка в этих линиях ("угадываемый хобот") нет. М.А. Кирьяк [10. с. 68] "угадывает" в гальке только мамонта. Н.Н. Диков [4. с. 63] видел в этой гальке тоже фигуру мамонта. З.А. Абрамова [14. с. 327] высказала сомнения по

интерпретации ряда антропо -зооморфных предметов, к которым относится и обсуждаемая

"мамонтовидная фигурка". Мало что объясняет и упоминание о следах охры на гальке, поскольку охристые пятна довольно часто встречаются в VI культурном слое стоянки Ушки I.

Аналогична предыдущей и другая "фигура" из того же слоя Ушки I (рис. 1, 3). Нужна изрядная доля фантазии, чтобы что-то увидеть в ней. На плитке с одной стороны нанесены линейные резные линии (типичные следы от

производственных действий).

Небольшой обсидиановый отщеп с галечной коркой и ретушью по краю находится в "погребальной яме" на стоянке Ушки I (VI слой), который определялся Н.Н. Диковым [5. с. 25] как изображение мамонта (рис. 1, 4). М. А. Кирьяк [10. с. 68], у которой этот отщеп почему-то стал расщепленной сланцевой плиткой из серого мелкозернистого песчаника (?), также считает, что эта находка, полученная посредством грубой обивки гурта и выемчатого слома, наметившего переход (?) по линии

хобот - нижние конечности, непременно является изображением мамонта. Доказать это, на наш взгляд, представляет большую трудность, поскольку вся обработка этого отщепа является обычной для изготовления скребкового края. Каких-либо характерных для мамонтовых фигур деталей в данной находке не приводится.

Еще один подретушированный отщеп из обсидиана из той же "погребальной ямы" привлек внимание исследователей как фигурка древнего животного (рис 1, 7). Н.Н. Диков [5. с. 25] видел в нем фигуру бизона. М. А. Кирьяк [10. с. 68] распознает в этом предмете изображение мамонта,

особенностью которого является естественный дизайн из длинных белых вкраплений. Верхний и нижний край этого отщепа обработаны мельчайшей ретушью. Сколы и облом не несут какой либо изобразительной нагрузки.

Обычный скребок определен М. А. Кирьяк как фигурка

"мамонтобизона" (перевертыш) [Там же, фото 4].

Плоская пористая галечка серого цвета из VI слоя стоянки Ушки I определена также как

редуцированная фигурка мамонта (рис. 1, 6) [10. с. 68].

Пришлифованность у данной галечки образовалась от

использования ее в качестве скобеля. Треугольные выступы возникли от облома части галечки. В результате различных перемещений на галечке образовались выщербины и затертости.

Н. Н. Диков [3, с. 158; 4., с. 38; 5, с.29] неоднократно упоминал о существовании охоты на мамонтов у ушковцев в позднем палеолите. Однако эти утверждения

находились на уровне

предположений и не подкреплялись какими-либо обоснованными

доказательствами. Более

оправданным является мнение об охоте ушковцев на лося, северного оленя, бизона и лошадей [Диков, 4. с. 57], а постулируемое суждение о "кризисном состоянии" перехода от охоты на мамонтов к более мелкой фауне на Камчатке ничем не подтверждается [8. с. 121].

Фигурки "мамонтовой фауны" были обнаружены на ряде древних стоянок Чукотки (рис. 1, 5, 9, 10).

Фигурная поделка со стоянки Ульхум I (рис. 1, 5) из темно-серого андезита в виде слегка подработанного галечного скола напоминает исследователям

ретушированное изображение

мамонта [5. с. 22-23; 10. с. 69]. Отмечая схематичность обработки этой поделки, Н. Н. Диков считал эту фигурку "весьма выразительным образчиком первобытного

примитивного искусства".

Приведенные доводы в пользу специального выделения "хобота" и "свисающей шерсти" у этой поделки вызывают сомнения, поскольку сама форма её и обработка не отличаются от других

скребловидных орудий и, скорее всего, эта поделка имеет

утилитарное назначение. Кроме того, смешанность материалов этой стоянки и отсутствие датировок создают трудности по определению возраста обсуждаемой находки.

Ретушированный отщеп со стоянки Тытыль V (рис. 1, 9) по контуру определен как скульптурка мамонта [10. 69-70]. Причем в

перевернутом виде это изделие оказывается напоминающим уже бизона. По мнению этого автора, внимание древнего художника сосредоточено на моделировании в основном передней и верхней части этой фигурки. Однако из всего описания более определенным и видимым является выемка в верхней части, но была ли она

специальной, доказать не возможно. Вполне вероятно, что эта выемчатая верхняя поверхность была

естественной кромкой отщепа. Обработка ретушью некоторых

участков не дает оснований принимать используемый вид

оформления как художественный

прием. Данный артефакт

обнаружен на поверхности стоянки вместе с другим неолитическим материалом, поэтому отнесение его к более раннему времени

проблематично.

Фигурка "мамонтобизона" со

стоянки Тытыльваам II

(Билибинский район Чукотского автономного округа) (рис. 1, 10) [10. с. 70] является обычным

скребловидным орудием для обработки шкур, существовавшим в период каменного века и позднее и довольно часто встречающимся на стоянках Чукотки. Н.Н. Диков [4. с. 302] выделял такие скребки в отдельную группу (IX). По мнению М. А. Кирьяк, в рассматриваемой скульптурке "улавливается

полиэйконизм": задняя часть бизона воспринимается как передняя часть мамонта. Так же сложно датировать эту находку, поскольку обнаружена она была в процессе зачистки на раздернованной поверхности среди разновременных культурных

остатков.

В Северо-Эвенском районе Магаданской области "аналогичный по технике изготовления"

ретушированный отщеп найден на стоянке Большой Эльгахчан I (рис.

1, 8). М.А. Кирьяк [10. с. 68-69] считает это изделие

редуцированным изображением мамонта и бизона. Нереальность данной трактовки очевидна любому читающему описание этого

артефакта, особенно это касается частей тела "мамонта" (хобот, место выхода бивней, короткий хвост).

Но не только в небольших и

миниатюрных предметах (от 1-2 до 7-8 см) предлагается "увидеть" читателям мамонтов. Макроизделие (рис. 1, 11), определенное И.Е.

Воробьем [1. с. 44] как плита из диабаза "с оббитым вогнутовыпуклым краем и выделенными шипами", обнаруженное на стоянке Дручак-Ветренный (Северо-

Эвенский район Магаданской области), отнесено М. А. Кирьяк [10. с. 69] к макроскульптуре мамонта, хотя сам И.Е. Воробей не склонен считать это крупное ударное (?) орудие зооморфной скульптурой. Все характерные детали "мамонта", данные М. А. Кирьяк: "лобастая"

голова, подвижная часть хобота, короткий хвост, короткие пальцы стопы (хотя ноги не вычленены), шерстистость, является не более чем плодом фантазии.

Выделение зооморфных сюжетов по контурному принципу требует более веских и убедительных критериев. Предложенные М.А. Кирьяк [9. с. 9-10] критерии, на основе которых автор определяет принадлежность артефактов к скульптуре малых форм, во многом отражают субъективный подход: определение образа животного по контуру ретушированных отщепов или орудий, у которых нет четких и особенных деталей, позволяющих уверенно отнести их к произведениям искусства, принятие фактуры сырья как приема художественной выразительности. Причем некоторые детали, зачастую недоступные при визуальном осмотре, видны исследователю только при значительном

увеличении, что для людей древних эпох было недоступно. Объяснение схематизма изображений

редуцированностью не прибавляет уверенности в их достоверности.

В исследовании артефактов, отнесенных к изобразительным предметам, совершенно не

использовался трасологический метод, хотя отмечается решающая роль его в "опознании" памятников искусства [11. с. 132].

Вызывает возражение также существование в палеолите Северо-Востока гибридного, мифического персонажа - "мамонтобизона" [11. с. 133]. Таких образов нет даже в палеолитическом искусстве Европы

[7].

Следует также отметить, что в палеолите Европы мамонтовые фигуры из отщепов не делали, в основном использовали для их изготовления кость, бивень мамонта, мергель и глину. "Скульптурно-барельефные изображения мамонтов" со стоянки Малая Сыя (Восточная Сибирь) [13] подверглись справедливой критике и не были признаны в качестве произведений первобытного

искусства [2] и поэтому они не могут быть подтверждением бытования таких предметов искусства в палеолите Евразии и Северо-Востока Азии в частности.

Невыразительные и,

следовательно, спорные

изображения животных на

каменных отщепах донеолитических и ранненеолитических комплексах Дальнего Востока встречают возражения по их интерпретации [12. с. 40].

М. А. Кирьяк [10. с. 147] приходит к выводам, что палеолитические фигурки мамонтов свидетельствуют в пользу того, что культ животных сложился на Севере Дальнего

Востока так же рано, как в Европе или Сибири. По ее мнению, образ мамонта занимает ведущее место в мобильном искусстве среди зооморфных персонажей СевероВосточной Азии и даже количественно в значительной

степени превосходит сибирские находки. "Мамонтовые фигуры",

рассмотренные в данном обзоре,

вызывают сомнения в таких выводах.

Список литературы.

1. Воробей И. Е. Стоянка Дручак-

Ветренный / / Археологические

исследования на Севере Дальнего Востока (по данным СВАКАЭ). -Магадан: СВКНИИ ДВО РАН, 1996. -С. 24-51.

2. Грязнов М. П., Столяр А. Д., Рогачев А. Н. Письмо в редакцию // Советская археология. - 1981. - № 4. - С. 289-295

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

3. Диков Н. Н. Древняя

этническая история Камчатки и прилегающих областей Севера

Дальнего Востока по

археологическим данным // Краеведческие записки. Вып. V. -Петропавловск-Камчатс-кий: Камчатское отделение

дальневосточного книжного

издательства, - 1974. - С. 157-162.

4. Диков Н. Н. Древние культуры

Северо-Восточной Азии: Азия на

стыке с Америкой в древности. - М.: Наука, 1979. - 352 с.

5. Диков Н. Н. Палеолит Камчатки

и Чукотки в связи с проблемой первоначального заселения

Америки. - Магадан: СВКНИИ ДВО РАН, 1993а. - 68 с.

6. Диков Н. Н. Азия на стыке с Америкой в древности: Каменный век Чукотского полуострова. - СПБ.: Наука, 1993 б. - 304 с.

7. Елинек Я. Большой

иллюстративный атлас

первобытного человека. - Прага:

Артия, 1982. - 559 с.

8. Кашин В. А. Палеолит Северо-

Восточной Азии: История и итоги исследований. 1940-1980 гг. -

Новосибирск: Наука, 2003. - 235 с.

9. Кирьяк (Дикова) М. А. Древнее

искусство Севера Дальнего Востока как исторический источник (Каменный век): Автореф. дис. ... докт. ист. наук. - Владивосток,

2002.- 55 с.

10. Кирьяк (Дикова) М. А. Древнее искусство Севера Дальнего Востока как исторический источник (Каменный век): 2-е изд., испр. и доп. - Магадан: СВКНИИ ДВО РАН,

2003. - 278 с.

11. Кирьяк М. А. Древнее

искусство Севера Дальнего Востока // Российский Дальний Восток в древности и средневековье: открытия, проблемы, гипотезы. Монография. Отв. ред. Ж. В. Андреева. - Владивосток:

Дальнаука, 2005. - С. 132-158.

12. Косарев М. Ф. Основы

языческого миропонимания: По

сибирским археолого-

этнографическим материалам. - М.: Ладога - 100, 2003. - 252 с.

13. Ларичев В. Е. Мамонт в

искусстве поселения Малая Сыя и опыт реконструкций представлений верхнепалеолитического человека Сибири о возникновении

Вселенной// Звери в камне. -

Новосибирск: Наука, 1980. - С. 159198.

14. Палеолит СССР. - М.: Наука, 1984. - 383 с.

Рис. 1. Лршефакшы со стоянок: l-4, б-7- Ушки I; Б -Ульхум I; S - Большой Эльгахчан I; Я - Тышыль V; lO -Тышыльваам II; ll. - Дручак-Вешренный.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.