Научная статья на тему '«Революционная» поэзия С. А. Есенина в культурном сознании современников поэта'

«Революционная» поэзия С. А. Есенина в культурном сознании современников поэта Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

828
83
Поделиться
Ключевые слова
«РЕВОЛЮЦИОННАЯ» ПОЭЗИЯ / «СКИФСТВО» / ОКТЯБРЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ / СУДЬБА «НОВОЙ РОССИИ» / ДУХОВНЫЙ МАКСИМАЛИЗМ / ЛЮБОВЬ К ЖИЗНИ И К ТРУДУ / «REVOLUTIONARY» POETRY / THE «SCYTHIAN» WORLD-VIEW / «NEW RUSSIA`S» FATE / THE OCTOBER REVOLUTION / SPIRITUAL MAXIMALISM / LOVE OF LIFE AND WORK

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Бубнов С. А.

Рассмотрен творческий путь С.А. Есенина 1917-1918 годов. В это время поэт активно участвовал в литературной жизни страны, разделяя «скифское» мироощущение Иванова-Разумника. Судьба революции и «новой России» в рассматриваемый период была лейтмотивом есенинской поэзии. Наиболее глубоко и проникновенно революционные произведения С. Есенина оценили Р. Иванов-Разумник, А. Белый, В. Брюсов.

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Бубнов С. А.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

REVOLUTIONARY POETRY OF S. ESENIN IN THE CULTURAL CONSCIOUSNESS OF CONTEMPORARIES

The article treats Esenin`s creative activities in 1917-18 when the poet was an active participant of Russian literary life sharing the Scythian world-view of Ivanov-Razumnik. The fortunes of the revolution and of the «New Russia» became the main topic of Esenin`s poetry. R. Ivanov-Razumnik, A. Belyi, V. Bryusov gave the deepest analysis and most sincere appreciation of Esenin`s revolutionary poetry.

Текст научной работы на тему ««Революционная» поэзия С. А. Есенина в культурном сознании современников поэта»

УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ

С.А. БУБНОВ

кандидат филологических наук, доцент кафедры теории и методики обучения русскому языку и литературе Орловского государственного университета Е-mail: bubnows@yandex.ru Тел. (4862) 49 84 63

«РЕВОЛЮЦИОННАЯ» ПОЭЗИЯ С.А. ЕСЕНИНА В КУЛЬТУРНОМ СОЗНАНИИ СОВРЕМЕННИКОВ ПОЭТА

Рассмотрен творческий путь С.А. Есенина 1917-1918 годов. В это время поэт активно участвовал в литературной жизни страны, разделяя «скифское» мироощущение Иванова-Разумника. Судьба революции и «новой России» в рассматриваемый период была лейтмотивом есенинской поэзии. Наиболее глубоко и проникновенно революционные произведения С. Есенина оценили Р. Иванов-Разумник, А. Белый, В. Брюсов.

Ключевые слова: «революционная» поэзия, «скифство», Октябрьская революция, судьба «новой России», духовный максимализм, любовь к жизни и к труду.

В творчестве С. Есенина 1917-1918 годы были весьма плодотворным периодом. Бурные события тех лет не могли не сказаться на мироощущении поэта. Формируемая эстетическая и выстраданная нравственная позиции, бережная любовь к древнерусскому искусству, философски осмысленное, лишённое бездумной апологетики отношение к насаждаемой большевистской идеологии способствовали установлению его творческих связей и, несомненно, подтолкнули к деятельному сотрудничеству со «скифами».

25 марта 1916 года Есенин был призван в армию и направлен для прохождения службы, благодаря хлопотам С. Городецкого, М. Мурашева и Н. Клюева, в Царское село. Там он сблизился с известным и популярным в то время историком литературы и общественной мысли литературным критиком Р.В. Ивановым-Разумником.

События предреволюционной России обратили научную и философскую мысль к поискам пути «новой России». «Скифство», как идейное объединение, представлявшее «своеобразное «почвенничество» с революционным уклоном» [1, 387], выдвинутое Ивановым-Разумником, явилось плодом подобных исканий. В 1917 году Ивановым-Разумником был организован выпуск литературно-художественного альманаха «Скифы», в первом номере которого во введении© С.А. Бубнов

манифесте он в соавторстве с С. Д. Мстиславским под лозунгом: «Да будет воля моя» восстал против всех норм в искусстве, сознательно отстаивая духовный максимализм и «вечную революционность». Иванову-Разумнику удалось привлечь к сотрудничеству в альманахе К. Бальмонта,

А. Белого, В. Брюсова, Е. Замятина, Вяч. Иванова. Н. Клюева, А. Ремизова.

«Скифское» мироощущение в определённой степени разделил и С. Есенин. Об этом мы узнаём, в частности, из его письма к А. Ширяевцу: «Иванов-Разумник « <...> человек, перед которым я не лгал, не выдумывал себя и не подклады-вал, как всем другим. <.> Натура его глубокая и твердая, мыслью он прожжён, и вот у него-то <.> и отдыхаю, и вижу себя, и зажигаюсь об себя» [2, 96]. Автор письма так увлекательно отозвался о критике, потому что увидел в нём воплощение близких идей и настроений, высоко оценивал его редакторско-издательскую инициативность, советуя Ширяевцу посылать произведения в «Скифы» и «Заветы» на имя Р. Иванова. Чуть позже С. Есенин, по словам И.Н. Розанова, признавался: «В общем развитии более всего за эти годы (1915-1917) обязан был Иванову-Разумнику, (он) поддерживал во мне революционное настроение в годы войны» [3, 26]. Иванов-Разумник, не являясь членом партии социалистов-революционеров

ФИЛОЛОГИЯ

(эсеров), активно участвовал в эсеровских изданиях, на страницах которых распространял «перманентный революционизм», выражавший народническое мировоззрение, рассматривавшее личность и блага народа в качестве главных ценностей человеческой жизни. Поэтому в эсеровских газетах «Дело народа», «Знамя труда», «Голос трудового крестьянства» и в других периодических изданиях той же направленности часто печатались произведения поэтов, разделявших «скифское» мироощущение. Так, в «Знамени труда» были впервые опубликованы поэмы А. Белого «Христос воскрес», А. Блока «Двенадцать», С. Есенина «Октоих», «Пришествие», «Инония». В апреле 1917 года в «Деле народа» опубликованы поэмы на историческую тему «Марфа Посадница» и «Ус», созданные Есениным ещё в 1914 году. В них поэт откликнулся на события Первой мировой войны, которые представлялись ему всенародным бедствием.

«Марфа Посадница» получила высокую оценку в критике тех лет. Так, М. Горький как редактор журнала «Летопись» один из первых изъявил желание опубликовать это произведение, охарактеризовав его в письме И. Бунину длинным и недурным стихотворением. Поэма, пронизанная взглядами воина-труженика на войну, показалась цензуре слишком «прозрачной» и не была допущена к печати. Примечательно, что своё отношение к происходящим военным событиям С. Есенин также выразил и в рецензии «Ярославны плачут», где рассмотрел соответствующей тематики стихотворения Т. Щепкиной-Куперник, Л. Столицы, М. Трубецкой и Е. Хмельницкой, отозвавшись о них с искренней похвалой.

Р. Иванов-Разумник в статье «Поэты и революция», развивая свою концепцию «вечной революционности», увидел в «Марфе Посаднице» первое революционное произведение Есенина. По мнению критика, автор поэмы воспел вольный и свободолюбивый дух новгородцев, олицетворённый в исконной, неисчерпаемой и несгибаемой народной силе, тогда как большинство других поэтов - К. Бальмонт, В. Брюсов, Ф. Сологуб, С. Городецкий, А. Липецкий - поддались в дни начавшейся войны пропаганде квасного патриотизма, прославлению внешней государственной силы - непобедимости царя и отечественного оружия.

Спустя два года после первой публикации поэмы критик В.Л. Львов-Рогачевский в книге «Поэзия новой России. Поэты полей и городских окраин» (М., 1919) также обратил на неё внимание. Признавая будущее литературы за пролетарскими и крестьянскими писателями, критик-марксист отмечал, что Есенин был в числе тех, кто в своём творчестве откликнулся на революционные события в стране. В поэмах «Марфа Посадница», «Ус», «Товарищ» и «Певущий зов» поэт, по словам автора книги, выступил светлым вестником любви к жизни и смело отразил противоречивую современность. «Былину о Марфе Посаднице» критик аттестовал «стильной, величественной, ударяющей по сердцам с неведомой силой» [4, 53]. Позже, в 1920-е годы, Львов-Рогачевский сблизился в своих суждениях о современной литературе с критиками вульгарно-социологической направленности. Поэтому радостные настроения автора «Радуницы», по его мнению, сменились в «Голубени», «Преображении» и «Сельском часослове» на нотки тревожной тоски, боли, отчаяния, и поэт отвернулся от изображения насущных проблем действительности. Подобные заявления критика вступили в противоречие с высказываниями Есенина о том, что с марта 1917 по январь 1919 года он написал цикл революционных поэм, непосредственно навеянных происходившими в стране событиями и «неонародничеством» Иванова-Разумника. Об этом убедительно свидетельствуют не только произведения тех лет, но и посвящённые им литературно-критические отклики.

В марте 1917 года С. Есенин демобилизовался из армии и целиком посвятил себя литературной работе. Он по-прежнему настойчиво шлифовал своё поэтическое мастерство, стараясь ориентироваться на близкое ему «скифское» смыс-лотворчество. До конца года им были написаны «Певущий зов», «Товарищ», «Отчарь», «Октоих». В первом номере альманаха «Скифы» опубликовано несколько стихотворений под общим заглавием «Голубень». Осенью написаны поэмы «Пришествие» и «Преображение». В 1918 году читатель познакомился с поэмами «Иорданская голубица» и «Инония». Судьба революции и «новой России» стала лейтмотивом творчества С. Есенина 1917-1918 годов. Изучение крити-

УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ

ческих отзывов на революционные произведения поэта показывает, что наиболее глубоко и проникновенно произведения Есенина были оценены Р. Ивановым-Разумником, А. Белым и

B. Брюсовым.

В апреле 1918 года в первом номере журнала «Наш путь» наряду с есенинскими поэмами «Октоих», «Пришествие» и «Преображение» была опубликована статья Иванова-Разумника «Испытание в грозе и буре», в которой анализировалась близкая ему по мироощущению современная революционная поэзия А. Блока, А. Белого и

C. Есенина. По мнению критика, Россия 1910-х годов пережила два тяжёлых испытания: Первую мировую войну и Октябрьскую революцию. Автор статьи тонко уловил историческую закономерность и определяющие её приметы в смене литературной формы и содержания. Он полагал, что Есенину, Блоку и Белому особенно выразительно удалось сказать о происходящих событиях, на которые они отозвались сердцем. Переживая бурю пожаров социальной революции, поэты, убеждённо заявлял критик, создали яркие, над-исторические произведения, в которых творчески реализовалась новая философская идея о возможности полного духовного и физического раскрепощения с приходом революционной победы для всех слоев общества. В заключение Иванов-Разумник утверждал: поэзия А. Блока, А. Белого и С. Есенина дала нам то, «к чему мировая история придёт в грядущем» [5, 158].

В другой статье Иванов-Разумник на примере творчества тех же поэтов истолковал собственные идейно-максималистские взгляды «скиф-ства», трактуемые как «новое мировоззрение грядущего Социализма» или «новая вселенская идея» [6, 140]. По своей значимости революционные события 1917 года критик сравнил с принятием на Руси Христианства, которое, совершив духовную революцию и дав внутреннюю свободу человеческой мысли, по своей сути, оказалось «анти-Христовым», потому что впоследствии церковные институты с их догматикой и культом были направлены против свободы мысли и творчества. Христианская коммуна из-за отсутствия политической и социальной свободы не удалась. И теперь, полагал критик, человечество пришло к обратному пути - социальной революции с её политической и общественной свободой. В «гряду-

щем Социализме» должна победить социальная коммуна, в которой будет спасён каждый человек. И хотя время опровергло оптимистические взгляды критика, однако именно под впечатлением его «новой вселенской идеи» о пришествии нового мира были созданы поэмы С. Есенина «Товарищ», «Певущий зов», «Отчарь», «Пришествие»,

«Октоих», «Преображение», «Инония», А. Блока «Скифы», «Двенадцать» и др. Приводя цитаты из Евангелия и отстаивая «вечную революционность», Иванов-Разумник назвал «Инонию» Есенина «богоборческой» поэмой с радостными образами, пронизанной дыханием новой веры. Блок, Белый и Есенин представлены в статье «пророками» вселенской идеи своего времени» [6, 149].

О настроении и мироощущении поэта тех дней можно судить также и по его рецензии на сборник стихотворений П. Орешина «Зарево», опубликованной вместе со статьёй Разумника «Россия и Инония» в журнале «Наш путь». Есенин приветствовал появление первой книги стихотворений поэта, в которой отразилось всё многообразие деревенской жизни с её окружающей природой, бытом и переживаниями крестьян. В «Зареве» С. Есенину было всё кровно дорого, важно и необходимо, поскольку русская деревня всегда представляла для него «родину». Он разделял «скифские» настроения П. Орешина, определив лейтмотивом его сборника деревенскую идиллию, к которой необходимо стремиться.

Критики футуристической ориентации иначе оценили творчество С. Есенина и его увлечение «скифством». В журнале «Книжный угол» в статье «Паноптикум» Ф. Смирнов осудил А. Блока, А. Белого и С. Есенина за тяготение к неонародничеству. Критик не верил в искренность убеждений поэтов и расценивал их революционные поэмы как своеобразную спекуляцию на очередную модную идею. Свои инвективы он объяснял появившимися в периодике статьями Р. Иванова-Разумника, который на примере произведений названных поэтов комментировал и «разжёвывал «малограмотной публике» [7, 15] собственную идею.

В другой статье того же журнала Блок, Клюев, Есенин и Ширяевец были хлёстко названы «сти-хописцами, натасканными на революцию» [8, 16]. Критик считал, что затянувшуюся революцию с

ФИЛОЛОГИЯ

её отчаянной борьбой, голодом и «бескормицей» надо отражать правдиво и без прикрас. В революционных произведениях упомянутых поэтов автор статьи услышал только лишь панегирик «сильной власти». Он критиковал поэтов за восторженный романтизм и чрезмерно нарочитую поэтизацию христианских образов, что, на его взгляд, вело к неизбежному отказу от изображения правдивой суровой действительности. Автор статьи обратил внимание на то, что большинство революционных произведений названных поэтов написаны однопаузным трёхдольником двадцатилетней давности и, иронизируя, призвал «одописцев революции» согласно духу времени попытаться выразить себя так называемой «свободной» строкой.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В редакционной статье журнала «Вестник жизни» тоже была рассмотрена литература, посвящённая событиям 1917 года. Сообщалось, что в период революций в стране широко распространились «неопределённо-демократические,

народнические устремления» [9, 31] с отвлечённовосторженным ликованием, отразившимся, главным образом, в произведениях К. Бальмонта, П. Радимова, С. Есенина и П. Орешина. Примечательно, что автор статьи, ратовавший за ориентацию литературы на реалистические традиции, положительно отозвался о творчестве Есенина, между прочим заметив, что в его «опьяняющих» словах «Товарища» нет ещё «чёткого и продуманного социального содержания» [9, 32].

А. Белый, заведовавший тогда поэтическим отделом литературно-художественного альманаха «Скифы», пытался вывести поэзию из бытовой повседневности и предать ей космический размах и религиозно-мистическое содержание, своего рода своеобразное символическое миропонимание современности. Такой взгляд на литературу привёл поэтов-«скифов» к самоотстранению от копирования противоречивой современной действительности, на что им в буквальном смысле указывали критики-марксисты, футуристы и пролеткультовцы. В статье «На перевале» А. Белый поддерживал творчество

С. Есенина, прославлявшего рождённую в пламени революции «иную Россию». Подобно А. Блоку, Н. Клюеву и П. Орешину автор статьи приветствовал революцию с её очистительной стихией, от которой критику становилось «лег-

ко, беззаботно, певуче в неосвещённой вечерней Москве» [10, 125]. Русская революция подкупала

А. Белого своей мятежностью, невиданностью, отторжением всех догматов прежней жизни и мысли. Максималистский революционный пафос он подкреплял в конце статьи цитацией революционных произведений Клюева и Есенина.

М. Торов, придерживаясь в оценке литературы социологического подхода, в обзоре «Поэты из народа» рассмотрел творчество современных поэтов, вышедших из трудящихся масс. Критик выделил бесспорный талант С. Есенина и причислил его к народнически-крестьянским поэтам. Внимание автора обзора привлекли внимание книги «Радуница» и «Голубень», в которых он отметил ясность изображения и свежесть восприятия Есениным деревенского быта, переданного старорусскими крестьянскими выражениями. Отстаивая в литературе большевистские взгляды, М. Торов вместе с тем безапелляционно заявлял, что поэт поддался влиянию интеллигентской среды во главе с Ивановым-Разумником, который якобы уводил Есенина от пролетарской поэзии и марксистского мировоззрения в далёкие от революционной реальности эмпиреи.

Саморазвитие и творческие взаимовлияния поэта, происходившие в переломную эпоху, а также критические отклики на «Радуницу», побудили Есенина сосредоточить своё внимание на отображении современности. Наиболее полно ему это удалось осуществить в поэме «Преображение», ставшей одним из первых художественных отзывов на события Октябрьской революции. В книгах «Иисус младенец» и «Голубень» критики отмечали уже не только умение радостно и восторженно описать хорошо знакомую и дорогую поэту природу и деревенскую жизнь, но и говорили о влиянии на его творчество «скифства» в создании ряда произведений, в центре которых оказывались мистические и библейские образы.

Книга «Исус младенец» была издана в январе-феврале 1918 года в Петрограде «артелью художников» «Сегодня». Её обложка, рисунки и клише раскрашены от руки Е. Туровой. Книга, состоящая из одноимённого стихотворения, была издана тиражом 125 экземпляров. Единственная рецензия, в которой она упоминается, опубликована в 1918 году в журнале «Наш путь». Рассматривая «Хвои» Н. Венгрова, «О судьбе

УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ

огненной» А. Ремизова, «Пионеры» У. Уитмена и «Исус младенец» С. Есенина, рецензент отмечал как положительный факт литературной жизни, что под крышей одного издательства («Сегодня») существуют писатели различных эстетических ориентаций. Характеризуя произведения Есенина, критик указывал, что поэт «перевёл» в стихотворении библейские сюжеты на простой и доступный неискушённому читателю язык, что его персонажи - те, кто постоянно окружает рядового человека; птицы - учат добру, вниманию и заботе о людях, воспитывают любовь к жизни и к труду. В 1921 году книга «Исус младенец» была переиздана издательством «Скифы» в Чите, что случайностью никак назвать нельзя. Это ещё раз свидетельствует о «скифской» принадлежности поэта и о том, какое значение придавалось его творчеству в одном из интереснейших и до сих пор по-настоящему неосознанных явлений умственной жизни России переломных лет.

В мае 1918 года в издательстве «Революционный социализм» увидел свет есенинский сборник «Голубень». Немногочисленные статьи и рецензии, ему посвящённые, содержали в основном положительные оценки. В 1920 году в издательстве «Московской трудовой артели художников слова» книга была выпущена вновь.

Первая рецензия на книгу появилась в воронежском журнале «Сирена» (1918 г.). Её автор назвал С. Есенина одним из лучших крестьянских поэтов, чьи произведения питались апокрифической литературой и нежной любовью к родной земле. Лейтмотивом есенинской поэзии он обозначил деревенскую жизнь средней полосы России с её природой - равнинами, озёрами и перелесками. Рецензент попытался определить и главные мотивы разбираемого сборника: «Русь животная» («Осень»; «Голубень»; «Корова» и др.), «Русь - полевая, -.злаков» («О красном вечере задумалась дорога...»; «Не бродить, не мять в кустах багряных... » и др.), «Русь - большой дороги» («В том краю, где желтая крапива...»; «Прощай, родная пуща...» и др.), «Русь любовная, половая» («Запах трав от бабьей кожи на губах моих я слышу»; «Хозяйка спит, а свежая солома примята ляжками вдовеющей любви» и другие). Такой неожиданный подход позволил критику рассматривать книги «Голубень» и «Радуница» как близкие по содержанию и заявить о том, что

творчество С. Есенина органически связано с природой и оказывается преломленным через призму то ли художника-этнографа, то ли правоверного представителя «скифства».

Другой рецензент отмечал в сборнике богатство языка и вместе с тем удивительную поэтическую простоту. Критик назвал «Голубень» пёстрой книгой, которая читается со смешанным чувством радости, досады и страха. Сотрудничая одно время с эсерами и сознавая «себя продолжателем традиций позитивистской критики» [11, 7], А. Дерман тем не менее не разделял «скифские» идеи Р. Иванова-Разумника и осудил мистические стихотворения, включённые в сборник, где усматривал предпосылки воинственного «похода» на реализм, на сложившиеся радикально-демократические традиции и полную оторванность от происходивших в стране событий.

В целом же положительную оценку получило и второе издание книги. По мнению критика журнала «Художественное слово», в «Голубени» многое хорошо задумано и смело выполнено. В сборнике, подчеркнул рецензент, отчётливо проявилась основная примета творчества поэта -его яркое и самобытное дарование. Недостатком

В. Брюсов, в тот период уже требовавший от стихотворцев простоты изложения и прямолинейной ориентации «в сторону жизни», считал не вполне оправданным «изобилие религиозных и церковных образов» [8, 16] и ряд неестественных, с его точки зрения, сравнений и метафор, таких как «дождь пляшет, сняв порты» или «на долину бед спадают шишки слов». Замечания критика могли быть вызваны и включением во второе издание книги так называемых «имажинистских» стихотворений Есенина, эстетическая и идейная направленность которых заметно контрастировала с послереволюционными брюсовскими воззрениями и представлениями о назначении литературы.

К лету 1918 года поэт переехал на постоянное место жительства в Москву. В это время его произведения чаще всего стали появляться на страницах эсеровской печати, что отчасти можно объяснить закрытием ряда периодических изданий и издательств. Важно и то, что редакторско-издательскими делами социалистов-революционеров занимались те,

ФИЛОЛОГИЯ

чьи идейно-эстетические убеждения были близки поэту. Критик В. Левин, вспоминая о своей редакторской деятельности в газетах «Знамя труда» и «Голос трудового крестьянства», писал: «Я делал тогда непозволительные вещи: печатал его (Есенина) стихи в «Знамени труда», а через некоторое время те же стихи в «Голосе трудового крестьянства». <...> Иногда просто перепечатывал его прежние произведения, считая, что хорошие стихи никому не повредят» [13, 214]. В первый год революции Есенин испытывал подлинный прилив творческих сил, создав 30 стихотворений и около 10 «маленьких поэм».

В июле 1919 года, во время работы Пятого съезда Советов, большевики подавили восстание «левых» эсеров. Эсеровские издания стали быстро закрываться. Началось планомерное наступление на основы свободы и демократии. Есенин неслучайно вполне осознанно воспринимал современную ему эпоху как «эпоху умерщвления личности». Уже в поэме «Сельский часослов», опубликованной 1 июня 1918 года в газете «Знамя труда», революционное настроение поэта уступает место трагическим нотам сомнения и отчаяния.

Закрытие эсеровских изданий и сектантская политика Пролеткульта побудили группу литераторов - С. Клычкова, П. Орешина, Л. Повицкого,

А. Белого, при непосредственном участии

С. Есенина, - организовать кооперативное издательство «Московской трудовой артели художников слова». До конца 1918 года у Есенина в этом издательстве вышли три книги стихотворений: «Радуница» (2-е изд.), «Преображение» и «Сельский часослов».

В обзоре «Русская литература за 1918 год» редактор воскресного литературного отдела газеты «Возрождение Севера» А. Долинин назвал С. Есенина наряду с А. Блоком, А. Белым,

Н. Клюевым самым крупным поэтом эпохи. Разделяя идеи В. Иванова и В. Розанова и выступая против социологического направления в литературной критике, автор обозрения в есенинском «Сельском часослове» обнаружил «беззаветное горение и стремление в даль» [14, 4].

Итак, 1917 - 1918 годы в творчестве С. Есенина оказались напряжённым и плодотворным в творческом плане периодом. К 1919 году он стал автором пяти книг. Поэт постоянно стремился находиться в гуще литературных и общественных событий, пытаясь определить меру и возможность своего участия в сложившихся условиях. До середины 1918 года он сумел найти себя в идейном объединении «Скифы». Примечательно, что поэты-«скифы», будучи близкими по философско-эстетическим взглядам с партией эсеров, тем не менее не были её членами. Критики-марксисты, футуристы и про-леткультовцы, представлявшие в революционные годы достаточно организованные направления и литературные группировки, не разделяли «новой вселенской идеи» Р. Иванова-Разумника. Так,

В. Львов-Рогачевский, М. Торов, Ф. Смирнов и Е. Камень, отстаивая в своих выступлениях идейно-эстетические постулаты большевизма, критиковали есенинскую поэзию за независимое звучание, указывали на её «мировоззренческую незрелость», а самого поэта упрекали в уходе от ответов на животрепещущие вопросы. На самом деле он активно участвовал в общественной и литературной жизни страны, прямо и определённо выражал своё отношение к происходившим переменам. С ожесточением политической борьбы острее и непримиримее становилась полемика между различными литературными течениями и группировками. В эти годы поэт стал и сам выступать в роли профессионального оценщика современной литературы.

Библиографический список

1. Лавров А.В. Иванов-Разумник: Русские писатели 1S00—1917: Биографический словарь: В 5 т. I Гл. ред. П.А. Николаев. М., 1992. Т. 2.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2. Есенин С.А. Полн. собр. соч.: В 7 т. М., 1999. Т. б.

3. Розанов И.Н. Есенин о себе и других. М., 1926.

4. Львов-Рогачевский В. Поэзия новой России: Поэты полей и городских окраин. М., 1919.

5. Иванов-Разумник. Испытание в грозе и буре II Наш путь. Пг. 191S. № 1.

6. Иванов-Разумник. Россия и Инония II Наш путь. Пг. 191S. № 2.

УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ

7. Смирнов Ф. Паноптикум // Книжный угол. Пг. 1918. № 3.

8. Камень Е.П. Профессионалы // Книжный угол. Пг. 1918. № 3.

9. [Б. п.] Отражение революции 1917 г. в русской литературе // Вестник жизни. М. 1918. № 2.

10. Белый А. На перевале // Наш путь. Пг. 1918. № 2.

11. Дерман А. [Рецензия] // Понедельник «Народного слова». М., 1918. 8 июля. Рец. на кн.: Есенин

С.А. Голубень. Спб., 1918. 78 [2] с.

12. В. Б. [Рецензия] // Художественное слово. М. 1920. Кн. 1. Рец. на кн.: Есенин С.А. Голубень. Спб., 1918. 78 [2] с.

13. Левин Вен. Есенин в Америке // Русское зарубежье о Есенине: Воспоминания, эссе, очерки, рецензии, статьи: В 2 т. / Вст. ст., сост. и коммент. Шубниковой-Гусевой. М., 1993. Т. 1.

14. Долинин А. Русская литература за 1918 г. // Возрождение Севера. Архангельск, 1919. 1 янв.

S.A. BUBNOV

REVOLUTIONARY POETRY OF S. ESENIN IN THE CULTURAL CONSCIOUSNESS OF CONTEMPORARIES

The article treats Esenin's creative activities in 1917-18 when the poet was an active participant of Russian literary life sharing the Scythian world-view of Ivanov-Razumnik. The fortunes of the revolution and of the «New Russia» became the main topic of Esenin's poetry. R. Ivanov-Razumnik, A. Belyi, V. Bryusov gave the deepest analysis and most sincere appreciation of Esenin's revolutionary poetry.

Key words: «revolutionary»poetry, the «Scythian» world-view, the October Revolution, «New Russia's» fate, spiritual maximalism, love of life and work.