Научная статья на тему 'Рецептивная авторская интенция названия журнала А. П. Сумарокова «Трудолюбивая пчела»: роль читателя'

Рецептивная авторская интенция названия журнала А. П. Сумарокова «Трудолюбивая пчела»: роль читателя Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

CC BY
261
62
Поделиться
Ключевые слова
ЗАГЛАВИЕ / АВТОР / ИНТЕНЦИЯ / СУМАРОКОВ / «ТРУДОЛЮБИВАЯ ПЧЕЛА» / ЛИТЕРАТУРА XVIII В

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Юй Хуэйцзюнь

В статье рассматриваются теоретические аспекты поэтики заглавия: авторские интенции и возможности их декодирования массовой аудиторией. Цель работы соотнести название журнала А. П. Сумарокова «Трудолюбивая Пчела» с самыми распространёнными культурными кодами. И общехристианская, и китайская традиции при метафоризации слова «пчела» концептуализируют сходные человеческие качества: трудолюбие, скромность, бескорыстие. Словосочетание «трудолюбивая пчела» можно считать фактом сгущения смысла.

The Receptive Author's Intention of A. Sumarokov's Magazine Title Trudoljubivaja Pchela: the Role of the Reader

The paper deals with the theoretical aspects of the poetics of titles: the author's intention and a mass audience possibility to decode it. The purpose of the work is to compare the title of A. Sumarokov's magazine Trudoljubivaja Pchela with the most common cultural codes. Both Christian and Chinese traditions of the "bee" metaphor conceptualize similar human qualities: diligence, modesty, selflessness. The phrase "a hard-working bee" can be considered as a fact of condensation of the meaning.

Текст научной работы на тему «Рецептивная авторская интенция названия журнала А. П. Сумарокова «Трудолюбивая пчела»: роль читателя»

УДК 821.161.1 ББК 83.3(0)5

Юй Хуэйцзюнь

г. У Хань, Китай

Рецептивная авторская интенция названия журнала А. П. Сумарокова «Трудолюбивая Пчела»: роль читателя

В статье рассматриваются теоретические аспекты поэтики заглавия: авторские интенции и возможности их декодирования массовой аудиторией. Цель работы - соотнести название журнала А. П. Сумарокова «Трудолюбивая Пчела» с самыми распространёнными культурными кодами. И общехристианская, и китайская традиции при метафоризации слова «пчела» концептуализируют сходные человеческие качества: трудолюбие, скромность, бескорыстие. Словосочетание «трудолюбивая пчела» можно считать фактом сгущения смысла.

Ключевые слова: заглавие, автор, интенция, Сумароков, «Трудолюбивая Пчела», литература XVIII в.

Ju Huijun

Wuhan, China

The Receptive Author’s Intention of A. Sumarokov’s Magazine Title Trudoljubivaja Pchela: the Role of the Reader

The paper deals with the theoretical aspects of the poetics of titles: the author’s intention and a mass audience possibility to decode it. The purpose of the work is to compare the title of A. Sumarokov’s magazine Trudoljubivaja Pchela with the most common cultural codes. Both Christian and Chinese traditions of the “bee” metaphor conceptualize similar human qualities: diligence, modesty, selflessness. The phrase “a hard-working bee” can be considered as a fact of condensation of the meaning.

Keywords: title, author, intention, Sumarokov, Trudoljubivaja Pchela, literature of the 18th

century.

Литературоведы и лингвисты начали активно заниматься поэтикой заглавия в 20-30 гг. XX в. Одним из первых на уникальность заглавия обратил внимание С. Д. Кржижановский: «книга - развёрнутое до конца заглавие, заглавие же - стянутая до объёма двух-трех слов книга» [6, с. 19]. Ещё более справедлива эта мысль по отношению к названию периодического издания. Именно название реализует издательскую и авторскую интенцию. Более того, оно является «соединительным звеном между текстом и внешней по отношению к нему действительностью» [3, с. 19].

Название - это всегда «вынесенная во вне часть художественного целого», «манифестация его сущности». В нём встречаются три авторские интенции: референтная, креативная и рецептивная. Референтная интенция соотносит название с последующим текстом, креативная - непосредственно с волей автора, а рецептивная сопряжена с сотворчеством читателя [11, с. 15-16].

В 1759 г. в свет вышло 12 номеров (январь-декабрь) первого частного ежемесячного журнала «Трудолюбивая Пчела», издававшегося А. П. Сумароковым. Журнал выходил с периодичностью раз в месяц тиражом 1200 экземпляров. Издание ориентировалось на дворянскую аудиторию и симпатизировало не царствовавшей императрице

Елизавете Петровне, а малому двору - будущим монархам Петру III и Екатерине II. Последний номер журнала «Трудолюбивая Пчела» увидел свет в декабре 1759 года. Предположительно журнал был закрыт из-за недовольства его критической направленностью, однако официальной версией остановки печати стала нехватка средств у издателя [см.: 5, с. 11-12].

Журнал А. П. Сумарокова «Трудолюбивая Пчела» - новый для XVIII столетия тип издания. Его литературные и научно-популярные предшественники: «Примечания» к «Ведомостям» (1728-1742) и «Ежемесячные сочинения к пользе и увеселению служащие» (1755-1764) - журналы академические, т. е. официально издававшиеся Академией наук [см.: 2, с. 64-74; 77-107]. «Трудолюбивая пчела» - журнал литературный и частный, формально не зависящий ни от правительства, ни от Академии.

Новым было само название журнала, отличавшееся от академических изданий многозначностью. П. Н. Берков предположил, что «.. .назван журнал так, вероятно, отчасти в том смысле, в каком о задачах издания говорится в конце первой статьи журнала» [2, с. 117]. Б. И. Есин указал на возможность и иной интерпретации названия сумароковского журнала: «.напрашивалось и

© Юй Хуэйцзюнь, 2011

217

другое сравнение - самого издателя, журналиста с пчелой, собирающей всё полезное и интересное для людей [5, с. 11].

Ассоциативно представление о пчеле неразрывно связано с трудолюбием. Поэтому словосочетание «трудолюбивая пчела» можно рассматривать, с точки зрения психологии речи, как факт сгущения смысла. Приём сгущения смысла, как считают филологи, не является изобретением риторик, а восходит к мифологическому языку, в котором природное и человеческое ещё неразрывно слиты и создают цельность и полноту впечатления в слове. Метафора пчелы подразумевает две параллели - природы и человека. Русский филолог А. Н. Веселовский называл отождествление человеческой жизни с природною психологическим параллелизмом [см.: 4, с. 417].

Наиболее полно взаимоотношения мысли и языка исследовал А. А. Потебня. Он писал, что «язык есть средство не выражать уже готовую мысль, а создавать её, что он не отражение сложившегося миросозерцания, а слагающая его деятельность. Чтоб уловить свои душевные движения, чтобы осмыслить свои внешние восприятия, человек должен каждое из них объективировать в слове и слово это привести в связь с другими словами. Для понимания своей и внешней природы вовсе не безразлично, как представляется нам эта природа, посредством каких именно сравнений стали ощутительны для ума отдельные её стихии, насколько истинны для нас сами эти сравнения...». Филолог считал, что приём сгущения смысла, или, по его же терминологии, конденсации, приводит к усложнению мысли, к увеличению быстроты её движения. Разнообразные идеи могут замещаться небольшими умственными величинами [9, с. 156].

Метафоризация всегда апеллирует к читательскому восприятию, поскольку требует творческого напряжения при декодировании природного образа. Сам автор может только предположить возможные интерпретации своего коммуникативного сообщения, а тот или иной вариант декодирования во многом зависит от конкретных обстоятельств читательского восприятия. Так, в течение 1759 г. название журнала «Трудолюбивая Пчела» могло быть декодировано современниками как реализация референтной интенции

А. П. Сумарокова-издателя через статью Г. В. Козицкого «О пользе Мифологии» [см.: 2, с. 117]. Читатели второго издания (тиснения) журнала «Трудолюбивая Пчела» (1780) смогли отчётливо осознать и креативную авторскую интенцию - масонскую направленность журнала.

Поскольку сумароковский журнал получил широкий отзвук в обществе, на первый план для современного исследователя выходит именно его

массовое восприятие, общественное прочтение. В контексте большого времени любой элемент культуры (ключевое слово, концепт, топос или литературная универсалия) отсылает читателя к словарю или энциклопедии. С точки зрения семиотики, словарная статья - «фактическое культурное определение, которое общество соглашается принять для данной единицы содержания», а энциклопедия - сеть, в которой любые языковые единицы могут иметь интертекстуальные и гипер-текстуальные связи со многими другими единицами [13, с. 473]. Уместно говорить о своеобразной энциклопедии читателя, с помощью которой он декодирует любую информацию, поступающую к нему в ходе коммуникации.

Цель данной работы - рассмотреть два культурных кода, две читательские энциклопедии, в основе которых общехристианская и китайская культурные традиции. Другими словами, соотнести название журнала «Трудолюбивая Пчела» с самыми распространёнными (по численности) культурными традициями и реконструировать его рецепцию массовым сознанием.

Слово «пчела» укоренено в культурной традиции разных народов, независимо от географического положения или вероисповедания. Так, в соответствии со скандинавской мифологией Один даровал поэзию людям, похитив священный мёд у великанов. С тех давних пор мёд - символ мудрости, ликования и обновления.

В Древнем Египте верили, что пчёлы имеют божественное происхождение. Они пролитые на землю слёзы бога Солнца Ра. Мёд у египтян считался чудом - источником мудрости и бессмертия.

В Индии пчела, сидящая на лотосе, - символ бога Вишну, синие пчёлы на лбу - знак Кришны, пчела в вершине треугольника олицетворяет Шиву. Мёд (амрита) у индусов - напиток бессмертия.

В Древней Греции уста поэтов называли медовыми, а мёд считался чудесным нектаром жизни и вдохновения, напитком богов-олимпийцев. Утверждали, что в мире нет существа трудолюбивее пчелы. Кроме того, сами греческие богини нарекались пчёлами. Богиня земли и плодородия Деметра называлась «Чистой Матерью-Пчелою», а её жрицы - пчёлами [см.: 7].

В сознании носителей русского языка ПЧЕЛА - летающее насекомое, перерабатывающее цветочные соки в мёд [8, с. 517]. В древнерусском языке слово фиксируется уже в первых памятниках письменности, в частности в «Изборнике Святослава» (1073) - второй по древности (после Остромирова Евангелия 1056-57) дошедшей до нас рукописной книге. При этом в самом «Изборнике.» отмечается вариативность написания: как

бъчела, так и бьчела. С ХП-ХШ вв. утверждается современная форма, возникшая после регрессивной ассимиляции по глухости пъчела.

Известный русский этимолог П. Я. Черных считает, что слово восходит к индоевропейскому звукоподражательному корню *Ьй-. Общеславянское слово *Ьъсе1а имеет в основе корень *Ьък- < *Ьик- со значением «гудеть», «реветь» [12, с. 86].

Зафиксировано символическое значение пчелы и в Библии. В Ветхом Завете пчёлы олицетворяют собой различные человеческие добродетели или Божественное знамение.

Так, скромный внешний вид и малый размер пчелы учат не доверять внешности: «Мала пчела между летающими, но плод её - лучший из сластей». В этом контексте, помимо метафорического, реализуется и прямое наставление: «Не хвали человека за красоту его, и не имей отвращения к человеку за наружность его...

Не хвались пышностью одежд и не превозносись в день славы: ибо дивны дела Господа, и сокровенны дела Его между людьми.

Прежде, нежели исследуешь, не порицай; узнай прежде, и тогда упрекай» [Сир. 11: 2-7].

Пчёлы - это и аллегория преследователей, избавление от которых - знак милости Господа:

«Все народы окружили меня, но именем Господним я низложил их; обступили меня, окружили меня, но именем Господним я низложил их; окружили меня, как пчёлы [сот], и угасли, как огонь в терне: именем Господним я низложил их.

Сильно толкнули меня, чтобы я упал, но Господь поддержал меня.

Господь - сила моя и песнь; Он соделался моим спасением» [Пс. 117: 10-14].

В Ветхом Завете, как и в мифологии, мёд становится сакральным даром Бога, Его знаком и знамением:

«И пошёл Самсон с отцом своим и с матерью своею в Фимнафу, и когда подходили к виноградникам Фимнафским, вот, молодой лев рыкая идёт навстречу ему.

И сошёл на него Дух Господень, и он растерзал льва как козлёнка; а в руке у него ничего не было. И не сказал отцу своему и матери своей, что он сделал.

И пришел и поговорил с женщиною, и она понравилась Самсону.

Спустя несколько дней, опять пошёл он, чтобы взять её, и зашёл посмотреть труп льва, и вот, рой пчёл в трупе львином и мёд.

Он взял его в руки свои и пошёл, и ел дорогою; и когда пришёл к отцу своему и матери своей, дал и им, и они ели; но не сказал им, что из львиного трупа взял мёд сей» [Суд. 14: 5-9].

С мёдом связано и само Великое знамение:

«Итак Сам Господь даст вам знамение: се, Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему: Еммануил.

Он будет питаться молоком и мёдом, доколе не будет разуметь отвергать худое и избирать доброе;

ибо прежде нежели Этот Младенец будет разуметь отвергать худое и избирать доброе, земля та, которой ты страшишься, будет оставлена обоими царями её.

Но наведёт Господь на тебя и на народ твой и на дом отца твоего дни, какие не приходили со времени отпадения Ефрема от Иуды, наведёт царя Ассирийского.

И будет в тот день: даст знак Господь мухе, которая при устье реки Египетской, и пчеле, которая в земле Ассирийской, -

и прилетят и усядутся все они по долинам опустелым и по расселинам скал, и по всем колючим кустарникам, и по всем деревам.

В тот день обреет Господь бритвою, нанятою по ту сторону реки, царем Ассирийским, голову и волоса на ногах, и даже отнимет бороду.

И будет в тот день: кто будет содержать корову и двух овец,

по изобилию молока, которое они дадут, будет есть масло; маслом и мёдом будут питаться все, оставшиеся в этой земле.

И будет в тот день: на всяком месте, где росла тысяча виноградных лоз на тысячу сребреников, будет терновник и колючий кустарник.

Со стрелами и луками будут ходить туда, ибо вся земля будет терновником и колючим кустарником.

И ни на одну из гор, которые расчищались бороздниками, не пойдёшь, боясь терновника и колючего кустарника: туда будут выгонять волов, и мелкий скот будет топтать их» [Ис. 7: 10-25].

Наконец, с помощью образа пчелы Господь предостерегает от лени:

«Пойди к муравью, ленивец, посмотри на действия его, и будь мудрым.

Нет у него ни начальника, ни приставника, ни повелителя;

но он заготовляет летом хлеб свой, собирает во время жатвы пищу свою. [Или пойди к пчеле и познай, как она трудолюбива, какую почтенную работу она производит; её труды употребляют во здравие и цари и простолюдины; любима же она всеми и славна; хотя силою она слаба, но мудростью почтена.]

Доколе ты, ленивец, будешь спать? когда ты встанешь от сна твоего?» [Притч. 6: 6-11].

Таким образом, в общехристианской традиции пчёлы олицетворяют собой прежде всего скромность и трудолюбие, к которому должен стремиться человек.

Можно предположить, что семантические компоненты, наполняющие концепт «пчела», являются универсальными для носителей разных

языков. Так, Р. М. Скорнякова, анализируя зооморфную метафору в русском и немецком языках, отмечает: «Усердный, старательный, работоспособный человек предстаёт в немецкой языковой картине мира и в образе насекомых: пчелы (die Biene) и муравья (die Ameise). В русской языковой картине мира трудолюбивый человек также сравнивается с пчелой и муравьём... Так, хорошо известны образные устойчивые сравнения русского языка работать как пчела, трудолюбивый как пчела. Трудолюбие пчелы, как образец для подражания, находит отражение и в паремиологическом фонде русского языка: Пчела далеко за каплей летит; Пчела мала, а и та работает» [10, с. 24]. На стереотипность восприятия пчелы-труженицы в русском и болгарском языках указывает также

В. Аврамова [1].

В китайской культуре пчела - насекомое, трудолюбие которого было отмечено с древнейших времен. Иероглифы «^» и «Ф», обозначающие «пчела» и «мёд», были обнаружены на черепашьих панцирях периода Шан-Инь (2-е тыс. до н. э.). На бронзовых сосудах, которые были сделаны 2650 лет назад, была изображена пчёлка. Во многих древних произведениях, таких как «Словарь ЭрЯ», «Пояснение о текстах и иероглифах», «О диалектах» были зафиксированы сведения о разведении пчёл, об их использовании в китайской медицине.

Огромное количество мифов и легенд Китая связано с пчёлами. Так, «Война Дун Шу» рассказывает о подвигах пчелы во время войны между двумя племенами. В «Происхождении кукушки» пчёлка помогает герою отомстить помещику за своих родителей.

«Родиной пчёл» называют провинцию ЮньНань. Там климат благоприятен для пчеловодства. Поэтому не случайно образ пчелы не раз появляется в мифах народностей, которые живут в этом крае. Например, «Самое древнее время» народности И, «Тысячи тысяч лет назад» народности Яо, «О происхождении человека» народности Дулун, «Легенда о БуЛуто» народности Чжуан и т. д.

Соловья, ласточку, пчелу и бабочку издавна называют «четырьмя друзьями цветов». Они являются излюбленными символами и мотивами китайской литературы. Так, ГоПу, поэт династии Цзинь, в стихах «О пчёлах» подчёркивает трудолюбие маленькой пчёлки:

(Они не упускают ни одного участка, где распускаются цветы. Они собирают нектар и утром, и вечером. -Здесь и далее перевод наш. - Ю. Х.).

У автора династии Тан ДуФу пчела - символ весны: («Ш

Ш») (Бабочки веселятся при лёгком ветре, пчёлы шумят над распускающимися цветами). Поэт

УанЦзя в «Прояснении после дождя» рисует картину конца весны:

-&ШШ» (Бабочки и пчёлы перелетают через стену, думаю: разве весна осталась у соседа?)

Известный китайский поэт династии Тан ХаньЮй в стихотворении «Птицы и цветы» описывает красивый пейзаж на острове, который находится в середине реки:

^Я» («^^») (Бабочки и пчёлы стремятся к острову: хорошо пахнет с другой стороны реки). Здесь нет непосредственного описания пейзажа острова, но стремление туда бабочек и пчёл, привлечённых приятным запахом, - метафора чудесного цветущего луга.

Чаще всего пчела - аллегория трудолюбия. О трудолюбии пчёл рассказано во всех жанрах китайской литературы: «/^Ш^, ШШШШШШ,

;ШЯ&,#Ш£, ШТ^ШИ-#»

(Пчёлки, жужжа, летают с запада на восток. Расцветают груши и персики. Пчёлки собирают мёд, чтобы проводить зиму);

Ж^Ш, ШШ®»о (Пчёлки заняты каждый день, они собирают нектар и вырабатывают мёд). «

(«ЙД») (Пчёлы не едят такую пищу, которую едят люди. Они пьют дождь, как вино, едят цветы, как продукты. Когда они собирают нектар, они очень заняты. Но когда они делают мёд, они свободны. Когда мёд готов, цветы расцветают), - так поэт династии Сун ЯнВаньли изображает, как работают пчёлы, и хвалит их за усердие.

Стихотворение Лю Юйщи «ЦЩ^ШШ, Й ШШ$.Ш»о (В тишине надо следить, как работают пчёлы, и учиться у них. В свободное время надо часто вспоминать, как журавли ведут себя) известно в Китае как пословица. Автор призывает людей подражать трудолюбивым пчёлкам. В китайской культуре есть другое подобное выражение «^АЙЙ» (Благородный человек учится у пчёл).

Ещё пчёлы - это метафора простых трудящихся:

(Пчёлы работают везде и всюду, где цветут цветы: и на земле, и на вершинах гор. Но они не знают, кому служат, даже после того, как мёд уже готов). Эта цитата из стихотворения известного поэта Ли Шанинь является самым популярным стихотворением о пчёлах в китайской литературе. Поэт оценивает работу пчёл, хвалит их усердие. Но здесь автор сравнивают простых трудящихся с безответными насекомыми. Они каждый день работают, но живут в бедности. Плоды их труда захватывают люди, которые находятся в высших слоях общества. Богатые, как паразиты, не работают, но живут лучше, чем трудящиеся. Они, как

воры, получают свое благополучие за счёт труда простых людей. Подобный социальный мотив находим в стихотворении Бай Цзюньи «О насекомых»: (<й

^+—^> Й®^)» (Шелковичный кокон готов, когда шелкопряд становится старым. Но кокон его не защищает. Мёд готов, но он принадлежит чужим, хотя пчела сама еще голодна). В «Постоянных изречениях» Фэн Мэнлуна находим: «X®

(«ШИяй УШ

^») (Работаю усердно, как пчелы собирают нектар и вырабатывают мёд, но ещё неизвестно, кому будут принадлежать плоды их труда).

В Китае пчёлы почитаются как высокоорганизованные насекомые. Они совместно ищут пищу, воду, жильё, сообща защищаются от врагов. В улье пчёлы строят соты, ухаживают за по-

Список литературы

1. Аврамова В. Концептосфера оценочности в национальной языковой картине мира // Балканская русистика. URL: http://www.russian.slavica.org/article1007.html (дата обращения 01.03.2011).

2. Берков П. Н. История русской журналистики XVIII века. М.; Л.: АН СССР, 1952. 572 с.

3. Веселова Н. А. Заглавие литературно-художественного текста: онтология и поэтика: автореф. дис. ... канд. филол. наук. Тверь: ТГУ, 1998. 24 с.

4. Веселовский А. Н. Избранное: историческая поэтика. М.: РОССПЭН, 2006. 685 с.

5. Есин Б. И. История русской журналистики (1703-1917). М.: Флинта; Наука, 2006. 464 с

6. Кржижановский С. Д. Поэтика заглавий. М.: Никитинские субботники, 1931. 32 с.

7. Муравьёва Н. Сладкая тайна богов и поэтов // НГ-Религии. 2005.03.16. №005.

8. Ожегов С. И. Словарь русского языка / под ред. Н. Ю. Шведовой. М.: Русский язык, 1987. 750 с.

9. Потебня А. А. Мысль и язык // А. А. Потебня Слово и миф. М.: Правда, 1989.

С. 17-200.

10. Скорнякова Р. М. Лингвокультурологическая концепция моделирования языковой картины мира : автореф. ... д-ра филол. наук. М.: МГПУ, 2010. 47 с.

11. Тюпа В. И. Аналитика художественного: Введение в литературоведческий анализ. М.: Лабиринт, 2001. 189 с.

12. Черных П. Я. Историко-этимологический словарь современного русского языка: в 2 т. М.: Русский язык, 2006. Т. II. 560 с.

13. Эко. У Роль читателя. Исследования по семиотике текста. СПб.: Симпозиум, 2007. 502 с.

Рукопись поступила в редакцию 10. 03. 2011.

томством и маткой. Каждая пчела исполняет свою функцию. Поэтому в современное время пчеле придают новое символистическое значение: она знак коллективного труда.

Таким образом, и русская, и китайская традиции при метафоризации слова «пчела» концептуализируют сходные качества. Одной из возможных читательских интерпретаций названия журнала А. П. Сумарокова «Трудолюбивая Пчела» может быть следующая: читатель, будь скромен и трудолюбив. Как пчела, собирай знания с каждой странички журнала. Знания - это божественный дар Логоса. Чтение журнала делает тебя, читатель, избранным. А сам журнал - это цветущее поле, покрытое разными цветами, сок которых ты должен превратить в мёд познания.