Научная статья на тему 'Репрессированные геологи выпускники и сотрудники Томского политехнического'

Репрессированные геологи выпускники и сотрудники Томского политехнического Текст научной статьи по специальности «Геология»

CC BY
268
81
Поделиться

Аннотация научной статьи по геологии, автор научной работы — Пшеничкин А. Я., Рихванов Л. П.

Приведены краткие сведения о геологах, выпускниках и сотрудниках Томского технологического института (ТТИ), Сибирского технологического института (СТИ), Сибирского геологоразведочного института (СГРИ), Томского индустриального института (ТИИ), Томского политехнического института (ТПИ) ныне Томского политехнического университета (ТПУ), репрессированных в 20-40-х гг. ХХ столетия.

SUBJECTED TO REPRESSION GEOLOGISTS GRADUATES AND EMPLOYEES OF TOMSK POLYTECHNIC UNIVERSITY

Brief data on geologists, graduates and employees of Tomsk Technologic Institute (TTI), Siberian Technologic Institute (STI), Siberian Geological Prospecting Institute (SGPI), Tomsk Industrial Institute (TII), Tomsk Polytechnic Institute (TPI) nowadays Tomsk Polytechnic University (TPU), subjected to repression in 20-40s of the XX century is given.

Текст научной работы на тему «Репрессированные геологи выпускники и сотрудники Томского политехнического»

Известия Томского политехнического университета. 2008. Т. 312. № 1

УДК 55(092)

РЕПРЕССИРОВАННЫЕ ГЕОЛОГИ - ВЫПУСКНИКИ И СОТРУДНИКИ ТОМСКОГО ПОЛИТЕХНИЧЕСКОГО

А.Я. Пшеничкин, Л.П. Рихванов

Томский политехнический университет E-mail: lev@tpu.ru; poan@ign.tpu.ru

Приведены краткие сведения о геологах, выпускниках и сотрудниках Томского технологического института (ТТИ), Сибирского технологического института (СТИ), Сибирского геологоразведочного института (СГРИ), Томского индустриального института (ТИИ), Томского политехнического института (ТПИ) - ныне Томского политехнического университета (ТПУ), репрессированных в 20-40-х гг. ХХ столетия.

Неоценимый вклад внесли геологи России, в том числе геологи-политехники, в изучении недр нашей страны, в развитие её минерально-сырьевой базы, в индустриализацию, её обороноспособность, в победу над фашистской Германией и послевоенное восстановление разрушенного народного хозяйства.

Стране нужны были металлы, стройматериалы, удобрения, уголь, нефть, газ, уран и другие полезные ископаемые. И геологи в полной мере обеспечивали сырьем промышленность и сельское хозяйство страны, как в годы первых пятилеток, так и в тяжелейшие годы Великой Отечественной войны и послевоенного восстановления хозяйства.

Родина высоко ценила нелегкий, самоотверженный труд геологов, награждая их орденами и медалями, почетными званиями первооткрывателей месторождений. Но Родина, руками её карательных органов, и жестоко расправлялась с неугодными её системе специалистами.

В 20-50 гг. ХХ в. политические репрессии в стране осуществлялись практически непрерывно. Производилась расправа с потенциальными и явными «контрреволюционерами» и «врагами народа» в обстановке тотальной идеологизации и огосу-даривания, в атмосфере страха, слежки и доносительства, в соответствии с общей установкой партийного руководства страны на «обострение классовой борьбы» и противостояние международному империализму [1].

По официальным данным с 1921 по 1954 гг. за «контрреволюционные преступления» было осуждено 3 777 380 российских граждан, в том числе к высшей мере наказания - расстрелу - 642 980 человек [2]. Не обошла эта участь и геологов. Нет официальных данных о количестве репрессированных геологов. В книге «Репрессированные геологи» [3] описано около 1000 искалеченных судеб геологов, из них не менее 39 геологов-политехников. Это, по-видимому, далеко не полный список.

Репрессиям подвергались студенты геологических вузов, ученые, геологи производственных организаций, крупные геологи, исследования которых были тесно связаны с решением практических задач страны - обеспечением промышленности и

сельского хозяйства минеральным сырьем: М.Н. Годлевский, И.Ф. Григорьев, В.К. Котуль-ский, В.М. Крейтер, П.И. Полевой, М.П. Русаков, Н.Н. Урванцев и многие другие [3].

Многие геологи разделили гулаговские судьбы советских граждан вне зависимости от их профессиональной принадлежности. Но были и собственно «геологические дела».

Одно из первых было «шахтинское дело» (1928) [4], инспирированное полномочным представителем ОГПУ по Северному Кавказу Е.Г. Евдокимовым, который представил аварии, часто случающиеся на шахтах треста «Донуголь», как результат деятельности нелегальной контрреволюционной вредительской организации, состоящей, в основном, из старых дореволюционных технических специалистов. «Шахтинское дело» явилось, по сути, началом репрессий против научно-технической интеллигенции в СССР.

Не менее громким было «Дело Геолкома» [5]. В обвинительном заключении говорилось: «Контрреволюционная и шпионская организация в Геологическом комитете ... осуществляла свою деятельность на основе программы, выработанной Клубом горных деятелей, и, стремясь использовать богатейшие статистические и разведанные данные, имеющиеся в распоряжении Геолкома, для искривления хозяйственной политики Совправительства в области горной и горнозаводской промышленности и этим способствовать восстановлению в СССР буржуазно-капиталистического строя» [5. С. 398]. По «Делу Геолкома» проходило 32 человека, 15 из которых приговорены к различным мерам наказания за передачу сведений горно-экономического характера за границу.

«Дело Геолкома» стоит в одном ряду других политических дел, направленных против «старых» специалистов и ученых: «Шахтинское дело» (1928), «О вредительстве в золото-платиновой промышленности» (1929), «О вредительстве в нефтяной промышленности» (1929-1931), «Промпартии» (1930), «Академии наук» (1930-1931), «О вредительской и шпионской деятельности контрреволюционных групп в геологической промышленности» (1930-1932) [5].

В 1929-1931 гг. по «Академическому делу» [6], сфабрикованному сотрудниками ОГПУ, было арестовано и гг. Ленинграде, Москве, Минске, Свердловске свыше 100 сотрудников Академии наук, в том числе 4 академика (С.Ф. Платонов, Е.Н. Тарле, Н.П. Лихачев, М.К. Любавский) и 9 чл.-корр. АН СССР. В ходе следствия от арестованных П.В. Вит-тенбурга, С.Ф. Платонова, Е.Н. Тарле добивались показаний против академика А.Е. Ферсмана. А ленинградские газеты «Красная газета» и «Ленинградская правда» начали травлю президента АН СССР А.П. Карпинского.

Среди арестованных были геологи: Д.Н. Бене-шевич, П.В. Виттенбург, А.А. Зеленецкий, М.О. Клер, А.Н. Криштофович, В.И. Крыжанов-ский, П.И. Полевой.

Арестованные по «Академическому делу» были приговорены к различным мерам наказания: расстрелу (6 человек), заключению в исправительно-трудовые лагеря (ИТЛ) на сроки от 3 до 10 лет, высылке в Сибирь. Сорок три человека были освобождены в ходе следствия.

«Академическое дело» стало завершающей компанией, которую вело партийное и советское руководство против «буржуазной интеллигенции» в Академии наук, сохранившей до конца 1920-х гг. кое-какие признаки автономии [6].

Так называемое «Пулковское дело» (1936-1937) [7] коснулось геологов, геофизиков, геодезистов, астрономов, математиков ряда научных и учебных заведений Ленинграда, Москвы, Киева, Харькова, Днепропетровска, Новосибирска, Ташкента и других городов. Проходившие по этому делу специалисты были так или иначе связаны с поисками месторождений полезных ископаемых, в первую очередь нефти, с разработкой и применением новых методов геологоразведочных работ. Суд над ними проходил без вызова свидетелей, без защиты и обоснования выдвинутых обвинений. На рассмотрение каждого дела отводились считанные минуты. Ряд ученых были приговорены к высшей мере наказания - расстрелу, многие получили по 10 и более лет ИТЛ.

Для геологов Сибири наиболее известным было «Красноярское дело» [8, 9], которое началось с поиска «виновных» в отсутствии в Красноярском крае месторождений урана и приобрело характер масштабной репрессивной акции, направленной против «вредительства», «шантажа», «контрреволюционной деятельности» в геологическом ведомстве. В Ленинграде, Москве, Красноярске, Томске и других городах в марте-апреле 1949 г. было арестовано около 30 геологов, в числе которых были известные ученые и преподаватели, крупные специалисты, работники Министерства геологии.

В г. Москве были арестованы чл.-корр. АН СССР А.Г. Вологдин, директор ГИНа академик И.Ф. Григорьев, референт министра геологии М.И. Гуревич, председатель технического совета Мингео профессор В.М. Крейтер, главный геолог

Тувинской ГРЭ Ю.М. Шейнманн; в Ленинграде -научные сотрудники ВСЕГЕИ В.Н. Верещагин, В.Н. Доминиковский, Б.К. Лихарев, Я.С. Эдель-штейн, профессора В.К. Котульский, М.М. Титяев; в г. Томске - профессора и преподаватели ТПИ и ТГУ И.К. Баженов, А.Я. Булынников, М.И. Кучин, Н.Е. Мартьянов, В.Д. Томашпольская, В.А. Хах-лов, Ф.Н. Шахов; в г. Иркутске - преподаватель Горно-металлургического института Л.И. Шаманский. Были арестованы академик АН КазССР М.П. Русаков, начальник экспедиции ЗСГУ Б.Ф. Сперанский, главный инженер треста «Зап-сибцветметразведка» К. С. Филатов и большая группа геологов из г. Красноярска: В.В. Богацкий, Н.Я. Коган, Ю.Ф. Погоня-Стефанович, О.К. Полетаева, А.А. Предтеченский, Н.Ф. Рябоконь, Г.М. Скуратов и другие [8].

Арестованных поездами и самолетами доставляли в г. Москву на «Лубянку» и помещали в камеры-одиночки. Начались долгие месяцы следствия. Одновременно с проведением следствия власти приступили к наведению порядка в геологических учреждениях: ревизией и перестройкой их деятельности, подбору и расстановке кадров, изъятию из редакций рукописей, из библиотек статей и вычеркиванию упоминаний «врагов» и «вредителей», засекречиванию специальной литературы.

Обвиняемых по «красноярскому делу» на суд не выводили. Почти через месяц после суда им объявили, что они осуждены ОСО МГБ СССР 28 октября 1950 г. за «неправильную оценку и заведомое сокрытие месторождений полезных ископаемых, вредительство, шпионаж, контрреволюционную агитацию» и были приговорены к различным срокам заключения в ИТЛ (вплоть до 25 лет) с конфискацией имущества и поражением в правах на 5 лет.

Осужденные были этапированы на геологические объекты ГУЛАГа, в так называемые «шарашки», где занимались поисками и разведкой полезных ископаемых, в том числе и урана: в г. Красноярск (ОТБ-1 «Енисейская»), в г. Магадан (Северная КТЭ № 8), в Норильлаг, Воркуту, Мариинские лагеря.

В справках о реабилитации от 31 марта и 10 апреля 1954 г. сказано: «Постановление ОСО от 28.10.50 г. отменено и дело за недоказанностью обвинения производством прекращено» [8]. Государство не сочло нужным извиниться перед пострадавшими. Не извинилось оно и до сих пор.

В тяжелейших условиях принудительного труда многим геологам-заключенным помогла выжить, не сломаться их профессия, ставшая необходимой на строительных и горнопромышленных объектах ГУЛАГа, преданность профессиональному долгу. В экспедициях ОГПУ, геологических организациях ГУЛАГа («шарашках») в гг. Норильске, Воркуте, а также в «Дальстрое», на Кольском полуострове, в Казахстане геологами-заключенными были решены многие геологические задачи; проведенные геологические исследования и обобщения привели к открытиям и освоению новых месторождений по-

Хельквист Герман Августович (1894-1968). Окончил ГФ ТТИ в 1923 г. Д.г.-м.н., профессор, член-корр. АН СССР, специалист в области нефтяной геологии. В 1924-1936 гг. - геолог, зам. директора геологоразведочного управления в г. Баку. В 1936-1953 гг. - начальник геологического отдела Министерства нефтяной промышленности. Был репрессирован во время Отечественной войны.

Цефт Григорий (1909-?). Окончил ГРФ ТИИ в

1934 г. Инженер-геолог. В 1936 г. был арестован. Дальнейшая судьба неизвестна.

Шаманский Лев Иосифович (1894-1950). Окончил ГФ ТТИ в 1922 г. К.г.-м.н., геолог-рудник, один из пионеров математизации геологии. Разведывал золотые и медные месторождения юга Сибири, был начальником Минусинской горно-экономической партии и геологической службы «Союз-золото», главным инженером ЗСГРТ. В 1936-1949 гг. - заведующий кафедрой разведочного дела Иркутского горно-металлургического (ныне политехнического) института. Арестован 31.03.1949 г. по «красноярскому делу». Умер во время следствия. Дело прекращено «за недостаточностью улик» в 1954 г. Реабилитирован 28.04.1993 г.

Шахов Феликс Николаевич (1894-1971). Окончил ГФ ТТИ в 1922 г. и был оставлен на факультете для преподавания и подготовки к профессорскому званию. Д.г.-м.н., профессор, чл.-корр. АН СССР, основатель сибирской рудно-геохимической научной школы. Участник Брусиловского прорыва в Первую мировую войну, за что награждён орденом «Святой Анны». Служил в армии адмирала А.В. Колчака. В 20-30-х гг. был консультантом треста «Запсибредмедразведка», ЗСГУ по проблемам рудообразования, закономерностям размещения месторождений золота, редких и рассеянных элементов, методики поисково-разведочных работ. В

1935 г. на ГРФ ТПИ им была организована кафедра рудных месторождений. С 1944 г. по совместительству работал в Западно-Сибирском филиале АН СССР. Награжден орденом В.И. Ленина (1944 г.) и

Трудового Красного Знамени (1946). Арестован 25.04.1949 г. по «красноярскому делу». Приговорен к 15 годам ИТЛ и отправлен на Колыму. Работал в «шарашке» Северной КТЭ № 8 на золотых и урановых месторождениях. Реабилитирован 31.03.1954 г. После освобождения работал на ГРФ ТПИ, с 1957 г. - в ИГиГ (г. Новосибирск) зав. лабораторией геохимии редких элементов, зав. отделом геохимии [18].

Шорохов Лазарь Максимович (1898-1937). Окончил ГГФ ТГУ, к.г.-м.н., доцент кафедры палеонтологии и исторической геологии ГРФ ТИИ, специалист по геологии угольных месторождений, занимался изучением Тунгусского угольного бассейна, первооткрыватель Баскунчакского месторождения флюсовых известняков [19]. Арестован 03.11.1937 г. как «участник офицерской кадетско-монархической повстанческой организации». Расстрелян 05.12.1937 г. в г Томске. Реабилитирован 02.02.1956 г.

Штаммбергер Фридрих (1908-?). Немецкий писатель, геолог, член компартии Германии. Эмигрировал в СССР в 1933 г. Арестован в 1936 или 1937 г., отбывал срок в Норильлаге. Освобожден в 1947 г. и оставлен на поселении в г. Норильске. Изучал геологию заочно. Реабилитирован в 1954 г. Защитил диплом в ТПИ или ТГУ и в 1954 г. переехал в ГДР, где работал геологом.

Наследие прошлого, каким бы оно ни было тяжёлым и тягостным, всегда остаётся наследием, от которого мы не имеем права отказаться, отказаться от нашей истории, которую мы, родившиеся позднее, должны помнить, анализировать без какой-либо политической ангажированности.

Мы всегда должны помнить древнее изречение о том, что «птицу в полёте держат крылья, а человека - историческая память».

Пострадало много невинных людей, но к великой их чести большинство из них прошло это тяжелейшее время испытаний с высоким чувством человеческого достоинства, не ожесточились и не очерствели душою. Светлая им память!

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Беляев Л.П. Лагерная система и политические репрессии (1918-1953) // Репрессированные геологи / Гл. ред. В.П. Орлов. - М.-СПб.: МПР РФ, ВСЕГЕИ, РосГео, 1999. -С. 385-391.

2. Система ИТЛ в СССР (1923-1960). Справочник. - М.: Звенья,

1998. - 600 с.

3. Репрессированные геологи / Гл. ред. В.П. Орлов. - М.-СПб.: ВСЕГЕИ, 1999. - 452 с.

4. Беляков Л.П. Шахтинское дело // Репрессированные геологи / Гл. ред. В.П. Орлов. - М.-СПб.: МПР РФ, ВСЕГЕИ, РосГео,

1999. - С. 395-398.

5. Заболоцкий Е.М. «Дело геолкома» // Репрессированные геологи / Гл. ред. В.П. Орлов. - М.-СПб.: МПР РФ, ВСЕГЕИ, РосГео, 1999. - С. 398-403.

6. Цамутами А.Н. «Академическое дело» // Репрессированные геологи / Гл. ред. В.П. Орлов. - М.-СПб.: МПР РФ, ВСЕГЕИ, РосГео, 1999. - С. 404-407.

7. Жуков В.Ю. «Пулковское дело» // Репрессированные геологи / Гл. ред. В.П. Орлов. - М.-СПб.: МПР РФ, ВСЕГЕИ, РосГео, 1999. - С. 411-418.

8. Беляков Л.П. «Красноярское дело» // Репрессированные геологи / Гл. ред. В.П. Орлов. - М.-СПб.: МПР РФ, ВСЕГЕИ, РосГео, 1999. - С. 422-427.

9. Ивания В. «Красноярское дело» геологов // Томский вестник. - 1993. - 31 марта.

10. Амшинский Н.Н., Горелов Г.Ф. Иван Кузьмич Баженов учитель и исследователь // Геология, геохимия, минералогия и металлогения юга Сибири. - Томск: ТГУ, 1990. - С. 6-11.

11. Завалишин В.А. Александр Яковлевич Булынников // Геология и геофизика. - 1967. - № 11. - С. 142-143.

12. Хохлов В.А. Кучин М.А. (к 80-летию со дня рождения) // Геология и геофизика. - 1967. - № 12. - С. 135-137.

13. Михаил Петрович Русаков // Советская геология. - 1964. -№ 2. - С. 166-167.

Известия Томского политехнического университета. 2008. Т. 312. № 1

14. Зубарев Б.И., Лаверов Н.П., Бородаевский Н.И. и др. 90-летие Александра Петровича Смолина // Советская геология. - 1978. - № 1. - С. 106-107.

15. Грамберг И.С., Додин Д.А. Выпускник Томского технологического института 1918 г. - великий полярный исследователь Николай Николаевич Урванцев // Известия Томского политехнического университета. - 2002. - Т 305. - № 6. - С. 6-21.

16. Подобина В.М., Васильев Д.А., Родыгин С.А. Профессор В.А. Халфин - выдающийся ученый и организатор геологического образования в Сибири // Проблемы геологии Сибири. Т 1. -Томск: ТГУ, 1994. - С. 4-6.

17. Ивания В. Наука превыше всего (о судьбе профессора В.А. Халфина) // Сибирская старина. - 1993. - № 5. - С. 43-45.

18. Феликс Николаевич Шахов (в очерках, статьях, воспоминаниях). - Новосибирск: НИЦ ОИГГМ СО РАН, 1998. - 180 с.

19. Славин Д.П. Научное наследие Л.М. Шорохова (1898-1944) // Труды Томского государственного университета. - Томск: ТГУ, 1974. - Т 234. - С. 261-264.

Поступила 15.01.2008 г.

УДК 553(09)

ПРОФЕССОР С.С. ИЛЬЕНОК (к 95-летию со дня рождения)

И.В. Кучеренко, О.К. Скрипко

Томский политехнический университет E-mail: kucherenko@.ru.ru

Описан жизненный путь и научная деятельность заведующего кафедрой петрографии Томского политехнического института профессора С.С. Ильенка (1912-1983).

Случай этот рассказала Лидия Николаевна Кра-евская, участница тех событий, старший палеонтолог Западно-Сибирского геологического управления (ЗСГУ, г. Новокузнецк) - «дама с министерским умом» по выражению одного из руководителей ЗСГУ С.А. Скробова.

Профессор С.С. Ильенок (1912~1983 гг.)

В начале 30-х гг. прошлого века в геологическую партию, работавшую под руководством Бориса Федоровича Сперанского, которого коллеги называли

«королем Салаира» за большой вклад в изучение геологии этого района, прибыл на практику студент Сибирского геологоразведочного института. Б.Ф. Сперанский, как начальник партии, послал его в ближайшее село за продуктами, дал подводу, деньги. Вскоре студент вернулся без продуктов и в слезах: он увидел в деревне умирающих от голода людей. Это было время начавшейся коллективизации.

Студент этот - Сергей Сергеевич Ильенок, впоследствии геолог, ученый, солдат-доброволец Сибирской (Сталинской) добровольческой дивизии, заведующий кафедрой петрографии Томского политехнического института, профессор, заместитель директора ТПИ по научной работе, первооткрыватель Березовского железорудного месторождения в Красноярском крае.

25 сентября 2007 г. С.С. Ильенку исполнилось бы 95 лет.

Он вынес добротные нравственные устои из патриархального крестьянского быта своего деда -переселенца из Украины, отправившегося в начале ХХ в. по столыпинскому призыву за лучшей долей в Сибирь. Сергей Сергеевич рассказывал, что дед Демьян с украинской фамилией Ильенко, которого со всей семьей при проверке могли снять с поезда за «хохлятское» происхождение, быстро сообразил изменить её на Ильенок. Так добрался он до Иркутской губернии, где в пос. Усть-Уда на Ангаре у одного из сыновей Демьяна родился сын Сергей

- Сергей Сергеевич Ильенок. Его отец - Сергей Демьянович Ильенок много и трудно работал, чтобы прокормить многочисленную (7 детей) семью,

- был кладовщиком, завхозом, кондуктором поезда. Менялись должности, места жительства: г. Бо-