Научная статья на тему 'Репрессии в организациях ВЛКСМ в 1937-1938 годах (на материалах Чувашской АССР)'

Репрессии в организациях ВЛКСМ в 1937-1938 годах (на материалах Чувашской АССР) Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
420
125
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ИСТОРИЯ ПОЛИТИЧЕСКИХ РЕПРЕССИЙ / ЧУВАШСКАЯ ОБЛАСТНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ВЛКСМ / THE HISTORY OF POLITICAL REPRESSIONS / CHUVASH REGIONAL ORGANIZATION OF VLKSM

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Матюшин Петр Николаевич

На основе архивных материалов Чувашской АССР рассмотрен весьма сложный период в развитии Чувашской областной организации ВЛКСМ, в частности политические репрессии, закономерности развития политики советского правительства по отношению к комсомольским организациям, выявлены общие и особенные черты для Чувашии.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

REPRESSION IN VLKSM ORGANIZATIONS IN 1937-1938 (ON MATERIALS THE CHUVASH ASSR)

The history of the Chuvash regional VLKSM organizations, dating back to berd times of political repressions in the USSR, is described in this research. On the basis of the Chuvash State archive materials the soviet governments policy forwards Komsomol organizations is considered, common and specific features of this policy in Chuvashia being reveaded.

Текст научной работы на тему «Репрессии в организациях ВЛКСМ в 1937-1938 годах (на материалах Чувашской АССР)»

РЕПРЕССИИ В ОРГАНИЗАЦИЯХ ВЛКСМ В 1937-1938 ГОДАХ (на материалах Чувашской АССР)

Ключевые слова: история политических репрессий, Чувашская областная организация ВЛКСМ.

На основе архивных материалов Чувашской АССР рассмотрен весьма сложный период в развитии Чувашской областной организации ВЛКСМ, в частности политические репрессии, закономерности развития политики советского правительства по отношению к комсомольским организациям, выявлены общие и особенные черты для Чувашии.

REPRESSION IN VLKSM* ORGANIZATIONS IN 1937-1938 (ON MATERIALS THE CHUVASH ASSR)

Key words: the history of political repressions, Chuvash regional organization of VLKSM.

The history of the Chuvash regional VLKSM organizations, dating back to berd times of political repressions in the USSR, is described in this research. On the basis of the Chuvash State archive materials the soviet governments policy forwards Komsomol organizations is considered, common and specific features of this policy in Chuvashia being reveaded.

Наряду с партийными, советскими, хозяйственными руководителями в 1937-1938 гг. жесточайшим репрессиям подвергались комсомольские активисты Чувашии. В первую очередь репрессировали ответственных секретарей обкомов ВЛКСМ.

В августе 1937 г. под давлением Сталина и его приближенных на пленуме ЦК ВЛКСМ было принято развернуть борьбу в комсомоле с врагами народа. В постановлении указывалось, что «за последнее время вскрыты факты вражеской, подрывной работы в комсомоле, свидетельствующие о том, что троцкистско-бухаринские шпионы, террористы, предатели социалистической родины продолжительное время орудовали в организациях ВЛКСМ. ... Вина Центрального Комитета ВЛКСМ, Бюро ЦК, секретарей ЦК и в первую голову товарища А.В. Косарева состоит в том, что они прошли мимо указаний партии о повышении большевистской бдительности; проявили нетерпимую политическую беспечность и проглядели особые методы подрывной работы врагов народа в комсомоле; не только не вели решительной и борьбы с ними, но и часто попустительствовали им» [1, с. 2]. Фактически это стало началом охоты на врагов народа внутри комсомольской организации СССР, в том числе и Чувашии.

Веяниям «Большого террора» вторила и резолюция собрания областного и городского актива ВЛКСМ Чувашской АССР, принятая 16 сентября 1937 г. Указывая, что «решения IV пленума ЦК ВЛКСМ целиком и полностью относятся к Чувашской организации ВЛКСМ и ошибки в руководстве комсомола, вскрытые в Москве пленумом, имеют место в ряде организаций республики» [2, с. 1], актив пришел к выводу, что «бюро обкома, в первую очередь т.т. А.С. Сымокин и И.Т. Терентьев, допустили грубую политическую ошибку, допустив к работе в аппарат обкома политически непроверенных и не заслуживающих политического доверия людей» [2, с.1].

Посланная на XIV Чувашскую областную комсомольскую конференцию инструктор ЦК ВЛКСМ О. Мишакова нарушила указания генерального секретаря ЦК комсомола А.В. Косарева: вместо оказания помощи Чувашской областной организации в ее укреплении она занялась «избиением» проверенных молодежных кадров. Были удалены с конференции многие делегаты. Они исключались из рядов ВЛКСМ. В числе пострадавших оказались Сымокин и другие комсомольские работники обкома, райкомов, журналисты молодежных изданий [3, с. 4-5].

* VLKSM - Leninist Young Communist League of the Soviet Union.

А.В. Косарев на бюро ЦК ВЛКСМ осудил действия Мишаковой. Исключенные под ее давлением люди были восстановлены в комсомоле. Но после жалобы Мишаковой, направленной И.В. Сталину, Косарев был арестован и расстрелян [4, с. 61].

Одним из первых среди вожаков комсомола пострадал П.И. Иванов. 2 декабря 1937 г. Чебоксарский городской комитет партии исключил его, бывшего тогда редактором газеты «Чувашская коммуна» из рядов ВКП(б) «за помещение в газете статей буржуазных националистов, за непроведение в жизнь решений февральско-мартовского пленума ЦК ВКП(б)» [5]. В дальнейшем он фигурировал уже как «член чувашской буржуазно-националистической организации».

Через несколько дней партийная коллегия комиссии партийного контроля при обкоме ВКП(б) занялась «делом» недавно снятого с поста первого секретаря обкома комсомола А.С. Сымокина. 8 декабря 1937 г. был вынесен вердикт: «Исключить из ВКП(б) за ряд грубейших политических ошибок, покровительство врагам» [6, с. 5]. Новый первый секретарь обкома партии Г.И. Иванов, избранный на место освобожденного от этой должности С.П. Петрова, добился отмены этого неверного решения. Но после ареста самого Г.И. Иванова его «ошибки» были «исправлены»: А.С. Сымокин 3 декабря 1938 г. был исключен из партии уже как «изъятый органами НКВД». Арест Александра Семеновича произошел 1 ноября 1938 г.

В обвинительном заключении по делу «буржуазно-националистической организации в Чувашии» отдельно рассматривается деятельность бывшего первого секретаря обкома комсомола Чувашии: «на путь вражеской работы встал в 1932 г. Работая в обкоме комсомола, он вращался в кругу буржуазных националистов Иванова Павла Ивановича, Кузнецова Ивана Даниловича, разделял их антисоветские взгляды» [7]. Также указывалось, что Сымокин проводил «вербовку антисоветских кадров в комсомоле» [8], «на руководящие посты Областной комсомольской организации насаждал враждебные, троцкистские и националистические элементы» [9] и в целом «вел активную борьбу, направленную к насильственному свержению существующего строя в СССР» [10].

Требование таких показаний приводило зачастую к длительным допросам, физическим истязаниям и пыткам, которые выдерживали не все. После продолжительных, непрерывных обвинений и унижений А.С. Сымокин дает «правдивые чистосердечные показания»: «Я признаю себя виновным в том, что с 1934 г. являлся участником антисоветской националистической организации в Чувашии и в течение ряда лет вёл вражескую работу» [11]. Больше никаких показаний с него не брали. 28 октября 1939 г. состоялось закрытое судебное заседание Военного Трибунала Приволжского Военного Округа. На скамье подсудимых среди первых лиц правительства Чувашии находился и Сымокин. В суде он еще раз подтвердил «правильность» данных им на предварительном следствии показаний. Последнего слова не брал. Приговор Военного Трибунала гласил следующее: «Сымокина А.С. ... по совокупности преступлений, на основании ст. 58 - 8 УК РСФСР, лишить свободы с отбыванием в ИТЛ на срок 10 лет; ... на основании ст. 31 УК РСФСР лишить политических прав сроком на 5 лет, по отбытии основного наказания» [12].

20 мая 1940 г. Военная Коллегия Верховного Суда СССР, рассмотрев дело по кассационным жалобам осуждённых С.П. Петрова, В.И. Токсина, А.С. Сымо-кина и других, вынесла определение об отмене приговора и возвращении дела на дополнительное расследование со стадии предварительного следствия. В частности, в определении указывалось, что «обвинение в контрреволюционной деятельности всех осужденных по настоящему делу построено, в основном, по признании им вины на предварительном следствии, от которого они впоследствии отказались, достоверность же фактов контрреволюционной деятельности, изло-

женных как в показаниях самих осужценных, так и лиц, уличавших их, предварительным и судебным следствием тщательно не проверена» [13].

Дело было отправлено на дораследование, которое сводилось к очередной попытке органов НКВД добиться ложных показаний о существовании в комсомольских организациях Чувашской АССР сети контрреволюционных организаций. После нескольких месяцев непрерывных допросов Сымокин вновь подтвердил свои показания о принадлежности к данной организации. Дело было направлено в Особое Совещание НКВД СССР, которое 10 сентября 1941 г. принимает окончательное решение: А.С. Сымокина за принадлежность к контрреволюционной националистической организации заключить в исправительно-трудовой лагерь на 5 лет, считая срок с 21 ноября 1938 г. [14], и уже 27 октября 1941 г. был отправлен в Вятлаг Кировской области для отбывания наказания.

Признание своей вины лидером комсомола Чувашии привело к арестам десятков его сподвижников и друзей. Органы НКВД стремились, в первую очередь, лишить возможности комсомольских вожаков сопротивляться судебному произволу. Вслед за Сымокиным подвергся преследованиям второй секретарь обкома комсомола И.Т. Терентьев. А И.Н. Никифорову, сменившему на посту первого секретаря обкома комсомола после ареста А.С. Сымокина в октябре 1937 г., тоже пришлось пострадать. 11 декабря 1938 г. он был исключен из партии «за защиту врагов народа Сымокина, Терентьева, как член “Общества изучения местного края”» [7, с. 5] (даже интерес к истории своего народа и краеведению считался преступлением).

Тогда же был «изъят» ветеран комсомола Чувашии, работавший в городе Горьком, В.Д. Дмитриев. Именно он стоял у основ комсомольской организации в Чувашии и пользовался большим авторитетом среди комсомольской молодежи республики.

8 августа 1938 г. бюро Чувашского обкома ВКП (б) слушало дело ответственного секретаря комсомола Ф.А. Матвеева. Вот отрывок из принятого постановления: «Бюро обкома ВКП(б) устанавливает, что Матвеев на протяжении ряда лет вел контрреволюционную буржуазно-националистическую работу. Будучи на работе в обкоме комсомола в период 1924-1926 гг. Матвеев состоял в активной буржуазно-националистической группе Д.С. Эльменя, проводил подпольную контрреволюционную работу.

Будучи на работе в Совнаркоме совместно с врагом народа Токсиным, вел контрреволюционную вредительскую работу во всех отраслях народного хозяйства, в то же время покровительствовал и насаждал в аппарат врагов народа. Исходя из изложенного, бюро обкома постановило: исключить Матвеева Ф.А. из рядов ВКП (б) и материал передать в органы НКВД» [7, с. 5].

В тот же день, 8 августа 1938 г., рассматривалось «дело» К.К. Вастрюка, тоже бывшего ответственного секретаря обкома комсомола. Его также исключили из партии в связи с тем, что «бюро обкома ВКП (б) располагает данными от НКВД об участии в контрреволюционной буржуазно-националистической деятельности» [7, с. 5].

Характерна одна деталь: еще раньше, в сентябре 1937 г., НКВД пытался исключить Матвеева и Вастрюка из партии. Но Г.И. Иванов властью первого секретаря обкома партии приостановил тогда это дело, вызвав недовольство «верхов».

Не всех арестованных отправляли сразу в лагеря. «Выкорчевывание» «чувашской буржуазно-националистической» организации продолжалось долго, захватило даже 1939 год. На деле, разумеется, такой организации не было. Но следствие все же обязано было ее «найти». Имеется много свидетельств о жестоких мерах по «добыванию признания» на допросах прошедшими мучения этого ада. В документах Президиума Верховного Суда Чувашской АССР

зафиксирован и такой факт: «20 июня 1940 г. Вастрюк К.К., будучи в местах заключения, написал на имя прокурора СССР о том, что к нему применялись недозволенные методы следствия, и он дал вынужденные признания о принадлежности к буржуазно-националистической организации» [7, с. 5].

Следствие сумело подготовить заказанное сверху «дело». И оно ушло на утверждение Особого совещания при НКВД. Постановление по нему было вынесено 3 мая 1940 г. Каждому «члену» этой «буржуазно-демократической организации» определялся срок лишения свободы, в том числе П.И. Иванову -10 лет, Ф.А. Матвееву - 8 лет, К.К. Вастрюку - 5 лет [7, с.5].

Общее число комсомольцев, исключенных из партии, в 1937 г. превысило такой же показатель предыдущего года почти в два раза и составило 884 человека, из которых 424 человека были исключены по причине «отхода от партийной линии» [14].

Столь массовый размах уничтожения комсомольских вожаков Чувашии и других регионов Советского Союза привел к тому, что советское правительство вынуждено было сначала сдерживать, а затем и практически остановить «маховик Большого террора». Так, в феврале-марте 1938 г. пленум ЦК ВЛКСМ осудил ошибки, допущенные комсомольскими органами при исключении членов организации из комсомола, и обязал все комитеты ВЛКСМ «ликвидировать без остатка существующую практику бездушного, формального подхода к судьбе отдельных комсомольцев при рассмотрении вопросов об их исключении или восстановлении в комсомоле. Решительно покончить с массовыми огульными исключениями из рядов ВЛКСМ.. Строго наказать, вплоть до снятия с руководящей работы в комсомоле, тех работников, которые огульно исключают из ВЛКСМ, допускают шельмование и причисление к врагам народа честных и преданных делу коммунизма комсомольцев» [15]. Однако столь справедливое решение не распространялось на уже находившихся под следствием комсомольских работников.

Большинство невинно осужденных погибли в лагерях ГУЛАГа. От невыносимо тяжелых условий скончались в лагерях в 1943 г. В.Д. Дмитриев, Ф.А. Матвеев и К.К. Вастрюк. П.И. Иванов, освободившийся в 1947 г., подлинной свободы так и не обрел. А.С. Сымокин освободился в середине 1950-х годов.

Лишь после XX съезда КПСС пострадавшим от культа личности Сталина было возвращено их доброе имя: тяжкие обвинения с них были сняты, они были реабилитированы как в судебном, так и в партийном порядке. В частности, дело по обвинению А.С. Сымокина по протесту Генерального прокурора СССР 8 января 1955 г. рассматривалось Судебной комиссией по уголовным делам Верховного Суда СССР, определением которой от 8 января 1955 г. постановление Особого совещания при НКВД СССР от 10 сентября 1941 г. в отношении А.С. Сымокина было отменено и дело по обвинению его в уголовном порядке было прекращено за недоказанностью предъявленного обвинения [16].

В ходе репрессий 1937-1938 гг. пали жертвами крупнейшие политические, партийные и административные работники Советского государства, что потянуло за собой цепочку продолжения репрессий в регионах. Под предлогом борьбы с «националистами» многие руководящие работники, в том числе и руководители комсомола Чувашии, были репрессированы. Светлые надежды комсомольских лидеров попали в тиски советской политической конъюнктуры в преддверии нарождающейся Второй мировой войны.

Источники и литература

1. Постановление IV Пленума ЦК ВЛКСМ по докладу товарища Косарева о работе врагов народа внутри комсомола. Красная Чувашия. 1937. 2 сентября. С. 2.

2. Резолюция собрания областного и городского актива ВЛКСМ. Красная Чувашия. 1937. 16 сентября. С. 1.

3. Иванов М. Как Мишакова ловила «врагов» на конференции комсомольцев Чувашии в 1937 году / М. Иванов // Советская Чувашия. 1989. 29 июля. С. 4-5.

4. Криворученко В. Александр Косарев: трагедия судьбы / В. Криворученко // Молодой коммунист. 1990. № 6. С. 61.

5. ГАСИ ЧР. Ф. 6. Оп. 1. Д. 463. Л. 3.

6. Изоркин А. Запомним их имена / А. Изоркин// Советская Чувашия. 1988. 27 февраля. С. 5.

7. ГИА ЧР. Ф. 2669. Оп. 2. Д. 3796. Л. 37.

8. ГИА ЧР. Ф. 2669. Оп. 2. Д. 3796. Л. 38.

9. ГИА ЧР. Ф. 2669. Оп. 2. Д. 3796. Л. 40.

10. ГИА ЧР. Ф. 2669. Оп. 2. Д. 3796. Л. 42.

11. ГИА ЧР. Ф. 2669. Оп. 2. Д. 3816. Л. 164.

12. ГИА ЧР. Ф. 2669. Оп. 2. Д. 3803. Л. 200 об.

13. ГИА ЧР. Ф. 2669. Оп. 2. Д. 3803. Л. 202-203.

14. ГИА ЧР. Ф. 2669. Оп. 2. Д. 4701. Л. 33.

15. ГИА ЧР. Ф. 2669. Оп. 2. Д. 3841. Л. 35.

16. ГИА ЧР. Ф. 2669. Оп. 2. Д. 4701. Л. 47.

МАТЮШИН ПЕТР НИКОЛАЕВИЧ - аспирант кафедры документоведения и документационного обеспечения управления, Чувашский государственный университет, Россия, Чебоксары (pet316@ya.ru).

MATYUSHIN PETR NIKOLAEVICH - post-graduate student, Chuvash State University, Russia, Cheboksary.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.