Научная статья на тему 'Рэп-баттлы как культурный и лингвокультурный феномен'

Рэп-баттлы как культурный и лингвокультурный феномен Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
3131
251
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
РЭП-БАТТЛ / ЛЕГИТИМИЗАЦИЯ РЕЧЕВОЙ АГРЕССИИ / ПОВСЕДНЕВНАЯ АГРЕССИЯ / Я-КОНЦЕПЦИЯ / ЛИНГВОКУЛЬТУРНЫЕ РАЗЛИЧИЯ / RAP BATTLE / LEGITIMATION OF VERBAL AGGRESSION / EVERYDAY AGGRESSION / SELF-CONCEPT / LINGUOCULTURAL DIFFERENCES

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Лассан Элеонора

Популярный жанр рэп-баттлов рассматривается как явление современной культуры, коррелирующее с другими явлениями в обществе повседневной агрессии: терроризмом, политическими ток-шоу, общей вульгаризацией медиа, не оставляющей места для интимной жизни личности. Утверждается, что рэп-баттлы легитимизируют речевую агрессию, до недавнего времени осуждаемую общественным мнением, и именно эта повседневность агрессии отличает современное общество спектакля от общества карнавала, где существовало противопоставление высокого и низкого. Выделяются общие особенности российских рэп-баттлов, позволяющие рассматривать данный жанр не только как культурный, но и как лингвокультурный феномен. На материале рэп-баттла Оксимирона и Дизастера отмечаются различия в дискурсивной практике батлеров из разных стран, которые, на взгляд автора, обусловлены особенностями представления Я (Я-концепцией) в сознании носителей американской и русской культуры: соперники в анализируемом баттле, вне зависимости от этнической принадлежности, идентифицируют себя как представителей соответствующих государств и демонстрируют определенные культурные практики.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Rap battle as a cultural and lingvocultural phenomenon

The article studies the genre of rap battles so popular today as a phenomenon of modern culture that correlates with other cultural phenomena in the society of everyday aggression: terrorism, political talk shows, general media vulgarization, leaving no place for intimate life of a person. Rap battles legitimate speech aggression, that until recently was criticized by public. Namely this mundanity of aggression distinguishes the modern society of show from the society of carnival, where there was a contrast between high and low culture. The author emphasizes the general specific features of Russian rap battles and supposes that the genre can be considered not only as a cultural phenomenon, but also as a linguocultural phenomenon (based on the comparison of the Oxxxymiron-Disaster rap battle). The author notes the differences in the discursive practice of the battlers, believing that, to a certain extent, they are due to the peculiarities of the representation of ‘I’ (self-concept) in the minds of the carriers of American and Russian culture. Opponents in the analyzed battle, regardless of ethnicity, identify themselves as representatives of the corresponded country and, in the author's view, demonstrate appropriate cultural practices.

Текст научной работы на тему «Рэп-баттлы как культурный и лингвокультурный феномен»

УДК 81

DOI 10.25513/2413-6182.2018.3.129-143

РЭП-БАТТЛЫ

КАК КУЛЬТУРНЫЙ И ЛИНГВОКУЛЬТУРНЫЙ ФЕНОМЕН

Э. Лассан

Вильнюсский университет (Вильнюс, Литва)

Аннотация: Популярный жанр рэп-баттлов рассматривается как явление современной культуры, коррелирующее с другими явлениями в обществе повседневной агрессии: терроризмом, политическими ток-шоу, общей вульгаризацией медиа, не оставляющей места для интимной жизни личности. Утверждается, что рэп-баттлы легитимизируют речевую агрессию, до недавнего времени осуждаемую общественным мнением, и именно эта повседневность агрессии отличает современное общество спектакля от общества карнавала, где существовало противопоставление высокого и низкого. Выделяются общие особенности российских рэп-баттлов, позволяющие рассматривать данный жанр не только как культурный, но и как лингвокультурный феномен. На материале рэп-баттла Оксимирона и Дизастера отмечаются различия в дискурсивной практике батлеров из разных стран, которые, на взгляд автора, обусловлены особенностями представления Я (Я-концепцией) в сознании носителей американской и русской культуры: соперники в анализируемом баттле, вне зависимости от этнической принадлежности, идентифицируют себя как представителей соответствующих государств и демонстрируют определенные культурные практики.

Ключевые слова: рэп-баттл, легитимизация речевой агрессии, повседневная агрессия, Я-концепция, лингвокультурные различия.

Для цитирования:

Лассан Э. Рэп-баттлы как культурный и лингвокультурный феномен // Коммуникативные исследования. 2018. № 3 (17). С. 129-143. DOI: 10.25513/24136182.2018.3.129-143.

Сведения об авторе:

Лассан Элеонора, хабилитированный доктор гуманитарных наук, профессор кафедры русской филологии

Контактная информация:

Почтовый адрес: LT-01513, Литва, Вильнюс, ул. Университетская, 3 E-mail: eleonora-lassan@yandex.com Дата поступления статьи: 25.03.2018

© Э. Лассан, 2018

Среди многочисленных шоу российского телевидения по количеству просмотров на YouTube вряд ли есть жанр, более популярный, чем так называемые рэп-баттлы1, или, реже, баттл-рэп. Может сложиться впечатление, что российское общество заражено вирусом рэп-баттлов: «Мода на рэп-баттлы дошла и до бизнеса. Теперь это новый тренд в программе корпоративов. В крупных ивент-агентствах они составляют до половины всех заказов. Причем в большинстве случаев состязание проводится между топ-менеджерами компании-заказчика. Цены за постановку номера составляют в среднем от 15 до 150 тыс. рублей»2. Вот и в московском метро организуют «рэп-баттлы» Маяковского с Северяниным и Цветаевой с Пастернаком3. Думается, что называть поэтические состязания баттлами - это несколько искажать суть сложившегося на сегодняшний день жанра рэп-баттла, где «победителем... признается тот, кто оскорбил оппонента виртуозней (выделено мной. - Э. Л.)»4. Но модный термин, очевидно, пришелся по вкусу современному обществу, и оно расширяет его содержание, сосредоточивая внимание на слове баттл, столь близкое некогда заимствованной итальянской баталии, отражающей в определенной степени «дух эпохи».

1. Рэп-баттл как органический элемент современной культуры

Отношение в обществе к рэп-баттлам весьма различное: от полного неприятия в силу реализации в них «культуры бесстыдства»5 до полного признания рядом апологетов, считающих рэп-баттлы проявлением архетипического начала, в течение веков реализующегося в многочисленных поэтических перебранках6. К культуре бесстыдства рэп-баттлы относятся, скорее, по причине обильного использования обсценной лексики и вообще топики телесного низа, посредством которой часто проис-

1 Жанр в русском языке именуется словом с двойным написанием: баттл / батл. Популярнее второе написание, но автор предпочитает написание с двумя согласными, сохраняя орфографию языка-донора (battle). В тексте статьи будут встречаться оба варианта: с двойными согласными - в авторском тексте, с одной - в высказываниях тех, кто говорит о баттлах.

2 Важдаева Н. Бухгалтеры, раунд! Рэп-баттлы захватывают компании и корпо-ративы // Life.ru. 2017. 27 окт. URL: https://life.ru/t/бизнес/1055269/bukhghaltiery_ raund_rep-battly_zakhvatyvaiut_kompanii_ i_korporativy.

3 См.: Бондаренко У. На «Маяковской» устроят баттл поэтов XX века // The Village. 2018. 20 февр. URL: https://www.the-village.ru/village/weekend/wknd-news/302717-battle-poet.

4 Рэперы популярного батла SLOVO устроили драку из-за «грязных рифм» // Вы Очевидец. 2016. 1 февр. URL: http://www.ochevidets.ru/rolik/89185/.

5 Философ Гинтаутас Мажейкис (Литва): Люди всегда были товаром, просто не хотели в этом признаваться... // Политика & Деньги. 2018. 17 янв. URL: http://polit-dengi.com.ua/v-mire/114651.html.

6 Очерк истории русских рэп-баттлов и философское осмысление рэп-баттлов в контексте современной культуры см.: Ezhikov A. Русский батл-рэп как зеркало культурной эволюции // Medium. 2016. Aug. 4. URL: https://medium.com/russian/русский-батл-рэп-как-зеркало-культурной-эволюции-609b9693d5a6.

ходит растабуирование запретных в силу сложившихся культурных традиций тем: «На заре топовых лиг противники договаривались "не панчить про маму". Впоследствии эти договоренности сами становились предметом шуток и панчей. Теперь можно шутить про всё. Rickey F высмеивает онкологическое заболевание Sin^, Хип-Хоп Одинокой Старухи шутит про секс со всеми родственниками противников, включая умерших, и так далее»1. Те, кто симпатизируют рэп-баттлам, усматривают в них способ выяснять конфликты словами, а не непосредственным насилием, что сторонникам жанра представляется несомненно позитивным. Наличие в текстах, принадлежащих наиболее талантливым и образованным «батлерам», значительного количества интертекстуальных отсылок позволяет апологетам этих шоу видеть в них проводников культуры, пока еще недоступной большей части несовершеннолетних зрителей, являющихся основными «фанами» рэп-баттлов. К тому же рэп-баттлы находят приверженцев и среди самых первых лиц государства. Так, в 2008-2009 гг. организаторы InDaBattle совместно с Муз-ТВ провели два сезона телевизионного проекта «Битва за респект: Начни сегодня». Рому Жигана, победителя второго сезона, наградил (на тот момент] премьер-министр Владимир Путин, как известно, частый посетитель боев без правил, о популярности которых в России Президент сказал на одном из боев2 и аналогом которых, на наш взгляд, являются современные словесные баттлы.

Приведем небольшой фрагмент баттла, набравшего миллионы просмотров во всем мире: участники - Оксимирон и Гнойный, выступающий также под псевдонимом Слава КПСС. Приводимый текст принадлежит победителю этого баттла - Гнойному, высмеивающему внешность противника: Ты эмигрировал в России, но твои волосы в бешенстве. /И они съе...3 в Европу будто бы сирийские беженцы. /Дальше в программе насчет твоего арийского шнобеля. / Если вдруг решит уйти, ну как в рассказе у Гоголя. / Сразу съе... в Израиль, чтобы там стричь ловандос. / Ведь эта ноздря выглядит как пещера, в которой родился Христос (http://vbatle.ru/385-ver-sus-oxxxymiron-vs-slava-kpss-gnoynyy.html).

Разумеется, первое впечатление от подобных текстов для человека «старой культуры» крайне неблагоприятное, что позволяет говорить словами М. Эпштейна об эпохе «гоп-культуры»4, однако раздающиеся в защиту подобных баттлов голоса, озвучивающие идею свободы, реализующейся в них, все-таки побуждают присмотреться к этому феномену пристальнее. Тем более, что те, кто смотрят рэп-баттлы, оценивают их и с эстетиче-

1 Там же. Панчи - элементы текста рэп-баттла, содержащие выпады против соперника.

2 См.: URL: https://vk.com/video-30678520_163001477.

3 Здесь и далее в приводимых текстовых иллюстрациях многоточиями купируется ненормативная лексика.

4 См.: Эпштейн М. Гоп-политика, гоп-журналистика, гоп-религия // Новая газета. 2017. 13 нояб. URL: https://www.novayagazeta.ru/articles/2017/11/13/74527-goppi.

ской стороны: Хочется выразить свое отношение к Версус батлам радостным матом. Но я не хочу засорять тему. Невероятность батлов, уровень подготовки, разнообразие и интеллектуальность рифм просто поражают. Все настолько умно, утонченно, сразу видно, что это пишет не просто "рэперок", а развитый интеллектуально человек. Все, что касается "е... мамок" - это уже почти устоявшаяся традиция, не то, чтоб я одобрял, но я и не против (https://vk.com/topic-31157632_31210039?post=357].

Нужно сказать, что участники дискуссий о рэп-баттлах нередко смешивают собственно рэп как музыкально-поэтический жанр, в защиту которого они выступают, и рэп-баттлы как явление словесной дуэли «без правил». Так, создатель площадки SLOVO1 Дмитрий Капранов утверждает: «У меня есть четкая позиция: я не приписываю приставку "рэп" к баттлам. У них есть определенная форма выражения из рэпа, но баттлы - это совершенно другая культура. Из-за этого в большинстве российских городов сформировалось отдельное баттл-сообщество и рэп-сообщество. Есть Баста, Noize MC, Скриптонит, а есть Oxxxymiron, участвующий в обеих культурах. Я считаю, что баттлы дали ему больше, чем музыка - донесли до людей, что он вообще существует»2. Есть все основания предполагать, что если бы номинант литературной премии имени Александра Пятигорского Мирон Федоров не участвовал в баттлах как Оксимирон, он вряд ли приобрел бы сегодняшнюю известность.

Если рэп, как жанр, открывающий, в отличие от поп-культуры, возможность говорить о социальных и психологических проблемах всерьез [Chang 2005; Богданов 2007; Шмелева 2009; Козлов 2009; Карпушкин, Шмелева 2011; Гриценко, Дуняшева 2013; Колесников 2014], действительно, не нуждается в защите, то рэп-баттлы - легитимизирующаяся на глазах форма неприкрытой речевой агрессии, - конечно, не могут не вызвать противоречивых оценок [Енина 2000; Даниленко 2006; Воронцова 2006; Шахматова 2013].

Многое зависит от общей культуры участников баттлов, их образования и вкуса. На площадке SLOVO баттлы проходят несколько «интеллигентнее», чем на площадке VERSUS, тем не менее именно VERSUS пользуется гораздо большей популярностью в интернет-среде, возможно, именно потому, что площадной стиль многих баттлов, напоминающий брань в подворотнях, способен удовлетворить вкусы более широкой аудитории,

1 SLOVO - площадка для офлайн-баттлов, открывшаяся в Краснодаре в 2012 г. и ставшая отправной точкой для русских рэп-баттлов. В отличие от США, где рэп-баттлы пришли в Интернет с улиц, российские баттлы с конца XX в. проводились сразу в Интернете, где быстро набрали популярность. Сейчас наиболее популярным в российском секторе Интернета является проект VERSUS Battle - на этот канал подписано более двух миллионов человек. VERSUS Battle победил в общественном голосовании Hip-hop.ru Awards 2013 в номинации «Событие года».

2 Persianinov R. «Баттлы живы только тогда, когда они свободны» // TJournal. 2017. 4 мая. URL: https://tjournal.ru/43859-battly-zhivy-tolko-togda-kogda-oni-svobodny.

которой не всегда известен слой культуры, используемый батлерами этой площадки. Напр., Хайд vs. Чейни Lyrics: Слушайте сэр, ведь вы не Байрон или Блейк/Зато я тут, как Пушкин Дантесу / Бездушно лезу на того, кто вдруг стал трушным, как Децл. Однако и здесь не обходится без пассажей, до недавнего времени в «приличном» обществе считавшихся непристойностями: Нельзя на преданных тебе людей, так х... класть / И я тебе всё это говорю здесь и сейчас / Потому что, б., я вообще единственный из вас, кто может ему это сказать /Заткнулись нах. б.! Закрыли все свои рты нах... б.! (https://genius.com/7909210].

Позволим себе увидеть в рэп-баттлах закономерный компонент современной культуры, где рэп-баттл органически вписывается в «культуру» общества агрессии. В этом обществе речевая агрессия - только одна из форм общей агрессивности. Сказанное касается не только российского общества, но и мирового в целом - общества, где взрываются церкви, школьники и студенты становятся мишенью обезумевших маньяков, машины врезаются в толпу прохожих, а количество агрессивных водителей на дорогах заставляет думать о концентрации подавляемой во внедорожной жизни агрессии, которая и находит выход «за рулем». Рэп-баттлы коррелируют с другими политико-культурными феноменами таких сообществ - политическими ток-шоу, современной модой, из которой уходит понятие вульгарности1, спорами о возможности / необходимости мата в искусстве2.

Но, может быть, рэп-баттлы - это карнавализация современной действительности? - предлагают свой вариант интерпретации жанра некоторые коллеги автора (В.В. Дементьев в личной переписке]. Осмелимся не согласиться: карнавал есть проявление смеховой культуры - здесь же нет смеха, нет иронии, есть десакрализация заветной сферы оппонента, но не для победы над страхом, как это было в средневековой западноевропейской культуре. Поэтому целесообразным представляется рассматривать жанр российских рэп-баттлов как закономерное явление легитимизации речевой агрессии в обществе повседневной агрессии, реализующейся в других видах и жанрах культуры, в терминологии М. Эпштейна -«гоп-религии», «гоп-журналистики», «гоп-политики». Отличие от общества карнавала, на наш взгляд, заключается в том, что в современном об-

1 «„.Все то, что десятилетиями считалось синонимом дурного вкуса, вдруг перестало им не то считаться, не то и вовсе быть. Но дело, кажется, куда серьезнее: самого понятия "дурной вкус" больше нет - оно так истощилось, что в итоге просто-напросто исчезло, перестало существовать». - Лукина Я. Как мода убрала понятие «вульгарность» из своего словаря // РБК. 2017. 18 окт. URL: https://style.rbc.ru/items/59e5caf 49a7947820a0dbc11.

2 «Без мата непоправимо страдает правда жизни - логически следует из письма, подписанного Федором Бондарчуком, Никитой Михалковым, Кареном Шахназаровым, Олегом Табаковым и Владимиром Хотиненко». - Кичин В. Материться хочется // Российская газета. 2015. 21 янв. URL: https://rg.ru/2015/01/21/mat-site.html.

ществе, именуемом, по Ги Дебору, «обществом спектакля», нет двоеми-рия, нет различения высокого и низкого - низкое пронизывает все сферы бытия.

2. Рэп-баттл как лингвокультурный феномен

Предметом дальнейшего рассмотрения станет «международный» баттл известного российского рэпера Оксимирона с американцем ливанского происхождения, выступающим под никнеймом Дизастер1, Баширом Ягами2. Никнейм «Оксимирон» является трансформацией литературного термина «оксюморон» - Мирон Федоров изучал средневековую литературу в Оксфорде, и выбор ника, очевидно, продиктован стремлением отразить противоречивость стилистики текста: три ххх (охххутлгоп) в нике должны указывать на наличие обсценной лексики, а последняя часть ника - имя батлера..

Российские баттлы уже стали предметом рефлексии культурологов, отметивших сочетание высокого и низкого как их характерную черту - мы остановимся на другом: на некоторых национальных особенностях ведения баттлов в российской и американской культуре, откуда они пришли, возникнув в афроамериканских кварталах, но своей популярностью российские баттлы превзошли американских предшественников. Однако, чтобы перейти к национальной специфике, следует оговорить некоторые дискурсивные особенности российских баттлов, открывающиеся при рассмотрении «рэп-дуэлей» с участием разных российских рэперов.

Так, для российских баттлов характерно:

1) включение в текст компонентов традиционной «высокой» культуры, реализующееся прежде всего в использовании имен и сюжетов мировой культуры, напр.: всем заранее было известно, чем закончится история Голиафа со звездой Давида (Басота - Драго; https://webrap.mfo/text-uchastmkov-versusa/text-basoti-na-versuse-battle-vs-drago);

2) вычленение из социума личности противника по национальному признаку: Хуже всего вы - творцы этой поганящий вкусовщины. / Где третьесортный ремикс Есенина или первосортный Олдоса Хаксли. / Имеют социальное одобрение, но мне до п... еврейские сказки. /Я не слушаю «ГорГород», не читаю Тору... (Гнойный - Оксимирону, еврею по национальности);

1 Dizaster - искаженное написание английского слова «катастрофа». «Выбор такого творческого псевдонима аргументировался просто - из-за арабской внешности парня часто называли террористом, что он и решил использовать в своих целях». - URL: https://24smi.org/celebrity/20969-dizaster.html.

2 Тексты баттла, проходившего на английском языке, далее даются по опубликованному в Интернете переводу, см.: https://webrap.info/versus/text-uchastmkov-versu-sa/tekst-oxxxymirona-protiv-dizaster; https://webrap.info/text-uchastmkov-versusa/tekst-dizaster-protiv-oxxxymirona. Дополнительно, с целью большей точности перевода, использовалась запись баттла на канале YouTube: https://www.youtube.com/watch?v=l dK9qvRBkMI.

3] утверждение одного из противников о том, что время его визави прошло и пора освобождать место «пришельцам новым»: Освободи мне трон и не учи отца и баста (Драго - Басоте; https://webrap.info/text-uchast-nikov-versusa/text-drago-na-versuse-protiv-basoti]; Я утверждаю, что как творец ты умер, / И не заслуживаешь славы культового рэп-певца (Гнойный - Оксимирону);

4] переход от ТЫ соперника к ВЫ группы, по мнению, говорящего, членом которой ТЫ является; критика в адрес этой группы имеет характер социально-философской рефлексии: У вас тысячи копий сотни дешевых пародий безликие толпы. / Но ваше время проходит (Басота - Драго); Но забыли вы, что осиянно / Только слово средь земных тревог (Оксими-рон заменяет в строке Н. Гумилева мы на вы);

5] преобладание текстов «подворотни», где доминирует тема телесного низа и теме «спаривания» принадлежит основное место, при этом адресат выглядит пассивным участником полового акта, выполняющим унизительные прихоти других (ты лижешь; Да, я тебя так зае..., словно третий раз побеждаю на выборах], и часто характеризуется как представитель нетрадиционной ориентации (смотрите на этого п. ; что такое, пидурок; ты типа модный п.], а девушки именуются, как правило, «телками» (желаюучастникам батла победы, толпу телок; А наши тёлки, йоу, футболки порвите];

6] оппозиция Я - Ты, приобретающая вид ТЫ - НИЧТО /Я - ВСЁ с тематическим доминированием темы Ты, характеризуемого крайне отрицательно, например, в баттле Грязный Рамирес - Энди Картрайт в первом раунде Рамирес употребил 10 Я (мой, меня] и 18 Ты (твой, тебя, эллиптическое Ты], а Энди Картрайт - 6 Я (мой, меня] и 46 Ты (твой, тебя, эллиптическое Ты] (https://versusb.ru/vipuski/versus-ramires-cartwrite/].

Тексты российских батлеров в основном направлены на то, чтобы показать отрицательные стороны визави, что представляется вполне естественным, если исходить из основной цели баттла - оскорбить, однако такая тактика оказывается не всегда (обращение к Ты] присущей батт-лам американских батлеров, что будет показано ниже. Интересна фраза российского рэпера Оксимирона, сказанная им в баттле с американским рэпером Дизастером: Так как вы опускаете друг друга в баттлах - мы разговариваем в обычной жизни. Значит ли это, что американские рэп-баттлы «нежнее» российских? Значит ли это и большую степень агрессивности современной российской жизни по сравнению с американской (дебаты кандидатов в президенты России в феврале 2018 г. на государственных телеканалах как будто позволяют говорить об этом]? Огромный интерес к рэп-баттлам в российском сегменте Интернета также побуждает думать о его причине: комментаторы международного баттла отмечали, что «...несмотря на то, что родиной этой, боевой разновидности хип-хопа считаются именно США, у батл-лиг и близко нет такой огромной аудитории, кото-

рая есть у российских площадок Versus и Slovo. "Окси - он как 'битл', как Майкл Джексон Youtube", - с изумлением говорили комментаторы платного интернет-канала KODTV, организовавшего прямой эфир из Лос-Анджелеса; на зрителях из России, купивших себе право наблюдать за встречей, организаторы заработали крупную сумму»1. Баттл был показан и на российском телеканале ТВ3 16 октября - т. е. на следующий день.

Итак, обратим внимание на некоторые особенности происшедшего рэп-баттла.

В первом раунде Дизастер употребил местоимение Я 19 раз, Ты - 6, Оксимирон: Я (мой) - 12, Ты (твой) - 26. Уже эти цифры подтверждают сохранение традиции русских рэп-батлов и их отличие от американских: теме Ты российские батлеры уделяют гораздо больше внимания. Связано ли это с американской Я-культурой, культурой самоценности, где достижения Я определяются только его личными качествами? И, напротив, российское Я, изначально коллективистское (соборное), самоутверждается не за счет подчеркивания собственной ценности, а за счет умаления ценности ТЫ? Во всяком случае здесь, очевидно, прослеживаются разные Я-концепции [Психология и культура 2003; Tajfe, Turner 1986; Хотинец 2002], различия которых диктуются в известной степени характером культур - индивидуалистской и в той или иной степени коллективистской.

Нужно сказать, что Дизастер (далее - Д.) приписывал Ты не только отрицательные качества, напр.: Ты, конечно, артист, и как рэпер, я уважаю это. Оксимирон (далее - О.) не удостоил Д. ни одной положительной характеристики. Вот основные инвективы Д., адресованные О.: Ты сидишь на тяжелой наркоте; Скоро у тебя будет депрессия и ты плохо кончишь; Ты похож на больного раком с пластинами в лице. Кто вообще сказал тебе побрить голову? С топикой телесного низа у Д. связаны слова в двух инвективах, которые по объективным причинам здесь приведены быть не могут. И еще в двух случаях Д. обозначает противника местоимением третьего лица, напр.: Все в этой стране знают, что я побью его, -что связано с обращением к публике, в глазах которой «оппонент» должен быть дискредитирован. Вместе с тем, когда об адресате говорится в третьем лице, он отчуждается от самого процесса общения, выглядит выключенным из действа.

1 Володин А. «Вот скажи мне, американец, в чем сила?» // Газета.Ру. 2017. 16 окт. URL: https://www.gazeta.rU/culture/2017/10/16/a_10944446.shtml#. Рэп считается порождением культуры афроамериканцев. Среди американских рэперов к числу «мэтров» жанра из представителей «белой» культуры принадлежит только Эминем. Хотелось бы отметить, что если рэп воспринимается как порождение афроамериканской культуры и обычно принято говорить о влиянии этой культуры на американскую культуру в целом, то в рэп-баттлах представлены отнюдь не только афроамерикан-цы, см., например, баттл-рэп F resco vs Soul Khan (https://rap-battles.ru/battles/fresco-vs-soul-khan-russkie-subtitry/).

Я в исполнении Д. атрибутирует себя через параметр силы и делает это через сравнение со всеми известными политическими деятелями США: Я что, похож на Хиллари Клинтон? / Да у меня дух, как у Линкольна / Как у Кеннеди до убийства / Я х..., сильнее чем Никсон / Кручу свой х..., вхожу под триумфальную арку Кремля.

В первом раунде Д. демонстрирует свою причастность к стране, неотъемлемой частью которой он себя ощущает и которая, по его мнению, есть страна № 1: США всегда будет номер один, эта песня не закончится. Я и Ты предстают частью большей общности - государства, - которую бат-леры представляют [Tajfe, Turner 1979]. Имеет место характеристика оппонента и себя по метонимическому принципу: так, Я Дизастера позиционирует себя как через личностные качества, так и как представителя определенной - государственной - общности: ...когда же вы наконец доберетесь до луны / В следующие 10 лет мы начинаем колонизацию Марса / А у вас если проблемы в шатле, вы сразу звоните Илону Маску / Никто не хочет слушать ваши слабые песни / Рэп популярен в России, потому что его слушают малолетки в маминых джинсах. Отметим, что Д. весьма конкретен в перечислении фактов, которые, на его взгляд, демонстрируют отставание России от США.

Вместе с тем Д. не демонстрирует открытой враждебности к О. и России - напротив, задает вначале комплиментарную основу для будущего состязания: Мне нравятся эти ребята / Это будет что-то типа святое причастие для Советского союза / Мы вообще друзья, мы не в ссоре, я просто беру у него интервью.

Если говорить о Я у О., то оно представлено в меньшей степени: через сообщение о национальности (русский еврей) и образовании (Он что-то сказал про Оксфорд, что это не очень / Да, я учился там, я не был золотым ребенком / Моя учеба была ежедневной борьбой - как у евреев). Как видим, и здесь возникает национальная тема. Ты что тратишь все на наркоту? /Я тоже долбил после пинты Гиннеса / Но я завязал, как Гэвин Ма-киннесс; У меня крутая статистика, но это неважно; Мне платит Раша Ту-дей, / Владимир и ФСБ, чтобы я это говорил /Я не люблю нашу власть, там одни игры /Но это американцы научили нашу власть; Ты задира?Я не имею с такими дело/Мне не нужен воркаут1, тело каку Лашуана (друг Д. - Э. Л.).

Таким образом, если мы можем сказать о Д., что он позиционирует себя как личность, крепкую духом, то об О. мы получаем знания из предложений, напоминающих апофатическую характеристику: чем или кем О. не является - он уже не употребляет наркотики, ему не нужны физиче-

1 Воркаут (англ. workout - «тренировка») - любительский вид спорта. Включает в себя выполнение различных упражнений на уличных спортплощадках, а именно на турниках, брусьях, шведских стенках, рукоходах и прочих конструкциях, или вообще без их использования (на земле). Основной акцент делается на работу с собственным весом и развитием силы и выносливости. Нужно сказать, что Оксимирон не обладает крепким телосложением.

ские упражнения для укрепления тела (воркаут) и т. п. Интересно использование имени Гэвина МакИннеса1 - отца движения хипстеров, известного своими достаточно консервативными (антимусульманскими, антиаф-роамериканскими, антифеминистскими) взглядами. Имя МакИннеса не принято связывать с употреблением наркотиков - возможно, сравнение было использовано О. для непрямого выражения взглядов, близких взглядам МакИннеса2.

Ты, как обычно в русских баттлах, характеризуется весьма пространно, что составляет основное содержание текста: Ты высокомерный х...; Ничего не добился, поэтому ты баттлишь, с..., всю свою жизнь; Все, что ты умеешь, это драться и рифмовать оскорбления, / Но мнишь себя какой-то принцесской; Ты паразит, любитель панкейков и яблочных пирогов; Слушай, ты кунг-фу панда/ Ты клоун и гонишься за деньгами.

Возвращаясь к сказанному выше, можно высказать предположение, что именно Я-концепция разнится в данном случае у представителей разных культур и определяет построение текста: Я у американца Д. характеризуется через набор конкретных признаков, в то время как Ты и Вы описывается через признак бессилия или отсутствия позитивных качеств, которыми обладает Я. Можно сказать, что основная стратегия Д. - это устрашение, в то время как основная стратегия О. - прямое оскорбление. Топику телесного низа используют оба батлера. Тексты О. включают гораздо больше исторических имен, отсылок к политическим событиям, имен представителей современной культуры (Северная Корея, Туркменбаши, Сталин и т. д.), чем тексты Д., что соответствует лучшим, если можно так говорить о рэп-баттлах, их российским образцам.

Нужно сказать, что О., обращаясь к темам, характерным для русских баттлов, иногда впадает в противоречия: то он говорит о гомосексуальной ориентации Д., то использует тему «телок»: Ты же фотался с Дрейком3? / Какие могут быть проблемы с телками после этого? Возможно, это связано с использованием обычных тактик русских баттлов, влекущим определенную эклектику панчей. Как видим, в этом баттле О. прибегает к именам медийных персон, широко известных в англоязычном мире молодежной субкультуры - в российских баттлах имеют место отсылки к именам деятелей культуры или политики. Д. использовал в тексте баттла имена

1 В Рунете это сравнение было признано неудачным, даже появился ролик «Окси, ну Гэвина то зачем....?)», где МакИннес, рыдая, на русском языке возмущается тому, зачем было нужно его в это г... засовывать (https://pikabu.ru/story/oksi_nu_gyevina_to _zachem_5417994).

2 См.: «Мне нравится быть белым, и я думаю, что это то, чем можно гордиться. Я не хочу размывать нашу культуру. Мы должны закрыть границы сейчас и позволить всем ассимилироваться в западный, белый, англоязычный образ жизни». - Grigoriadis V. The Edge of Hip: Vice, the Brand // The New York Times. 2003. Sept. 28. URL: https://www.ny-times.com/2003/09/28/style/the-edge-of-hip-vice-the-brand.html.

3 Обри Дрейк Грэм - известный канадский рэпер, записавший несколько ставших мультиплатиновыми альбомов.

американских политических деятелей и известного всему миру изобретателя и предпринимателя Илона Маска. Мы не знаем других текстов Д. или других американских батлеров - мы отмечаем наличие точек, различающих построение текста у американского и российского батлеров, и в случае корреляции текста О. с другими текстами российских рэп-баттлов фиксируем их как отражение общих особенностей этого жанра русской молодежной субкультуры, выходящей за очерченные для нее границы. Так, в тексте О. широко представлена провокативная стратегия противопоставления американцев арабам: Ты американский араб-мусульманин / Каково это выступать под флагом, покрытым кровью твоих сограждан? / Два миллиона арабов было убито за последние 15 лет / Но ты оборачиваешься на флаг, как Бритни Спирс. Что это? Стремление дать Д. почувствовать себя чужим в стране проживания? Осуществление российского представления о США как противнике арабского мира? В любом случае мы видим вычленение противника из его гражданской общности по этническому принципу, что также характерно для российских баттлов и что отсутствовало в тексте Д., ни разу не указавшего на этническую принадлежность О. Политическая тема эксплуатируется и у Д., и у О. весьма широко. О политических выпадах Д. мы говорили выше. В панчах О. идет прямой выпад против всех американцев (иду на ВЫ] с использованием лексики телесного низа. При этом, если Д. указывал конкретные аспекты превосходства США, то О. затрагивает многие (если не все] атрибуты американской жизни в целом: Так что нах. твой дом, Дизастер / Нах. полицейских, потому что все копы - ублюдки / Нах... моралфагов, войну с террором и наркотиками / Нах... макдоналдс, дисней, американскую литературу, Тома и Джерри, Форда и Киссенджера / Нах... Федеральный резерв, потому что он всех делает бедными / И нах... шумных американских туристов. Разумеется, О. демонстрирует гораздо большую осведомленность об американской жизни, нежели Д. о российской - возможно, это связано с уровнем его образования, позволяющего мыслить абстрактнее, чем не имеющий подобного образования Д. С другой стороны, вполне возможно, что английский язык, различающий определенные и неопределенные артикли, дробящий прошедшее время на ряд гораздо более мелких промежутков, отражает и большую конкретность мышления носителей этого языка по сравнению с мышлением носителей русского [Железняк 2017]. Хотелось бы тут вспомнить и «русских мальчиков» Достоевского, которые «в вонючем трактире» рассуждали о Боге, бессмертии или социализме.

Нужно сказать, что рэп-баттл между О. и Д. прошел в достаточно дружелюбной обстановке, и партнеры, особенно Д., выражали одобрение удачным панчам противника. О. закончил баттл почти так, как начал Д. -выражением симпатии к адресату, но сделал это гораздо тоньше и философичнее: Ты американский араб, верно? Я русский еврей / Это не выглядит, как начало хорошей дружбы / Батл - такая штука, ты встречаешь-

ся с человеком, которого должен ненавидеть / Из-за стереотипов общества, культуры, семьи /И ты стоишь, поливаешь его грязью, но ты смотришь в зеркало, / Ведь там такой же парень <...> Я не говорю, что баттл-рэп может изменить мир. Но я верю, это он может быть чем-то большим, чем просто рифмы и панчи. Подведем некоторые итоги:

1. Рэп-баттлы, на взгляд автора, есть форма легитимизации речевой агрессии в обществе повседневной агрессии.

2. Рэп-баттлы коррелируют с другими проявлениями агрессии в современной культуре - политике, искусстве, моде и т. д.

3. Сложившийся жанр можно рассматривать как лингвокультурный феномен, особенности которого определяются традициями культуры бат-лера как ее носителя.

При некоторых специфических национально-культурных чертах батт-лов, их, видимо, объединяет одно - то, что английский историк А. Тойнби назвал вульгаризацией и варваризацией правящего меньшинства (элит] и общей вульгаризацией и варваризацией искусства, происходящими, по его мнению, в эпоху распадающейся цивилизации [Тойнби 2002: 381-385].

Список литературы

Богданов А.В. Лингвокультурные характеристики афроамериканского рэп-дискурса: дис. ... канд. филол. наук. М., 2007. 290 с. Воронцова Т.А. Речевая агрессия: коммуникативно-дискурсивный подход: авто-

реф. дис. ... д-ра филол. наук. Челябинск, 2006. 43 с. Гриценко Е.С., Дуняшева Л.Г. Языковые особенности рэпа в аспекте глобализации

// Политическая лингвистика. 2013. № 2 (44). С. 141-147. Даниленко О.А. Язык конфликта как объект лингвосоциологии // Социологические исследования. 2006. № 4 (264). С. 89-97. Енина Л.В. Речевая агрессия и речевая толерантность в средствах массовой информации // Российская пресса в поликультурном обществе: толерантность и мультикультурализм как ориентиры профессионального поведения: материалы исследований и научно-практической конференции / под общ. ред. А.Г. Асмолова. М., 2000. URL: http://www.tolerance.ru/RP-rech-agress.php? PrPage (дата обращения: 12.02.2018). Железняк А. Язык как индикатор этнического менталитета // Топос. 2017. 30 июня.

URL: http://www.topos.ru/article/4080. Карпушкин В., Шмелева Т.В. Русский рэп как текст // «Образ мира, в слове явленный...»: сборник в честь 70-летия профессора Ежи Фарыно / Red. R. Bobry-ka, J. Urban, R. Mnicha. Siedlce, 2011. С. 605-614. Козлов В. Реальная культура: от Альтернативы до Эмо. СПб.: Амфора, 2009. 352 с. Колесников А.А. Особенности использования прецедентных имён в рэп-дискурсе // Вестник Московского государственного областного университета. Серия: Лингвистика. 2014. № 5. С. 66-71. Психология и культура / ред. Д. Мацумото. СПб.: Питер, 2003. 718 с. Тойнби А. Постижение истории. М.: Айрис Пресс, 2002. 640 с.

Хотинец В.Ю. Этническая идентичность и толерантность. Екатеринбург: Изд-во Ур. ун-та, 2002. 124 с.

Шахматова Т.В. Оскорбление как инструмент языкового насилия в речевом общении // Ученые записки Казанского университета. Серия: Гуманитарные науки. 2013. Т. 155, кн. 5. С. 267-278.

Шмелева Т.В. Рэп-текст как новая реальность русской словесной культуры // Русская речь в современных парадигмах лингвистики: материалы Международной научной конференции (Псков, 22-24 апреля 2010 года). Т. II / под ред. Н.В. Большаковой и др. Псков: ПГПУ, 2010. С. 158-163.

Шмелева Т.В. Русский рэп как пространство языкового креатива // Лингвистика креатива-1: монография / под общ. ред. Т.А. Гридиной. Екатеринбург: Ур. гос. пед. ун-т, 2009. C. 176-193.

Chang J. Can't Stop Won't Stop: A History of the Hip-Hop Generation. Picador, 2005. 546 p.

Tajfel H., Turner J.C. The social identity theory of intergroup behavior // Psychology of intergroup relations. Chicago, 1986. P. 7-24.

References

Bogdanov, A.V. (2007), Lingvokul'turnye kharakteristiki afroamerikanskogo rep-dis-kursa [Linguocultural characteristics of African-American rap discourse], Dissertation, Moscow, 290 p. (in Russian)

Chang, J. (2005), Can't Stop Won't Stop: A History of the Hip-Hop Generation, Picador Publ., 546 p.

Danilenko, O.A. (2006), Language of conflict as a subject of sociolinguistics sociology of youth. Sociological Studies, No. 4 (264), pp. 89-97. (in Russian)

Enina, L.V. (2000), Rechevaya agressiya i rechevaya tolerantnost' v sredstvakh masso-voi informatsii [Speech aggression and speech tolerance in the media]. Asmo-lov, A.G. (Ed.) Rossiiskaya pressa v polikul'turnom obshchestve: tolerantnost' i mul'tikul'turalizm kak orientiry professional'nogo povedeniya [The Russian press in polycultural society: tolerance and multiculturalism as reference points of professional behavior], materials of researches and scientific and practical conference, available at: http://www.tolerance.ru/RP-rech-agress.php?PrPage (accessed date: February 12, 2018). (in Russian)

Gritsenko, E.S., Dunyasheva, L.G. (2013), The language of rap lyrics in the context of globalization. Political Linguistics, No. 2 (44), pp. 141-147. (in Russian)

Karpushkin, V., Shmeleva, T.V. (2011), Russkii rep kak tekst [Russian rap as a text]. Bobryka, R., Urban, J., Mnicha, R. (Eds.) "Obraz mira, v slove yavlennyi... " ["The image of the world manifested in the word. "], Collected articles dedicated to the 70th anniversary of professor Jerzy Faryno, Siedlce, pp. 605-614. (in Russian)

Khotinets, V.Yu. (2002), Etnicheskaya identichnost' i tolerantnost' [Ethnic identity and tolerance], Yekaterinburg, Ural University Publ., 124 p. (in Russian)

Kolesnikov, A. (2014), Characteristics of precedential names usage in rap-discourse. Bulletin of the Moscow Region State University. Series: Linguistic, No. 5, pp. 6671. (in Russian)

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Kozlov, V. (2009), Real'naya kul'tura: ot Al'ternativy do Emo [Real culture: from the

Alternative to the Emo], St. Petersburg, Amfora Publ., 352 p. (in Russian) Matsumoto, D. (Ed.) (2003), Culture and Psychology, St. Petersburg, Piter Publ., 718 p. (in Russian)

Shakhmatova, T.V. (2013), Oskorblenie kak instrument yazykovogo nasiliya v reche-vom obshchenii [Insult as an instrument of language violence in speech communication]. Uchenye zapiski Kazanskogo Universiteta. Seriya: Gumanitarnye nauki, Vol. 155, Bk. 5, pp. 267-278. (in Russian) Shmeleva, T.V. (2010), Rep-tekst kak novaya real'nost' russkoi slovesnoi kul'tury [Rap text as a new reality of Russian verbal culture]. Bol'shakova, N.V. et al. (Eds.) Russkaya rech' v sovremennykh paradigmakh lingvistiki [Russian speech in modern paradigms of linguistics], Materials of the International scientific conference, Vol. 2, Pskov, Pskov State Pedagogical University Publ., pp. 158-163. (in Russian)

Shmeleva, T.V. (2009), Russkii rep kak prostranstvo yazykovogo kreativa [Russian rap as the medium of the language creative approach]. Gridina, T.A. (Ed.) Lingvistika kreativa-1 [Linguistics of the creative approach-1], Collective monograph, Yekaterinburg, Ural State Pedagogical University Publ., pp. 176-193. (in Russian) Toynbee, A.J. (2002), A Study of History, Moscow, Airis Press Publ., 640 p. (in Russian) Tajfel, H., Turner, J.C. (1986), The social identity theory of intergroup behavior. Psychology of intergroup relations, Chicago, pp. 7-24. Vorontsova, T.A. (2006), Rechevaya agressiya: kommunikativno-diskursivnyi podkhod [Speech aggression: communicative and discursive approach], Author's abstract, Chelyabinsk, 43 p. (in Russian) Zheleznyak, A. (2017), Yazyk kak indikator etnicheskogo mentaliteta [Language as indicator of ethnic mentality]. Topos, June 30, available at: http://www.topos.ru/ar-ticle/4080.

RAP BATTLE

AS A CULTURAL AND LINGVOCULTURAL PHENOMENON

E. Lassan

Vilnius University (Vilnius, Lithuania)

Abstract: The article studies the genre of rap battles so popular today as a phenomenon of modern culture that correlates with other cultural phenomena in the society of everyday aggression: terrorism, political talk shows, general media vulgarization, leaving no place for intimate life of a person. Rap battles legitimate speech aggression, that until recently was criticized by public. Namely this mundanity of aggression distinguishes the modern society of show from the society of carnival, where there was a contrast between high and low culture. The author emphasizes the general specific features of Russian rap battles and supposes that the genre can be considered not only as a cultural phenomenon, but also as a lin-guocultural phenomenon (based on the comparison of the Oxxxymiron-Disaster rap battle). The author notes the differences in the discursive practice of the battlers, believing that, to a certain extent, they are due to the peculiarities of the

representation of 'I' (self-concept) in the minds of the carriers of American and Russian culture. Opponents in the analyzed battle, regardless of ethnicity, identify themselves as representatives of the corresponded country and, in the author's view, demonstrate appropriate cultural practices.

Key words: rap battle, legitimation of verbal aggression, everyday aggression, self-concept, linguocultural differences.

For citation:

Lassan, E. (2018), Rap battle as a cultural and lingvocultural phenomenon. Communication Studies, No. 3 (17), pp. 129-143. DOI: 10.25513/24136182.2018.3.129-143. (in Russian)

About the author:

Lassan Eleonora, habilitated Dr. of Humanities, Professor of the Chair of Russian Philology

Corresponding author:

Postal address: 3, Universiteto st., Vilnius, LT-01513, Lithuania E-mail: eleonora-lassan@yandex.com

Received: March 25, 2018

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.