Научная статья на тему 'Религиозное средневековое насилие как фактор становления терроризма'

Религиозное средневековое насилие как фактор становления терроризма Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
1637
230
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
КАТОЛИЦИЗМ / CATHOLICISM / РЕЛИГИОЗНОЕ НАСИЛИЕ / RELIGIOUS VIOLENCE / ТЕРРОРИЗМ / TERRORISM / КРЕСТОВЫЕ ПОХОДЫ / CRUSADES / АССАСИНЫ / ASSASSINS / ИНКВИЗИЦИЯ / INQUISITION / РЕЛИГИОЗНЫЕ ЕРЕСИ / RELIGIOUS HERESIES

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Чернядьева Наталья Алексеевна

Статья посвящена исследованию терроризма как политико-правового явления и роли средневековой религии в процессе оформления и эволюции идеологии и практики политического насилия. Показано, что католическая церковь сыграла важную роль в развитии традиции политического насилия, оформленного правовым образом, и что религиозное насилие активно использовалось внутри европейского общества для искоренения политической и идеологической оппозиции. Также оно было одним из основных инструментов внешней политики средневековой Европы и использовалось как идеологическое обоснование экспансии и как инструмент воздействия на иную цивилизационную общность. Особенно ярко эта особенность проявилась в эпоху крестовых походов. Автор полемизирует со сторонниками точки зрения о распространенности терроризма в Средневековье, правомерности причисления к террористическим организациям экстремистских средневековых группировок (например, ассасинов).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Medieval religious violence as the factor of the emergence of terrorism

The article investigates the formation of terrorism as a political and legal phenomenon and the role of religion in the design and evolution of the ideology and practice of medieval political violence. The article shows that the Catholic Church played an important role in the development of a tradition of political violence, issued as a legal mechanism. It is shown that religious violence was actively used within European society, to eradicate political and ideological opposition. Also it was one of the main instruments for foreign policy of medieval Europe and it has been used as an ideological justification for expansion and as a tool to influence another civilization. This feature is manifested in the era of the Crusades specifically bright. The author argues with supporters of point of view of the prevalence of terrorism in the Middle Ages, and the legality of chargeability to extremist terrorist organizations medieval groups (such as the Assassins).

Текст научной работы на тему «Религиозное средневековое насилие как фактор становления терроризма»

включить в практику уголовного преследования за подделку лекарств фармацевтико-правовую экспертизу как деятельность по обеспечению целей уголовной процесса, требующую комплексных познаний в области фармацевтики и права;

решение вопросов государственного регулирования оборота лекарственных средств передать в ведение одного органа государственной власти (в настоящее время вопросы, касающиеся лицензирования производства лекарств, относятся к ведению Минпром-торга России, контроля за оборотом лекарств - Росздравнадзора, контроля за оборотом биологически активных добавок к пище -Роспотребнадзора);

ратифицировать Конвенцию «Медикрим» и имплементиро-вать ее положения в отраслевое законодательство об ответственности (УК РФ и КоАП РФ);

усовершенствовать модель регулирования российского фармацевтического рынка, оставив ключевые вопросы регулирования (в частности, надзор) в ведении государства, а остальные (в том числе оперативный мониторинг) - передать в сферу отраслевого самоуправления, создав при этом единый национальный Союз фармацевтических ассоциаций;

расширить участие России в международных полицейских операциях по выявлению и пресечению оборота незаконных лекарственных препаратов.

Н.А. Чернядьева

РЕЛИГИОЗНОЕ СРЕДНЕВЕКОВОЕ НАСИЛИЕ КАК ФАКТОР СТАНОВЛЕНИЯ ТЕРРОРИЗМА*

Мировоззрение Средних веков можно считать богословским, теологическим . Католицизм был основной идеологией, цементирующей формирующуюся новую этнополитическую общность

* Статья, подготовленная в рамках исполнения гранта РГНФ № 14-03-2; рекомендована к печати доктором юридических наук, профессором К.А. Бекяше-вым.

1 См.: История Средних веков. Т. 2. Раннее новое время. 5-е изд. / Под ред. С.П. Карпова. М., 2005. С. 584, 589.

народов Западной Европы. Политическая и правовая сферы Средневековья основывались на церковных идеях, церковь и государство воспринимались социумом во многом как единый институт. Поэтому политико-правовой процесс повсеместно базировался на религии. Официальная власть использовала классическую версию христианского вероучения, а протестные группы - ее особые мистические переверсии (ереси). Таким образом, средневековое политическое насилие осуществлялось с сакральной мотивацией, и данная тенденция приобрела универсальный характер.

Использование государственного насилия по религиозному признаку поддерживалось христианской теорией и догматикой, было введено в статус официальной идеологии. Так, Августин Аврелий, современник первых императоров-христиан, в православной традиции - «Блаженный», католической церковью признанный святым и учителем церкви, писал, что «государство - создание человеческое, его цель - временная, оно создано насилием, держится принуждением... При отсутствии божественной справедливости, что такое государства, как не большие разбойничьи шайки, так же как и самые разбойничьи шайки что такое, как не государства в миниатюре»2.

Августин стал одним из первых идеологов церкви, который предложил применять насильственные методы для приобщения к христианству и борьбы с неугодными церкви: «Коль скоро цель христианского государства - благо, государство, если неверие не поддается убеждению, должно «принуждать людей, а не учить... Вы думаете, что никого не следует принуждать к правде, однако читаете у св. Луки, что господин сказал своим слугам: принудьте войти всех, кого найдете»3. Таким образом, он положил начало теоретическим разработкам доктрины применения к врагам церкви насильственных мер, которые ранее использовались против нее самой римской властью. Данная позиция позволила считать Авгу-

2 Августин Блаженный. О Граде Божием. М., 2000. С. 166, 1034.

3 Цит. по: История политических и правовых учений: Учебник / Под ред. О.Э. Лейста. М., 1997. С. 76-77. Это мнение Августина изложено в сочинении «Contra epistolam Parmeniani» («Против послания Пармениана»). В своем послании к наместнику Северной Африки Бонифацию «De correctione donatistarum» (О вразумлении донатистов) он сформулировал в отношении еретиков ставший знаменитым лозунг «Compelle intrare» («Заставь войти (в Церковь)») - девиз средневековой инквизиции.

стина первым догматиком Святейшей Инквизиции4. Таким образом, Августин явился выразителем идеи двойных стандартов, прочно укоренившейся в европейском политическом сознании: действия, которые резко отрицательно воспринимались обществом, если они совершались в отношении своих представителей, считались вполне допустимыми, если они совершались в отношении врагов.

В Средневековье - «темные века» нашей истории - насилие приобретает всеобъемлющий, многоплановый характер. Социальная агрессия становится господствующей формой поведения, практически не имеющей легитимных рамок. Такая специфика обусловливалась в том числе и широким использованием насилия церковью. Церковные ордена доминиканцев, иоаннитов, тевтонов и тамплиеров, Святейшая Инквизиция были главными апологетами принудительной христианизации и борьбы с инакомыслием внутри папского европейского общества. Возникновение инквизиции отчасти было реакцией на появление крупных гетеродоксальных движений (катаров, альбигойцев, богомилов, вальденсов, таборитов и др.), которые вели ожесточенную религиозную войну, влекущую массовые жертвы и разрушения.

В Х1У-ХУ вв. инквизиционные полномочия были распространены и на преступления против колдовства и нравственности5. Несмотря на то что официально инквизиция была исключена из политического процесса, ее неоднократно привлекали для выполнения политического заказа. В частности, именно,влекущую мас-свые помощью инквизиционных процессов были осуждены на казнь Жанна д'Арк, верхушка ордена тамплиеров.

Инквизиционные масштабы оцениваются исследователями по-разному в силу отсутствия полных документальных данных о деятельности средневековой инквизиции. Сохранившиеся отрывочные сведения позволяют составить более или менее точную картину лишь для определенных регионов или периодов времени.

4 См.: Иванов В.Г. История этики средних веков. Ч. 1. СПб., 2002. С. 129.

5 Наиболее известным сочинением против колдовства стал труд «Молот ведьм» («Malleus Maleficarum») немецких инквизиторов Г. Инститориса и Я. Шпренгера, созданный в 1486 г. См.: «Молот ведьм» («Malleus Maleficarum»). СПб., 2005.

В 1817 г. в Испании был опубликован труд священника, доктора канонического права Х.А. Лорьенте, в котором приводились данные об испанской инквизиции. Согласно статистике того времени, в период 1481-1809 гг. преследованию подвергались 341 021 человек; 31 912 из них были сожжены, 17 659 - in effigie (символически), 291 460 подверглись тюремному заключению и другим наказаниям6.

Насильственная борьба с ересями, хотя и в гораздо меньших масштабах, известна в истории отечественного государства. Еретические движения «стригольников», «жидовствующих» в XV-XVI вв. вызывали крайне негативную и непримиримую реакцию официальной власти. Иосиф Волоцкий призывал к «лютым казням» еретиков. Собор в Москве 1504 г. вынес суровые приговоры еретикам: казнь посредством сожжения, отрезание языка, тюремное заключение. На соборе 1525 г. по обвинению в ереси был осужден на длительное тюремное заключение Максим Грек7.

Раскол в Русской церкви в XVII в. стал причиной еще одной волны яростного преследования инакомыслящих. После Собора 1667 г., предавшего старообрядцев анафеме, последовали ссылки и казни. Глава движения старообрядцев протопоп Аввакум был сожжен на костре в 1682 г. В 1685 г. был издан царский указ, ужесточивший меры против старообрядцев: их было предписано ловить и жечь, за их укрывание — бить кнутом и налагать штраф, а за пере-

6 См.: Льоренте Х.А. Критическая история испанской инквизиции. Т. 2. М., 1999. С. 292. Приведенные данные существенно отличаются от католической версии оценки инквизиционной деятельности, согласно которой количество жертв исчислялось намного меньшими величинами: так, по мнению ордена францисканцев, инквизитор Падуи в конце XIII в. за 12 лет своей службы приговорил к смертной казни пять человек; инквизитор Тулузы Бернар Ги в 13071324 гг. вынес 930 приговоров: к смертной казни были приговорены 42 человека, к тюремному заключению - 307, к епитимии - 442, оправдано - 139. Францисканцы считали, что число смертных приговоров, вынесенных той же испанской инквизицией, наиболее активной среди всех инквизиционных подразделений, с 1550 по 1800 г. составляло около 3-4 тысяч. См.: Католическая энциклопедия. Т. 2. [Б. м.], 2005. С. 909-910.

7 См.: МусаелянМ.Ф. Историко-правовой анализ уголовного законодательства об ответственности за терроризм в России (XI - начало XX в.) // История государства и права. 2009. № 13. С. 29-30.

крещивание из господствующей Церкви - жечь на костре, даже в

8

случае покаяния .

Составы преступных деяний против веры (богохульство, причинение вреда церковному имуществу и т.п.) впервые в российской правовой базе появляются в Стоглаве 1551 г. и уточняются в Соборном Уложении 1649 г. Понятие преступления против веры в данных актах носило достаточно общий характер, что, по мнению А.Г. Манькова, позволяло подвести под него любое враждебное православию религиозное и общественное движение или учение, вносило в определение состава преступления целенаправленный политический смысл .

В конце XVII в. в России началось гонение на русских лати-нофилов. Диакон Петр Артемьев был приговорен к пожизненному заключению и скончался в тюрьме; поэт Сильвестр Медведев, осужденный как еретик и государственный преступник, был казнен. В это время активно начала действовать Славяно-греко-латинская академия. Ее сотрудники должны были контролировать живущих в России иностранцев, особенно если они замечены в крамольном отношении к православию, и русских, перешедших в католичество или протестантизм. Академия задумывалась как подобие инквизиционного учреждения, одной из задач которого должно было стать выявление и наказание инакомыслящих10.

В отличие от Западной Европы средневековая Россия в основном применяла религиозное насилие по отношению к собственным жителям, а не к зарубежным врагам, не к представителям иных конфессий. Занятые решением внутренних проблем государства, российские власти, как светские, так и религиозные, обращали мало внимания на зарубежных противников. Другой специфической чертой стало то, что идеологический протест еретиков и раскольников российским государством оценивался как деяние, направленное одновременно против интересов церкви и государства. Церковь как социально-политический институт в России всегда вос-

8 См.: ШацкийЕ.О. За что сожгли протопопа Аввакума? // Проблемы истории, филологии, культуры. 2011. № 2. С. 265.

9 См.: МаньковА.Г. Уложение 1649 г. - кодекс феодального права России. Л., 1980. С. 199.

10 См.: ВознесенскаяИ.А. Московская Славяно-греко-латинская академия в первой трети XVIII века // Россия и христианский Восток. Вып. 2, 3. М., 2004. С. 518.

принималась как составная часть властного механизма, как союзник монархической власти. Следует отметить, что Россия была практически единственной страной, не допустившей свойственного Средневековью сожжения заживо тысяч людей11. Это обусловливалось принципами российского права, требовавшего обязательного наличия доказательств при обвинении в религиозных преступлениях. В целом Россию допетровских времен нельзя назвать страной, интегрированной в общеевропейскую политику, ведущей активную международную деятельность. Российская международная политико-правовая традиция находилась в стадии формирования.

Идеологическая нетерпимость и насильственные методы были характерны и для более поздних религиозных течений - оппонентов официальной церковной власти. В основу философии Реформации первоначально была заложена идея религиозной толерантности. Однако на практике протестанты активно использовали радикальные жестокие методы борьбы. Так, Лютер поощрял изгнание католиков, Мелантон высказывался за применение к ним телесных наказаний, Цвингли считал казнь католических епископов и священников «богоугодным делом». Мартин Буцер в своем труде «Диалоги» (1535 г.) призывал огнем и мечом искоренять приверженцев ложной религии, не жалея при этом их жен и детей12.

Особую роль в эволюции политического насилия играли крестовые походы. В недрах католической церкви зародилась особая система внешнеполитических взглядов, идеологически и нравственно санкционировавших походы против мусульман в Палестину. Религиозная конфронтация, основываясь на идеях вражды, ненависти к исламу, не только оправдывала любые жестокости по отношению к его последователям, но и превращала крестоносцев в героев и мучеников, уничтожавших «неверных» и тем самым совершавших богоугодные деяния («деяния Бога через франков»). Крестоносцы, погибая во имя триумфа «правой веры, жертвуя ради нее жизнью, обеспечивают себе вечное спасение на небесах»13. Та-

11 См.: Берхин И. Сожжение людей в России в ХШ-ХУШ вв. // Русская старина. 1885. № 1 (Т. 45). С. 2-10.

12 См.: HammB. Tolerance and Heresy: Martin Bucer's Radical New Definition of Christian Fellowship // Politics and Reformations: Histories and Reformations: Essays in Honor of Thomas A. Brady. Vol. 127. Leiden, 2007. P. 273-280.

13 Успенский Ф.И. История крестовых походов. М., 2005. С. 4-6.

ким образом, идея сакрального подвига, ставшая одной из характерных черт современного терроризма, оформилась внутри христианской политико-правовой доктрины. В последующем эта черта политического насилия обернулась против европейской цивилизации, став идеолого-моральным обоснованием множества международных террористических актов современности.

Идея крестовых походов легла в основу борьбы апостольского престола с собственными политическими противниками. Именно защитой католицизма обосновывались насильственное подавление любой оппозиции, рыцарская агрессия. Так, параллельно военно-колонизационным акциям западноевропейского рыцарства на мусульманском Востоке и в греческих землях осуществлялся немецко-рыцарский «дранг нах Остен» против народов Восточной и Южной Прибалтики, а также Северо-Западной Руси.

Политический целевой дуализм также стал характерной чертой политики европейской цивилизации, проявивший себя впоследствии и в целевом характере международного терроризма. В силу этого у современных исследователей возникают трудности в идентификации международного терроризма, его разграничении со схожими явлениями мировой политики. Здесь можно также провести параллель с политикой двойных стандартов, о которой уже шла речь выше: формально и содержательно идентичные события (экспансия в Византию, Палестину, на европейский Северо-Восток) властью оценивались по-разному в зависимости от политической конъюнктуры, и наоборот, разным по целям и природе деяниям европейской средневековой политикой присваивался одинаковый статус.

Известный дореволюционный историк Ф.И. Успенский отмечал, что крестовые подходы, составляющие важную веху в политико-религиозном развитии Европы, исключительно слабо повлияли на мусульманскую цивилизацию, где они оцениваются как серия пограничных стычек14. Однако нельзя отрицать, что именно в этот период начинают формироваться единые универсальные, межци-вилизационные политические подходы, христианские и мусульманские государства активно взаимодействуют и начинают вырабатывать общие формы и методы политических отношений. Одно из направлений такого сотрудничества - это ответная реакция на

14 См.: Успенский Ф.И. Указ. соч. С. 308-309.

деятельность ассасинов - экстремистско-диверсионного крыла ис-маилитского направления в исламе, действовавшего с конца XI в. по XIII в. Большое число современных исследователей причисляют ассасинов к первым негосударственным террористическим организациям. В качестве основного довода указывается, что руками асса-синов было убито «в течение полутора столетий сотни халифов и султанов, военачальников и представителей официального духовенства, посеян ужас в дворцах правителей ,..»15.

Ассасины (их самоназвание - низариты), относившиеся к радикальному крайнему крылу шиитов, воспринимались враждебно и мусульманскими государствами, и пришедшими в Палестину крестоносцами. В основном это было связано с многочисленными политическими убийствами, которые приписывались низаритам. Согласно исследованию Л.В. Строевой, за 70 лет (с 1092 по 1162 г.) низаритами, как наемниками, было уничтожено 75 политических и религиозных деятелей, как правило, весьма высокопоставленных, в том числе восемь государей16. В физическом устранении этих 75 человек участвовало 118 ассасинов, большинство из которых поплатились за покушения своими жизнями: чаще всего их убивали на месте или предавали мучительным казням. Согласно летописным данным, это были люди, убежденные в истинности низарит-ского учения и в правоте своего дела, готовые сознательно пожертвовать собой.

В европейской истории, посвященной ассасинам, присутствует серьезный элемент мифологизации и романтизации. Автором самого раннего из известных европейцам текстов (1175 г.), с объяснением жертвенного поведения низаритов, был Бурхард Страс-бургский. В этом тексте можно увидеть начало легенды об ассаси-

15 Цит. по: Арас Дж. Терроризм вчера, сегодня и навеки. Баку, 2003. С. 6. Аналогичные точки зрения массово растиражированы. Практически во всех работах, в которых анализируется история терроризма, упоминается о секте ассасинов как о террористической организации. См., например: Чеботарев В.В. Терроризм как социально-деструктивное явление (историко-философский анализ) // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов, 2013. № 5 (31). Ч. I. С. 193; ВишняковЯ.С. Основы противодействия терроризму. М., 2006. С. 6.

16 См.: Строева Л.В. Государство исмаилитов в Иране в Х!-ХШ вв. М., 1978. С. 157-158.

нах, которая в дальнейшем вошла в классическую литературу : «... В горах у этого владыки (Горного старца - предводителя низа-ритов. - Н.Ч.) множество прекрасных дворцов, обнесенных высокими стенами, в каждый из которых можно попасть лишь через хорошо защищенную дверцу. В этих дворцах с малолетства им содержатся и воспитываются крестьянские дети. Он обучает их различным языкам, латыни, греческому, итальянскому, сарацинскому, равно как и многим другим. Учителя наставляют этих отпрысков с младых ногтей и до времени их полного возмужания, с первых шагов учат их повиноваться приказаниям Господина; и если они будут следовать этому пути, то тот, кто имеет власть над всеми живыми богами, дарует им прелести рая. Но если ученики откажутся исполнить какое-либо повеление, им не миновать наказания. Следует иметь в виду, что с детства они находятся в строгой изоляции и не видят никого, кроме наставников и воспитателей, и всё идет тем же чередом, пока не наступает момент предстать перед Господином, чтобы исполнить замысленное им — убить кого-нибудь. Во время аудиенции Господин спрашивает, желают ли они повиноваться его приказу, чтобы впоследствии он смог воздать им радостями рая. Как учили и безо всякого сомнения или сопротивления они припадают к его стопам и пылко клянутся быть послушными во всем, что бы он ни повелел. Тогда Господин вручает каждому

золотой кинжал и посылает лишить жизни намеченного им прави-

18

теля» .

Неправдоподобными, даже сказочными, в данном описании выглядят многие детали: прекрасные дворцы; великолепное, не очень практически значимое для наемных убийц образование; воспитываемые в изоляции крестьянские дети; золотой кинжал как орудие убийства. Описание дается в стиле европейских миннезингеров, где красота слога обладает большим значением, чем само содержание. Аналогичным мифическим ореолом окутана та часть легенды, в которой говорится о совершении низаритами преступлений в состоянии наркотического опьянения. Первые упоминания

17 Например, в романе А. Дюма «Граф Монте-Кристо» была воспроизведена одна из версий легенды о горном старце и даруемом им наслаждении (употреблении гашиша). Не обошел вниманием сюжет ассасинов и американский писатель Д. Браун в книге «Ангелы и демоны».

18 Цит по: Дафтари Ф. Легенды об ассасинах. Мифы об исмаилитах. М., 2009. С. 91.

об этом встречаются в летописях времен крестоносцев и латинских хронистов. Заметим попутно, что «ассасин» производно от слова «хашиш» - арабского названия наркотического вещества. Позднее оно получило распространение на Западе и стало употребляться в европейских языках в значении «убийца».

Легенда о том, что низаритов, перед тем как отправить на задание, одурманивали гашишем, первоначально приводится Марко Поло, который, по мнению А.Г. Юрченко, был не столько купцом, сколько разведчиком, состоявшим на службе Монгольской империи19. Марко Поло составлял свои записки спустя много лет после гибели исмаилитского государства, и его рассказ не подтверждается мусульманскими источниками20. Большинство исследователей воспринимают информацию, изложенную им, как совершенно фантастическую21.

Таким образом, исходя из фактической, подтвержденной хрониками и исследованиями, составляющей легенды об ассасинах, это было государственно-подобное образование (некоторые исследователи говорят о государстве низаритов). Ассасины совершали заказные политические убийства на всем мусульманском Востоке. Их объединяли религиозно-идеологические взгляды.

Насколько корректно причислять низаритов к субъектам террористической деятельности и считать совершаемые ими убийства террористическими актами? Безусловно, деяния ассасинов несли в себе отдельные элементы террористического поведения, имели внутреннюю организацию и подчинялись сложившимся в их среде правилам поведения и их деятельность представляла собой разновидность политического, причем преимущественно международно-политического, насилия. Но является ли это достаточным, чтобы считать их террористами? Думается, что нет. Мотивация деятельности ассасинов носила определенный характер. Они, как уже го-

19 См.: Юрченко А. Г. Книга Марко Поло. Записки путешественника или имперская космография? СПб., 2007. С. 305.

20 См.: Французов С. Легенда об ассасинах и историческая реальность // Звезда. 2008. № 11. С. 163.

21 См., например: Новиченко А.С., Дынгес А.А. Ассасины и ниндзя: сравнительный анализ причин возникновения и формирования организационных структур // Вюник студентського наукового товариства Донецького нацюналь-ного ушверситету. Т. 1. Донецк, 2012. С. 158.

ворилось, были оплачиваемыми исполнителями чужих политических воль - профессиональными наемными убийцами. Цели их деятельности не выходили за рамки интересов узкого слоя людей: обеспеченных и обличенных властью. Основная масса населения была очень незначительно затронута насильственным преступным поведением низаритов. Их деяния не были направлены на создание обстановки масштабного социального страха, на сознательное воздействие на властные структуры. В истории нет достоверных данных, что ассасины преследовали собственные политические цели (государственного или международного масштаба). Таким образом, они, представляя собой достаточно высоко организованную преступную насильственную структуру, ведущую деятельность в международном масштабе, тем не менее не могут считаться международной террористической организацией, хотя их деятельность и была предшественником современного терроризма.

Таким образом, подводя итоги, отметим основные черты средневекового религиозного насилия в системе условий и предпосылок формирования терроризма. Во-первых, господствующая в тот период католическая церковь и христианское вероучение сыграли важную роль в формировании идеологической основы системы международного насилия. Средневековое политическое насилие, как правило, осуществлялось с сакральной мотивацией. В рамках средневековой политико-религиозной доктрины сформировалась идея сакрального подвига, ставшая одной из характерных черт современного терроризма.

Во-вторых, в этот период времени оформилась идея, заложенная в рамках католицизма, ставшая в последующем яркой характерной чертой негативного международно-политического участия и нашедшая отражение в том числе и в международных правовых актах. Речь идет о политике двойных стандартов, негласном использовании преступных элементов для достижения собственных политико-правовых целей. Политический целевой дуализм стал характерной чертой политики европейской цивилизации, проявив себя впоследствии и в целевом характере международного терроризма. Действия, совершавшиеся в отношении своих представителей, резко отрицательно воспринимались обществом, но считались вполне допустимыми, если они совершались в отношении врагов. Данное отношение к событиям стало особенно популярным в международном политико-правовом пространстве на современном эта-

пе, что позволяет некоторым государствам считать (или наоборот, не считать) террористическими различные акты политического насилия.

В-третьих, в Средневековье происходило становление религиозно и этнически мотивированного насилия. Объективный процесс формирования наций обусловил новую групповую идентичность как фактор участия в международных отношениях. В полной мере этот процесс проявился уже в следующую эпоху - в период развития буржуазных государств, однако негативные следствия этнического сепаратизма ярко прослеживаются уже в XII в. Развитие религиозных учений, дифференциация цивилизаций по конфессиональному признаку стали конституирующей чертой средневекового мира. Политические конфликты в тот период приобретали выраженный антагонистический межрелигиозный характер. Отметим, что данный вектор развития был заложен агрессивно настроенной официальной католической церковью. В период империалистического раздела мира религиозно мотивированная агрессия, взращенная европейской цивилизацией, обратилась против нее. Бывшие колонии, этнические сообщества, находившиеся под гнетом христианских держав, стали использовать сакральную идею для достижения собственных политических целей.

В-четвертых, именно в этот период начинали формироваться единые универсальные, межцивилизационные политические подходы, христианские и мусульманские государства активно взаимодействовали и стали вырабатывать общие формы и методы политических отношений, закладывая фундамент единых универсальных правил, будущих норм общечеловеческого сотрудничества. Появились и зачатки участия негосударственных организованных субъектов в международно-правовом пространстве (низариты). Однако основным участником внешнеполитических отношений оставались государства. Им принадлежало почти исключительное право на насилие как наиболее эффективный метод политики.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.