Научная статья на тему 'Религиозная жизнь немцев Крыма в Х1Х - начале ХХ в'

Религиозная жизнь немцев Крыма в Х1Х - начале ХХ в Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
543
69
Поделиться
Ключевые слова
НЕМЦЫ КРЫМА / ИСТОРИЯ РЕЛИГИИ / МЕННОНИТЫ / ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА / GERMANS OF CRIMEA / HISTORY OF RELIGION / MENNONITES / STATE POLICY

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Задерейчук Иван Панасович

В работе рассматривается государственная политика Российской империи в отношении религиозных конфессий немцев и меннонитов. Доказано, что одна из причин массовой иностранной колонизации юга Российской империи была связана с гарантированием немцам защиты от преследования на религиозной почве. Охарактеризован механизм регулирования управления католическими, лютеранскими и меннонитскими церквями. Рассмотрены этапы формирования религиозных общин этнических немцев на территории Крыма, динамика численности прихожан и роста культовых сооружений. Отдельно раскрыты процессы создания различных течений среди меннонитов полуострова. Проанализированы особенности формирования культа отдельных протестантских течений, которые действовали на полуострове во второй половине XIX в. Выявлено, что немцам к началу ХХ в. удалось сформировать свои духовные центры на территории Крыма. Прежде всего следует выделить такие селения, как Нейзац, Цюрихталь, Спат и Карасан. Они удобно располагались по отношению к другим поселениям немцев Крыма. Сделаны выводы о том, что российское государство по отношению к религиозным конфессиям российских немцев до начала Первой мировой войны проявляло относительную терпимость, так как именно такой подход государства способствовал соблюдению свободы вероисповедания в стране, где православие существовало как государственная религия.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Задерейчук Иван Панасович

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

The religious life of the Germans in Crimea in the 19th-early 20th century

The state policy of Russian Empire concerning religious confessions of Germans and Mennonites is studied in this work. It is proved, that one of the reasons of mass foreign colonisation of the Southern part of the Russian Empire was connected with guarantee given to Germans concerning protection from prosecution on religious ground. The mechanism of regulation of Catholic, Lutheran and Mennonite Churches is characterised here. The stages of formation of religious ethnic Germans’ communities on the territory of the Crimea and dynamics of parishioners and spiritual constructions number are considered. The processes of creation of different trends among Mennonites of the peninsula are revealed separately. The peculiarities of cult formation of separate Protestant movements present on the peninsula in the second half of the 19th century were analysed. Germans have formed their spiritual centers on the territory of the Crimea by the beginning of the 20th century. First of all, one should name such villages as Neusatz, Zurichtal, Spat and Karasan. They were situated advantageously in relation to other German settlements of the Crimea. The Russian state was relatively tolerant to the religious confessions of the Russian Germans till the beginning of the World War I. Such government approach promoted observance of freedom of religion in the country, where Orthodox Christianity existed as a state religion.

Текст научной работы на тему «Религиозная жизнь немцев Крыма в Х1Х - начале ХХ в»

11. Отчет о состоянии и деятельности Орловского Православного Петропавловского Братства за 1903 год // Орловские Епархиальные Ведомости. - 1904. - № 31-32.

12. Отчет о состоянии и деятельности Орловского Православного Петропавловского Братства за 1909 год // Орловские Епархиальные Ведомости. - 1910. - № 34.

13. Отчеты Орловского Православного Петропавловского Братства за 1896, 1899, 1903 гг.

14. Соловьёв А.А. Обретенное время русской интеллигенции // Интеллигенция и мир. Российский междисциплинарный журнал социально-гуманитарных наук. - Иваново: Изд-во «Ивановский государственный университет», 2010. - № 3. -С. 64-82.

15. Цеханская К.В. Иконопочитание в русской традиционной культуре: дис. ... д-ра ист. наук. -М., 2004. - 446 с.

УДК 274

Задерейчук Иван Панасович

кандидат исторических наук, доцент Крымский юридический институт (филиал) Академия Гэнеральной прокуратуры Российской Федерации

zadereychuk@rambler.ru

РЕЛИГИОЗНАЯ ЖИЗНЬ НЕМЦЕВ КРЫМА В Х1Х - НАЧАЛЕ ХХ В.

В работе рассматривается государственная политика Российской империи в отношении религиозных конфессий немцев и меннонитов. Доказано, что одна из причин массовой иностранной колонизации юга Российской империи была связана с гарантированием немцам защиты от преследования на религиозной почве. Охарактеризован механизм регулирования управления католическими, лютеранскими и меннонитскими церквями. Рассмотрены этапы формирования религиозных общин этнических немцев на территории Крыма, динамика численности прихожан и роста культовых сооружений. Отдельно раскрыты процессы создания различных течений среди меннонитов полуострова. Проанализированы особенности формирования культа отдельных протестантских течений, которые действовали на полуострове во второй половине XIX в. Выявлено, что немцам к началу ХХ в. удалось сформировать свои духовные центры на территории Крыма. Прежде всего следует выделить такие селения, как Нейзац, Цюрихталь, Спат и Карасан. Они удобно располагались по отношению к другим поселениям немцев Крыма. Сделаны выводы о том, что российское государство по отношению к религиозным конфессиям российских немцев до начала Первой мировой войны проявляло относительную терпимость, так как именно такой подход государства способствовал соблюдению свободы вероисповедания в стране, где православие существовало как государственная религия.

Ключевые слова: немцы Крыма, история религии, меннониты, государственная политика.

Важное место в жизни немцев занимала религия. Она фактически способствовала не только сохранению национальной самоидентификации в условиях иноязычного населения и культуры, но и влияла на социально-экономическое развитие, определяла взаимоотношения с государством и т. д. В результате активной колонизаторской политики в Крыму сформировались компактные места проживания определенных конфессиональных групп. Всех переселенцев по вероисповеданию следует разделить на лютеран и католиков. Эти две христианские церкви сформировались в Крыму в начале XIX в., а во второй половине XIX в. на полуострове появились меннониты.

Это деление является довольно упрощенным, во-первых, потому, что меннониты и лютеране формально принадлежат к одной религиозной группе - они являются протестантами. Во-вторых, в этих трех конфессиях различные религиозные течения или существовали с самого начала, или формировались с течением времени [16, с. 84-85]. Однако независимо от времени возникновения главным для всех перечисленных конфессий было желание получить равные и свободные возможности для реализации своих духовных потребностей.

Именно эти гарантии иностранцы хотели найти на территории Российской империи.

Царская власть в русском государстве осуществляла политику колонизации своих земель именно путем обеспечения всех необходимых правовых гарантий регулирования конфессионального развития переселенцев. Для немцев-переселенцев это была главная идея: приобретение возможности свободного исповедания своей веры в государстве, где православная церковь занимала господствующее место. Уже в манифесте от 22 июня 1763 г. императрица Екатерина II специально закрепила норму по обеспечению свободы совести всем приглашенным на переезд в страну иностранцам. Они также получали право строить в колониях церкви, колокольни и иметь необходимое количество пасторов и других церковнослужителей [11, с. 44]. Одновременно власти запретили осуществлять миссионерскую деятельность среди христиан православного вероисповедания [17, с. 401]. Именно манифест императрицы стал определяющим в регулировании конфессиональной жизни немцев и способствовал их переселению на территории Российской империи.

Уже 31 января 1765 г. чиновники Конторы опекунства по иностранным колонистам в России издали «Правила для строительства лютеранских

© Задерейчук И.П., 2016

Вестник КГУ им. H.A. Некрасова № 3, 2016

25

церквей в округах, колониях, которые заселялись, и содержание при них пасторов». Согласно принятому нормативному акту немцам разрешалось строить церкви и пасторат на средства, выделенные из государственной казны. Однако властью ставилось условие, что после окончания льготных лет жители каждого округа обязывались вернуть затраченные средства [9, с. 14].

При участии графа Карла фон Ливена, который стал первым протестантом, возглавившим в 1828 г. департамент духовных дел иностранных исповеданий, был создан проект Устава Евангели-ческо-лютеранской церкви России. Разработанный документ вступил в силу 28 декабря 1832 г. Согласно ему Юстиц-коллегия ликвидировалась и заменялась Генеральной консисторией, а управление церковными делами иностранных исповеданий переходило в подчинение Министерства внутренних дел. Утвержденные документы стали главными законодательными актами, которыми руководствовалась Евангелическо-лютеранская церковь в досоветский период. Устав 1832 г. вмещал общие законоположения о протестантизме в Российской империи, определял порядок управления приходами, а также механизм назначения высшего церковного руководства [17, с. 402-403]. Закрепленные в уставе правовые нормы также способствовали усилению лютеранской церкви и получению ею специального статуса по сравнению с другими неправославными конфессиями [12, с. 38].

Важным достижением власти Российской империи в вопросе регулирования церковной жизни стало принятие 17 апреля 1905 г. именного приказа «Об укреплении начал веротерпимости». Манифест от 17 октября 1905 г. закреплял положение о свободе совести. Прежде всего, документ признавал законным переход из одной конфессии христианства в другую [4, с. 27].

В Российскую империю наряду с лютеранами переселялись меннониты. Мотивом их миграции стали именно гарантии свободы вероисповедания. Для вероучения меннонитов характерно воспроизведение идеала первоначальной христианской церкви. Принцип спасения верой занимал центральное место в учении сторонников этой конфессии. Особенностью вероучения меннонитов было их отношение к таинству крещения. Оно проводилось только над взрослыми людьми, которые осознанно относились к этому обряду [16, с. 46]. Также меннониты проповедовали религиозный пацифизм: проповедь, полный отказ от применения силы и отрицание присяги и военной службы. У меннонитов было положение об абсолютном отделении общинной жизни от светской, они воздерживались от выполнения обязанностей государственной службы [7, с. 16].

Именно представителям меннонитов во время переселения в Российскую империю удалось получить от власти дополнительные гарантии по сво-

боде собственного вероисповедания. Результатом переговоров стало появление в 1800 г. грамоты, изданной императором Павлом I. В этом документе с названием «Высочайшая грамота меннони-стам. О подтверждении обещанной им свободы в отправлении вероисповедания по церковным их установлениям и обычаям» [1, с. 286] меннонитам предоставлялись особые привилегии. Примечательно, что документ распространялся не только на уже переселенных меннонитов, но и на всех тех, кто изъявил бы желание переселиться в будущем. В законе подтверждалась свобода в отправлении ими веры по церковным обычаям своей конфессии; обещалось освобождение от военной и гражданской службы, присяги перед судом. Тем самым правительство Российской империи создало все необходимые условия для свободного отправления культа меннонитов [16, с. 52-56; 2, с. 45].

В отличие от лютеран и меннонитов католики имели четкую иерархию управления. В ней фактически не было места такому понятию, как избирательное право колонистской общины на избрание своих духовных лидеров [15, с. 385-386]. Управление католиками Крыма осуществлялось из Тираспольской епархии. По состоянию на 1918 г. она насчитывала 12 деканатов. Церковные общины католиков полуострова входили в состав Симферопольского деканата. Он состоял из приходов в Симферополе (с 5 филиалами), Розентале (с 5 филиалами), Григорьевцах (с 8 филиалами), Карамине (с 2 филиалами), Феодосии с филиалом в Судаке, в Керчи, Перекопе и Севастополе [10, с. 190-191]. Такое распределение приходов полностью отвечало расселению католиков по территории полуострова. Например, согласно статистическим данным, в 1868 г. католиков в городах проживало: Симферополь - 676, Севастополь - 353, Феодосия - 333, Евпатория - 52, Перекоп - 42, Ялта - 29, Бахчисарай - 24, Старый Крым - 11 и в Балаклаве - 9 [18], а в сельской местности представители этой конфессии компактно жили в Александровке, Розентале, Кронентале и Цюрихтале [12, с. 44].

Толерантная конфессиональная политика Российского государства в отношении лютеран, меннонитов и католиков продолжалась до начала Первой мировой войны. К сожалению, война Российской империи с Германской негативным образом отразилась на правовом статусе неправославных конфессий. В частности, стали применяться жесткие репрессивные меры в отношении представителей «немецких исповеданий». 11 октября 1914 г. Департамент духовных дел МВД разослал всем губернаторам секретный циркуляр, в котором полиции вменялось в обязанность установить строгий контроль за направлением деятельности пасторов. Таким образом, в государстве формировался организованный властью тотальный контроль за неправославными конфессиями, прихожанами которых были немцы [5, с. 117].

В Государственной думе в 1915-1916 гг. осуществлялась деятельность, направленная на пересмотр религиозного законодательства. Предпринимаемые шаги вели к тому, что меннониты, немецкие баптисты и адвентисты теряли свой статус «легального исповедания», получали статус «терпимой секты». Запрещалось проведение богослужения на немецком языке, чтение и распространение духовной литературы, напечатанной в Германии [2, с. 206-207].

Первые лютеранские приходы в Крыму были утверждены в 1805 г. в колониях Цюрихталь и Нейзац. Немецкий приход Цюрихталь охватывал Феодосийский уезд и Керченско-Еникальское градоначальство. На первых порах в нем служили пасторы из приходов Иозефсталь и Молочная. В 1812-1814 гг. все евангелические общины Крыма обслуживали проповедники из прихода Нейзац. С 1822 г. для приходов Нейзац и Цюрихталь назначались свои пасторы. Нейзацкий приход распространялся на лютеран Симферопольского, Ялтинского и части Евпаторийского и Перекопского уездов [9, с. 158-177].

В конце XIX в. - начале ХХ в. наблюдалась тенденция роста численности селений и в целом немецкого населения, вследствие чего соответственно увеличивалось и число прихожан, исповедовавших лютеранство. Эти обстоятельства стимулировали образование новых приходов. Кроме того, такая ситуация побудила генеральную консисторию утвердить три адъюнктуры (филиала): в Перекопском уезде - Нейман (Хохгейм) (в 1887 г.), Евпаторийском - Джелал (1893 г.) и Бютень в Симферопольском уезде (1912 г.) [9, с. 10-11].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Впоследствии образованные адъюнктуры стали добиваться статуса отдельных приходов. На основе ходатайства 22 колонистских общин Перекопского уезда в 1903 г. было принято решение о создании Нейманско-Гохгеймского лютеранского прихода и его отделении от уже существовавшего на территории этого уезда Нейзацкого [15].

В 1911 г. в послании на имя таврического губернатора от Департамента духовных дел МВД содержалось предложение о выделении из состава уже существующего Нейзацкого лютеранского прихода его филиала в отдельный церковный приход Дже-лал. В его состав должно было войти лютеранское население, которое проживало в Евпатории и на территории Евпаторийского уезда (всего 42 поселения). Разрешение от властей было получено 2 мая 1912 г. [15].

По состоянию на 1917 г. в приходе Джелал насчитывалось до 50 поселений, а в Хохгейми - до 40. Следует также отметить, что в немецкие приходы входили и представители эстонцев, чехов и латышей [9, с. 10-11].

Накануне Первой мировой войны тенденция создания новых обособленных приходов сохранялась. В частности, в 1913 г. лютеране поселка

Джанкой Перекопского уезда, которые входили в состав Найманского евангелическо-лютеранско-го прихода, выступили с инициативой создания своего отдельного приходского филиала. Ходатайство об этом содержалось в письме представителей лютеранской общины Альберта Приба, Генриха Зе-мана и Вильгельма Цетнера. В нем отмечалось, что население лютеран Джанкоя - это 85 семей, к тому же в округе проживало еще 300-400 семей, что позволяло, по мнению обращавшихся, инициировать открытие филиала. Новый приходской филиал должен был возглавить пастор, денежное содержание которого возлагалось на местное колонистское общество [15, с. 178]. В целом лютеранские приходы полуострова в начале ХХ в. насчитывали 186 церковных общин [10, с. 190-191].

Отдельно необходимо отметить, что для Крыма второй половины XIX в. характерно возникновение новых религиозных течений, которые ранее не существовали на полуострове. Это было связано в первую очередь с переселением меннонитов, которые стимулировали не только существенные изменения в социально-экономическом развитии региона, но и формирование новых тенденции в духовной жизни населения полуострова.

Первым центром большой староменнонитской общины-церкви стала колония Карасан. Ее основали выходцы из материковой части Таврической губернии в 1862 г. По состоянию на 1882 г. она разрослась, и поэтому из ее состава выделилась дочерняя церковь с центром в колонии Бусау Евпаторийского уезда. В 1882 г. в Крыму было основано еще одно поселение меннонитов - колония Спат, которая стала духовным центром для первой братско-меннонит-ской общины, сложившейся в 1885 г. По состоянию на начало ХХ в. она выросла в большую церковную общину, в которой насчитывалось 321 действительных и 858 приближенных членов. Кроме того, церковь в Спате на рубеже веков оказала значительное влияние на менонитское сообщество Российской империи. Это стало возможным прежде всего благодаря нахождению в поселении духовного издательского центра, основанного братьями Яковом и Абрахамом Крекерами [3, с. 360-361].

Для конфессиональной жизни немцев Крыма характерно появление новых религиозных течений. Сторонники образованных религиозных общин для получения возможности свободного выполнения всех необходимых обрядов согласно своим учениям формировали целые поселения на купленных или взятых в аренду землях на полуострове. Например, в 1866 г. в поселке Темир-Бу-лат Перекопского уезда поселились меннониты -сторонники «радостного» движения. Церковную общину возглавили Г. Вилер и Г. Петерсон. Однако Г. Вилер вышел из общества, а тех, которые остались, стали называть «обществом Германа Петер-са» или «хлебопреламывателями». Они абсолю-

тизировали сам момент преломления хлеба при осуществлении ужина Божьего. Сами себя они называли «Апостольская меннонитская церковь» или «апостольские христиане». Эта община продолжала действовать как отдельная религиозная группа до конца XIX в., придерживалась своих принципов отношения к внешнему миру, строгой самоизоляции [7, с. 33-34]. В 1894 г. секта насчитывала 17 семей, которые проживали в поселке Темир-Булат Перекопского уезда и 12 семей находились в Евпаторийском уезде. Среди религиозных общин Российской империи подобных не существовало. В 1900 г. «Общество Петерса» переехало из Крыма в Сибирь, где основало 5 сел [12, с. 46].

В 1869 г. 19 представителей «Молодой общины» купили близ Симферополя землю у татар, основали поселок Аннафельд и назвали себя «крымскими братьями». Представители этой группы во главе со старшиной И. Вибе приняли решение о повторном перекрещивании путем погружения. Однако «крымские братья» после проведения в Российской империи реформ, которые лишили меннонитов многих льгот, покинули Крым и эмигрировали в 1871-1872 гг. в США [3, с. 360-361].

В конце XIX в. в Перекопском уезде в селах Берды-Булат, Темир-Булат, Япуджа и Кипчак проживали представители «адвентистов седьмого дня». Эта община адвентистов стала первой в Российской империи. Первыми проповедниками были представители Европейского униона адвентистов К.Л. Конради и поселянин колонии Розенгард Екатеринославского уезда И. Перк. На их молитвенные собрания приходили меннониты, лютеране и «русские» из окрестных деревень. Несмотря на то, что власти арестовали названных лидеров, идеи адвентистов продолжали распространяться среди окружающего населения. Миссионерскую деятельность главным образом осуществляли немцы - владельцы хуторов, которые проводили религиозные беседы среди наемных работников из числа православных [2, с. 205; 3, с. 363].

В Крыму действовала и община баптистов. Их вероучение было близко к исповеданию братских меннонитов. Но они отличались практикой закрытого хлебопреломления и более суровой внутрицерковной дисциплиной. По состоянию на

1897 г. немцы-баптисты проживали небольшими хуторами в Перекопском и Евпаторийском уездах (102 человека). Согласно официальным данным в Севастополе в 1898 г. баптистов насчитывалось 89 человек, в Евпаторийском уезде - 32 и в Перекопском - 139 человек соответственно [3, с. 365].

Исследуя конфессиональное развитие немцев Крыма, важно осуществить анализ динамки строительства культовых сооружений в регионе. Для большей наглядности выявленные данные размещены в таблице 1.

Указанные в таблице статистические материалы развития сети культовых сооружений в местах компактного проживания немцев полностью соответствуют сложившейся на то время ситуации с их расселением на полуострове. Динамика роста была связана прежде всего с этапами и географией расселения лютеран, меннонитов и католиков. Кроме того, к началу ХХ в. произошло экономическое укрепление немецких хозяйств, что оказывало влияние на строительство новых сооружений или перестройку старых.

Религиозная жизнь немцев Крыма знала примеры межконфессиональной толерантности. Например, во время заселения полуострова колонии Цюрихталь и Кроненталь формировали из последователей двух христианских церквей - католической и лютеранской. Интересно, что в течение XIX - начала ХХ в. эти две конфессии мирно сосуществовали в рамках одного поселка. Известно, что в первой половине XIX в. католики и лютеране колонии Цюрихталь поочередно совершали богослужения в лютеранском молитвенном доме [6, л. 17].

В итоге стоит отметить, что на территории Крыма духовная жизнь немцев формировалось вокруг определенных центров. Как правило, ими становились поселения, удобно расположенные по расстоянию от других колоний округа. Такими центрами в первой половине XIX в. стали Ней-зац и Цюрихталь, которые играли ведущую роль в жизни лютеран на протяжении всего времени их проживания на территории Крыма. Однако массовая колонизация немцами полуострова во второй половине XIX в., создание новых поселений, значительно удаленных от указанных центров, заставляло колонистов обращаться к властям с просьбой

Таблица 1

Динамика изменения численности немецких культовых сооружений на территории Крыма

в конце Х1Х - начале ХХ в. [13]

Название уезда Количество культовых сооружений по годам

1897 1900 1910

Перекопский 43 58 51

Евпаторийский 4 5 23

Симферопольский 7 7 17

Феодосийский 8 12 13

Всего 62 82 104

об образовании новых приходов. Именно это стало главной причиной открытия в начале ХХ в. Ней-манского, Джелалского, Бютенского и отдельных филиалов перечисленных приходов. Похожая ситуация наблюдалась и у меннонитов - духовные центры Карасан и Спат, и у католиков - Кронен-таль, Розенталь и Александровка. Фактически протестантские и католические конфессии Крыма накануне Первой мировой войны динамично развивались, играли важную роль в развитии национальной самоидентичности, способствовали сохранению собственной культуры, традиций, в целом определяли развитие немецкой этнической группы полуострова.

Кроме того, характерной особенностью религиозной жизни немцев Крыма являлось формирование церковных приходов вокруг духовных центров, расположенных в сельской местности. В частности, в состав Нейзацкого прихода входили церковные общины Симферополя, Ялты, Севастополя; общины Керчи и Феодосии были включены в состав Цюрихтальского прихода.

Отдельно следует отметить, что в первой половине XIX в. на полуострове были сформированы общины лютеран и католиков. Во второй половине XIX - начале ХХ в. в регионе происходили существенные конфессиональные изменения. Они были вызваны переселением в Крым меннонитов, а также распространением новых протестантских течений. На рубеже веков сложилась устойчивая динамика строительства отдельных помещений для молитвенных домов, которые становились духовными центрами и украшениями поселка.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Библиографический список

1. Высочайшая грамота Меннонистам. - О подтверждении обещанной им свободы в отправлении вероисповедания по церковным их установлениям и обычаям (6 сентября 1800 г. № 19546) // Полное собрание законов Российской империи. - СПб, 1878. - Т. 26. - С. 286-287.

2. Безносова О. В. Колонисты-немцы и их соседи: характер и результаты религиозных контактов (конец XVIII в. - 1917 г.) // Ключевые проблемы истории российских немцев: материалы X международной конференции Международной ассоциации исследователей истории и культуры российских немцев. - М.: ЗАО «МСНК-пресс», 2004. - С. 201-212.

3. Безносова О.В. «Крымские братья», «Хле-бопреломители», «Антиквитисты», баптисты и другие христианские исповедания в Крыму (1862-1917 гг.) // История немецкой колонизации в Крыму и на юге Украины в Х1Х-ХХ вв.: материалы Международной научной конференции, посвященной 200-летию переселения немцев в Крым. 6-10 июня 2004 г. / сост. Ю.Н. Лаптев. - Симферополь: АнтиквА, 2007. - С. 360-368.

4. Безносова О.В. Антигерманская кампания в Екатеринославской губернии в 1914-1917 гг. // Вопросы германской истории. - Днепропетровск,

2011. - С. 110-122.

5. Безносова О.В. Религиозная политика российской империи и новые протестантские группы среди немецкого населения Юга Украины (вторая половина Х1Х в.) // Вопросы германской истории. - 1998. - Т. 1. - С. 21-29.

6. Государственный архив Днепропетровской области. - Ф. 134. - Оп. 1. - Д. 717.

7. Живи и помни... История менонитских колоний Екатеринославщины / С.И. Бобылева, А.И. Безносов, О.В. Безносова и др. / под ред. проф. С.И. Бобылевой. - Днепропетровск, 2006. - 378 с.

8. Карманный календарь Таврической губернии на 1869 г. - Симферополь, 1868. - 170 с.

9. Князева Е.Е. Лютеранские церкви и приходы на Украине в ХУШ-ХХ вв.: исторический справочник. - СПб.: Литера, 2003. - 344 с.

10. Кравцова Л.П. Метрические книги из фондов Государственного архива в Автономной республике Крым как источник изучения этнической истории Таврической губернии // Этнография Крыма Х1Х-ХХ1 вв. и современные этнокультурные процессы: материалы и исследования / отв. ред. М.А. Араджиони, Л.А. Науменко. - Симферополь,

2012. - Вып. 3. - С. 187-192.

11. Курило О.В. Очерки по истории лютеран в России (ХУ1-ХХ вв.). - М.: ИЭА РАН, 1996. - 183 с.

12. Лаптев Ю.Н. Немецкие религиозные общины немцев (Х1Х - начало ХХ вв. // Немцы в Крыму. Очерки истории и культуры. - Симферополь: Таврия-Плюс, 2000. - С. 37-49.

13. Обзор о состоянии Таврической губернии за 1897 год. - Симферополь: Таврическая губернская типография, 1898. - 40 с.; Обзор о состоянии Таврической губернии за 1899 год. - Симферополь: Таврическая губернская типография, 1900. -38 с.; Обзор о состоянии Таврической губернии за 1910 год. - Симферополь: Таврическая губернская типография, 1911. - 34 с.

14. Белжова М. В. Менонггсьш колони Швдня Украши (1789-1917 рр.): дис. ... канд. ют. наук. -Запор1жжя, 2005. - 266 с.

15. Замуруицев О. Релтйне життя шмецькомов-ного населення на територп Тавршсько! губерни у другш половиш Х1Х - на початку ХХ столптя // Схвд: аналггачно-шформацшний журнал. - 2007. -№ 1. - С. 54-57.

16. Лях К.С. Шмецькомовш колонюти Швдня Украши в мультинацюнальному оточенш: проблема взаемоди культур (Х1Х-початок ХХ ст.): дис. ... канд. ют. наук. - Донецьк, 2005. - 268 с.

17. Оренштеин С. Конфесшна структура шмець-кого населення Швдня Украши наприюнщ Х1Х - початку ХХ ст. // Науковий часопис НПУ 1мет М.П. Дра-гоманова. Сер. 6. !сторичт науки. - 2008. - С. 400-405.