Научная статья на тему 'Речевая стратегия дискредитации в текстах русскоязычных Интернет-блогов'

Речевая стратегия дискредитации в текстах русскоязычных Интернет-блогов Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

CC BY
364
86
Поделиться
Область наук
Ключевые слова
ИНТЕРНЕТ-КОММУНИКАЦИЯ / РЕЧЕВОЙ АКТ / РЕЧЕВАЯ ДИСКРЕДИТАЦИЯ / РЕЧЕВАЯ АГРЕССИЯ / МАНИПУЛЯТИВНАЯ РЕЧЕВАЯ ТАКТИКА / СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ / БЛОГ

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Аношина Е.Ю.

Статья посвящена выявлению речевой стратегии дискредитации в текстах русскоязычных Интернетблогов. Подчеркивается, что распознавание речевой агрессии, речевых тактик, направленных на дискредитацию личности и государства, важнейшая задача лингвиста-эксперта. В статье рассматриваются такие словесные правонарушения, как оскорбление, унижение чести, достоинства и деловой репутации, призывы и обвинения в экстремизме или терроризме.

Похожие темы научных работ по языкознанию , автор научной работы — Аношина Е.Ю.,

Текст научной работы на тему «Речевая стратегия дискредитации в текстах русскоязычных Интернет-блогов»

МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «ИННОВАЦИОННАЯ НАУКА» №10-3/2016 ISSN 2410-6070

УДК 81.33

Е.Ю. Аношина

Ассистент кафедры «Теория и практика перевода» Тольяттинский государственный университет г. Тольятти, Российская Федерация

РЕЧЕВАЯ СТРАТЕГИЯ ДИСКРЕДИТАЦИИ В ТЕКСТАХ РУССКОЯЗЫЧНЫХ ИНТЕРНЕТ-БЛОГОВ

Аннотация

Статья посвящена выявлению речевой стратегии дискредитации в текстах русскоязычных Интернет-блогов. Подчеркивается, что распознавание речевой агрессии, речевых тактик, направленных на дискредитацию личности и государства, - важнейшая задача лингвиста-эксперта. В статье рассматриваются такие словесные правонарушения, как оскорбление, унижение чести, достоинства и деловой репутации, призывы и обвинения в экстремизме или терроризме.

Ключевые слова

Интернет-коммуникация, речевой акт, речевая дискредитация, речевая агрессия, манипулятивная речевая тактика, социальные сети, блог.

Изменения в общественной и культурной жизни людей всегда находят свое отражение в языке. В условиях современной коммуникации такие изменения приобретают стремительный характер. Современный человек уже не представляет свою жизнь без средств массовой информации и компьютерных технологий, которые, в свою очередь, становятся не только незаменимыми помощниками в поиске и распространении информации, но и «провокаторами» агрессивного речевого поведения, «манипуляторами» массового сознания.

Исследованию Интернет-коммуникации лингвистика сегодня отводит особое место: именно сетевой дискурс ярче всего отображает изменения, происходящие в языке. Актуальными становятся исследования в области таких жанров как социальные сети, чаты, форумы, блоги и сетевые комментарии. Свобода слова и выражения здесь приводят к тому, что авторы, чьи тексты публикуются на просторах сети Интернет, смело преподносят читателям свою точку зрения, открыто высказываются по поводу политических, экономических и социальных событий, создавая положительную или негативную установку на восприятие некоторых фактов общественной жизни. При этом Интернет-собеседники, вовлекаемые в обсуждение проблем, не догадываются, что авторы блогов часто используют определенные стратегии, манипулятивные техники.

Целевая установка автора сетевого дневника требует особой организации речевого поведения для привлечения на свою сторону как можно большего количества читателей. При этом необходимость убедить, показать «новую» точку зрения, расположить к себе аудиторию является для автора первостепенной и довольно трудной задачей. Нередко авторы блогов для того, чтобы «подогреть» интерес аудитории, вызвать эмоциональную реакцию адресата, используют речевую агрессию, которая, порой, направлена на дискредитацию личности.

Дискредитацию в лингвистике необходимо рассматривать как одну из составляющих речевой агрессии - сферы «речевого поведения, которая мотивированна агрессивным состоянием говорящего» [1, с. 12]. В основе такого агрессивного состояния могут лежать как биологические или психологические факторы, так и социальные. Так, Т.А. Воронцова выделяет два основных подхода к изучению речевой агрессии. Первый из них - лингвопсихологический. В общем смысле психологическая наука трактует агрессию как проявление отрицательных эмоций по отношению к кому-либо или чему-либо. Но с точки зрения коммуникативной лингвистики важно не только эмоционально-экспрессивное оформление речевого высказывания, но и прагматическая установка. Последнее является объектом изучения специальной лингвистической дисциплины - лингвопрагматики, которая изучает способность носителей языка выражать с помощью отдельных слов свои собственные намерения и понимать намерения собеседника.

МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «ИННОВАЦИОННАЯ НАУКА» №10-3/2016 ISSN 2410-6070

Второй подход - лингвоэтический, здесь «основным показателем речевой агрессии выступают стилистически маркированные языковые и речевые средства (экспрессивно-окрашенная лексика, грубо-просторечные слова и словосочетания и т.д.), которые оцениваются с точки зрения этичности или неэтичности их употребления в том или ином дискурсе» [2, с. 10]. Однако не стоит забывать о том, что говорить об агрессивности отдельного речевого акта нельзя без опоры на прагматическую установку адресанта и коммуникативную ситуацию в целом.

Вполне естественно, что каждый человек имеет свою собственную точку зрения относительно любого события. В ситуации повседневного общения мы выражаем свое мнение в спорах, дискуссиях. В Интернет-коммуникации, вне зависимости от уровня образования, социального статуса и интересов, люди выражают свое мнение в специальных сетевых дневниках, именуемых блогами. Здесь перед авторами стоит более глобальная задача: не только поделиться своим мнением, но и найти единомышленников, сторонников. Это могут быть как авторы других блогов, так и просто читатели, оставляющие комментарии к записям.

Для того чтобы обрести как можно большее количество сторонников, авторы в своей речи используют различные средства и приемы. Исследования отечественных и зарубежных лингвистов позволили выявить определенные речевые стратегии и тактики речевого манипулирования и дискредитации. В целом, под манипулятивной речевой тактикой понимают «речевое действие, которое соответствует определенному этапу в реализации той или иной стратегии и направлено на скрытое внедрение в сознание адресата целей и установок, побуждающих его совершить поступок, выгодный манипулятору» [3, с. 49].

Манипулятивные стратегии бывают трех видов: стратегия нейтральности, стратегия на повышение (создание положительного образа ситуации или лица) и стратегия на понижение (создание отрицательного образа ситуации или лица). Каждая из стратегий предполагает использование определенных тактик, которые находят свое проявление в использовании специальных речевых конструкций, выражающих определенные установки. При этом стратегия дискредитации, анализируемая в рамках данного исследования, всегда будет направлена на унижение, оскорбление, очернение кого-либо.

Под стратегией дискредитации может пониматься любой речевой акт, от нецензурной брани до выражения «вы плохой человек» в присутствии третьего лица. При этом юридическая сторона вопроса затрагивается только при наличии явного оскорбления. Дискредитация же в более общем понимании предполагает состояние обиженности инвектума, которое можно проиллюстрировать примером из теории речевых актов: «N обижен, оскорблен, чувствует себя объектом насмешки, причем несправедливо» [4, с. 86].

В рамках лингвистической экспертизы дискредитация подводится к понятию «оскорбление». Как правонарушение это понятие трактуется в Гражданском кодексе Российской Федерации и предполагает установление административной ответственности. Однако разные языковые средства, применяемые в стратегии дискредитации, могут по-разному определяться с точки зрения языка и, как следствие, с точки зрения юриспруденции. Сегодня лингвисты наиболее активно исследуют политический дискурс и СМИ, при этом Интернет-коммуникация, со своим особым языком, зачастую остается в стороне.

На примере материалов авторов блогов сайта «Эхо Москвы» в рамках данной статьи исследуются механизмы проявления стратегии дискредитации в текстах русскоязычных Интернет-блогов. Следует отметить, что использование в текстах оценочности обусловлено воздействующей информационной функцией. В отличие от художественного текста, где оценочность лирических отступлений придает высказыванию поэтическую экспрессию, - «повышенная оценочность публицистических текстов часто приводит к развертыванию речевого конфликта» [5, с. 164].

В качестве материала исследования может послужить, например, текст известного блогера и публициста Антона Носика «Как Россия победила мировой терроризм». В ходе анализа текста было установлено, что использованный автором заголовочный комплекс несет в себе не положительную оценку (что заложено в прямом значении слов, вынесенных в заголовок), а ироничную насмешку (структура заголовка напоминает нам название сатирической сказки Салтыкова-Щедрина «Как мужик двух генералов прокормил»). А. Носик сам подтверждает ироническую интенцию риторическим вопросом: «Так, спрашивается, мы их победили, или, наоборот, провафлили многотысячную армию, которая свободно перемещается взад-вперед через наши государственные границы?». По сути это не вокатив, а

МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «ИННОВАЦИОННАЯ НАУКА» №10-3/2016 ISSN 2410-6070

законспирированный под вопрос декларатив. Сама же дискредитация в предложении проявляется через употребление глагола «провафлить». В современных словарях русского языка это слово имеет помету «инвективное, табуированное», и в самом нейтральном употреблении может обозначать «пропустить мимо ушей, прохлопать, прозевать».

Дискредитирующие положения можно найти в статье и по отношению к главе правительства РФ Д.А. Медведеву: «Конечно, умиляет количество фактических ошибок на квадратный сантиметр - там практически по каждому утверждению можно проводить фактчек». Фактчек (от англ. factcheck) -проверка достоверности информации. Наличие фактических ошибок в речи может говорить о неосведомленности говорящего, таким образом создается негативный образ премьер-министра РФ, который предстает перед читателем некомпетентным политиком. Более того, немотивированное использование иноязычной лексики, затрудняющей понимание текста среднестатистическим читателем, определяется лингвистами как один из признаков речевой агрессии.

В записи блогера действия правительства РФ, направленные на борьбу с терроризмом, представляются как намеренное уничтожение определенной социальной группы: «А если мы разгромим все те сирийские группировки, к которым примкнули наши никем не считанные соотечественники, то повысится или понизится шанс, что эти ребята снова потянутся на Родину?» И вновь мы видим риторический вопрос и косвенный речевой акт при отсутствии примеров, фактов, доказательств.

Критика содержится и в следующем предложении: «Но тут же выясняется, что, даже свалив за тысячи километров от России, эти шахиды начинают представлять для нас такую острую и безотлагательную угрозу, что с нею нет никакого способа справиться, кроме как отправить по их пятам авиацию и космические силы». Негативный образ ситуации формируется при помощи использования разговорной формы «свалить», которая зафиксирована в словаре русского арго со значением «уходить, уезжать, покидать». Такие авторские характеристики события, как «безотлагательная угроза», «отправить по их пятам космические силы», «нет никакого способа справиться» - явно притворное изображение отрицательного (по мнению блогера) явления в положительном виде, то есть ирония: скрытый смысл противоречит явному. Именно этот сатирический прием воспринимается как «оскорбление, переодетое комплиментом».

Если в предыдущих фрагментах речь по большей части идет о формировании негативного образа действий и отдельных лиц, то в следующем фрагменте можно говорить уже о наличии более серьезного умысла: «...как успешно Россия на собственной территории решила все проблемы с «неправильным» Исламом (так, что теперь мы его успешно экспортируем во все концы земного шара, от Алеппо до Бостона, и даже сами не можем посчитать, сколько тысяч российских моджахедов куда поехало)». На первый взгляд, автор не использует бранных слов или слов с разговорным оттенком. Однако, согласно толкованиям, «моджахед» - это вооруженный террорист, боевик. «Российский моджахед» - террорист из России. Само по себе слово «террорист» уже имеет резко отрицательную семантику, и в сознании читателя формирует образ своеобразного врага. Анализируя написанное можно установить, что речь во фрагменте идет о причастности Российской Федерации к распространению терроризма.

В целом, анализ текстов показывает, что основной стратегией является стратегия на понижение статуса, поскольку сущность дискредитации заключается в подрыве доверия по отношению к кому-либо или чему-либо, умалении авторитета. Частотными становятся приемы обвинения, использование бездоказательных суждений, усиление отрицательного фона, селекция информации, при которой происходит выборка отрицательных событий, искажение информации, а также навешивание ярлыков и создание негативных аллюзий. С точки зрения языкового компонента, стратегия дискредитации предполагает использование инвективной лексики, слов и словосочетаний с изначальной отрицательной семантикой, слов сниженного регистра, иностранных слов без пояснения компонента значения.

Переход грани дискредитации может перерасти в правонарушение - это могут быть как относительно слабые формы, например, оскорбление или клевета, так и более сильные, такие как призыв к экстремизму и терроризму. При этом в тексте Федерального закона от 25 июля 2002 г. № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» под экстремизмом понимается «деятельность общественных или

МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «ИННОВАЦИОННАЯ НАУКА» №10-3/2016 ISSN 2410-6070

религиозных объединений, либо иных организаций, либо средств массовой информации, либо физических лиц по планированию, организации, подготовке к совершению действий...» [6], направленных не только на разжигание межнациональной розни, но и на подрыв безопасности Российской Федерации, заключающийся в незаконном присвоении властных полномочий или насильственном изменении конституционного строя РФ.

Здесь на первый план выходит совместная работа лингвистов и юристов, где лингвисты могут выявить и разграничить лексические признаки правонарушения, а юристы квалифицировать деяние. При этом глубокие познания лингвистов в области речевых стратегий манипуляции и дискредитации помогут в освещении наиболее сложного вопроса - наличии умысла оскорбить или унизить.

Может показаться, что освещение событий в резко отрицательном свете на бездоказательной базе не привлечет среднестатистического читателя. Однако анализ сетевых комментариев показывает, что срабатывает особый психологический прием, при котором происходит «заражение» отрицательными эмоциями. Усиление этого приема при помощи специальных языковых тактик и средств приводит к тому, что многие читатели авторских блогов выражают свое однозначное согласие с изложенной информацией и пишут одобрительные комментарии. Выявление стратегий и тактик дискредитации в текстах Интернет-блогов и широкое освещение истинных коммуникативных намерений авторов статей, манипулирующих массовым сознанием, - важная и интересная работа филологов-профессионалов. Список использованной литературы:

1. Щербинина Ю.В. Речевая агрессия. Территория вражды / Ю.В. Щербинина. - М.: Форум, 2012. - 400 с.

2. Воронцова Т.А. Речевая агрессия: коммуникативно-дискурсивный подход: автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора филологических наук. Челябинск, 2006. - 43 с.

3. Копнина Г.А. Речевое манипулирование: учеб.пособие / Г.А. Копнина. - 5-е изд., стер. - М.: ФЛИНТА: Наука, 2014. - 176 с.

4. Бринев К.И. Теоретическая лингвистика и судебная лингвистическая экспертиза: монография / К.И. Бринев; под редакцией Н.Д. Голева. - Барнаул: АлтГПА, 2009. - 252 с.

5. Чернышова Т.В. Типологические признаки медиатекстов с псевдосоциальнойоценочностью // Филология и человек. 2013. № 3. - С. 161-174.

6. Федеральный закон от 25 июля 2002 г. Ш14-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» [Электронный ресурс] // URL: Российская газета: http://www.rg.ru/2002/07/30/extremizm-dok.html

© Аношина Е Ю., 2016

УДК 81' 373

Е.В. Воронова,

кандидат культурологии, доцент Вятского государственного университета,

г. Киров, РФ

МЕТАФОРИЧЕСКОЕ И СИМВОЛИЧЕСКОЕ НАПОЛНЕНИЕ ЛЕКСЕМ ЛЕКСИКО-СЕМАНТИЧЕСКОЙ ГРУППЫ «ФЛОРА И ФАУНА КРЫМА» В ИДИОЛЕКТЕ И.Н. КНОРРИНГ

Аннотация

Статья направлена на изучение лексико-семантической группы «флора и фауна Крыма» в аспектах состава, структуры, функциональных потенций в дневниковом дискурсе эмигрировавшей из российского полуострова в 1920 г. И.Н. Кнорринг. В рамках семантико-когнитивного анализа выявлены лексические репрезентанты животного и растительного мира Крыма периода Гражданской войны и начала русского