Научная статья на тему 'Реализация политики гендерного равенства в странах Северной Европы'

Реализация политики гендерного равенства в странах Северной Европы Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
6005
1049
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ГОСУДАРСТВА ВСЕОБЩЕГО БЛАГОСОСТОЯНИЯ / ГЕНДЕР / ГЕНДЕРНОЕ РАВЕНСТВО / WELFARE STATE / GENDER / GENDER EQUALITY

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Штылева Мария Владимировна

Статья посвящена рассмотрению реализации политики гендерного равенства в странах Северной Европы, признанных мировыми лидерами в этой области. Гендерное равенство в северных странах тесно связано с моделью государства всеобщего благосостояния (welfare state). В связи с этим выделены характерные черты государства всеобщего благосостояния и их связь с гендерной политикой равноправия.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Realization of the policy of gender equality in countries of Northern Europe

This article is considering realization of a policy of gender equality in countries of Northern Europe because they are leaders of the world in this area. Gender equality in northern countries is closely connected with the project of realization the welfare state model. We allocate characteristic features of the welfare state and their connection with a gender policy of equality

Текст научной работы на тему «Реализация политики гендерного равенства в странах Северной Европы»

ББК 60.542.2

М. В. Штылева

РЕАЛИЗАЦИЯ ПОЛИТИКИ ГЕНДЕРНОГО РАВЕНСТВА В СТРАНАХ СЕВЕРНОЙ ЕВРОПЫ

Гендерное равноправие связано с основополагающими понятиями качества социальной справедливости, прав человека и природы демократии. Поэтому гендерный баланс в Европейском Союзе рассматривается как непременное условие современной демократии. Успешной моделью в достижении гендерного равенства являются страны Северной Европы, несмотря на то что в последние годы эта модель активно критикуется. Изучение опыта стран Северной Европы в достижении гендерного равенства чрезвычайно важно, потому что Российская Федерация является социальным государством, которое имеет общие границы с этими странами и вместе с ними образует Баренцев Евро-Арктический регион. Российские территории (Республика Карелия и Мурманская область), входящие в Баренцево сотрудничество, в большей степени подвержены влиянию идей о равенстве мужчин и женщин, о правах человека.

Успешная политика гендерного равенства северных стран является результатом значительных перемен в жизни общества данного региона, сопровождавшихся формированием общественного сознания и государственной политики в отношении равноправия полов. Принцип равенства реализуется посредством создания национальных механизмов: законодательства по гендерному равенству, специальных государственных институтов и назначения должностных лиц, занимающихся обеспечением гендерного равенства. Наша статья сосредоточена на выделении и рассмотрении основных составляющих достижения гендерного равенства в странах Северной Европы.

В деятельности пяти государств региона (Дании, Норвегии, Финляндии, Исландии, Швеции) по обеспечению политики гендерного равенства можно отметить как общие, так и отличительные черты. Лидерами реализации политики гендерного равенства в странах Северной Европы являются Швеция, Норвегия, Финляндия. Э. Кимберли говорит о совокупности факторов реализации данной политики в рассматриваемых странах, но наиболее успешной в этом стала Швеция, которая задала тон другим странам региона [22]. Мы выделили шесть факторов, повлиявших на развитие политики гендерного равенства в Северной Европе.

1. Социал-демократическая ориентация государственной политики и создание государства всеобщего благосостояния.

2. Доступ женщин к трудовой деятельности и профессиональному развитию.

3. Представительство женщин в органах власти стран Северной Европы.

4. Создание антидискриминационной законодательной базы.

5. Создание национальных механизмов по обеспечению гендерного равенства.

6. Развитие женского движения в рассматриваемом регионе.

Рассмотрим подробнее эти факторы.

1. Социал-демократическая ориентация государственной политики и создание государства всеобщего благосостояния. Гендерное равенство в странах Северной Европы связано с моделью государства всеобщего благосостояния (welfare state). Северные страны в соответствии с классификацией режимов государств благосостояния Эспинг-Андерсена относятся к социально-демократическому (скандинавскому) [23, p. 162— 163]. Это государственное устройство характеризуется социальным равенством за счет

© Штылева М. В., 2012

обеспечения граждан социальными правами, гарантом которых выступает государство. Обеспечение граждан социальными правами позволяет преодолеть гендерное неравенство. Скандинавская модель благосостояния зародилась в Швеции; характеризуется она тем, что принцип равных возможностей институализирован, система социальной поддержки развита, хорошо финансируется и охватывает широкие слои населения, гарантируется обеспечение занятости населения [25, p. 231].

Строительство шведского государства благосостояния началось в 30—40-е гг. ХХ в. В 1928 г. лидер социал-демократической партии Пер Албин Ханссон предложил концепцию «Народный дом» («Folkhem»), которая воплощала идеалы социал-демократии, включая социальное равенство, полную занятость, упразднение классовых различий, развитие социального обеспечения. Все шведы, независимо от их социального или экономического статуса, должны были чувствовать себя членами семьи [ibid.]. В 1932 г. шведская социал-демократическая партия, придя к власти, стала движущей силой социальных реформ. На 30-е гг. приходится демографический кризис в Швеции. Падение рождаемости оказалось в центре внимания правительства социал-демократов. К его работе были привлечены исследователи, в частности социологи — супружеская пара Альва и Гуннар Мюрдали. В ноябре 1934 г. они публикуют книгу «Кризис в вопросе народонаселения», в которой показывают проблему падения рождаемости, требующую перемен в социальной политике и междисциплинарного подхода в ее решении [7, с. 116]. Падение рождаемости ученые связывали с низким уровнем жизни шведских семей, которые не могут себе позволить рождение ребенка из-за бедности. Программа Мюрдалей была ориентирована на реформы в сфере половых отношений, которые требовали полового просвещения взрослых и детей, широкого распространения информации о противозачаточных методах, доступности контрацептивов, а также социально-экономических изменений, которые должны были освободить семью от расходов на детей посредством создания общественных услуг. Они показали, что предоставление общественных услуг по уходу за ребенком обойдется значительно дешевле, чем выплата пособий, компенсаций на ребенка.

Феминистская составляющая программы Мюрдалей была выражена в идее эмансипации женщин. Женщины и мужчины должны делить работу и заботы о доме равным образом. Программа отстаивала право женщин трудиться в различных сферах занятости и сохранять за собой место работы после рождения ребенка. Суть социальных реформ должна состоять в том, чтобы женщины могли сочетать трудовую занятость и семью без отрицательных последствий [7, с. 128—130]. Книга породила мощную общественную дискуссию, и ее идеи нашли широкую поддержку в обществе. Данная работа заложила основы шведской социальной политики. В 1935 г. были созданы комиссия по народонаселению в Риксдаге, в которую вошел Гуннар Мюрдаль, и Комитет по делам работающих женщин, его секретарем была назначена Альва Мюрдаль. Находясь на этой должности, Альва смогла влиять на формирование политики народонаселения. Идеи супругов Мюрдаль были воплощены социал-демократической рабочей партией Швеции. В

1938 г. парламент принял закон, который разрешал аборты с некоторыми оговорками. В

1939 г. был принят закон по поддержке работающих матерей: запрещалось увольнять беременных женщин и женщины получали право на отпуск по беременности и родам [8]. Таким образом, идеи ученых оказали существенное влияние на развитие шведской социальной политики.

Угроза войны в 40-х гг. заставила сократить финансирование социальных программ и увеличить военные расходы. В 50-х гг. влияние идей Мюрдалей снижается и происходит откат к традиционным ролям в семье. Однако появление новых институтов и профессий, в которые были вовлечены женщины, стало защитой от навязывания традиционных моделей поведения. 1960-е гг. знаменуются перестройкой общества под натиском второй волны феминизма, возобновляются общественные дебаты о независимости женщины и равенстве полов. Рабочая группа по равенству в 1969 г. подготовила документ «К равенству: доклад Альвы Мюрдаль Шведской социал-

демократической партии», в котором отражена главная идея — экономической независимости партнеров по браку [7, с. 259]. В 1970-е гг. шведское правительство было озабочено занятостью женщин.

Концепция справедливого общества «народного дома» и идеи Мюрдалей активно распространялись и в других северных странах, провоцируя общественные дебаты и создание комитетов, комиссий по народонаселению и положению женщин. Работа Мюрдалей дала научное обоснование государству благосостояния и его жизнеспособности. Использование скандинавской модели государства всеобщего благосостояния другими странами региона относится к послевоенному периоду.

2. Доступ женщин к трудовой деятельности и профессиональному развитию. Этот фактор служит основополагающим условием для преодоления барьеров на пути к гендерному равенству.

Можно выделить общие черты для скандинавских стран и Финляндии в процессе вхождения женщин на рынок труда.

В первую очередь, общей для всех была социально-экономическая ситуация послевоенного времени. Известно, что в период Второй мировой войны мужчины были заняты на воинской службе, поэтому женщинам приходилось выполнять работу, которую ранее выполняли мужчины. Несмотря на то что Швеция сохраняла нейтралитет, она вооружалась, модернизировала свою армию и проводила мобилизацию мужского населения на случай фашистского вторжения [6, с. 218—219]. Когда война закончилась, женщины покинули рабочие места и вернулись к традиционным домашним обязанностям, но вскоре возникла потребность в дополнительной рабочей силе из-за стремительного экономического развития. Финские женщины пришли на производство вместо мужчин, ушедших на войну, как и в других странах. Но в отличие от шведских женщин финки остались на своих рабочих местах и после войны, что было связано с военными репарациями, которые страна должна была выплатить Советскому Союзу. Сложившаяся ситуация способствовала индустриализации страны и ее экономическому росту. Женский труд был необходим. Как мы видим, в послевоенный период женщины стран Северной Европы были вовлечены в трудовую деятельность и стали активным субъектом на рынке труда наравне с мужчинами. Открытие месторождений нефти в море в Норвегии и Швеции способствовало экономическому развитию и стимулировало рост занятости женщин в 1960—1970-х гг.

Общей тенденцией для всех северных стран в 40-е гг. после войны было увеличение числа браков и рост рождаемости. Замужние женщины с детьми стали занимать рабочие места, и появилась потребность в государственных услугах: уходе за детьми и больными членами семьи. Сложившаяся ситуация способствовала появлению детских садов. Проведение в 70-е гг. реформ, направленных на поддержку семьи и развитие государственных социальных услуг, освободило женщин от неоплачиваемой работы по дому, т. к. функции заботы и ухода за детьми взяло на себя государство.

Развитие системы ухода за детьми в муниципальных или частных детских садах предоставляет матерям и отцам возможность на равных правах получать образование и участвовать в трудовой жизни. Размер платы за детский сад зависит от доходов семьи. Для семей с низкими доходами посещение детьми детского сада является бесплатным [12, с. 9]. В Норвегии в 1998 г. были введены выплаты родителям, которые не пользуются услугами государственных детских садов. В Исландии детские сады и центры дневного пребывания для детей в 1999 г. посещали 91 % детей в возрасте от 3 до 6 лет, 43 % детей родители оставляли там на целый день [30, р. 302]. В Дании большинство детей в возрасте до 6 лет (55 %) посещает дошкольные учреждения за счет организации, в которой работает мать (или отец) ребенка [18]. Такая поддержка матерей создает женщинам условия для карьерного роста.

Повсеместно во всех северных странах работающие женщины получили право на оплачиваемый отпуск при рождении ребенка до 52 недель с компенсацией зарплаты от 80

до 100 % [28]. Впервые отпуск для отцов по уходу за новорожденным ребенком был введен в 1978 г. в Финляндии. В Норвегии в 1993 г. была установлена «квота для пап» — отпуск на четыре недели по уходу за ребенком; в Исландии двухнедельный отпуск для пап был введен в 1998 г. Реформа оказалась успешной — в Норвегии в 1996 г. этим правом воспользовалось почти 80 % мужчин [28]. На сегодняшний день 69 % мужчин-отцов в Швеции используют отпуск по уходу за новорожденным ребенком, в то время как в странах ЕС этим правом в среднем пользуются лишь 33 % отцов [4].

Экономическим преимуществом для замужних работающих женщин в 1971 г. в Швеции стало введение индивидуального подоходного налога, который ранее приходилось уплачивать семейной паре совместно. С принятием закона о раздельном налогообложении супругов в шведском обществе утвердилось мнение о семье, где оба индивида должны быть экономически независимы.

Самые высокие показатели занятости женщин — на рынке труда в Исландии и Дании. В Дании это 72,1 % от общей численности женского населения, а в Исландии — 79 %, тогда как доля мужчин, занятых на рынке труда, составляет около 88 % [18; 30, р. 299]. В данный период большинство служащих государственного сектора экономики этих двух стран — женщины, а частного — мужчины. В Исландии основная экономическая отрасль — рыболовство, но главами крупнейших компаний рыболовной отрасли являются мужчины: ни одна из них не имеет в лице директора и председателя правления женщин [17, с. 160]. Это означает, что женщины отстранены от добычи важнейшего ресурса, его распределения и контроля над ним. Соотношение более равномерно среди высококвалифицированных рабочих и специалистов, однако среди менеджеров и правительственных чиновников в Исландии женщины по-прежнему образуют немногочисленную группу.

Страны применяют специальные механизмы для выравнивания оплаты труда мужчин и женщин. В Дании еще в 1976 г. был принят Закон о равной оплате труда мужчин и женщин, а в середине 90-х гг. в него были внесены дополнительные статьи, направленные на достижение равенства оплаты труда и в частном секторе. Последняя редакция закона, в которой окончательно был сформулирован принцип равной оплаты мужского и женского труда, имеющего равнозначную ценность, относится к 1992 г. В результате показатель соотношения заработной платы мужчин и женщин остается стабильно высоким.

В Швеции был применен другой механизм: в 1974 г. правительственная система поддержки регионального развития ввела специальное правило квоты пола. Это означало, что 40 % рабочих мест, создаваемых этой системой, должно быть зарезервировано для каждого пола. Введение квоты, безусловно, увеличило численность занятых женщин, но придерживаться ее на практике трудно.

Результатом большей занятости на работе женщин является сокращение разницы в оплате труда женщин и мужчин. Для преодоления разницы в зарплате между мужчинами и женщинами в Швеции с 1994 г. ежегодно работодатель, имеющий десять и более работников, должен предоставлять сведения о разнице в зарплате своих сотрудников с целью выявления неоправданных различий в оплате труда. В Финляндии работник имеет право на компенсацию, если он в труде подвергался дискриминации по признаку пола. Компенсация должна выплачиваться независимо от того, вызвала дискриминация экономический ущерб или нет, т. к. она носит характер возмещения морального ущерба.

Несмотря на определенные сложности в достижении гендерного равенства на рынке труда, основное условие равенства женщин и мужчин соблюдено: возможность самостоятельно работать и зарабатывать деньги, а следовательно, быть экономически независимыми. Северные страны — государства всеобщего благоденствия — засвидетельствовали массовый вход женщин на рынок труда, но гендерная сегрегация в сфере занятости была усилена. Примером этого является то, что

женщины преимущественно представлены в общественном секторе, связанном с социальным обслуживанием, а мужчины — в сфере частного предпринимательства [20].

Доступ к трудовой оплачиваемой деятельности стал положительным результатом для женщин в рассматриваемых странах. Оплачиваемая работа — это основной путь, на котором женщины стремились увеличить свою независимость от мужей и отцов в семьях, таким образом подрывая семейную форму кормильца и домохозяйки, и добиться полного статуса как независимые граждане [27]. Кроме того, возможность формировать независимое домохозяйство и обладать им освобождает женщину от необходимости вступать в брак, чтобы получить доступ к доходу мужа-кормильца для обеспечения благосостояния своих детей. Сегодня рассматриваемые страны представляют гендерную модель, основанную на модели двойного кормильца, когда мужчина и женщина оба заняты на рынке труда и в равной степени обеспечивают семейные нужды.

Социальная политика северных стран — государств всеобщего благосостояния была направлена на развитие социальных услуг по уходу за детьми и стала важной составляющей гражданства [26]. Благодаря социальной поддержке, дающей женщинам экономическую независимость и возможность профессионального и личностного развития, скандинавские государства можно расценивать как «государства, благоприятно относящиеся к женщинам» («a women-friendly state») [24].

Шведский историк Ивонн Хирдман отмечает, что проведенные реформы были важным шагом, но важнее всего оказалась взаимосвязь между наемным трудом и гражданской активностью. Участие женщин в политике возросло вместе с их доступом к наемному труду [1, с. 80]. С этим связан третий фактор политики гендерного равенства.

3. Представительство женщин в органах власти стран Северной Европы.

Целью политики гендерного равноправия является равное распределение власти и влияния между мужчинами и женщинами. Оба пола должны быть представлены во всех сферах общества и на всех уровнях, где принимаются решения, чтобы иметь возможность обеспечить социальное развитие на равных условиях.

Исследователи отмечают, что эффективным механизмом решения проблемы представительства женщин во властных структурах в западноевропейских странах являются гендерные квоты [14, с. 186; 21]. Задача системы квот состоит в том, чтобы женщины как недопредставленная часть общества занимали от 30 до 40 % в представительном государственном органе, например в национальном парламенте. В таблице показано процентное соотношение женщин и мужчин в парламентах стран Северной Европы [29].

Представительство женщин в национальных парламентах, %

Страна

1995

Год 2000

2004

Дания

Исландия

Норвегия

Финляндия

Швеция

33,0 25,4

39.4

33.5 40,4

37,4 34,9

36.4

36.5 42,7

38,0

30.2

36.4

37.5

45.3

Как мы видим из статистических данных, в Исландии и в Норвегии произошло небольшое понижение численности женщин в местных парламентах, в Дании и Финляндии наблюдается постепенное увеличение, Швеция заметно лидирует в этом процессе. Прогресс Швеции в разделении и распределении власти между женщинами и мужчинами обусловлен несколькими условиями: с одной стороны, инициаторами гендерного квотирования в политических процедурах выступили социал-демократы Швеции в конце 1960-х гг. ; с другой стороны, важную роль в принятии и осуществлении соответствующих партийных решений сыграли нажим и контроль со стороны самих женщин. Развитие второй волны феминизма в 1970—1980-е

гг. подняло вопрос о необходимости полноправного участия женщин в партийных руководящих органах и во властных структурах.

Швеция и Норвегия относятся к странам, где социал-демократами принята рекомендательная установка о том, что представительство каждого пола в государственных органах власти должно составлять 40 %. Выборы в парламент в 1998 г. продемонстрировали, что идея гендерного равенства поддерживается шведским обществом.

По мнению норвежцев, благосостояние их страны во многом зависит от того, насколько полноценно женщины вовлечены в управление страной. Основные норвежские партии используют систему гендерных квот на выборах и при назначении на посты в руководстве партиями. Примечательно, что в 1986 г. премьер-министр Гру Харлем Брунтланд утвердила состав правительства, в который вошло рекордное количество женщин: 44,4 %. С 1989 по 1992 г. женщины занимали 36 % мест в парламенте, 39 % — в различных государственных советах и 28 % — в муниципальных советах [3, с. 156].

В правительстве Финляндии в 1991 г. женщины заняли 41 % министерских постов. Они получили посты министров обороны, культуры, окружающей среды, социальных проблем и здравоохранения, юстиции, образования и жилищных вопросов, а в феврале 2000 г. президентом Финляндии была избрана Тарья Халонен, представительница социал-демократической партии.

По мнению исследователей, введение квот привлекает мужчин в сферы, в которых ранее доминировали женщины: семья, дети, здравоохранение, образование. Таким образом, система квот влияет на ломку стереотипов о традиционных ролях мужчин и женщин в обществе [13, с. 311].

4. Создание широкой антидискриминационной законодательной базы, касающейся равенства мужчин и женщин. В пяти странах в период с середины 70-х до первой половины 90-х гг. были приняты законы о равноправии и внесены в них поправки (Исландия и Дания — 1976 г.; Норвегия — 1978 г.; Швеция — 1980 г.; Финляндия — 1987 г.).

Принятые законы о равноправии провозглашают равенство мужчин и женщин во всех сферах жизнедеятельности. Пристальное внимание уделяется гендерному равенству в сфере занятости. По закону следует обеспечить там, где это представляется возможным, приблизительно равное количество женщин и мужчин, назначенных на должности в комиссиях, комитетах и советах, действующих под руководством правительства, в местных органах власти и различных организациях [11, с. 115]. В законах о равенстве мужчин и женщин предусматривается запрет на все виды дискриминации, как прямой, так и косвенной, по признаку пола*. Специальные временные меры по улучшению положения женщин или мужчин, принимаемые в целях обеспечения равенства и равного положения женщин и мужчин, не рассматриваются как нарушение закона. В поправке 1992 г. финского закона о равноправии были уточнены запреты косвенной дискриминации, а также запрет дискриминации на основании беременности и родов. В поправку 1995 г. были введены положения о квотах и об обязательстве планирования мер по достижению равноправия на рабочих местах и в учебных заведениях.

Закон норвежского парламента 1978 г., по мнению Н. М. Степановой, не был гендерно нейтральным, потому что он был «призван содействовать равноправию полов и особенно улучшению положения женщин» [14, 5]. В Норвегии акцент в реализации гендерного равенства сделан на особом женском опыте и специфических женских ценностях и знании, тогда как шведская модель заключается в реализации равных возможностей и прав мужчин и женщин во всех сферах жизнедеятельности [3, с. 142— 143]. Закон допускает для ликвидации неравенства между полами принятие особых мер, которые давали бы преимущества женщинам перед численно превосходящими их на

* Прямая дискриминация определяется как действия, ставящие женщин и мужчин в неравное положение на основании гендерного признака. Дискриминацией считаются также действия, ставящие женщин в неравное положение по причине беременности или родов.

руководящих позициях мужчинами, таким образом признавая законность позитивной

дискриминации [14, с. 87] Формирование политики равенства полов определяется постановкой вопроса о гендерных различиях. На взгляд Яннеке Ван де Рос, норвежский закон опирается на два базовых идеологических положения: «во-первых, женщины и мужчины отличаются друг от друга, что в целом положительно для общества до тех пор, пока подобные различия не приводят к гендерному неравенству. Во-вторых, политика равенства должна в одинаковой степени учитывать интересы как женщин, так и мужчин» [2, с. 204].

Дания имеет обширную юридическую базу реализации гендерной политики, которая состоит из комплекса законодательных актов. В 1976 г. был принят первый законодательный акт о равной заработной плате для женщин и мужчин, направленный на ликвидацию любых форм половой дискриминации. В 1978 г. было принято еще два закона: акт о равных возможностях для мужчин и женщин, который провозглашал принцип гендерного равенства во всех сферах жизнедеятельности общества; акт о равном подходе к мужчинам и женщинам при их приеме на работу и об отпуске по беременности, который гарантировал и регулировал равноправное положение полов на рынке труда [17, с. 67].

В 1985 г. был принят закон о равенстве мужчин и женщин при назначении их членами общественных комитетов, а в 1990 г. — закон о равных возможностях мужчин и женщин при получении исполнительных должностей в органах общественного правления. Основная цель обоих документов заключалась в достижении сбалансированного количества мужчин и женщин в органах власти [там же]. Таким образом, гендерное равенство является одновременно общим принципом и целью политики Дании.

Контроль за исполнением закона во всех странах возложен на специальные институты, которые мы рассмотрим в качестве пятого фактора.

5. Национальные механизмы по обеспечению гендерного равенства: создание советов, департаментов по равноправию, института омбудсменов (уполномоченных) по вопросам равноправия. Важную роль в продвижении равноправия играет национальный механизм обеспечения равноправия женщин и мужчин, который подразумевает наличие структур в составе правительства, решающих вопросы равноправия полов на государственном уровне. Показательным примером национального механизма по обеспечению равноправия женщин и мужчин является Швеция, в которой он состоит из министра по делам равноправия, Совета по делам равноправия, омбудсмена и Комиссии по равным возможностям. Политика по обеспечению равноправия женщин и мужчин пронизывает все части общества.

В Швеции, Дании и Исландии существуют министры по вопросам интеграции и равноправия полов, которые являются ответственными за реализацию политики равноправия правительством. В Швеции министру подчиняется отдел по вопросам равноправия полов. В его обязанности входит контроль всей работы правительства в области гендерной политики. Основные полномочия отдела — координирование гендерной политики правительства, разработка теоретической базы, организация разнообразных мероприятий

и проектов, формирование бюджета и выделение ассигнований на программы уполномоченного по вопросам равноправия и Комиссии по равным возможностям, а также ввод в действие специальных образовательных программ по проблемам равноправия для официальных лиц правительства и других государственных служащих, взаимодействие со Скандинавскими странами, ЕС и международными организациями по проблемам равноправия [10, с. 44—45].

Совет по равноправию в рассматриваемых странах носит консультативный и рекомендательный характер, он консультирует и контролирует деятельность по продвижению гендерного равенства, не имея решающей правовой силы. В функции Совета по обеспечению равного статуса входит координация действий между государственными организациями и общественностью.

Другой государственный механизм — это Комиссия по равным возможностям, которая состоит из юристов, представителей общественных движений и экспертов по рынку труда и вопросам равноправия. В ее компетенции приказать работодателю выполнять зафиксированные в Законе о равных возможностях требования, касающиеся его деятельности [10, с. 46].

В 1980 г. была создана государственная структура омбудсменов по вопросам равноправия полов. В Швеции и Финляндии контроль над соблюдением положений закона о равноправии возлагается на уполномоченного по вопросам равноправия.

Основная функция финского уполномоченного заключается в надзоре за соблюдением положений закона о гендерном равноправии, и в частности запрета гендерной дискриминации и дискриминирующих объявлений [15, с. 184]. Шведский уполномоченный обязан информировать общественность о том, как решаются проблемы равноправия на рабочих местах. Он проводит консультации, предоставляет информацию, ведет переговоры с работниками, работодателями и их организациями. Он помогает в разрешении спорных вопросов, связанных с нарушением закона о дискриминации по признаку пола, и может привлечь и другие юридические документы. Деятельность уполномоченных имеет важное значение в правовом отношении, т. к. они наделены полномочиями не только контролировать и консультировать, но и запрещать и наказывать за неправомерные действия.

Специальный механизм, осуществляющий территориальный контроль за реализацией государственной гендерной программы на местах, — это региональные эксперты по вопросам равноправия. Должность эксперта была введена в штат губернских правлений Швеции в 1995 г. во всех административных советах округов. Региональный эксперт должен также обеспечивать дальнейшую интеграцию гендерных перспектив в различные сферы политической деятельности региона [10, с. 47]. В каждой из 19 губерний Норвегии аналогичные функции выполняют координаторы по женским вопросам. Координаторы назначаются на пятилетний срок и финансируются через управление регионального развития министерства по делам муниципалитетов и рынка труда. Если в Швеции работа региональных экспертов направлена на поддержание и развитие

равных прав и возможностей во всех сферах жизни людей, то в Норвегии — на поддержку женщин. В задачи норвежских координаторов входит стимулирование женского предпринимательства в регионах, повышение самооценки женщин посредством программ самопомощи, поддержка местных властей по включению «женской составляющей» в местную политику развития.

Наравне с государственными механизмами в Швеции и Дании существуют общественные механизмы. В Швеции создан специальный общественный механизм — Совет профсоюзных объединений и представителей общественных движений по вопросам равноправия. Совет состоит из представителей политических партий, женских политических ассоциаций, других женских организаций, профсоюзов и объединений работодателей, а также представителей общественных движений. Собирается он четыре раза в год для обмена мнениями и проведения дискуссий по текущим проблемам равноправия. Другой уникальный пример — Датский информационный центр по женской и гендерной проблематике (KVINFO), который является национальным информационно-справочным и культурным центром и информирует широкую общественность о результатах исследований по женской и гендерной проблематике. KVINFO создал экспертную базу данных, в которой содержатся сведения о более 1100 экспертах-женщинах. Эта база данных является средством поиска высококвалифицированных женщин во всех научных кругах датского общества.

Таким образом, при реализации политики гендерного равенства в Швеции, Дании и Исландии акцент ставится на том, что все равны в правах и возможностях. Государство должно создать такие условия, чтобы женщины и мужчины любого возраста и социального статуса могли реализовать свои потребности. В Норвегии политика направлена на интересы женщин и достижение равенства мужчин и женщин, на поднятие статуса женщин в обществе. По мнению исследователей, финская гендерная система строится на сходстве женщин и мужчин, а не на различии, как в Норвегии [13, с. 311].

Беспокойство финских исследователей вызывает тот факт, что в современной Финляндии равенство мужчин и женщин принимается как данность и что такая «гендерная нейтральность» способствует распространению скрытых конфликтов между полами. Это означает, что порой замалчиваются нарушения прав одного из полов, воспроизводится гендерная иерархия в обществе и поощряются дискриминационные практики.

6. Наличие женского движения в рассматриваемом регионе. Начало 1960-х гг. было ознаменовано дебатами о социальной роли женщины-работницы и ее конфликте между работой на производстве и трудом во благо семьи. Открыло дебаты в 1961 г. эссе Эвы Моберг «Условное освобождение женщин», в котором она отстаивала равенство женщин и мужчин [7, с. 258]. Являясь членом Шведской народной партии, Эва Моберг определила цель женского движения как обретение женщиной таких же возможностей для личного развития, какие есть у мужчины: возможности сочетать труд и семейные обязанности. Она ввела в обращение и пропагандировала термин «равноправие полов», который подразумевал равенство возможностей и прав мужчин и женщин в равной степени.

В книге «Женщины и люди» Эва Моберг употребила другой термин: «эмансипация мужчин», который означал предоставление возможности мужчине взять на себя половину домашних обязанностей по уходу за домом и ребенком. Конфликт между трудом вне дома и материнством решался по линии общественный сервис — частный сервис: детские сады — введение пособия по уходу за ребенком. Дебаты по этому вопросу продолжались на протяжении 1960—1970-х гг. [9]. В 1969 г. в Швеции образовалась радикальная социалистическая феминистская организация «Группа 8». Группа работала как дискуссионная площадка, на заседания которой собирались заинтересованные вопросами роли полов участники, вместе изучавшие и обсуждавшие литературу и анализировавшие общественные проблемы с точки зрения женского вопроса [9].

Социал-демократическая партия приняла и начала реализовывать долгосрочную программу по достижению равноправия в 1971 г. Государственный интерес к равноправию полов и развитая практика публичного обсуждения этого вопроса являются особенностью шведского общества. Активная позиция шведского сообщества дает возможность говорить о том, что государство отнеслось с пониманием к появлению кризисных центров для женщин, пострадавших от домашнего насилия, в 1970-е гг. и их институализации в 1990-е. Кризисные центры получили большую финансовую и идеологическую поддержку со стороны государства. Это означает, что государство принимает и разделяет позицию и ценности в области защиты прав женщин.

В Исландии женское движение представляет Ассоциация женских прав, которая была основана в 1907 г. в Рейкьявике. Главным направлением работы ассоциации является гендерное равенство в парламенте Исландии и муниципалитетах, в государственных и частных компаниях. Ассоциация борется с неравенством в оплате труда женщин, с насилием над женщинами, проституцией, торговлей людьми.

Наиболее выдающимися женскими организациями в Финляндии на сегодняшний день являются, к примеру, Союз женщин, основанный в 1892 г., и Национальный совет женщин Финляндии. Союз женщин — феминистская организация, которая функционирует как объединение множества независимых женских групп. Суви Салменниеми очень точно определила роль женского движения в Северной Европе: «Женские движения исполняют функцию медиатора-посредника, выводя потребности и желания индивидуальных женщин на государственный уровень принятия решений» [13, с. 308].

Развитие в 60—70-е гг. модели государства благосостояния и экономическое развитие региона в послевоенный период способствовали тому, что женщины были вовлечены в трудовую деятельность и стали активным субъектом на рынке труда наравне с мужчинами. Формирование социально справедливого общества способствовало постановке вопроса о равных экономических и социальных правах женщин. Развитие политики равных возможностей в рассматриваемых странах дало женщинам возможность занять свое место на рынке труда на равных с мужчинами условиях посредством создания системы по уходу за детьми. Эти мероприятия благоприятно сказались на уровне занятости мужчин и женщин, который по-прежнему является одним из высоких показателей среди других стран. Благоприятным результатом стало и то, что все большее количество мужчин вовлекается в уход за детьми, они стали работать в сферах, которые ранее считались преимущественно женскими. Но по-прежнему существуют значительные различия между мужчинами и женщинами в этой области. Рынок труда имеет жесткое разделение: женщины и мужчины в большой степени работают в разных секторах. Соответственно это ведет к неравным условиям оплаты труда. Однако разница в оплате труда мужчин и женщин в целом по региону незначительна по сравнению с другими странами.

Опыт рассматриваемых стран показывает, что для развития и удержания достигнутого высокого уровня участия женщин во власти и его дальнейшего повышения ключевым фактором является активная роль женского движения.

Библиографический список

1. Ажгихина Н. Правнучки викингов у себя дома. М. : Эслан, 1999. 112 с.

2. Ван дер Рос Я. Реализация политики равенства полов на местном уровне // Обеспечение равенства полов: политика стран Западной Европы / под ред. Ф. Гардинер ; пер. с англ. под ред. Е. Мезенцевой. M. : Идея-пресс, 2000. С. 204—225.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

3. Воронина О. А. Феминизм и гендерное равенство. М. : Едиториал УРСС, 2004. 320 с.

4. Гендерная политика Швеции. URL: http://norse.ru/society/sweden/gendernaja-politika.html (дата обращения: 10.08.2011).

5. Закон о равноправии от 09.06.1978, № 45 : пер. с норв. М. : Междунар. ин-т рекламы, 2001.

6. Кан А. С. История скандинавских стран : учеб. пособие. 2-е изд., испр. и доп. М. : Высш. шк., 1980. 311 с.

7. Карлсон А. Шведский эксперимент в демографической политике: Гуннар и Альва Мюрдали и межвоенный кризис народонаселения / пер. с англ. Б. Пинскера. М. : ИРИСЭН : Мысль, 2009. 312 с. (Социология).

8. Оконешникова С. Феминизм и семейно-демографическая политика Швеции 1930-х гг. // Демогр. исслед. 2010. № 7. URL: http://www.demographia.ru/articles_ N/index.html?idR=5&idArt= 1086 (дата обращения: 25.03.2012).

9. Павлова А. Н. Формирование политики равноправия полов в Швеции в 1960—70-е годы : дис. канд. ... ист. наук. М., 2005. 210 с.

10. Проблемы равноправия : документы и материалы : (на примере ЕС, Швеции, Финляндии и Германии). М. : ЧеРо, 2000. 104 с.

11. Равенство между женщинами и мужчинами: права человека и демократия : основные недавно опубликованные документы Совета Европы. Council of Europe, 2004.

12. Равноправие в Финляндии : информация для иммигранток и иммигрантов / Мин-во внутр. дел Финляндии, Уполномоченный по делам меньшинств, Бюро уполномоченного по вопросам равноправия. Хельсинки, 2010.

13. Салменниеми С. Гендерное равенство в Скандинавских странах: случай Финляндии // Женщины. История. Общество : сб. науч. ст. / под общ. ред. В. И. Успенской. Тверь : Твер. обл. кн.-журн. изд-во, 2002. Вып. 2. С. 302—315.

14. Степанова Н. М. Опыт использования гендерных квот в странах Западной Европы // Обществ. науки и современность. 1999. № 4. С. 185—196.

15. Финляндия: V периодический доклад о выполнении КЛОДЖ (2003) // Гендерное равенство в современном мире: роль национальных механизмов / отв. ред. и сост. О. А. Воронина. М. : МАКС Пресс, 2008.

16. Шестой периодический доклад государств-участников. Исландия. Комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин. CEDAW/C/ICE/6. 2007. December, 4.

17. Школьников И. А. Скандинавская модель гендерного равенства // Женские миры — 99: VII Всемир. жен. междисциплинар. конгр. в Тромсо и гендер. исслед. в России. Иваново, 1999. С. 56—76.

18. Шмидт. В. Р. Обеспечение трудовых прав женщин: сравнительный анализ международного и национального законодательств // Труд за рубежом. 2003. № 4. С. 119—147.

19. Якобсон Р., Альфредсон К. Равноценные : положение мужчин и женщин в Швеции / Швед. инт, Упр. по делам равноправия Министерства труда. Стокгольм, 1997. 96 с.

20. BorchorstA. Scandinavian gender equality: competing discourses and paradoxes // Gender and Well-Being: the Role of Institutions from Past to Present, Madrid, 25th—27th June 2008. URL: http://freia.ihis.aau.dk/Publikationer+og+skriftserie/Skriftserie0907-2179 (дата обращения: 14.05.2011).

21. Dahlerup D. Quotas — A Jump to Equality? The Need for International Comparisons of the Use of Electoral Quotas to Obtain Equal Political Citizenship for Women : paper prepared for workshop hosted by International Institute for Democracy and Electoral Assistance (IDEA) on 25 September 2002 in Jakarta, Indonesia.

22. Earles K. Women in the Swedish «People's Home»: Gender and the Social Democratic Welfare State : paper presented at the 2008 annual conference of the Canadian Political Science Association, Vancouver, Canada (June 4, 5 & 6). URL: http://www.cpsa-acsp.ca/papers-2008/Earles.pdf (дата обращения: 28.03.2012).

23. Esping-Andersen G. The Three Worlds of Welfare Capitalism. Princeton (NJ) : Princeton University Press, 1990.

24. Hernes H. M. Welfare State and Woman Power : Essays in State Feminism. Oslo, 1987.

25. Kvist J. Welfare reform in the Nordic Countries in the 1990s: using Fuzzy-set theory to assess conformity to ideal types // Journal of European Policy. 1999. Vol. 9, № 3. P. 231.

26. Lewis J. Gender and welfare regimes: further thoughts // Social Politics. 1997. Vol. 4, № 2. P. 160— 177.

27. Orloff A. S. Gender in the welfare state // Annual Review of Sociology. 1996. P. 51—78.

28. Ronsen M. Fertility and family policy in Norway — a reflection on trends and possible connections // Demographic Research. Vol. 10, art. 10. URL: http://www.demographic-research.org/volumes/vol10/10/ (дата обращения: 17.07.2011).

29. Statistical Database United Nations Economic Commission for Europe. URL: http://w3.unece.org/pxweb/dialog/Saveshow.asp?lang=14 (дата обращения: 06.08.2011).

30. The Greenwood Encyclopedia of Women's Issues Worldwide: Europe / L. Walter, editor-in-chief, volume editor. Westport (CT) ; London, 2003.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.