Научная статья на тему 'Ранневизантийские капители из Херсонеса Таврического*'

Ранневизантийские капители из Херсонеса Таврического* Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
696
72
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
Византия / Крым / Херсонес / базилики / декор / мрамор / элементы интерьера / капители / Byzantium / Crimea / Chersonesus / basilicas / decor / marble / interior elements / capitals

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Хрушкова Людмила Георгиевна

В статье впервые публикуется коллекция ранневизантийских мраморных изделий из Херсонеса Таврического, которая хранится в Государственном историческом музее (ГИМ, Москва). Она включает несколько капителей, фрагментов алтарных преград и других элементов интерьера. Предметы из ГИМ рассмотрены в сопоставлении с большой коллекцией мраморов, которая находится в Государственном историко-археологическом музее-заповеднике «Херсонес Таврический» (ГИАМЗ ХТ) в древнем Херсонесе (совр. Севастополь). Статья дает представление о масштабах и характере импорта мрамора из византийских проконнесских мастерских в Херсонес, преимущественно во второй половине V и в VI вв.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

EARLY BYZANTINE CAPITALS FROM TAURIC CHERSONESUS

This article is the first publication of the collection of Early Byzantine marble products from Tauric Chersonesus stored in the State Historical Museum (Moscow). It includes several capitals, fragments of chancel barriers and other interior elements. Objects from the State Historical Museum are compared with the large collection of marbles located in the State Historical and Archaeological Museum—Reserve “Tauric Chersonesus” (ancient Chersonesus, modern Sevastopol). The article gives an idea of the scale and nature of the import of marble from Byzantine Prokonnessian workshops into Chersonesus, mainly in the second half of the 5th and in the 6th centuries.

Текст научной работы на тему «Ранневизантийские капители из Херсонеса Таврического*»

№ 11. 2019

УДК 72.033

DOI 10.24411/2713-2021-2019-00007

Л.Г. Хрушкова

РАННЕВИЗАНТИЙСКИЕ КАПИТЕЛИ ИЗ ХЕРСОНЕСА ТАВРИЧЕСКОГО*

В статье впервые публикуется коллекция ранневизантийских мраморных изделий из Херсонеса Таврического, которая хранится в Государственном историческом музее (ГИМ, Москва). Она включает несколько капителей, фрагментов алтарных преград и других элементов интерьера. Предметы из ГИМ рассмотрены в сопоставлении с большой коллекцией мраморов, которая находится в Государственном историко-археологическом музее-заповеднике «Херсонес Таврический» (ГИАМЗ ХТ) в древнем Херсонесе (совр. Севастополь). Статья дает представление о масштабах и характере импорта мрамора из византийских проконнесских мастерских в Херсонес, преимущественно во второй половине V и в VI вв.

Ключевые слова: Византия, Крым, Херсонес, базилики, декор, мрамор, элементы интерьера, капители.

Сведения об авторе: Хрушкова Людмила Георгиевна, доктор исторических наук, профессор, Московский государственный университет им М.В. Ломоносова, ведущий научный сотрудник Филиала ФГБУ «ЦНИИП Минстроя России» Научно-исследовательский институт теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ).

Контактная информация: 119192, Россия, г. Москва, Ломоносовский пр-т, д. 27, корп. 4, исторический факультет Московского государственного университета им М.В. Ломоносова; e-mail: khrushkoval@list.ru.

L.G. Khrushkova

EARLY BYZANTINE CAPITALS FROM TAURIC CHERSONESUS

This article is the first publication of the collection of Early Byzantine marble products from Tauric Chersonesus stored in the State Historical Museum (Moscow). It includes several capitals, fragments of chancel barriers and other interior elements. Objects from the State Historical Museum are compared with the large collection of marbles located in the State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus" (ancient Chersonesus, modern Sevastopol). The article gives an idea of the scale and nature of the import of marble from Byzantine Prokonnessian workshops into Chersonesus, mainly in the second half of the 5 th and in the 6 centuries.

Key words: Byzantium, Crimea, Chersonesus, basilicas, decor, marble, interior elements, capitals.

About the author: Khrushkova Liudmila Georgievna, Doctor of Historical Sciences, Professor, Lomonosov Moscow State University, Senior Researcher of the Scientific Research Institute of Theory of Architecture and Town-Planning — the branch of the «CNIIP of the Ministry of Construction of Russia».

Contact information: 119192, Russia, Moscow, Lomonosov Prospekt, 27-4, History Department of Lomonosov Moscow State University; e-mail: khrushkoval@list.ru.

Статья поступила в номер 23 ноября 2019 г. Принята к печати 12 декабря 2019 г.

№ 11. 2019

Херсонес Таврический — один из тех городов, куда византийские мастерские, расположенные на о. Проконнес в Мраморном море, близ Константинополя, вывезли сотни мраморных архитектурных деталей и элементов литургических устройств. Никодим Павлович Кондаков (1844—1925) справедливо заметил, что «... значение раскопок Херсонеса не в антиках: Херсонес есть почти единственное место для находок предметов древности византийской»; особенно важны «церкви Херсонеса и найденные в них мраморные колонны с капителями» (Кондаков 1893: 390). Всего мраморных элементов, — капителей, плит и их фрагментов, насчитывается до 200 (Якобсон 1959: 131).

В настоящее время херсонесские мраморы находятся в разных местах. Самая большая часть хранится в Государственном историко-архитектурном музее-заповеднике «Херсонес Таврический» (далее — ГИАМЗ ХТ), небольшие коллекции находятся в Государственном Эрмитаже в Санкт-Петербурге, в Государственном Историческом музее (далее — ГИМ) в Москве, а также в музеях Одессы и других городов.

Судьба отдельных капителей весьма необычна, они проделали сложный путь и оказались далеко от Херсонеса. Например, одна коринфская капитель поступила в Парк «Аркадия» в окрестностях Варшавы из Санкт-Петербурга, в качестве подарка Екатерины II (1762—1796) ее подруге графине Елене Радзивилл (Jastrz^bowska 2004: 41—45).

Херсонесские мраморы находятся в ГИМ, как и в Эрмитаже, с конца XIX в. Их передал в оба эти музея Карл (Николай) Казимирович Косцюшко-Валюжинич (1847—1907), который многие годы руководил раскопками Херсонеса. Среди мраморов ГИМ несколько капителей, колонн и фрагментов плит. Читателю известны две капители из коллекции ГИМ, которые были опубликованы в Каталоге выставки «Искусство Византии в собраниях СССР». Эта знаменитая выставка состоялась в Ленинграде и Москве в 1977 г. и стала самой масштабной за всю историю нашей страны выставкой византийского искусства. Ионическая импостная капитель из епископской (Уваровской) базилики Херсонеса поступила в ГИМ в ноябре 1895 г. Она публиковалась неоднократно (Якобсон 1959: 141—142; Искусство Византии 1977: № 121; Хрушкова 2011: рис. 17; 2016: рис. 70; Khrushkova 2012: fig. 20; 2017a: fig. 37) (рис. 1). Другая капитель, место находки которой неизвестно, поступила в ГИМ тогда же. Она относится к тому же типу ионической капители с импостом (Искусство Византии 1977: № 117) (рис. 2). Собрание мраморов ГИМ, в отличие от коллекции Государственного Эрмитажа, остается почти неизвестным .

1. Капители

Капитель 1 (рис. 3: а, б) изготовлена из светлого мрамора. Сохранность посредственная2. Лишь одна сторона сохранилась хорошо, другая — значительно хуже, две другие утрачены; концы отогнутых листьев аканфа отбиты. Высота капители 40 см, длина сохранившейся стороны по волютам — 50 см. Основание капители не круглое, как обычно, а овальное. Эта капитель принадлежит к типу ионических капителей с тонким зубчатым аканфом, которые ранее именовали «феодосианскими». Иногда это наименование употребляется и в наше время, хотя царствование Феодосия II (408—450) не было временем широкого распространения таких капителей.

1 Мраморы из Херсонеса хранятся в трех различных хранилищах ГИМ. Благодаря любезному содействию Дениса Валерьевича Журавлева, которому выражаю здесь сердечную признательность, я имела возможность обследовать мраморы в двух хранилищах.

2 Эта капитель была опубликована ранее (Хрушкова 2017: 51—52, илл. 13).

№ 11. 2019

У капители 1 абак высотой 6,5—7,3 см, слегка вогнут на каждой стороне, его углы не выступают над волютами. Он украшен «чешуйками» и шишкой, на которой схематично изображен растительный мотив. Абак отделен от ионической части узким и плоским пояском, который прерывается в середине. Волюты вырезаны четко, глубоко, пластично; они не соединяются между собою. На эхине помещено пять пальметт остриями вверх, они разделены овальными дырочками. Пальметты не одинаковы по форме и размерам: крайние, у волют, — удлиненные, средняя увеличена, она переходит на абак и сливается с шишкой.

Листья аканфа расположены в два ряда, в каждом по восемь листьев; нижний ряд сдвинут относительно листьев верхнего. Листья расположены свободно, между ними оставлена гладкая поверхность. Листья верхнего ряда мало отогнуты; угловые пятидольные листья, идущие от волют вниз, отогнуты больше. В нижнем ряду листья слегка отстают от корпуса. Они разделены на лопасти двумя бороздками, края вырезаны в виде маленьких треугольников. Поверхность листьев оживлена отверстиями, выполненными сверлами двух типов, треугольным и овальным. На углах капители, где волюты встречаются, помещены растительные мотивы.

Основание капители украшено традиционным мотивом — листиками аканфа, поставленными прямо и обращенными вниз. Они разделены дырочками. Ниже расположен плохо сохранившийся пояс перлов. На поверхности круглого основания капители вырезана рельефная монограмма, состоящая из греческих букв: «А», сочлененной с «Р» и «Г», обращенными в разные стороны. Скорее всего, капитель не была окончена. Пальметты на эхине едва намечены, но не вырезаны четко. Скульптор начал свою работу с нижнего ряда, где листья аканфа изображены с прожилками, но верхние листья остались сплошными нерасчлененными лопастями.

Стандартная композитная капитель с тонким зубчатым аканфом отличается изысканностью, пышностью, тонкостью исполнения. Немецкий историк искусства Рудольф Ф. Кауч (1868—1945), автор капитального исследования об истории позднеантичной капители, назвал композитную капитель с тонким зубчатым аканфом «прекраснейшим творением» (Kautzsch 1936: 115). Несколько капителей из коллекции мраморов Государственного музея-заповедника «Херсонес Таврический» подтверждают мнение Кауча о красоте «феодосианских» капителей (рис. 4). Три из них были обнаружены в ходе раскопок базилики 1935 г., одна впоследствии утрачена (Хрушкова 2011: 177—186; 2017: 48—53; Khrushkova 2012: 130—131; 2018: 57—61).

Очевидно, что высокая оценка Кауча художественных достоинств капителей с тонким зубчатым аканфом не относится к экземпляру из ГИМ. Наша капитель отличается упрощенным стилем, к тому же она не окончена.

Судя по небольшим размерам капители из ГИМ, она венчала колонну на хорах, а не в главном нефе базилики. Исследователи часто обсуждают вопрос: что же вывозилось из Проконнеса, полностью готовые изделия или полуфабрикаты? Самое вероятное, что практиковалось и то, и другое, в зависимости от обстоятельств, например, от наличия на месте мастеров. Предположение о вывозе неоконченных изделий-заготовок из Проконнеса в Киренаику уже высказывалось (Sodini, Barsanti, Guiglia Guidobaldi 1998: 308, 319, note 88). Экземпляр из ГИМ свидетельствует о том, что некоторая часть продукции, доставляемой в Херсонес, дорабатывалась на месте.

Пожалуй, эта капитель позволяет сделать и еще один вывод: те изделия, которые Косцюшко-Валюжинич отправлял в Эрмитаж, отличались более высоким качеством исполнения, а те, которые предназначались для Исторического музея, были более скромными.

№ 11. 2019

Композитные капители с тонким зубчатым аканфом известны с начала V в., в середине этого столетия они уже распространены, и кое-где, предположительно, использовались до середины VI в. Мнение Клаудии Барзанти об «исключительном распространении композитных капителей с тонким зубчатым аканфом» (Barsanti 1989: 144) кажется несколько преувеличенным. По подсчетам Жан-Пьера Содини, тридцатилетней давности, число известных капителей этого типа достигает 369 (Sodini 1989: 175). К ним нужно добавить четыре известные сейчас капители из Херсонеса, не считая малых капителей с одним рядом тонкого зубчатого аканфа и фрагментов (Khrushkova 2017b: fig. 10, 19).

Композитная капитель с тонким зубчатым аканфом — по общему мнению, константинопольское изобретение, однако в самом Константинополе они не многочисленны. Самым важным примером в столице являются капители из нартекса базилики Св. Иоанна Предтечи 453 г. Студийского монастыря. Большая коллекция константинопольских капителей и плит украшает фасады церкви Сан Марко в Венеции. Они были изданы неоднократно. Фридрих В. Дайхманн (1909—1993) опубликовал Корпус капителей Сан Марко (Deichmann 1981: 69—71, 75—76, 83, 86—87, 102—103); Каталог, изданный Симонеттой Мингуцци, посвящен типологии капителей и плит (Minguzzi 2000: 123—169). Среди них находим ряд аналогий херсонесским экземплярам (рис. 5).

Капитель с тонким зубчатым аканфом из ГИМ датируется временем между серединой и последними десятилетиями V в.

Капитель 2 из коллекции ГИМ (рис. 6: а, б, в) изготовлена из серого мрамора с полосами, хорошей сохранности. Ее высота 48 см, диаметр основания 40 см, длина стороны в верхней части 65—66 см. На середине одной стороны высечены греческие буквы «А» и «Л». Капитель относится к типу коринфской с двумя рядами т.н. мягкого аканфа с крупными зубцами3. Абак украшен тремя глубокими мулюрами. Шишки на абаке, украшенные растительными мотивами, сильно выступают и переходят на поверхность самой капители. Хеликсы, обозначенные небольшими завитками и мало заметные, соединены тонкой рельефной полосой, образующей полуовальное закругление, обращенное вниз. Этот распространенный мотив, на взгляд Кауча, напоминает лиру, поэтому капитель получила наименование «лирной». Геометрическая фигура «лиры» — одно из проявлений характерного процесса упрощения формального языка классической коринфской капители.

Наша капитель 2 является коринфской «лирной» капителью. В верхнем ряду расположено четыре широких листа аканфа, в нижнем — пять. Крупные листья под углами абака не отогнуты, они завершаются растительными побегами, изображенными схематически. По середине верхних листьев идет широкая выступающая полоса; поверхность листьев разделена на шесть долей, — с каждой стороны по три доли, каждая доля состоит из трех побегов. Листья аканфа трактованы довольно пластично. Доли листьев образуют овальные вырезы. Листья нижнего ряда не отогнуты, их верхняя часть создает массивный выступ. Встречаясь, листья образуют различные геометрические фигуры, — овалы, ромбы, трапеции, получающие самостоятельное декоративное значение. Эта характерная особенность отражает геометризацию и условность в изображении листа, отход от натуралистических форм римского мягкого аканфа. Она и послужила основанием для наименования листа такого типа «аканфом-маской». Этот термин широко распространился в

3 Я следую терминологии Кауча, который различал три типа аканфа: мягкий, крупный зубчатый и мелкий зубчатый («феодосианский»). Что касается типологии, Кауч установил соотношение «типа» и «группы»: он подразделял тип коринфской капители на группы: «обычную» коринфскую, «лирную», «^-образную» и др. Современные исследователи склонны обозначать «типы» и «группы» как равнозначные «типы» (Sodini, Вагеаий, Guiglia Guidobaldi 1998: 318—321).

№ 11. 2019

последние десятилетия, особенно в англоязычной литературе. Кауч его не использовал. Иногда такую технику резьбы называют «негативом».

По классификации Кауча, «лирная» капитель образует шестую группу коринфского типа (Kautzsch 1936: 59—60). У стандартной «лирной» капители в верхнем ряду расположено четыре листа аканфа, в нижнем — пять. Эта капитель появилась в начале V в., об этом свидетельствуют два экземпляра, датированных 415 г. Обе капители находятся в Музее Св. Софии в Стамбуле Они происходят из раскопок ее атриума, которые провел Альфонс М. Шнайдер (1896—1952). Капители отличаются следующими характерными чертами. Профилированный абак со скругленными углами слегка нависает над листьями аканфа; шишки на абаке сильно выступают; листья аканфа, по четыре в каждом ряду, трактованы довольно пластично, и уже здесь, в начале V в., виден характерный эффект «аканфа— маски». Капители из Св. Софии являются важным хронологическим указателем (Pralong 2005: 496—498).

«Лирные» капители были распространены по всему Средиземноморью со второй половины V в. и до 30-х годов VI в. (Kautzsch 1936: 60; Kramer 1994: 176). В коллекции Херсонеса они занимают значительное место, одна из них, установленная на колонну, украшает фасад Музея (левая) (рис. 7). Всего этих капителей 17 экземпляров, включая три фрагментированных (Khrushkova 2013: 395) (рис. 8—24).

К типу «лирной» капители очень близок тип коринфской капители, которая отличается одной лишь деталью: листья верхнего ряда, соприкасаясь, образуют не закругленный мотив («лиру»), а заостренный, напоминающий букву «V». Кауч дал этой капители наименование V-образной и выделил ее в пятую группу коринфского типа. Эта капитель появилась в последние десятилетия V в. и широко применялась до 30-х гг. VI в. (Kautzsch 1936: 59—61). Отметим, что в некоторых случаях «лирную» и V-образную капители трудно различить. Есть такие случаи и в Херсонесе, когда мотив «лиры» в нижней части заметно сужается. Кроме того, встречаются капители, у которых на лицевой стороне верхние листья аканфа образуют «лиру», а на другой стороне видим скорее мотив «V». Это, например, случай коринфской капители, которая находится у входа в Музей Херсонеса (левая) (рис. 8: а, б). Поэтому некоторые авторы лирную и V-образную капители рассматривают вместе, как сходные разновидности одного типа (Barsanti 1989: 125—135). Так или иначе, наименования этих похожих капителей, несмотря на их условность, утвердились со времен Кауча. Попытка А. Бернацкого заменить наименования мотивов «лира» и «V» термином «пандантив» или, что еще менее понятно, «пандантив лиры», «пандантив V» (Biemaсki 2009: 35, 213) не кажется удачной. Пандантив (парус) — конструктивный сферический элемент, образующий основание купола архитектурного сооружения. На капителях же видим совсем иное: мелкий декоративный мотив, не влияющий на морфологические характеристики капители.

Фридрих-Вильгельм Дайхман дает общее описание «лирной» и V — образной капители в качестве одного базового типа. Обе эти группы, в количестве 9 экземпляров, представлены на фасадах Сан Марко в Венеции, они суммарно датированы V—VI вв. (Deichmann 1981: 1, 71—72, 118—120, 124). В Музее Изника собрана коллекция мраморов, происходящих из провинции Вифиния. Среди них — «лирная» капитель, для которой А. Пралон приводит ряд аналогий из Равенны, а также Стамбула и других пунктов западной Турции. Капитель из музея Изника датирована временем «начиная с середины V в.» (Pralong 2003: 252, fig. 101)4.

4 Анни Пралон в своей диссертации о ранневизантийских капителях предложила собственную детальную типологию коринфской капители, отличную от общепринятой типологии Кауча. По ее мнению, «лирная» капитель относится к типу ГУс. Я не останавливаюсь здесь на этой типологии, потому что диссертация А. Пралон осталась неизданной, и предложенная ей классификация не получила распространения.

№ 11. 2019

Исследователи не раз отмечали, что «обширная семья элегантных коринфских капителей типов 5—6» была типичной продукцией на протяжении века, между серединой V и серединой VI в. (Guiglia, Barsanti, Paribeni 2009: 413—432). По мнению Томаса Цолльта, «лирная» капитель была распространена с конца V в. до середины^ в. (Zollt 1994: 176—197, 489—571). Действительно, «лирная» и V-образная капители были, по выражению Содини, «вездесущими по всей средиземноморской округе», включая обширную провинцию Иллирик, а также Равенну, в базиликах которой капители сохранились in situ. Общее число известных лирных и V-образных капителей достигает трехсот (Sodini 1984: 35—36; 1989: 175; Sodini, Barsanti, Guiglia Guidobaldi 1998: 320—321), без учета херсонесских экземпляров. Хотя V-образная капитель не представлена в коллекции ГИМ, мы приводим эту группу для сравнения с близкой к ней «лирной». В собрании Херсонеса их насчитывается 15 экземпляров (Khrushkova 2013: 395) (рис. 25—39). Упомянем также утраченную V-образную капитель из раскопок Г.Д. Белова базилики 1935 г. (Хрушкова 2017: 59, илл. 25).

При кажущемся единообразии, различные растительные мотивы, помещенные на абаке и между листьями аканфа верхнего ряда, придают каждой капители индивидуальные черты. Иногда на лицевой стороне капители изображен крест (рис. 29, 34: б). В коллекции Херсонеса «лирные» капители вместе с похожими на них V-образными составляют значительную группу — свыше 35 экземпляров. Рассмотренная «лирная» капитель из ГИМ датируется последними десятилетиями V — началом VI в.

В коллекции ГИМ представлен также тип ионической импостной капители, которая была широко распространена в последние десятилетия V и в первой половине VI в. Имеется две целых капители и один фрагмент капители этого типа. Капитель этого типа состоит из двух элементов: импоста и ионической части. На начальном этапе формирования типа оба эти элемента существовали раздельно, но вскоре сложилась форма ионического импоста, высеченного из одного куска мрамора. Широкое и быстрое распространение таких капителей было вызвано утверждением в византийской архитектуре сводчатых и арочных конструкций. Арка нуждалась в более прочной опоре, этому требованию отвечал массивный блок, в котором ионический элемент и импост были слиты в единое целое. Если традиционная ионическая капитель к началуVI в. стала уже редкой, то вместе с импостом она существенно продлила свою историческую жизнь, сыграв важную роль в ранневизантийской архитектуре (Herrmann 1988: 5—66).

Ионические импостные капители часто применялись во вспомогательных частях крупных базилик, на хорах и в атриумах. Многочисленны примеры на Балканах: в Стоби, в Филиппах, в Салониках, в Неа-Анхиалосе, Лехеоне и др. Но их могли использовать и в основной колоннаде базилик с хорами, например, в базиликах в Болгарии, Македонии (Sodini 1984: 65—66).

Ионическая импостная капитель — один из самых распространенных типов капители во второй половине V и в VI вв., на Балканах и на островах Эгейского моря, на Кипре и в Северной Африке (Kautzsch 1936: 165—182). В херсонесской коллекции имеется 47 экземпляров этого типа, что составляет около 37% от общего количества (Якобсон 1959: 144; Biernacki 2009: 44). Если коринфская капитель продолжает классические традиции, изменяя их, то ионическая импостная капитель является нововведением позднеантичной эпохи. Благодаря этому классическая ионическая капитель продлила свою долгую историческую жизнь, которая в позднеантичную эпоху, однако, уже клонилась к упадку. Точная дата появления ионической импостной капители неизвестна, ее древнейшие образцы на о. Кос относят к самому началу IV в. В первой половине V в. такие капители в Равенне и Риме применяются неоднократно, в VI в. они становятся многочисленными. Отличительная черта

№ 11. 2019

эволюции импоста в капители этого типа — богатая орнаментика, появившаяся в конце V — в начале VI в. (Kautzsch 1936: 166—167; Peschlow 2001: 103—108). Один из ранних датированных примеров — капители из константинопольской церкви Св. Иоанна Предтечи Студийского монастыря 453 г. (ранее датировалась 463 г., дату 453 г. обосновал С. Манго). В Греции и Македонии ионические капители с импостом относятся ко времени между 480 и 520 гг. Основной период их применения: между третьей четвертью V в. и серединой VI в. (Sodini 1989: 185).

В руинах базилики последней трети V в. в Дельфах в Греции было отмечено одновременное существование композитной капители с тонким зубчатым аканфом и ионической импостной капители, с импостом, украшенным «длинным» крестом (Deroche 1989: 2713—2726), — мотив, который часто встречается и на капителях из Хер^неса. Пример из Дельф указывает на то, что композитная и импостная капители какое-то время применялись одновременно, поэтому выстроить единую линию развития, в которой один тип «развивается» из другого эволюционным методом, едва ли возможно. В некоторых случаях дата ионических импостных капителей с крестом на узкой стороне импоста определяется по дате самой церкви, например, в базилике Ахиропоитос в Фессалониках, третьей четверти V в. (Kramer 1994: 343).

Период использования ионической импостной капители в Константинополе длился столетие, со второй половины V по первую половину VI в. (Kramer 1994: 25—26, 30, 33, 35— 38, 42—46). Именно в юстиниановскую эпоху с ее быстрым и прагматичным строительством ионические импостные капители стали массовой продукцией. Они украшают самые важные сооружения в столице: церкви Св. Софии, Св. Ирины, Свв. Сергия и Вакха, Св. Иоанна Продрома в Эбдомоне, анонимную базилику А в районе Бейязит в старой части Константинополя (Kautzsch 1936: 172—178; Zollt 1994: 9—45, 242—366; Peschlow 2001: 103—106). Часто узкую сторону импоста украшает рельефный крест с удлиненной нижней ветвью, иногда на капителях встречаются монограммы. Например, десять капителей церкви Св. Ирины украшены монограммой Юстиниана I (527—565) и Феодоры. Ионические импостные капители середины VI в. были обнаружены также в местечке Ku§adasi близ Стамбула. Вне Константинополя ионическая импостная капитель получила широкое распространение в Греции (Russo 2005: 23—45; 2008a: 41—60, fig. 4—8). В Малой Азии ионические импостные капители проконнесского производства широко применены в большой церкви Св. Иоанна Богослова в Эфесе, в ее второй фазе, которая относится к эпохе Юстиниана I. Здесь видим стилистическую близость с нашей капителью из ГИМ: компактный ионический элемент с балюстрами в виде цилиндров почти не выступает за пределы импоста (Russo 2008b: 221—234, fig. 5—12). Несколько ионических импостных капителей из музея Изника датированы VI в. (Pralong 2003: 257, 274). Ареал распространения капители этого типа включает Северную Африку. В юстиниановскую эпоху «византийской реконкисты» их видим, например, в базилике Латрун A в Киренаике (Duval 1989: p. 2784, fig. 29).

Классификация ионической импостной капители по группам, которую создал Кауч (Kautzsch 1936: 165—182), сохраняет свое значение. Более полувека спустя Василика Веми в диссертации, посвященной ионической импостной капители в Греции и сопредельных регионах, перечисляет длинный список поставленных ею задач: проследить эволюцию этого типа, создать четкую типологию, выработать систему классификации, определить датирующие элементы, выявить первоначальные образцы, — отдельно по разным периодам и по регионам (Vemi 1989: 3—6). Очевидно, что все эти обширные задачи едва ли поддаются быстрому решению, также и диссертация Веми не могла дать ясные ответы на эти вопросы.

№ 11. 2019

Самой сложной проблемой остается хронология. Это обусловлено, прежде всего, малым количеством надежно датированных образцов, а также отсутствием точных методов анализа эволюции этой капители. Иоахим Крамер справедливо оценил датировки, предложенные Василикой Веми, как аподиктические. По его мнению, анализ стиля в принципе является в значительной мере субъективным; лучший результат мог бы дать типологический анализ, но для этого нужно усовершенствовать методы классификации капителей (Kramer 1998: 55). Однако остается неясным, всегда ли типологические изменения можно связать с хронологическим фактором. Это старая проблема хронологии: отражает ли типологическое разнообразие однолинейное развитие, или имеет место одновременное действие многих факторов, в том числе, например, особенности заказа или индивидуальные различия манеры мастеров.

Согласно детальной типологии ионической импостной капители, разработанной Веми, большое их количество относится к т. наз. «упрощенному типу» III, который с середины V в. был распространен всюду в Средиземноморье. Тип III подразделяется на 6 групп, «его кристаллизация», по выражению Веми, происходила со второй половины V в. и до конца VI в. (Vemi 1989: 18—26). Именно к этому типу III и относятся капители из Херсонеса.

Капитель 3 из коллекции ГИМ (рис. 40: а, б, в) изготовлена из мрамора, хорошей сохранности. На нижней поверхности черной краской нанесен инв. № 8607. Она относится к стандартному типу ионической импостной капители. Основание капители не круглое, как обычно, а слегка овальное, его размеры 32,5 и 35 см. На поверхности основания вырезана вглубь греческая буква «Е», концы знака подчеркнуты углублениями. В центре основания — отверстие для крепления.

Эта капитель высотой 31 см состоит из импоста и ионической части. Верхняя часть импоста оформлена в виде гладкой полочки высотой 7,3 см. Ионический элемент компактно размещен на четко отграниченной, почти квадратной площадке, размеры сторон которой 46,7 см, 46,8 см, 47,5 и 48 см. Размеры импоста в верхней части: длина 84 см, ширина 57 см. Ряд признаков указывает на позднюю фазу развития типа. Это, прежде всего, морфологические особенности. Импост очень массивен, ионическая часть в сравнении с ним невелика, она отделена от импоста выступом-полочкой. Волюты слабо выделены в общей массе капители, они не выступают за пределы балюстры, но западают. Волюты изолированы друг от друга и не моделированы, а плоскостно вырезаны в виде завитков. Эта черта ясно характеризует деградацию классической ионической капители.

На обеих сторонах капители эхин украшен выступающей геометризованной шишкой, верхний край которой сливается с полочкой на переходе к импосту. На лицевой стороне эхин украшен двумя трехдольными листиками аканфа, обращенными вниз. В сочетании с помещенным между ними вертикальным листиком аканфа, этот мотив напоминает крест. На оборотной стороне украшение эхина проще: на шишке по середине идет вертикальная полоса, от нее в обе стороны отходят схематические «чешуйки», по три с каждой стороны.

Балюстры имеют в середине легкое сжатие, выделенное двойным валиком. Обе стороны украшены одинаково. От валика в обе стороны отходят листья, расположенные рядами: в середине по три листа, далее по два целых листа и по два полулиста. Импост на обеих узких сторонах украшен мотивом креста с концами, расширяющимися в виде треугольников. Это т. наз. «длинный крест», именуемый также «византийским крестом», — самая распространенная форма креста в юстиниановскую эпоху, в том числе и на константинопольских изделиях из мрамора.

Мы датируем капитель 3 второй половиной V в. — первой половиной VI в.

№ 11. 2019

Капитель 4 из коллекции ГИМ (рис. 41: а, б), выполнена из мрамора, сохранность удовлетворительная. Относится к типу ионической импостной капители, похожа на предыдущую. Ионический элемент отделен от импоста широкой полочкой. Волюты вырезаны плоскостно. На лицевой стороне эхин украшен крестовидным мотивом, — двумя трехдольными листьями, разделенными побегом и обращенными вниз. Этот крестовидный мотив напоминает предыдущую капитель 3 из ГИМ. Балюстры делятся на две части двумя валиками, от которых отходят расположенные в два ряда заостренные листья. Лицевая узкая сторона импоста украшена обычным «длинным» крестом с расширяющимися концами. В центре постелистой стороны капители - металлическое крепление позднейшего происхождения. Капитель 4 датируется второй половиной V в. — первой половиной VI в.

Капитель 5 из коллекции ГИМ (рис. 42: а, б) выполнена из мрамора. Сохранность удовлетворительная, лишь частично сбита одна балюстра. Это ионическая импостная капитель похожи на описанные выше капитель 3 и 4. Высота этой капители 18 см, длина ионической части по волютам 34 см, по балюстре 28 см, максимальная длина боковой стороны импоста 55 см, узкой стороны — 44 см. На всей поверхности хорошо видны следы работы инструмента, — мелкие и частые параллельные рельефные полоски. На постелистой части капители 5 различается рельефный знак — греческая буква «Г».

Верх импоста капители 5 оформлен в виде полочки высотой 4,5—5 см. Украшена одна лицевая сторона импоста, на ней помещен обычный мотив «длинного» креста с расширяющимися концами. На обратной стороне импоста едва различается какой-то намеченный, но не оконченный геометрический мотив.

На лицевой стороне капители 5 ионический элемент отделен от импоста неглубоким, но ясно выраженным каналом, перед волютами имеется небольшое утолщение. На оборотной стороне капители видим упрощенную версию: здесь только эхин слегка отделен углублением от импоста, но волюты почти не выделены, а одна из них почти соединяется с импостом. В этой особенности выражена тенденция к обобщенно-слитной трактовке всей массы капители, в которой отсутствует четкое выделение структурных элементов.

На лицевой стороне волюты слегка геометризованы, они изолированы друг от друга, каждая заключена в рамку неправильной формы. На эхине расположен растительный мотив, состоящий из двух горизонтально расположенных листьев, обращенных друг к другу и образующих единый мотив. В этих схематичных и геометризованных листьях уже нельзя узнать аканф. Близкий мотив можно указать на ионической импостной капители из церкви Св. Параскевы, хранящейся в стамбульском музее Румели Хисар (Yal9in 2009: 309, 9iz. 2).

На обратной стороне нашей капители 5 на эхине расположен ов. По обеим его сторонам рельефом выделены симметричные сегменты, внутри которых изображены схематические растительные мотивы. Ов на эхине —распространенный мотив на ранневизантийских капителях, это воспоминание о классической форме, как, например, на капители из галереи церкви Св. Иоанна в Эфесе (Russo 2008b: fig. 14). На нашей капители балюстра имеет в середине сжатие, от которого отходят по два схематически изображенных длинных листа, расширяющихся к волютам.

Капитель 5 датируется второй половиной V в. — первой половиной VI в.

Капитель 6 из коллекции ГИМ (рис. 43: а, б) выполнена из мрамора, это фрагмент ионической импостной капители. Ширина фрагмента 33 см, высота 23 см, сохранилась часть ионического элемента с частью импоста. На импосте сохранилась часть рельефного креста с удлиненной нижней ветвью. Здесь крест иной формы, чем на описанных выше образцах: расширяющиеся рукава креста подчеркнуты желобками. На эхине сохранился ов, по сторонам его листики аканфа. На месте волюты гладкое место, возможно, капитель не было

№ 11. 2019

окончена. Импост и ионическая часть отделены друг от друга широкой полочкой, при этом ионическая часть значительно выступает вперед.

Капитель 6 датируется второй половиной V в. — первой половиной VI в.

Всего в коллекции Музея—Заповедника Херсонеса Таврического ионических импостных капителей насчитывается 47 экземпляров (В1егпасЫ 2009: 45) (рис. 44—79). Как и повсюду в Восточном Средиземноморье, это самая многочисленная группа среди капителей ранневизантийской эпохи.

Наличие большой серии ионических импостных капителей в Херсонесе позволяет наблюдать эволюцию этого типа, которая представляет собою процесс постепенного отхода от классических образцов. Импост увеличивается, нередко он становится в два раза выше, чем ионическая часть, в некоторых случаях ионическая часть составляет лишь 1/6 высоты импоста. Хотя форма импоста не меняется, — он остается усеченной пирамидой, — однако увеличивается наклон граней импоста. Ионическая часть капители уменьшается, становится все более упрощенной, ее «поглощает» массивный импост. Волюты и балюстры не выступают за края импоста. Спирали волют теряют пластически выраженную форму, они становятся плоскими, стилизованными, иногда просто прочерченными врезными линиями. В некоторых случаях волюты принимают неправильную, прямоугольную в сечении, форму, следуя геометризованной форме балюстр. Канал, который должен идти над эхином и соединять волюты в единое целое, исчезает, и волюты становятся изолированными декоративными элементами, почти не связанными со структурой капители. Иногда балюстры сохраняют легкое сжатие в середине, однако нередко оно исчезает, и балюстра приближается к форме простого цилиндра. Упрощение структуры капители сопровождается усилением декоративного элемента: более разнообразными становятся растительные и геометрические мотивы на эхине. Обогащается и декорация импостов: нередко одна узкая сторона импоста, а иногда и обе, украшены усложненным растительным орнаментом (Ует1 1989: 17—18).

По всем перечисленным признакам, херсонесские экземпляры отражают развитую фазу ионической импостной капители, которая относится ко второй половиной У в. — первой половине VI в. Но встречаются и более ранние образцы, например, капитель, опубликованная А.Л. Якобсоном (Якобсон 1959: 51). Она близка к экземпляру первой четверти У в. из музея Халкис в Греции (Ует1 1989: 99, р1. 14: 37).

В коллекции Херсонеса имеется также несколько коринфских четырехлистных капителей (рис. 80), они применялись во вспомогательных частях сооружения или в конструкции литургических устройств — алтарных преград, амвонов. Две небольших четырехлистных капителей входят в состав коллекции ГИМ.

Капитель 7 (рис. 81) мраморная, сохранность хорошая, у основания капитель слегка повреждена. Высота капители 31 см, верхняя часть капители квадратная, со стороной 22 см, основание круглое, его диаметр 16—17 см. Судя по размерам, эта коринфская четырехлистная капитель могла служить элементом алтарной преграды или амвона. Круглая выемка на основании служила для установки металлического крепления. Середина абака по всем четырем сторонам отмечена шишкой. Четыре листа аканфа расположены по углам капители. Встречаясь на середине каждой грани, листья образуют овал, который становится самостоятельным декоративным элементом. Между листьями аканфа помещен геометризованный трехдольный листик, обращенный вниз. Завитки, имитирующие волюты, исполнены графически. Аналогии этой капители есть в Восточном Причерноморье, в с. Цаиши, где в средневековой церкви хранится несколько мраморных ранневизантийских капителей (Хрушкова 1980: 22—23).

№ 11. 2019

Капитель 7 датируется первой половиной VI в.

Капитель 8 (рис. 82) выполнена из мрамора, сохранность хорошая, шифр ОЕО 1111/135. Малая капитель трехчетвертной колонки высечена из одного куска мрамора вместе с массивной плитой, толщиной 8,8 см. Лицевая сторона плиты была профилированной, оборотная — гладкой. На основании капители виден след от железного крепления. Судя по размерам капители и остаткам плиты, этот элемент служил частью амвона. Наш фрагмент относится к верхней части основания, поддерживавшего огражденную балюстраду. Капитель четырехгранная вверху, со стороной абака 12,5 см, и круглая внизу, диаметром 12 см. Она украшена двумя листами аканфа по углам, и двумя полулистами по краям. Встречаясь, листья аканфа образуют геометрические фигуры, овал и треугольник. Таким образом, и в малых формах архитектурного декора наблюдаем характерное явление «аканфа—маски».

Капитель 8 датируется первой половиной VI в.

Капитель 9 (рис. 83) стоит особняком в группе ранневизантийских архитектурных деталей ГИМ. Это единственный предмет в коллекции, выполненный не из мрамора, а из мягкого светлого мелкозернистого известняка. В верхней части капители черной тушью нанесен № 9983, сохранность посредственная. Высота капители 48 см, диаметр в верхней части 40 см. Форма капители близка к цилиндрической. С одной стороны капитель стесана, а с двух других частично отбита. Широкие листья, мало напоминающие традиционный аканф, заключены в овальные рамки и расположены в два ряда. В верхнем ряду листья сохранились лучше, здесь видим крупные семидольные листья, промежутки между ними заполнены малыми трилистниками. Листья выполнены в низком и плоском рельефе, в нижнем ряду они слегка отогнуты. Капитель является местным подражанием привозной проконнесской продукции. Это довольно редкий в Херсонесе пример местной резьбы по камню.

Капитель 9 датируется первой половиной VI в.

Таким образом, почти все капители из ГИМ находят аналогии в большой коллекции архитектурных деталей, хранящихся в Государственном музее—заповеднике «Херсонес Таврический». В коллекции ГИМ не представлена только импостная капитель, — тип, который не относится к числу широко распространенных. По форме и декору капители— импосты близки к импостам ионических импостных капителей. В Херсонесе имеется 15 импостов (ШетасЫ 2009: 52—54; КЫгшИ^а 2013: 397—398) (рис. 84—96). Большая часть их относится ко второй половине V — первой половине VI в. В украшении самых ранних образцов в этой группе использована известная схема: на лицевой узкой стороне помещен крест с удлиненной нижней ветвью, окруженный листьями аканфа, а на оборотной — мотив трех или четырех каннелюр («ложков»), также с листьями аканфа по сторонам (рис. 83, 84). Такая декоративная схема лицевой стороны является стандартной среди константинопольских капителей, она получила наименование «крест—аканф» или «хризма— аканф». Исследования Томаса Цолльта и Иоахима Крамера показали, что капители этого типа были распространены со второй половины V в. до первых десятилетий VI в. В Херсонесе импостная капитель с таким декором была найдена в базилике 1935 г., которая датируется второй половиной V в. Также из базилики 1935 г. происходит массивный импост, с профилировкой у основания, украшенный на лицевой стороне «византийским» крестом с расширяющимися концами, а на оборотной — хризмой в медальоне (Хрушкова 2017: 53—55) (рис. 88: а, б). В других случаях украшена только одна лицевая сторона импоста, на которой помещена композиция «крест—аканф» (рис. 84: а, 85: а, 8: б), или «длинный крест» (рис. 89, 90), или равноконечный крест в медальоне, как на одном плохо сохранившемся импосте (рис. 92). Два импоста, на узкой лицевой стороне которых изображен мотив «длинного креста», находятся в базилике 1935 г. (рис. 93—95). Сейчас они увенчивают стандартные коринфские

№ 11. 2019

капители с двумя рядами листьев аканфа, очень редкие в Херсонесе. Эти капители были обнаружены только в базилике 1935 г., раскопки которой провел Г.Д. Белов. К типу импостной капители относится также небольшая капитель, скорее всего, от алтарной преграды, из экспозиции Херсонесского музея—заповедника (рис. 96).

2. Архитектурные фрагменты

В коллекции херсонесского мрамора ГИМ имеются различные архитектурные элементы, почти все во фрагментах:

Двойная колонна (рис. 97: а, б) из светлого желтоватого мрамора, сохранность хорошая. Овальная в сечении, она слегка сужается в верхней части, на обоих концах — отверстия для крепления. Высота колонны 146 см, размеры основания 55 и 29,2 см, максимальная ширина в верхней части 48 см. Основание снабжено базой высотой 9,5 см, верх оформлен двумя узкими валиками, их общая высота 5,4 см. Колонны овальной в сечении формы применялись в конструкции двойных или тройных окон в крупных общественных зданиях. На обеих широких сторонах колонны расположены рельефные вертикальные полосы, к которым примыкали оконные переплеты. Колонна из коллекции ГИМ дает представление о высоте окна, — почти полтора метра, — в неизвестном нам здании Херсонеса. Колонна украшена крупным и четко вырезанным рельефным изображением креста на сфере, с удлиненной нижней ветвью. Крест расположен на узкой стороне, его боковые ветви охватывают половину колонны. Колонна была установлена таким образом, чтобы крест был виден снаружи. Две подобные колонны известны в Херсонесе (рис. 48). Датируется ранневизантийской эпохой

Колонна (рис. 98: а, б), фрагмент. Мрамор на поверхности желтоватый с серо-синими полосами. Высота 128 см, диаметр верхнего конца 33—35 см, он оформлен в виде узкого валика и полочки. Нижняя часть колонны отпилена. Рельефный крест длиной 57,6 см, с удлиненной нижней ветвью и расширяющимися концами, располагался в верхней части колонны. Датируется ранневизантийской эпохой.

Колонна (рис. 99), фрагмент. Мрамор серый с полосами, местами сколы. Высота 179 см, диаметр в верхней части 22,5 см. База оформлена в виде двойного плоского пояска, верхняя часть колонны не сохранилась. Колонна могла служить частью алтарной преграды.

Колонка витая (рис. 100), фрагмент, мрамор. Высота 30,5 см, диаметр 10 см. Эта тонкая колонка могла служить ножкой престола.

Колонка (рис. 101), инв. № 3340, фрагмент, мрамор с серыми полосами, Диаметр 6,5 см, высота 18,5 см.

Плита (рис. 102), мрамор, фрагмент, возможно, часть архитрава. Длина 82 см, ширина 30 см, толщина 8 см. Верхняя сторона обработана, отполирована.

Фрагмент (рис. 103), мрамор, шифр ОБП 34/Ш. Обломан с двух сторон, разбит на две части. Длина 62,5 см, ширина 31,5 см, высота 12,7 см. Нижняя и верхняя стороны не обработаны, обратная (узкая) сторона обломана. Возможно, часть архитрава, который был вмонтирован таким образом, что видна была только передняя сторона. На лицевой стороне в центре изображен равноконечный крест с медальонами на концах, по сторонам — раскрытые медальоны с пальметтами, вершины которых обращены к центру. Между пальметтами помещены листиками аканфа. В исполнении пальметт применено сверло. Датируется средневизантийским временем, скорее всего, X - началом XI в.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Плита с частью фриза (рис. 104), фрагмент, мрамор белый с серыми полосами. Плита обломана с левого края, обратная сторона гладкая. Длина 38 см, ширина 36,5 см, толщина 3 см. Фрагмент служил обрамлением прямоугольной плиты, по краю которой расположен ряд

№ 11. 2019

сохранившихся частично «сухариков». С обратной стороны сохранился паз для крепления. Декор состоит из гроздьев и листьев винограда, помещенных в изгибы лозы. Рельеф плоский, в исполнении листьев применено сверло. Датируется ранневизантийской эпохой.

Плита (рис. 105), мрамор, фрагмент, расколотый на две части. Длина 62 см, ширина 58 см, толщина 4,5 см в середине и 6 см по краям. Обратная плиты сторона гладкая. На лицевой стороне у края плиты профилировка, в середине изображена хризма, ее диаметр 44 см. Датируется ранневизантийской эпохой.

Плита (рис. 106), мрамор, фрагмент размерами 37 х 33 см, толщина 5,5 см. На лицевой стороне видны нижняя и правая ветви креста, справа — часть медальона. На плите была изображена известная схема: в центре крест или хризма в медальоне, от которого в обе стороны отходят лемниски, на них утверждены кресты, расположенные по краям плиты. Плита двусторонняя, на обратной стороне в центре был помещен мотив креста в медальоне, на фрагменте видна правая ветвь креста. Датируется ранневизантийской эпохой.

Плита (рис. 107), мрамор, фрагмент, длина 69 см, высота 39 см, толщина 5—7,5 см. На лицевой стороне изображение медальона. Обратная сторона обработана, по краю профилировка. Датируется ранневизантийской эпохой.

Плита (рис. 108), мрамор, фрагмент размерами 49 х 39 см, толщина у края 7 см. На лицевой стороне сохранилась нижняя часть медальона, от которого вниз отходили ленты. В медальоне, должна была быть изображена хризма или крест. Широкая рама с тройной профилировкой. Датируется ранневизантийской эпохой.

Плита (рис. 109), мрамор с серыми полосами. Фрагмент размерами 37 х 30 см, толщина 6,5—7 см (у края). На лицевой стороне в центре плиты был изображен ромб, расположенный горизонтально, по углам — треугольники, это самая распространенная схема декора плит ранневизантийских алтарных преград. Все элементы подчеркнуты многократной профилировкой. Обратная сторона плиты обработана.

Плита (рис. 110), мрамор с серыми полосами, фрагмент размерами 41 х 37 см, толщина 6—8 см, край плиты со сложной профилировкой. Датируется ранневизантийской эпохой.

Датируется ранневизантийской эпохой.

Плита (рис. 111), мрамор с серыми полосами, небольшой фрагмент массивной плиты с профилировкой, толщина у края 11 см. Датируется ранневизантийской эпохой.

Плита (рис. 112), мрамор с серыми полосами, на обороте инв. № 93426, оп. № 18. Фрагмент профилированного края размерами 16 х 15 см, толщина 3—3,7 см, на лицевой стороне сохранился мотив завитка. Датируется ранневизантийской эпохой.

Плита (рис. 113), мрамор с серыми полосами, на оборотной стороне инв. № 33426. Фрагмент края, разбит на две части. Размеры 33 х 23 см, толщина у края 3,5—4 см. В прямоугольном заглубленном поле изображен растительный(?) мотив. Датируется ранневизантийской эпохой.

В нашем каталоге мраморов из коллекции ГИМ 25 предметов: 8 капителей и 17 архитектурных элементов. Среди них преобладают фрагменты алтарных преград или балюстрад иного назначения. Общая дата большинства мраморов: вторая половина V в — первая половина VI в. Две капители, коринфская с тонким зубчатым аканфом и коринфская «лирная», относятся к последним десятилетиям V в. Ионические импостные капители — типичная продукция второй половины V — первой половины VI в. Среди архитектурных элементов к средневизантийскому времени относится фрагмент с изображением равноконечного креста и пальметт (рис. 102).

Рассмотренные материалы, хранящиеся в Государственном историческом музее (Москва), дают представление о коллекции мрамора еще одного собрания, где хранятся

№ 11. 2019

материалы из Херсонеса. Все они, несомненно, находят аналогии в коллекции мраморов

Музея—заповедника «Херсонес Таврический».

Литература

Искусство Византии: Банк А.В., Попова О.В. (ред.). 1977. Искусство Византии в собраниях СССР. Каталог выставки. Ч. 1. Москва: Советский Художник.

Кондаков Н.П. Рецензия: А.Л. Бертье-Делагард. Древности Южной России. Раскопки Херсонеса. СПб., 1893. 1893. Журнал Министерства Народного Просвещения. № 1. Отд. 2, 390—396.

Хрушкова Л.Г. 1980. Скульптурараннесредневековой Абхазии. V—Xвв. Тбилиси: Мецниереба.

Хрушкова Л.Г. 2011. Проконнесский мрамор в Херсонесе Таврическом: капители с тонким зубчатым аканфом. ВВ 70(95), 174—191.

Хрушкова Л.Г. 2016. Епископская базилика Херсонеса Таврического: методы изучения, результаты, современный взгляд. В: Майко В.В., Яшаева Т.Ю. (отв. ред.). Владимирский Сборник. Материалы международных научных конференций «I и II Свято-Владимирские Чтения». Калининград: ИД «РОС-ДОАФК», 327—435.

Хрушкова Л.Г. 2017. Херсонес Таврический: архитектурный декор «базилики 1935». Вопросы Всеобщей Истории Архитектуры 9(2), 41—70.

Якобсон А.Л. 1959. Раннесредневековый Херсонес: очерки истории материальной культуры. Москва; Ленинград: Наука (МИА 63).

Barsanti С. 1989. L'esportazione di marmi dal Proconesso nelle regione pontiche durante il IV—VI secolo. Rivista dell'Istituto Nazionale d'Archeologia e Storia del'Arte. Ser.III. T. XII, 91—220.

Biernacki A.B. 2009. Wszesnobizantyjskie elementy i detale architektoniczne Chersonezu Taurydzkiego. Poznan: Wydawnictwo Poznanskie.

Deichmann F.W. 1981. Corpus der Kapitelle der Kirche von San Marco zu Venedig. Stuttgart: Franz Steiner.

Deroche V. 1989. Delphes: la christianisation d'un sanctuaire païen. In: Actes du XIe Congrès international d'archéologie chrétienne. Lyon-Aoste, 21-28 sept. 1986. Vol. III. Rome: Pontificio Istituto di archeologia Cristiana; École Française de Rome, 2713—2726 (Studi di Antichità Cristiana 41; Collection de l'École Française de Rome 123).

Duval N. 1989. Les monuments d'époque chrétienne en Cyrénaïque à la lumière des recherches récentes. In: Actes du XIe Congrès international d'archéologie chrétienne. Lyon-Aoste, 21—28 sept. 1986. Vol. III. Rome: Pontificio Istituto di archeologia Cristiana; École Française de Rome, 2743—2806 (Studi di Antichità Cristiana 41; Collection de l'École Française de Rome 123).

Guiglia A., Barsanti C., Paribeni A. 2009. Saint Sophia Museum 2008: the Byzantine marble capitals in the Ayasofya Müzesi, Istanbul. In: 27. Araçtirma Sonuçlari Toplantisi. Ct. 1. 25—29 Mayis 2009, Denizli. Ankara: Ayri Basim, 413—432.

Herrmann J.J. 1988. The Ionic Capital in Late Antique. Rome: Giorgio Bretschneider (Archaeologica 56).

Jastrzçbowska E. 2004. Einspätantikes Kapitell im Park «Arkadia» bei Nieborow. Archeologia LV, 41—45.

Kautzsch R. 1936. Kapitellstudien. Beiträge zu einer Geschichte des spätantiken Kapitells im Osten vom vierten bis siebenten Jahrhundert. Berlin: W. de Gruyter (Studien zur spätantiken Kunstgeschichte 9).

Khrushkova L. 2012. Chersonesus in the Crimea: Early Byzantine capitals with fine-toothed acanthus leaves. In: Tsetskhladze G.R. (ed.). The Black Sea, Paphlagonia, Pontus and Phrygia in Antiquity. Aspects of archaeology and ancient history. Oxford: BAR, 129—140 (BAR International Series 2432).

Khrushkova L. 2013. Chersonèse en Crimée aux IVe — VIe siècles: topographie et chronologie. In: Brandt O. (ed.). ActaXVCongressus internationalis archaeologiae christianae. Toleti (8-12.9.2008). Episcopus, civitas, territorium. Pt. I. Città del Vaticano: Pontificio istituto di archeologia cristiana, 387—402.

Khrushkova L. 2017a. The Bishop's Basilica ("Uvarov's") of Chersonesus in the Crimea. The modern view after a century and a half of study. Archaeologia Bulgarica 21, 27—78.

Khrushkova L. 2017b. The Study of the Early Byzantine Architecture of Chersonesus in the Crimea: Progress or Dead End? Hortus Artium Medievalium 23 (2), 856—872.

Khrushkova L. 2018. Notes on the Study of Byzantine Marbles of Tauric Chersonesus. In: Pedone S., Paribeni A. (a cura). "Di Bisanzio dirai cià che è passato, che passa e che sarà". Scritti in onore di Alessandra Guiglia. Roma: Bardi Edizioni, 51—66.

Kramer I. 1994. Korinthische Pilasterkapitelle in Kleinasien und Konstantinopel. Antike und Spätantike Werkstattgruppen. Tübingen: E. Wasmuth (Istanbuler Mitteilungen 39).

№ 11. 2019

Kramer I. 1998. Bemerkungen zu den Methoden der Klassifizierung und Datierung frühchristlicher oströmischer Kapitelle. In: Peschlow U., Möller S. (Hrsg). Spätantike und byzantinische Bauskulptur: Beiträge eines Symposions in Mainz, Februar 1994. Stuttgart: Franz Steiner, 43—58.

Minguzzi S. 2000. Catalogo delle tipologie di capitelli i plutei. In: Favaretto I. (a cura di). Marmi della basilica di San Marco. Capitelli, plutei, rivestimenti, arredi. Milano: Rizzoli, 123—169.

Peschlow U. 2001. Kapitell. In: Reallexikon für Antike und Christentum. Bd. XX, 58—123.

Pralong A. 2003. Matériel archéologique errant. In: Geyer B., Lefort J. (eds.). La Bithynie au Moyen Age. Paris: Lethielleux, 225—286 (Réalités Byzantines 9).

Pralong A. 2005. Origine des chapiteaux-corbeille "à côtes de melon". In: Baratte F., Deroche V., Jolivet-Lévy C., Pitarakis B. (eds.). Travaux et Mémoires. T. 15. Mélanges Jean-Pierre Sodini. Paris: Association des amis du centre d'histoire et civilisation de Byzance, 487—498.

Russo E. 2005. Il pulvino sopra il capitello a cesto. Bizantinistica. Ser. II. Vol. 7, 23—46.

Russo E. 2008a. Sculture architettoniche e decorative paleocristiane e bizantine nel Kazim Yaman Parki di Kusadasi. Bizantinistica. Ser. II. Vol. IX, 31—119.

Russo E. 2008b. The Ionic Impost Capitals of St. John in Ephesus. In: 25. Araçtirma Sonuçlari Toplantisi. Ct. 1. 28-01 Haziran 2007, Kocaeli. Ankara: Ayri Basim, 221—234.

Sodini J.-P. 1984. La sculpture architecturale à l'époque paléochrétienne en Illyricum. In: Actes du Xe Congrès international d'archéologie chrétienne. Thessalonique, 28 sept.-5 oct. 1980. Vol. 1. Città del Vaticano: Pontificio Istituto di archeologia cristiana, 31—117.

Sodini J.-P. 1989. Le commerce des marbres à l'époque protobyzantine. In: Lepelley C. (ed.). Hommes et richesses dans l'Empire byzantin. IVe—Vile siècle. T. I. Paris: P. Lethielleux, 163—186 (Réalités byzantines).

Sodini J.-P., Barsanti C., Guiglia Guidobaldi A. 1989. La sculpture architecturale en marbre au VIe siècle à Constantinople et dans les régions sous influence constantinopolitaine. In: Cambi N., Marin E. (eds.). Acta XIII Congressus internationalis archaeologie christianae, Split-Porec 25.9.-1.10.1994. Pt. II. Città del Vaticano: Pontificio Istituto di Archeologia Cristiana, 301—376 (Studi di antichità cristiana 54; Vjesnik za arheologiju i historiju Dalmatinsku. Supl. 87—89).

Vemi V. 1989. Les chapiteaux ioniques à imposte de Grèce à l'époque paléochrétienne. Athènes: École Française d'Athènes.

Yalçin A.-B. 2009. Bogaziçi topografyasi: 2007 araçtirmalari. In: 27 Araçtirma Sonuçlari Toplantisi. Ct. 1. 25-29Mayis 2009, Denizli. Ankara: Ayri Basim, 307—318.

Zollt Th. 1994. Kapitellplastik konstantinopels vom 4 bis 6 Jahrhundert n. Chr. Mit einem Beitrag zur Untersuchung des ionischen Kämpferkapitells. Bonn: R. Habelt.

References

Iskusstvo Vizantii: Bank, A.V., Popova, O.V. (eds.). 1977. Iskusstvo Vizantii v sobraniyakh Sovetskogo Soyuza. Katalog vystavki (The Art of Byzantium in the Collections of the Soviet Union. Catalogue of the Exhibition). Pt. 1. Moscow: "Sovetskiy Khudozhnik" Publ. (in Russian).

Kondakov, N.P. In Zhurnal Ministerstva Narodnogo Prosveshcheniya (Journal of the Ministry of Public Education). No. 1. Pt. 2, 390—396 (in Russian).

Khrushkova, L.G. 1980. Skul'ptura rannesrednevekovoy Abkhazii. V—X vv. (Sculpture of Early Medieval Abkhazia. 5th — 10thCenturies). Tbilisi: "Metsniyereba" Publ. (in Russian).

Khrushkova, L.G. 2011. In Vizantiyskij vremennik (Byzantina Xronika) 70(95), 174—191 (in Russian).

Khrushkova, L.G. 2016. In: Mayko, V.V., Yashayeva, T.Yu. (eds.). Vladimirskiy Sbornik. Materialy mezhdunarodnykh nauchnykh konferentsiy "I i II Svyato-Vladimirskiye Chteniya " (Vladimir Collection of the Articles of the Materials of International Scientific Conferences "1st and 2nd St. Vladimir Readings"). Kaliningrad: "ID «ROS-DOAFK»", 327—435 (in Russian).

Khrushkova, L.G. 2017. In Voprosy Vseobshchey Istorii Arkhitektury (Questions of the General History of Architecture) 9(2), 41—70 (in Russian).

Yakobson, A.L. 1959. Rannesrednevekovyy Chersones: ocherki istorii material'noy kul'tury (Early Medieval Chersonesus: Essays on the History of Material Culture). Moscow; Leningrad: "Nauka" Publ. (Materials and Research in the Archaeology of the USSR 63) (in Russian).

Barsanti, C. 1989. L'esportazione di marmi dal Proconesso nelle regione pontiche durante il IV—VI secolo. Rivista dell'Istituto Nazionale d'Archeologia e Storia del'Arte. Ser.III. T. XII, 91—220.

№ 11. 2019

Biemacki, A.B. 2009. Wszesnobizantyjskie elementy i detale architektoniczne Chersonezu Taurydzkiego. Poznan: 'Wydawnictwo Poznanskie" Publ.

Deichmann, F.W. 1981. Corpus der Kapitelle der Kirche von San Marco zu Venedig. Stuttgart: "Franz Steiner" Publ.

Deroche, V. 1989. Delphes: la christianisation d'un sanctuaire païen. In: Actes du XIe Congrès international d'archéologie chrétienne. Lyon-Aoste, 21-28 sept. 1986. Vol. III. Rome: "Pontificio Istituto di archeologia Cristiana"; "École Française de Rome", 2713—2726 (Studi di Antichità Cristiana 41; Collection de l'École Française de Rome 123).

Duval, N. 1989. Les monuments d'époque chrétienneen Cyrénaïque à la lumière des recherches récentes. In: Actes du XIe Congrès international d'archéologie chrétienne. Lyon-Aoste, 21-28 sept. 1986. Vol. III. Rome: "Pontificio Istituto di archeologia Cristiana"; "École Française de Rome", 2743—2806 (Studi di Antichità Cristiana 41; Collection de l'École Française de Rome 123).

Guiglia, A., Barsanti, C., Paribeni, A. 2009. Saint Sophia Museum 2008: the Byzantine marble capitals in the Ayasofya Müzesi, Istanbul. In: 27. Araçtirma Sonuçlari Toplantisi. Ct. 1. 25-29 Mayis 2009, Denizli. Ankara: "Ayri Basim" Publ., 413—432.

Herrmann, J.J. 1988. The Ionic Capital in Late Antique. Rome: "Giorgio Bretschneider" (Archaeologica 56).

Jastrzçbowska, E. 2004. Einspätantikes Kapitellim Park "Arkadia" bei Nieborów. Archeologia LV, 41—45.

Kautzsch, R. 1936. Kapitellstudien. Beiträgezueiner Geschichte des spätantiken Kapitellsim Osten vom vierten bis siebenten Jahrhundert. Berlin: 'W. de Gruyter" Publ. (Studien zur spätantiken Kunstgeschichte 9).

Khrushkova, L. 2012. Chersonesus in the Crimea: Early Byzantine capitals with fine-toothed acanthus leaves. In: Tsetskhladze, G.R. (ed.). The Black Sea, Paphlagonia, Pontus and Phrygia in Antiquity. Aspects of archaeology and ancient history. Oxford: "BAR" Publ., 129—140 (BAR International Series 2432).

Khrushkova, L. 2013. Chersonèse en Crimée aux IVe — VIe siècles: topographie et chronologie. In: Brandt, O. (ed.). ActaXVCongressus internationalis archaeologiae christianae. Toleti (8-12.9.2008). Episcopus, civitas, territorium. Pt. I. Città del Vaticano: "Pontificio istituto di archeologia cristiana", 387—402.

Khrushkova, L. 2017a. The Bishop's Basilica ("Uvarov's") of Chersonesus in the Crimea. The modern view after a century and a half of study. Archaeologia Bulgarica 21, P. 27—78.

Khrushkova, L. 2017b. The Study of the Early Byzantine Architecture of Chersonesus in the Crimea: Progress or Dead End? Hortus Artium Medievalium 23(2), 856—872.

Khrushkova, L. 2018. Notes on the Study of Byzantine Marbles of Tauric Chersonesus. In: Pedone, S., Paribeni, A. (a cura). "Di Bisanzio dirai ció che è passato, che passa e che sarà". Scritti in onore di Alessandra Guiglia. Roma: "Bardi Edizioni" Publ., 51—66.

Kramer, I. 1994. Korinthische Pilasterkapitelle in Kleinasien und Konstantinopel. Antike und Spätantike Werkstattgruppen. Tübingen: "E. Wasmuth" Publ. (Istanbuler Mitteilungen 39).

Kramer, I. 1998. Bemerkungen zu den Methoden der Klassifizierung und Datierung frühchristlicher oströmischer Kapitelle. In: Peschlow, U., Möller, S. (Hrsg). Spätantike und byzantinische Bauskulptur: Beiträge eines Symposions in Mainz, Februar 1994. Stuttgart: "Franz Steiner" Publ., 43—58.

Minguzzi, S. 2000. Catalogo delle tipologie di capitelli i plutei. In: Favaretto, I. (cur.). Marmi della basilica di San Marco. Capitelli, plutei, rivestimenti, arredi. Milano: "Rizzoli" Publ., 123—169.

Peschlow, U. 2001. Kapitell. In: Reallexikon für Antike und Christentum. Bd. XX, 58—123.

Pralong, A. 2003. Matériel archéologique errant. In: Geyer, B., Lefort, J. (eds.). La Bithynie au Moyen Age. Paris: "Lethielleux" Publ., 225—286 (Réalités Byzantines 9).

Pralong, A. 2005. Origine des chapiteaux-corbeille "à côtes de melon". In: Baratte, F., Déroche, V., Jolivet-Lévy, C., Pitarakis, B. (eds.). Travaux et Mémoires. T. 15. Mélanges Jean-Pierre Sodini. Paris: "Association des amis du centre d'histoire et civilisation de Byzance", 487—498.

Russo, E. 2005. Il pulvino sopra il capitello a cesto. Bizantinistica. Ser. II. Vol. 7, 23—46.

Russo, E. 2008a. Sculture architettoniche e decorative paleocristiane e bizantine nel Kazim Yaman Parki di Kuçadasi. Bizantinistica. Ser. II. Vol. IX, 31—119.

Russo, E. 2008b. The Ionic Impost Capitals of St. John in Ephesus. In: 25. Araçtirma Sonuçlari Toplantisi. Ct. 1. 28-01 Haziran 2007, Kocaeli. Ankara: "Ayri Basim" Publ., 221—234.

Sodini, J.-P. 1984. La sculpture architecturale à l'époque paléochrétienne en Illyricum. In: Actes du Xe Congrès international d'archéologie chrétienne. Thessalonique, 28 sept.-5 oct. 1980. Vol. 1. Città del Vaticano: "Pontificio Istituto di archeologia cristiana", 31—117.

№ 11. 2019

Sodini, J.-P. 1989. Le commerce des marbres à l'époque protobyzantine. In: Lepelley C. (ed.). Hommes et richesses dans l'Empire byzantin. IVe—VIIe siècle. T. I. Paris: "P. Lethielleux" Publ., 163—186 (Réalités byzantines).

Sodini, J.-P., Barsanti, C., Guiglia Guidobaldi, A. 1989. La sculpture architecturale en marbre au VIe siècle à Constantinople et dans les régions sous influence constantinopolitaine. In: Cambi, N., Marin, E. (eds.). Acta XIII Congressus internationalis archaeologie christianae, Split-Porec 25.9.-1.10.1994. Pt. II. Città del Vaticano: "Pontificio Istituto di Archeologia Cristiana", 301—376 (Studi di antichità cristiana 54; Vjesnik za arheologiju i historiju Dalmatinsku. Supl. 87—89). Vemi, V. 1989. Les chapiteaux ioniques à imposte de Grèce à l'époque paléochrétienne. Athènes: "École Française d'Athènes".

Yalçin, A.-B. 2009. Bogaziçi topografyasi: 2007 araçtirmalari. In: 27 Araçtirma Sonuçlari Toplantisi. Ct. 1.

25-29Mayis 2009, Denizli. Ankara: "Ayri Basim" Publ., 307—318. Zollt, Th. 1994. Kapitellplastik konstantinopels vom 4 bis 6 Jahrhundert n. Chr. Mit einem Beitrag zur Untersuchung des ionischen Kämpferkapitells. Bonn: "R. Habelt" Publ.

№ 11. 2019

Рис. 1. Ионическая импостная капитель. ГИМ (по Искусство Византии 1977: 91, № 121).

Fig. 1. Ionic Impost Capital. State Historical Museum (after Iskusstvo Vizantii 1977: 91, No. 121).

Рис. 2. Ионическая импостная капитель. ГИМ (по Искусство Византии 1977: 90, № 117).

№ 11. 2019

Рис. 3. Композитная капитель с тонким зубчатым аканфом. ГИМ (фото автора).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Fig. 3. Composite capital with fine-toothed Akanthus. State Historical Museum (Photo by the Author).

Рис. 4. Композитная капитель с тонким зубчатым аканфом. Херсонес Таврический, базилика 1935 г. ГИАМЗ ХТ (фото автора).

№ 11. 2019

Рис. 5. Композитные капители с тонким зубчатым аканфом. Венеция, церковь Сан Марко, северный фасад (фото автора).

Fig. 5. Composite capitals with fine-toothed Akanthus. Venice, Church of San Marco, Northern Façade (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 6. Коринфская «лирная» капитель. ГИМ (фото автора).

Fig. 6. Corinthian Lyre-shaped Capital. State Historical Museum (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 7. ГИАМЗ ХТ, фасад, вход (фото автора).

Fig. 7. State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus", Façade, Entrance

(Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 8. Коринфская «лирная» капитель 1, ГИАМЗ ХТ, фасад (фото автора).

Fig. 8. Corinthian Lyre-shaped Capital 1, State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus", Façade (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 9. Базилика 28, колонна, импост и «лирная» капитель 2, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

Fig. 9. Basilica 28, Column, Impost and Lyre-shaped Capital 2, State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus" (Photo by the Author).

МАИАСП_Ранневизантийские капители из Херсонеса Таврического_327

№ 11. 2019

Рис. 10. Базилика в базилике, «лирная» капитель 3, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

№ 11. 2019

Рис. 11. «Лирная» капитель 4, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

Fig. 11. Lyre-shaped Capital 4, State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus" (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 12. «Лирная» капитель 5, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

Fig. 12. Lyre-shaped Capital 5, State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus" (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 13. «Лирная» капитель 6, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

Fig. 13. Lyre-shaped Capital 6, State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus" (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 14. «Лирная» капитель 7, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

№ 11. 2019

Рис. 15. «Лирная» капитель 8, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

Fig. 15. Lyre-shaped Capital 8, State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus" (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 16. «Лирная» капитель 9, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

Fig. 16. Lyre-shaped Capital 9, State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus" (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 17. Lyre-shaped капитель 10, ГИАМЗ ХТ (фото автора)

Fig. 17. Lyre-shaped Capital 10, State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus" (Photo by the Author).

МАИАСП_Ранневизантийские капители из Херсонеса Таврического_335

№ 11. 2019

Рис. 18. «Лирная» капитель 11, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

№ 11. 2019

Рис. 19. «Лирная» капитель 12, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

Fig. 19. Lyre-shaped Capital 12, State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus" (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 20. «Лирная» капитель 13, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

№ 11. 2019

Рис. 21. «Лирная» капитель 14, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

Fig. 21. Lyre-shaped Capital 14, State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus" (Photo by the Author).

МАИАСП_Ранневизантийские капители из Херсонеса Таврического_339

№ 11. 2019

Рис. 22. «Лирная» капитель 15, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

Fig. 22. Lyre-shaped Capital 15, State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus" (Photo by the Author).

Рис. 23. «Лирная» капитель 16, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

№ 11. 2019

Рис. 24. «Лирная» капитель 17, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

Fig. 24. Lyre-shaped Capital 17, State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus" (Photo by the Author).

МАИАСП_Ранневизантийские капители из Херсонеса Таврического_341

№ 11. 2019

Рис. 25. ГИАМЗ ХТ, главный фасад, деталь, вид справа (фото автора).

№ 11. 2019

Fig. 26. V-shaped Capital 1, State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus", Façade, Right Capital (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Phc. 27. V-o6pa3Haa KanHTe.№ 2, THAM3 XT ($oto aBTopa).

Fig. 27. V-shaped Capital 2, State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus"

(Photo by the Author).

№ 11. 2019

Phc. 28. V-o6pa3Haa KanHTe^b 3, THAM3 XT ($oto aBTopa)

Fig. 28. V-shaped Capital 3, State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus"

(Photo by the Author).

№ 11. 2019

Phc. 29. V-o6pa3Haa KanHTe.№ 4, THAM3 XT ($oto aBTopa).

Fig. 29. V-shaped Capital 4, State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus"

(Photo by the Author).

№ 11. 2019

Phc. 30. V-o6pa3Haa KanHTe^b 5, rHAM3 XT ($oto aBTopa).

Fig. 30. V-shaped Capital 5, State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus"

(Photo by the Author).

№ 11. 2019

Phc. 31. V-o6pa3Haa KanHTe^b 6, THAM3 XT ($oto aBTopa).

№ 11. 2019

Phc. 32. V-o6pa3Haa KanHTe^b 7, rHAM3 XT ($oto aBTopa).

Fig. 32. V-shaped Capital 7, State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus"

(Photo by the Author).

№ 11. 2019

Phc. 33. V-o6pa3Haa KanHTe^b 8, rHAM3 XT ($oto aBTopa).

Fig. 33. V-shaped Capital 8, State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus"

(Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 34: а. V-образная капитель 9, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

Fig. 34: a. V-shaped Capital 9, State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus'

(Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 34: б. V-образная капитель 9, деталь, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

Fig. 34: 6. V-shaped Capital 9, Détail, State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus" (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Phc. 35. V-o6pa3Haa KanHTe^b 10, THAM3 XT ($oto aBTopa).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Fig. 35. V-shaped Capital 10, State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus" (Photo by the Author).

№ 11. 2019

PHC. 36. V-o6pa3Haa KanHTe^b 11, THAM3 XT ($OTO aBTopa)

Fig. 36. V-shaped Capital 11, State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus"

(Photo by the Author).

№ 11. 2019

Phc. 37. V-o6pa3Haa KanHTe^b 12, rHAM3 XT ($oto aBTopa).

№ 11. 2019

Phc. 38. V-o6pa3Haa KanHTe^b 13, THAM3 XT ($oto aBTopa).

№ 11. 2019

Phc. 39. V-o6pa3Haa KanHTe^b 14, rHAM3 XT ($oto aBTopa)

Fig. 39. V-shaped Capital 14, State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus"

(Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 40: а. Капитель 3 из коллекции ГИМ, ионическая импостная капитель 1 (фото автора).

Fig. 40: a. Capital 3, State Historical Museum, Ionic Impost Capital 1 (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис.40: б. Капитель 3 из коллекции ГИМ, ионическая импостная капитель 1 (фото автора).

Fig. 40: 6. Capital 3, State Historical Museum, Ionic Impost Capital 1 (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 41: а. Капитель 4 из коллекции ГИМ, ионическая импостная капитель 2 (фото автора).

Fig. 41: a. Capital 4, State Historical Museum, Ionic Impost Capital 2 (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Fig. 41: 6. Capital 4, State Historical Museum, Ionic Impost Capital 2 (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 42: а. Капитель 5 из коллекции ГИМ, ионическая импостная капитель 3 (фото автора).

Fig. 42: a. Capital 5, State Historical Museum, Ionic Impost Capital 3 (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Fig. 42: 6. Ionic Impost Capital 3, State Historical Museum (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 43. Ионическая импостная капитель 4, фрагмент, ГИМ (фото автора).

Fig. 43. Ionic Impost Capital 4, Fragment, State Historical Museum (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 44: а. Ионическая импостная капитель 5, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

Fig. 44: a. Ionic Impost Capital 5, State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus" (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 44: б. Ионическая импостная капитель 5, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

№ 11. 2019

Рис. 44: в. Ионическая импостная капитель 5, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

Fig. 44: e. Ionic Impost Capital 5, State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus" (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 44: г. Ионическая импостная капитель 5, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

Fig. 44: 2. Ionic Impost Capital 5, State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus" (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 44: д. Ионическая импостная капитель 5, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

Fig. 44: d. Ionic Impost Capital 5, State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus" (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 45: а. Ионическая импостная капитель 6, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

Fig. 45: a. Ionic Impost Capital 6, State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus" (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 45: б. Ионическая импостная капитель 6, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

№ 11. 2019

Рис. 45: в. Ионическая импостная капитель 6, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

№ 11. 2019

Рис. 46: а. Ионическая импостная капитель 7, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

Fig. 46: a. Ionic Impost Capital 7, State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus" (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 46: б. Ионическая импостная капитель 7, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

Fig. 46: 6. Ionic Impost Capital 7, State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus" (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 47: а. Ионическая импостная капитель 8, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

№ 11. 2019

Рис. 47: б. Ионическая импостная капитель 8, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

Fig. 47: 6. Ionic Impost Capital 8, State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus" (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 48. Ионическая импостная капитель 9, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

№ 11. 2019

Рис. 49: а. Ионическая импостная капитель 10, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

Fig. 49: a. Ionic Impost Capital 10, State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus" (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 49: б. Ионическая импостная капитель 10, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

Fig. 49: 6. Ionic Impost Capital 10, State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus" (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 50: а. Ионическая импостная капитель 11, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

№ 11. 2019

Рис. 50: б. Ионическая импостная капитель 11, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

Fig. 50: 6. Ionic Impost Capital 11, State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus" (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 51. Ионическая импостная капитель 12, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

Fig. 51. Ionic Impost Capital 12, State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus" (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 52. Ионическая импостная капитель 13, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

Fig. 52. Ionic Impost Capital 13, State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus" (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 53: а. Ионическая импостная капитель 14, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

№ 11. 2019

Рис. 53: б. Ионическая импостная капитель 14, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

Fig. 53: 6. Ionic Impost Capital 14, State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus" (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 54. Ионическая импостная капитель 15, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

Fig. 54. Ionic Impost Capital 15, State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus" (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 55. Ионическая импостная капитель 16, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

Fig. 55. Ionic Impost Capital 16, State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus" (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 56: а. Ионическая импостная капитель 17, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

№ 11. 2019

Рис. 56: б. Ионическая импостная капитель 17, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

Fig. 56: 6. Ionic Impost Capital 17, State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus" (Photo by the Author).

№ 11. 2019

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Рис. 57: а. Ионическая импостная капитель 18, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

Fig. 57: a. Ionic Impost Capital 18, State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus" (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 57: б. Ионическая импостная капитель 18, ГИАМЗ ХТ, продолжение (фото автора).

№ 11. 2019

Рис. 57: в. Ионическая импостная капитель 18, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

№ 11. 2019

Рис. 58: а. Ионическая импостная капитель 19, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

Fig. 58: a. Ionic Impost Capital 19, State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus" (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 58: б. Ионическая импостная капитель 19, деталь, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

Fig. 58: 6. Ionic Impost Capital 19, Détail, State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus" (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 59: а. Ионическая импостная капитель 20, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

№ 11. 2019

Рис. 59: б. Ионическая импостная капитель 20, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

Fig. 59: 6. Ionic Impost Capital 20, State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus" (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 59: в. Ионическая импостная капитель 20, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

Fig. 59: e. Ionic Impost Capital 20, State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus" (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 60: а. Ионическая импостная капитель 21, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

Fig. 60: a. Ionic Impost Capital 21, State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus" (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 60: б. Ионическая импостная капитель 21, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

Fig. 60: 6. Ionic Impost Capital 21, State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus" (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 61: а. Ионическая импостная капитель 22, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

Fig. 61: a. Ionic Impost Capital 22, State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus" (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 61: б. Ионическая импостная капитель 22, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

№ 11. 2019

Рис. 62: а. Ионическая импостная капитель 23, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

№ 11. 2019

Рис. 62: б. Ионическая импостная капитель 23, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

Fig. 62: 6. Ionic Impost Capital 23, State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus" (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 63. Ионическая импостная капитель 24, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

№ 11. 2019

Рис. 64. Ионическая импостная капитель 25, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

№ 11. 2019

Рис. 65: а. Ионическая импостная капитель 26, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

Fig. 65: a. Ionic Impost Capital 26, State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus" (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 65: б. Ионическая импостная капитель 26, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

Fig. 65: 6. Ionic Impost Capital 26, State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus" (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 66. Ионическая импостная капитель 27, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

Fig. 66. Ionic Impost Capital 27, State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus" (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 67. Ионическая импостная капитель 28, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

№ 11. 2019

Рис. 68. Ионическая импостная капитель 29, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

Fig. 68. Ionic Impost Capital 29, State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus" (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 69. Ионическая импостная капитель 30, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

Fig. 69. Ionic Impost Capital 30, State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus" (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 70. Ионическая импостная капитель 31, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

Fig. 70. Ionic Impost Capital 31, State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus" (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 71. Ионическая импостная капитель 32, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

Fig. 71. Ionic Impost Capital 32, State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus" (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 72. Ионическая импостная капитель 33, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

Fig. 72. Ionic Impost Capital 33, State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus" (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 73. Ионическая импостная капитель 34, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

№ 11. 2019

Рис. 74: а. Ионическая импостная капитель 35, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

Fig. 74: a. Ionic Impost Capital 35, State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus" (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 74: б. Ионическая импостная капитель 35, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

№ 11. 2019

Рис. 74: в. Ионическая импостная капитель 35, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

№ 11. 2019

Рис. 74: г. Ионическая импостная капитель 35, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

Fig. 74: 2. Ionic Impost Capital 35, State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus" (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 75. Ионическая импостная капитель 36, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

Fig. 75. Ionic Impost Capital 36, State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus" (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 76: а. Ионическая импостная капитель 37, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

№ 11. 2019

Рис. 76: б. Ионическая импостная капитель 37, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

Fig. 76: 6. Ionic Impost Capital 37, State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus" (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 77: а. Ионическая импостная капитель 38, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

Fig. 77: a. Ionic Impost Capital 38, State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus" (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 77: б. Ионическая импостная капитель 38, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

Fig. 77: 6. Ionic Impost Capital 38, State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus" (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 77: в. Ионическая импостная капитель 38, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

№ 11. 2019

Рис. 78: а. Ионическая импостная капитель 39, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

№ 11. 2019

Рис. 78: б. Ионическая импостная капитель 39, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

Fig. 78: 6. Ionic Impost Capital 39, State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus" (Photo by the Author).

№ 11. 2019

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Рис. 79. Ионическая импостная капитель 40, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

Fig. 79. Ionic Impost Capital 40, State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus" (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 80. Четырехлистная капитель, ГИАМЗ ХТ (фото автора).

Fig. 80. Four-leaf Capital, State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus'

(Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 81. Четырехлистная капитель 1, ГИМ (фото автора).

Fig. 81. Four-leaf Capital 1, State Historical Museum (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 82: а. Четырехлистная капитель 2, ГИМ (фото автора).

№ 11. 2019

Рис. 82: б. Четырехлистная капитель 2, ГИМ (фото автора).

№ 11. 2019

Рис. 82: в. Четырехлистная капитель 2, ГИМ (фото автора).

№ 11. 2019

Рис. 83. Капитель, известняк, ГИМ (фото автора).

№ 11. 2019

Рис. 84: а. Импостная капитель 1. ГИАМЗ ХТ (фото автора)

Fig. 84: a. Impost Capital 1. State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus" (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 84: б. Импостная капитель 1. ГИАМЗ ХТ (фото автора)

Fig. 84: 6. Impost Capital 1. State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus" (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 84: в. Импостная капитель 1. ГИАМЗ ХТ (фото автора)

Fig. 84: 6. Impost Capital 1. State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus"

(Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 85: а. Импостная капитель 2. ГИАМЗ ХТ (фото автора)

Fig. 85: a. Impost Capital 2. State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus"

(Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 85: б. Импостная капитель 2. ГИАМЗ ХТ (фото автора)

Fig. 85: 6. Impost Capital 2. State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus"

(Photo by the Author).

№ 11. 2019

Phc. 86. HMnocTHaa KanHTe.№ 3. THAM3 XT ($oto aBTopa)

Fig. 86. Impost Capital 3. State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus"

(Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 87: а. Импостная капитель 4. ГИАМЗ ХТ (фото автора)

Fig. 87: a. Impost Capital 4. State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus"

(Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 87: б. Импостная капитель 4. ГИАМЗ ХТ (фото автора)

Fig. 87: 6. Impost Capital 4. State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus"

(Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 88: а. Импостная капитель 5. ГИАМЗ ХТ (фото автора)

Fig. 88: a. Impost Capital 5. State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus"

(Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 88: б. Импостная капитель 5. ГИАМЗ ХТ. Деталь (фото автора).

Fig. 88: 6. Impost Capital 5. State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus". Détail (Photo by the Author).

№ 11. 2019

PHC. 89. HMnocTHaa KanHTe.№ 6. rHAM3 XT ($OTO aBTopa).

Fig. 89. Impost Capital 6. State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus"

(Photo by the Author).

№ 11. 2019

Phc. 90. HMnocTHaa KanHTe^b 7. THAM3 XT ($oto aBTopa).

Fig. 90. Impost Capital 7. State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus"

(Photo by the Author).

№ 11. 2019

Phc. 91. HMnocTHaa KanHTe^b 8. rHAM3 XT ($oto aBTopa).

Fig. 91. Impost Capital 8. State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus"

(Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 92: а. Импостная капитель 9. ГИАМЗ ХТ (фото автора).

Fig. 92: a. Impost Capital 9. State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus"

(Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 92: б. Импостная капитель 9. ГИАМЗ ХТ (фото автора)

Fig. 92: 6. Impost Capital 9. State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus"

(Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 92: в. Импостная капитель 9, деталь. ГИАМЗ ХТ (фото автора).

Fig. 92: e. Impost Capital 9, Détail. State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus" (Photo by the Author).

№ 11. 2019

W

Рис. 93. Базилика 1935 г., вид на запад. ГИАМЗ ХТ (фото автора).

Fig. 93. Basilica of 1935, view to the West, State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus" (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 94. Базилика 1935 г. Импостная капитель 10. ГИАМЗ ХТ (фото автора).

Fig. 94. Basilica of 1935. Impost Capital 10. State Historical and Archaeological Museum—Reserve "Tauric Chersonesus" (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 95. Базилика 1935 г. Импостная капитель 11. ГИАМЗ ХТ (фото автора).

№ 11. 2019

Phc. 96. HMnocTHaa KanHTe.№ 12. THAM3 XT ($oto aBTopa).

№ 11. 2019

PHC. 97. Ko^OHHa 1. THM ($OTO aBTopa).

Fig. 97. Column 1. State Historical Museum (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 98: а. Колонна 2. ГИМ (фото автора).

№ 11. 2019

№ 11. 2019

Рис. 99. Колонна 3. ГИМ (фото автора).

Fig. 99. Column 3. State Historical Museum (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 100. Колонка 1, фрагмент. ГИМ (фото автора).

Fig. 100. Column 1, Fragment. State Historical Museum (Photo by the Author).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Рис. 101. Колонка 2, фрагмент. ГИМ (фото автора).

№ 11. 2019

Рис. 102. Архитектурный фрагмент 1. ГИМ (фото автора).

Fig. 102. Architectural Fragment 1. State Historical Museum (Photo by the Author).

Рис. 103. Архитектурный фрагмент 2. ГИМ (фото автора).

№ 11. 2019

Рис. 104. Плита 1, фрагмент. ГИМ (фото автора).

Fig. 104. Slab 1, Fragment. State Historical Museum (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 105. Плита 2, фрагмент. ГИМ (фото автора).

Fig. 105. Slab 2, Fragment. State Historical Museum (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 106. Плита 3, фрагмент. ГИМ (фото автора).

Fig. 106. Slab 3, Fragment. State Historical Museum (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Fig. 107. Slab 4, Fragment. State Historical Museum (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 108. Плита 5, фрагмент. ГИМ (фото автора).

Fig. 108. Slab 5, Fragment. State Historical Museum (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 109. Плита 6, фрагмент амвона. ГИМ (фото автора).

Fig. 109. Slab 6, Fragment of Ambo. State Historical Museum (Photo by the Author).

№ 11. 2019

Рис. 110. Плита 7, фрагмент. ГИМ (фото автора).

№ 11. 2019

Рис. 111. Плита 8, фрагмент. ГИМ (фото автора).

№ 11. 2019

Рис. 112. Плита 9, фрагмент. ГИМ (фото автора).

№ 11. 2019

Рис. 113. Плита 10, фрагмент. ГИМ (фото автора).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.