Научная статья на тему 'Раннепалеолитические индустрии памятника Дарвагчай-1'

Раннепалеолитические индустрии памятника Дарвагчай-1 Текст научной статьи по специальности «Геология»

CC BY
106
49
Поделиться
Ключевые слова
ДАГЕСТАН / РАННИЙ ПАЛЕОЛИТ / МЕЛКООРУДИЙНЫЕ КОМПЛЕКСЫ / ПЛЕЙСТОЦЕН / МОРСКИЕ ТРАНСГРЕССИИ

Аннотация научной статьи по геологии, автор научной работы — Анойкин Антон Александрович, Зенин Василий Николаевич, Кулик Наталья Артемовна, Рыбалко Андрей Геннадьевич

Статья посвящена результатам археологических работ на памятнике Дарвагчай-1 (Дагестан). Археологический материал, зафиксированный в слоях 4-8 стоянки, накапливался в субаэральных и субаквальных условиях морского побережья (пляжная и предфронтальная зоны), при этом в береговом ландшафте преобладали открытые сильно расчлененные участки. Хронологически время формирования культуросодержащих слоев соотносится с разными фазами бакинской трансгрессии Каспийского моря и соответствует возрасту ≈ 0,5-0,8 млн л. н. В ходе работ 2005-2010 гг. на памятнике была получена коллекция из более чем 9000 отдельностей кремня, предположительно связанных с деятельностью древнего человека. Проведенный анализ позволил, несмотря на признаки «артефактности», отсеять часть предметов, имеющих естественное происхождение, и более четко локализовать группу артефактов, чьи параметры позволяют определять их искусственную природу (864 экз.). Раннепалеолитический комплекс памятника характеризуется значительным количеством изделий небольших размеров (~ 2-4 см), составляющих около 3/4 артефактов. Средние размеры орудий, как правило, находятся в пределах 3-4 см. Хотя предметы крупнее 5 см более редки, они составляют около 15% коллекции. Набор орудийных типов и характер вторичной обработки практически не изменяются по культурно-литологическим подразделениям, но общее разнообразие орудийных форм, как и их количество, нарастает вверх по разрезу, достигая максимума в слое 8.

Похожие темы научных работ по геологии , автор научной работы — Анойкин Антон Александрович, Зенин Василий Николаевич, Кулик Наталья Артемовна, Рыбалко Андрей Геннадьевич,

The Early Paleolithic Industries of the Darvagchai-1 Site

This article is devoted to archeological studies at the Darvagchai-1 site (Dagestan). Archaeological material, recorded in layers 4-8, accumulated in subaerial and subaqueous conditions (beach and prefrontal areas), while the coastal landscape was characterized by open and strongly dissected areas. Chronologically, the formation of culturally informative layers correlate with different phases of the Baku transgression of the Caspian Sea and is aged ≈ 0,5-0,8 million years ago. Resulting from work conducted in 2005-2010, the collection was made of more than 9,000 separate flint entities, presumably related to the activities of ancient man. The analysis allowed, despite the signs of "Artifact", weeding out some of the objects of natural origin, and giving a more clear placement of an artifact group whose settings let us define their artificial nature (864 pc.). In general, the Early Paleolithic complex Darvagchay-1 is characterized by a significant number of small-sized products (~ 2-4 cm) comprising about 3/4 of artifacts. Average sizes of tools are generally within 3-4 cm. Although 5 cm items are less frequently occurred, they account for about 15% of the collection. The set of tool types and the nature of secondary treatment remain virtually unchanged for cultural and lithologic units, but the overall diversity of forms of tools, as well as their number, increases up the section, reaching a maximum in layer 8.

Текст научной работы на тему «Раннепалеолитические индустрии памятника Дарвагчай-1»

УДК 903.2

ББК 63.48(2Рос.Даг)2

Раннепалеолитические индустрии памятника Дарвагчай-1*

А.А. Анойкин1, В.Н. Зенин1, Н.А. Кулик2, А.Г. Рыбалко1

1 Институт археологии и этнографии Сибирского отделения Российской академии наук (Новосибирск, Россия)

2 Новосибирский государственный университет (Новосибирск, Россия)

The Early Paleolithic Industries of the Darvagchai-1 Site

А.А. Anoykin1, V.N. Zenin1, N.A. Kulik2, A.G. Rybalko1

1 Institute of Archaeology and Ethnography of the Siberian Branch, Russian Academy of Sciences (Novosibirsk, Russia)

2 Novosibirsk State University (Novosibirsk, Russia)

Статья посвящена результатам археологических работ на памятнике Дарвагчай-1 (Дагестан). Археологический материал, зафиксированный в слоях 4-8 стоянки, накапливался в субаэральных и субак-вальных условиях морского побережья (пляжная и пред-фронтальная зоны), при этом в береговом ландшафте преобладали открытые сильно расчлененные участки. Хронологически время формирования культуросодержащих слоев соотносится с разными фазами бакинской трансгрессии Каспийского моря и соответствует возрасту ~ 0,5-0,8 млн л. н. В ходе работ 2005-2010 гг на памятнике была получена коллекция из более чем 9000 отдельностей кремня, предположительно связанных с деятельностью древнего человека. Проведенный анализ позволил, несмотря на признаки «артефактно-сти», отсеять часть предметов, имеющих естественное происхождение, и более четко локализовать группу артефактов, чьи параметры позволяют определять их искусственную природу (864 экз.). Раннепалеолитический комплекс памятника характеризуется значительным количеством изделий небольших размеров (~ 2-4 см), составляющих около 3/4 артефактов. Средние размеры орудий, как правило, находятся в пределах 3-4 см. Хотя предметы крупнее 5 см более редки, они составляют около 15% коллекции. Набор орудийных типов и характер вторичной обработки практически не изменяются по культурно-литологическим подразделениям, но общее разнообразие орудийных форм, как и их количество, нарастает вверх по разрезу, достигая максимума в слое 8.

Ключевые слова: Дагестан, ранний палеолит, мелкоорудийные комплексы, плейстоцен, морские трансгрессии.

This article is devoted to archeological studies at the Darvagchai-1 site (Dagestan). Archaeological material, recorded in layers 4-8, accumulated in subaerial and subaqueous conditions (beach and prefrontal areas), while the coastal landscape was characterized by open and strongly dissected areas. Chronologically, the formation of culturally informative layers correlate with different phases of the Baku transgression of the Caspian Sea and is aged ~ 0,5-0,8 million years ago. Resulting from work conducted in 2005-2010, the collection was made of more than 9,000 separate flint entities, presumably related to the activities of ancient man. The analysis allowed, despite the signs of "Artifact", weeding out some of the objects of natural origin, and giving a more clear placement of an artifact group whose settings let us define their artificial nature (864 pc.). In general, the Early Paleolithic complex Darvagchay-1 is characterized by a significant number of small-sized products (~ 2-4 cm) comprising about 3/4 of artifacts. Average sizes of tools are generally within 3-4 cm. Although 5 cm items are less frequently occurred, they account for about 15% of the collection. The set of tool types and the nature of secondary treatment remain virtually unchanged for cultural and lithologic units, but the overall diversity of forms of tools, as well as their number, increases up the section, reaching a maximum in layer 8. Key words: Dagestan, Early Paleolithic, small tool complexes, Pleistocene, sea transgressions.

DOI 10.14258/izvasu(2014)4.1-01

* Работа выполнена при поддержке РФФИ, гранты № 13-06-00380-а и 13-06-12012-офи_м.

Первая находка артефактов палеолитического облика в долине р. Дарвагчай была сделана в 1939 г. М.З. Паничкиной в ходе разведочных работ около с. Геджух [1]. В 1959-1963 гг. В.Г. Котович при обследовании в этом же районе местонахождения Чумус-Иниц выделил на нем два разновозрастных комплекса находок, отнесенных к нижнему и верхнему палеолиту [2]. После создания в 1970-х гг. Геджухского водохранилища в результате антропогенной деятельности на его берегах возникло несколько участков с крутыми береговыми склонами и эрозионными обнажениями, вскрывшими отложения раннего - среднего неоплейстоцена. В 2003 г. совместным отрядом ИА РАН и ИАЭТ СО РАН на северном берегу Геджухского водохранилища было открыто местонахождение Дарвагчай-1, приуроченное к отложениям ракушника морского генезиса [5].

Памятник Дарвагчай-1 расположен в 3 км к северо-западу от с. Геджух, в среднем течении Дарвагчая, на границе Кайтагского и Дербентского районов Республики Дагестан. Стационарные исследования стоянки проводились сотрудниками ИАЭТ СО РАН в 2005-2010 гг., за время которых на памятнике были вскрыты четвертичные отложения на площади -140 кв. м [6]. Полученный в ходе работ сводный стратиграфический разрез позволяет выделить на объекте три пачки отложений, включающих 13 основных литологических слоев [7; 8] и имеющих следующее строение и генезис (нумерация отложений дается снизу вверх по разрезу):

Пачка 1 (слой 1) - тонкослойчатый алеврит и тонкозернистый песок - сформирована в акчагыльское время (^3Л) в субаквальных условиях побережья. Видимая мощность более 2,6 м.

Пачка 2 (слои 2-9) образовалась в условиях побережья и относится к бакинскому интервалу ^Ь). В основании - конгломерат с примесью валунов (слой 2; мощность до 0,2 м). Выше залегает тонкозернистый горизонтально-слойчатый песок (слой 3; мощность до

0,35 м). Его перекрывает органогенно-обломочный из-вестняк-ракушняк (слой 4; мощность 0,1-0,2 м) с гравием. Выше залегают тонкослойчатые глинисто-песчаные отложения (слой 5; мощность - 0,2 м) с прослоями ракушника. Очень плотный ракушник (слой 6; мощность до 1,4 м) представляет собой образования погребенного берегового вала. Его перекрывают сложно построенные отложения (слой 7; мощность ~1,4 м). В слое выделяется не менее пяти прослоев чередования алеврито-песчаных тонко-, волнистослойчатых отложений с линзами ракушника и горизонтов, представленных глыбами и щебнем ракушника. Линза конгломерата (слой 8; мощность - 0,5 м) образовалась в бурунной зоне пляжа перед затопленным береговым валом. Это объясняет неровный вертикальный контакт со слоем 7. Выше залегают тонкослойчатые разнозернистые пески и алевриты (слой 9; мощность > 2,7 м).

Пачка 3 (слои 10-13) - субаэральные отложения постбакинского времени, изучены после зачистки придорожного обнажения непосредственно над памятником, ~ 30 м к северу. В нижней части - разнозернистый песок с гравием (слой 10; мощность >3 м). Он перекрыт суглинком со слойками песка (слой 11; мощность - 1,2 м). Выше залегают песчано-галечные отложения (слой 12; мощность >1,7 м). Венчает разрез (на участке раскопа) с явным перерывом современная почва (слой 13; мощность - 0,2 м).

В пачке 2 выявлено несколько культуросодержащих литологических подразделений (слои с 4 по 8). Их относительный возраст (интервал бакинской трансгрессии Каспийского моря) определяется на основании анализа малакофауны (раковины морских моллюсков) и микрофауны (остракоды, фораминифе-ры) [3; 4]. Кроме того, в слоях 6-8 встречаются мелкие обломки костей и зубов млекопитающих плохой сохранности. В слое 8 также обнаружены более крупные фрагменты рога быка, бивня слона и большой берцовой кости носорога. Палинологический анализ показал низкое содержание спор и пыльцы в отложениях Дарвагчая-1 в целом. Тем не менее состав пыльцы в образце из слоя 3 позволяет реконструировать открытые, достаточно сухие и, вероятно, сильно расчлененные ландшафты во время формирования данной местности [4].

Таким образом, суммарная информация, полученная методами естественных наук, позволяет предполагать, что археологический материал, зафиксированный в слоях 4-8, накапливался в субаэральных и субаквальных условиях морского побережья (пляжная и предфронтальная зоны), при этом в береговом ландшафте преобладали открытые, сильно расчлененные участки. Хронологически время формирования культуросодержащих слоев соотносится с разными фазами бакинской трансгрессии Каспийского моря, и согласно принятым стратиграфическим схемам, соответствует возрасту - 0,5-0,8 млн лет назад [6].

В ходе исследовательских работ из культуросодержащих слоев были извлечены каменные отдельности, имеющие признаки антропогенного воздействия, в количестве 9321 экз. Их анализ показал, что индустрия Дарвагчая-1 основана на использовании кремня (99%). Однако облик извлеченных артефактов, особенности их залегания потребовали более глубокого петрографического изучения как археологической коллекции, так и сопровождающего галечного материала, связанного с оценкой возможностей использования каменного сырья, определения его качества и внутренних свойств. Исследование проводилось на материалах, полученных при работах на раскопах 2005-2007 гг. (анализ артефактов и сопутствующей им гальки), а также из современного руслового галечника в верхнем течении р. Дарвагчай и ее левого притока - р. Барзанчай, галечных карьеров и обнажений

в районе Геджухского водохранилища и в среднем течении Дарвагчая [9]. Кроме того, привлекались письменные источники по геологическому строению исследуемого района [10; 11].

Анализ возможных сырьевых источников показал, что в районе памятника есть пять основных типов пород, которые могли использоваться для изготовления каменных орудий: три разновидности кремня (желваковый серый кремень, полосчатый серо-розовый кремень по известковистым песчаникам, тонкополосчатый кварцитовидный кремень), прилегающая к желваковому кремню менее окремненная часть карбонатной породы, а также средне- и мелкозернистые песчаники. Однако петрографический состав коллекции, как уже упоминалось, свидетельствует, что индустрия Дарвагчая-1 является по существу моно-сырьевой, так как большинство артефактов выполнено на желваковом кремне, на долю же полосчатого кремня и песчаника приходятся единичные изделия, а кварцитовидный кремень вообще не употреблялся. Это дает основания утверждать, что весь использовавшийся кремень имеет единый источник. Дальнейшие исследования позволили установить, что каменное производство на памятнике основано на кремне, выходы которого связаны с меловыми известняками, слагающими водораздельные хребты у истоков рек Дарвагчай и Рубас. Наблюдения над кремнями в их естественном залегании (по данным работ в долине Рубаса) [6] показали, что важнейшим фактором, влиявшим на качество кремня как сырья каменных индустрий, характер его раскалывания и форму обломков, были многократные тектонические нарушения, приводившие к появлению в желваках кремня скрытой трещиноватости, направления которой определялись как особенностями породы, так и направлением тектонических напряжений. При этом крупные обломки, не успевшие расколоться вследствие короткого переноса, оставаясь трещиноватыми, становились сырьем плохого качества с точки зрения пригодности для производства артефактов. Нетрещиноватые желваки кремня сохранялись лишь вблизи их коренного залегания вне тектонических зон, т.е. там, где кремень не подвергался напряжениям и не испытал дробления при водном переносе.

Анализ кремня в галечном материале и коренном залегании также показал, что при раскалывании небольших желваков часто образуются «изогнутые» обломки. Это вместе с характерным для кремня раковистым изломом создает предпосылки для возникновения «выемчатых» контуров краев и «клювовидных» выступов на концах предметов. Таким образом, можно констатировать, что кремневое сырье, используемое на памятнике, отличается большим количеством внутренних дефектов, в первую очередь трещиноватостью, что при раскалывании, как правило, не позволяет получить протяженных заготовок; ско-

лы часто прерываются трещинами и имеют неровные очертания. Далекий перенос (-10 км), с одной стороны, отсеивает часть некачественного сырья, разбивающегося при соударениях обломков в водном потоке, с другой - предопределяет преимущественно мелкие размеры кремневых галек. Таким образом, форма и размер артефактов в значительной мере зависят от формы и размеров естественных обломков, использовавшихся в качестве исходного сырья, которые, в свою очередь, обусловлены особенностями морфологии и генезиса кремня в этом районе. Сырьевые ограничения, возможно, в значительной степени повлияли на широкое использование неско-ловых основ для изготовления орудий, но одновременно дополнительно осложнили идентификацию последних. Действительно, используемое сырье изначально колется очень «артефактоподобно», а длительный перенос способствует образованию мелкой «псевдоретуши» вследствие раковистого скалывания при обламывании тонких краев обломков и возникновению при соударениях последних «забитостей» и «выемок» на их ребрах и вершинах. Проведенный анализ позволил, несмотря на признаки «артефактно-сти», отсеять часть предметов, имеющих естественное происхождение, и более четко локализовать группу артефактов, чьи параметры позволяют определять их искусственную природу [12].

Коллекцию артефактов Дарвагчая-1 отличает разная степень сохранности их поверхности, варьирующая от изделий с несглаженными «свежими» ребрами между скалываниями до сильно «замытых» предметов, ребра у которых практически отсутствуют. При этом не прослеживается какой-либо зависимости между сохранностью поверхности и стратиграфическим положением находок, так как неокатанные предметы есть практически в каждом культуросодержащем подразделении, а их количество коррелирует скорее с общей насыщенностью слоя находками, чем с его относительной хронологической позицией. Также можно отметить, что среди артефактов небольшой процент изделий имеет следы более позднего подживления и переоформления. Это означает, что один и тот же обломок кремня мог использоваться дважды: первый раз в виде хорошо окатанного галечного материала, а затем в виде подвергшихся окатыванию более ранних артефактов. Характерные следы соударений в водном потоке на поверхности кремневых отдельностей относительно редки. Отсутствие таких следов на артефактах и наличие в составе слоев, помимо битых раковин, большого количества окатанных и угловатых песчинок кварца позволяет считать, что такая абразия происходила в водно-песчаной взвеси в приливно-отливной пляжной зоне моря. О переносе и перемешивании артефактов в береговой зоне свидетельствует их «взвешенное» состояние и раз-

личия в сохранности поверхности [6]. Следует также учитывать, что около 25% артефактов не имеют на своей поверхности следов какого-либо сглаживающего воздействия.

В ходе работ 2005-2010 гг. На памятнике была получена коллекция из более чем 9000 отдельностей кремня, предположительно связанных с деятельностью древнего человека. Найденные предметы, в основном, имеют размеры до 5 см, хотя встречаются единичные экземпляры до 12 см по длинной оси. Большая часть данных артефактов (?) имеет небольшие размеры, невыраженную морфологию и сильную степень сглаживания поверхности, что затрудняет их точное технико-типологическое определение, которое носит в значительной степени предположительный характер. С целью более объективной оценки индустрии авторами был изменен подход к исследуемому материалу, который был пропущен через несколько «фильтров». На основе петрографических данных из состава коллекции были удалены предметы, образование которых может быть объяснено естественными причинами (раскалывание по трещинам в породе, раскалывание при соударении, во время водной транспортировки и др.). Также были исключены все предметы, не имеющие достаточно выразительных следов антропологического воздействия в силу сильной сглаженности поверхности, очень малых размеров, отсутствия основных признаков направленного раскалывания и др.

В результате такого, более «строгого», подхода к материалам общей коллекции памятника было определено, что характеристиками, достаточными для технико-типологического анализа, в ней обладают 864 предмета. Они соответствуют параметрам, разработанным авторами при работе с мелкоорудийной раннепалеолитической индустрией другого памятника Приморского Дагестана - Рубас-1, расположенного примерно в 30 км к юго-западу от Дарвагчая-1 и датируемого ранним плейстоценом [6]. Сохранность и облик предметов в коллекции Дарвагчая-1 определили их разделение на две группы по степени выраженности антропогенного воздействия. Артефакты группы I представлены сколами, теми орудийными формами, которые легко диагностируются, имеют типологическую привязку и четкую системность обработки, а также нуклевидными формами с прослеживающейся системой подготовки ядрища и негативами серии целенаправленных снятий. Изделия группы II представлены нуклевидными обломками, а также фрагментами сколов, обломками и осколками, вторичная отделка которых позволяет диагностировать возможную системность обработки и выделить предполагаемые рабочие участки. В эту категорию попадает и группа мелких сколов, для которых нельзя исключать природный характер образования при раскалывании кремневых обломков и галек вследствие соударений, а также

медиальные и дистальные фрагменты более крупных сколов, не имеющих остаточных ударных площадок.

К группе I было отнесено 448 предметов, к группе II - 416 предметов. Необходимо отметить, что для изделий, определенных как орудия, в группе II малая протяженность обработанных участков и характер обработки не позволяют однозначно утверждать антропогенное происхождение ретуши.

По слоям артефакты распределены следующим образом:

Слой 4. Всего 15 экз.

Группа I - предметы с выраженным антропогенным воздействием (8 экз.). Категории, представляющие первичное расщепление: колотая галька - 1; нуклеус - 1 (одноплощадочное монофронтальное ядрище, имеет небольшие размеры и относится к простым формам плоскостного однонаправленного раскалывания); сколы - 6. Три предмета вторичной обработкой преобразованы в орудия: выемчатое изделие на гальке, выполненное одним глубоким сколом, шиповидное орудие на мелком первичном сколе, со срединным расположением рабочего элемента и нож с обушком-гранью, на среднем широком сколе.

Группа II - предметы с предполагаемым антропогенным воздействием, насчитывает 7 экз. Категории, представляющие первичное расщепление: нуклевид-ный обломок - 1, близкий простейшему одноплощадочному монофронтальному ядрищу; сколы - 6. Все сколы имеют мелкие размеры. Орудийных форм не выделено.

Слой 5. Всего 2 экз.

Группа I не представлена.

Группа II 2 экз. Категории, характеризующие первичное расщепление: скол - 1 и обломок - 1. По наличию следов вторичной обработки к категории орудий предположительно может быть отнесен один предмет - шиповидное, с угловым расположением рабочего элемента.

Слой 6. Всего 112 экз.

Группа I - 42 экз. Категории, представляющие первичное расщепление: колотая галька - 1; нуклеус - 1 (одноплощадочное монофронтальное ядрище имеет небольшие размеры и относится к простым формам плоскостного однонаправленного раскалывания); ну-клевидные обломки - 2; сколы - 26; обломки, осколки - 12. Из 42 предметов преобразованы в орудия 20, в том числе: чоппер - 1; скребло продольное -1; скре-бловидные - 3; скребло-нож - 1; скребки атипичные -4; шиповидные - 2; выемчатые, с ретушированными выемками - 3; комбинированное орудие* (выемчатое-шиповидное) - 1; сколы с ретушью - 3; обломок с ретушью - 1.

Группа II насчитывает 70 экз. Категории, представляющие первичное расщепление: галька со сколами - 1; нуклевидные обломки - 4; обломки с торцовыми сколами - 3, сколы - 26; обломки, осколки - 37.

По наличию следов вторичной обработки к категории орудий из данных предметов может быть отнесено 38 изделий, которые практически все выполнены на не-сколовых заготовках, в том числе: скребловидное - 1; скребки атипичные - 15, в том числе 8 размером менее

2 см; шиповидные - 8, как с угловым, так и со срединным расположением рабочего элемента; острие - 1; выемчатые - 9, преимущественно выполненные мелкими сколами и нерегулярной ретушью; скол с ретушью - 1; обломки с ретушью - 3.

Слой 7. Всего 307 экз.

Группа I - 154 экз. Категории, представляющие первичное расщепление: гальки и плитки - 3; нуклеусы - 8 (ядрища имеют разные, но в основном небольшие размеры и относятся к простым формам плоскостного однонаправленного раскалывания; один нуклеус соответствует категории двухплощадочных бифронтальных, остальные - одноплощадочные мо-нофронтальные, причем на одном из изделий этой группы оформлено скребло); нуклевидные обломки -

3 (все преобразованы в орудия); сколы - 100; обломки, осколки - 38. Из 154 предметов к категории орудий относятся 60, в том числе: скребла - 4, в том числе одно конвергентное и одно с вентральным утончением; скребловидные - 6, в том числе одно конвергентное, скребки атипичные - 6, в том числе один нуклевид-ный и три размером менее 2 см; нож с обушком-гранью, на среднем широком сколе - 1; комбинированное (скребок-шиповидное) орудие - 1; шиповидные - 8, как с угловым, так и со срединным расположением рабочего элемента, в том числе одно изделие размером менее 2 см; выемчатые - 17, из которых два с клек-тонскими анкошами, остальные выполнены серией мелких сколов и ретушью; зубчатые, выполненные небольшими глубокими сколами - 4; сколы с ретушью - 8; обломки с ретушью - 5.

Группа II - 153 экз. Категории, представляющие первичное расщепление: колотые гальки - 3; нукле-видные обломки - 4; сколы - 69; обломки, осколки -77. по наличию следов вторичной обработки к категории орудий из данных предметов может быть отнесено 89 изделий, в том числе: скребловидные - 3; скребки атипичные - 2, в том числе 10 длиной менее

2 см; угловой резец - 1; острие - 1; шиповидные - 18, как с угловым, так и со срединным расположением рабочего элемента, в том числе одно изделие размером менее 2 см; выемчатые - 12, в равной доле оформленные как клектонскими, так и ретушированными выемками; зубчатое, выполненное серией мелких сколов - 1; сколы с ретушью - 5; обломки с ретушью - 27.

Слой 8. Всего 428 экз.

Группа I - 244 экз. Категории, представляющие первичное расщепление: колотые гальки - 8; галька со сколами - 1; нуклеусы - 13 (ядрища имеют разные, иногда достаточно крупные (до 11,5 см по длинной оси) размеры и относится к простым формам пло-

скостного однонаправленного раскалывания; один нуклеус соответствует категории двухплощадочных бифронтальных, два - двухплощадочных монофрон-тальных, остальные - одноплощадочные монофрон-тальные; нуклевидные обломки - 13 (все преобразованы в орудия); сколы - 168; обломки, осколки - 41. Из 244 предметов к категории орудий относятся 93, в том числе: чоппер - 1; рубила - 2 (одно небольшого размера, 5,6 см по длинной оси); орудие с носиком - 1; скребла - 8, в том числе одно конвергентное; скребловидные - 3; скребки атипичные - 18, в том числе один двойной конвергентный и два размером менее 2 см; скребла-ножи - 2; нож с обушком-гранью, на мелком сколе - 1; угловой резец - 1; долотовидное орудие на подпрямоугольном удлиненном обломке - 1; группа комбинированных орудий - 9, из них скребло шиповидное - 1; скребок шиповидное - 4; выемчатое шиповидное - 4; шиповидные - 7, в основном со срединным расположением рабочего элемента; выемчатые, практически все выполненные мелкими сколами и ретушью - 16; зубчатые - 2, выполненные мелкими сколами и ретушью; зубчато-выемчатое - 1, выполненное ретушью; оригинальное изделие - 1; сколы с ретушью - 13; обломки с ретушью - 6.

Группа II - 184 экз. Категории, представляющие первичное расщепление: колотые гальки - 3; галька со сколами - 1; нуклевидные обломки - 4, в том числе один близкий простейшему одноплощадочному монофронтальному ядрищу; обломки с торцовыми сколами - 2; сколы - 89; обломки, осколки - 85. По наличию следов вторичной обработки к категории орудий из данных предметов может быть отнесено 101 изделие, в том числе: чоппер - 1; рубило -1; пика - 1; скребла - 3; скребловидные - 4; скребки атипичные - 20, в том числе 12 размером менее 2 см; острие - 1; угловой резец - 1; изделие с бифасиальной обработкой - 1; шиповидные, как с угловым, так и со срединным расположением рабочего элемента, - 12; выемчатые - 18, в основном выполненные мелкими сколами и нерегулярной ретушью (13); зубчатое - 1, выполненное мелкими сколами и ретушью; зубчатовыемчатое - 1, выполненное мелкими сколами и ретушью; сколы с ретушью - 11; обломки с ретушью - 25.

В целом, раннепалеолитический комплекс памятника Дарвагчай-1 характеризуется значительным количеством изделий небольших размеров (~ 2-4 см), составляющих около 3/4 артефактов. Средние размеры орудий, как правило, находятся в пределах 3-4 см. При этом, хотя предметы крупнее 5 см более редки, они составляют около 15% в коллекции. Среди них представлены в основном гальки со сколами, нуклеусы, галечные орудия и единичные крупные сколы. Набор орудийных типов и характер вторичной обработки практически не изменяются по культурно-литологическим подразделениям, но общее разнообразие орудийных форм, как и их количество, нарастает

вверх по разрезу, достигая максимума в слое 8. Также следует отметить появление в нем в числе крупных галечных орудий ручных рубил. Кроме того, вверх по разрезу растут средняя размерность артефактов (от 27 мм в слое 4 до 34 мм в слое 8) и доля крупных (более 5 см) изделий, составляющих около 20% в слое 8 и только 5% в слое 6. При этом изделия в группе I в целом более крупные, чем в группе II (средние размеры 35 и 26 мм соответственно). Данная закономерность прослеживается по материалам всех слоев и может, в определенной степени, объясняться тем, что в группу II включены все мелкие сколы (менее 2 см) без вторичной обработки.

Первичное расщепление характеризуется применением простейших техник раскалывания, включая дробление породы. Нуклеусы малочисленны, представлены простыми формами с минимальным оформлением, с естественными или гладкими ударными площадками. Среди продуктов раскалывания большинство составляют аморфные и угловатые обломки, которые часто использовались и как орудийные основы наряду с фрагментами плиток, осколками и сколами. Во вторичной отделке основным приемом является краевая грубая однорядная, крутая и вертикальная ретушь. Широко применялись обивка и приемы получения клектонских анкошей. Среди орудий преобладают скребловидные (скребки, скребла) и шиповидные формы, а также зубчато-выемчатая категория изделий. Следует отметить, что все скребки, присутствующие в индустрии, относятся к категории атипичных, большинство из них оформлены на несколовых основах, а обработка рабочего края близка к таковой у скребел. Отдельные верхнепалеолитические формы орудий (резцы и долотовидные изделия) представлены в единичных экземплярах, и их присутствие в коллекции носит случайных характер. Следует подчеркнуть такую особенность технокомплекса, как многообразие и неустойчивость типологических форм внутри выделенных категорий орудий, а также большое количество изделий небольших размеров [7].

Раннепалеолитические индустрии с доминированием мелких орудийных форм привлекали большое внимание и вызывали много вопросов у специалистов, занимающихся наиболее древними этапами каменного

века с середины прошлого века, со времени первых находок, сделанных в Вертешсёлёше и Бельцингслебене [13; 14]. В первую очередь это связано с тем, что данные комплексы не соответствовали традиционным представлениям о развитии каменных технологий в палеолите. За прошедшее время мелкоорудийные ассам-бляжи, первоначально выглядевшие как некий уникальный культурный феномен, зафиксированы во многих регионах Старого Света, хронологически перекрывая все основные этапы древнего каменного века. На территории Евразии они распространены от Центральной Европы до Китая, в хронологическом интервале, примерно, от 1 млн до 300 тыс. л.н. Основными районами, где обнаружены раннепалеолитические мелкоорудийные индустрии, являются Ближний Восток (Бизат Рухама и др.), Центральная Европа и Апеннинский полуостров (Вертешсёлёш, Изерния ля Пинета и др.), Средняя Азия (Кульдара и др.) и Северный Китай (Дунгуто и др.) [14-16].

Оценивая археологические материалы Дарвагчая-1 в общем контексте развития раннепалеолитических мелкоорудийных индустрий, видим, что наиболее близкими им как территориально, так и по технико-типологическому облику, видимо, являются технокомплексы Бизат-Рухамы [17; 18]. Их сближает присутствие отдельных сложных и тщательно выполненных орудийных форм, преобладание скребловидных, остроконечношиповидных и выемчатых категорий изделий, а также их слабая внутритиповая стандартизация. В наиболее позднем слое Дарвагчая-1 (слой 8) яркой чертой является присутствие рубил, которые хорошо представлены в более поздних и хронологически близких этому комплексу ашельских индустриях Леванта. В целом, можно констатировать, что индустрию Дарвагчая-1 отличает наличие довольно большого количества крупных форм, на фоне общей мелкоорудийной направленности. Учитывая определенные ограничения, накладываемые сырьевой базой стоянки и широкое использование техники дробления, тем не менее, нельзя исключать намеренное производство изделий небольших размеров, связанное с культурной традицией. Наиболее вероятным следует предполагать воздействие всех факторов, которые определили мелкоорудийность данного технокомплекса.

Библиографический список

1. Замятины С.Н. Изучение палеолитического периода на Кавказе в 1936-1948 гг. // Материалы по четвертичному периоду СССР. - М. ; Л., 1950. - Вып. 2.

2. Котович В. Г. Каменный век Дагестана. - Махачкала, 1964.

3. Коновалова В.А. Находки остракод из бакинского горизонта южного Дагестана // Новости палеонтологии и стратиграфии : приложение к журналу «Геология и геофизика». - 2008. - Т. 49. - Вып. 10-11.

4. Лещинский С.В., Коновалова В.А., Бурканова Е.М., Бабенко С.Н. Обоснование относительного возраста ран-

непалеолитических местонахождений Дарвагчай-1 и Ру-бас-1 (Южный Дагестан) // Древнейшие миграции человека в Евразии : материалы международного симпозиума. -Новосибирск, 2009.

5. Амирханов Х.А., Деревянко А.П. Разведки каменного века в Дагестане в 2003 году // Вестник Института истории, археологии и этнографии. - №1. - Махачкала, 2004.

6. Деревянко А.П., Амирханов Х.А., Зенин В.Н., Аной-кин А.А., Рыбалко А.Г. Проблемы палеолита Дагестана. -Новосибирск, 2012.

7. Деревянко А.П., Зенин В.Н. Первые результаты исследования раннепалеолитической стоянки Дарвагчай-1 в Дагестане // Археология, этнография и антропология Евразии. - 2007. - №4(32).

8. Лещинский С.В., Коновалова В.А., Бурканова Е.М., Бабенко С.Н. Палеонтологическое и стратиграфическое изучение окружения раннепалеолитических памятников в Южном Дагестане // Древнейшие обитатели Кавказа и расселение предков человека в Евразии. - СПб., 2010.

9. Деревянко А.П., Зенин В.Н., Лещинский С.В., Кулик Н.А., Зенин И.В. Исследования раннего палеолита в Южном Дагестане // Проблемы археологии, этнографии, антропологии Сибири и сопредельных территорий. - Новосибирск, 2007. - Т. XIII.

10. Голубятников В.Д. Морские и речные террасы Дагестана // Труды советской секции Международной ассо-

циации по изучению четвертичного периода (INQUA) -М. ; Л., 1937. - Вып. III.

11. Геологическая карта СССР масштаба 1:200000. Лист К-39-XIX, XX. Объяснительная записка. - М., 1961.

12. Деревянко А.П., Анойкин А.А., Зенин В.Н., Лещинский С.В. Ранний палеолит Юго-Восточного Дагестана. -Новосибирск, 2009.

13. Vertesszolos: Site, Man and Culture. M. Kretzoi, V.T. Dobosi (ed.). - Budapest, 1990.

14. Burdukiewicz J.M. Technokompleks mikrolityczny w paleolicie dolnym srodkowej Europy. - Wroclaw, 2003.

15. Lower Palaeolithic Small Tools in Europe and the Levant. J. M. Burdukiewicz, A. Ronen (ed.): BAR International Series. - №1115. - Oxford, 2003.

16. Деревянко А.П. Древнейшие миграции человека в Евразии в раннем палеолите. - Новосибирск, 2009.

17. Zaidner Y, Ronen A, Burdukiewicz J. M. The Lower Palaeolithic Microlithic Industry of Bizat Ruhama, Israel // L’anthropologie. - 2003. - Vol. 107.

18. Zaidner Y. The Use of Raw Material at the Lower Palaeolithic Site of Bizat Ruhama, Israel // Lower Palaeolithic Small Tools in Europe and the Levant. J.M. Burdukiewicz, A. Ronen (ed.): BAR International Series. - №1115. - Oxford, 2003.