Научная статья на тему 'Публицистика Ф. И. Тютчева в литературно-историческом контексте периода конца XIX века'

Публицистика Ф. И. Тютчева в литературно-историческом контексте периода конца XIX века Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

CC BY
659
121
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ПУБЛИЦИСТИКА / ТЮТЧЕВ / ПОЛИТИЧЕСКИЕ И ФИЛОСОФСКИЕ ВЗГЛЯДЫ / РЕВОЛЮЦИОННЫЕ ИДЕИ / РОССИЯ / ЕВРОПА / PUBLICISM / TYUTCHEV / POLITICAL AND PHILOSOPHICAL VIEWS / REVOLUTIONARY IDEAS / RUSSIA / EUROPE

Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — Рубцова Елена Викторовна, Девдариани Наталья Валерьевна

В статье проводится анализ публицистики Тютчева, его историософские взгляды на политическое и духовное развитие двух биополярных цивилизаций: русской и европейской. Авторы статьи рассматривают политические и философские трактаты мыслителя и их дальнейшее воплощение в концепциях известных философов. Пристального внимания заслуживают размышления публициста о происхождении, развитии и составляющей революционных идей. Авторы приходят к выводу, что в статье «Россия и Революция» Тютчев выражает категорическое неприятие революционных идей, направленных, по его оценке, против важнейших христианских основ жизни, результаты переворотов ему кажутся двойственными, он не верит в реальность европейской демократии, по-своему лицемерной, далекой от действительного равенства. По мнению авторов статьи, основой историософии Тютчева является утверждение особой исторической роли России, ее духовной и интеллектуальной самобытности. Исследователи доказывают, что противопоставление публицистом России и Запада позволяет прийти к конструктивному диалогу между ними. В статье высказывается мысль о том, что «православный империализм» Тютчева это живой пример того, с какими трудностями идет поиск духовных скреп, национальной русской идеи, осмысление места русского народа в мировых цивилизационных процессах. Авторы приходят к выводу, что текущие события в Европе, на Ближнем Востоке вновь напоминают о фундаментальных рассуждениях публициста на тему взаимоотношений России и Запада.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

F.I. TYUTCHEV'S PUBLICISM IN THE LITERATURE AND HISTORICAL CONTEXT OF THE END OF THE XIX TH CENTURY PERIOD

The article analyzes Tyutchev's publicism, his historiosophical views on the political and spiritual development of two biopolar civilizations: Russian and European. The authors of the article consider the political and philosophical tractates of the thinker and their further embodiment in the concepts of famous philosophers. The publicist's reflections on the origin, development and component of revolutionary ideas deserve close attention. The authors conclude that in the article “Russia and the Revolution” Tyutchev expresses a categorical rejection of revolutionary ideas aimed, in his assessment, against the most important Christian foundations of life, the results of the coups seem to be dual, he does not believe in the reality of European democracy, in its hypocritical far from real equality. According to the authors of the article, the basis of Tyutchev's historiosophy is the assertion of the special historical role of Russia, of its spiritual and intellectual identity. Researchers argue that the opposition of a publicist to Russia and the West allows us to come to a constructive dialogue between them. The article expresses the idea that Tyutchev's “Orthodox imperialism” is a living example of the difficulties with which the search for spiritual bonds, the national Russian idea, the understanding of the place of the Russian people in the world civilization processes. The authors conclude that current events in Europe and in the Middle East once again remind us about the writer's fundamental reasoning about the relationship between Russia and the West.

Текст научной работы на тему «Публицистика Ф. И. Тютчева в литературно-историческом контексте периода конца XIX века»

филологические науки - Рубцова Елена Викторовна, Девдариани Наталья Валерьевна

литературоведение ПУБЛИЦИСТИКА Ф.И. ТЮТЧЕВА В ЛИТЕРАТУРНО ...

УДК 82-1

ПУБЛИЦИСТИКА Ф.И. ТЮТЧЕВА В ЛИТЕРАТУРНО-ИСТОРИЧЕСКОМ КОНТЕКСТЕ ПЕРИОДА КОНЦА XIX ВЕКА

© 2018

Рубцова Елена Викторовна, кандидат филологических наук, доцент кафедры «Русского языка и культуры речи» Девдариани Наталья Валерьевна, кандидат философских наук, доцент кафедры «Русского языка и культуры речи» Курский государственный медицинский университет (305041, Россия, Курск, ул. Карла Маркса, д. 3, e-mail: devd.nata@yandex.ru)

Аннотация. В статье проводится анализ публицистики Тютчева, его историософские взгляды на политическое и духовное развитие двух биополярных цивилизаций: русской и европейской. Авторы статьи рассматривают политические и философские трактаты мыслителя и их дальнейшее воплощение в концепциях известных философов. Пристального внимания заслуживают размышления публициста о происхождении, развитии и составляющей революционных идей. Авторы приходят к выводу, что в статье «Россия и Революция» Тютчев выражает категорическое неприятие революционных идей, направленных, по его оценке, против важнейших христианских основ жизни, результаты переворотов ему кажутся двойственными, он не верит в реальность европейской демократии, по-своему лицемерной, далекой от действительного равенства. По мнению авторов статьи, основой историософии Тютчева является утверждение особой исторической роли России, ее духовной и интеллектуальной самобытности. Исследователи доказывают, что противопоставление публицистом России и Запада позволяет прийти к конструктивному диалогу между ними. В статье высказывается мысль о том, что «православный империализм» Тютчева - это живой пример того, с какими трудностями идет поиск духовных скреп, национальной русской идеи, осмысление места русского народа в мировых цивилизационных процессах. Авторы приходят к выводу, что текущие события в Европе, на Ближнем Востоке вновь напоминают о фундаментальных рассуждениях публициста на тему взаимоотношений России и Запада.

Ключевые слова: публицистика, Тютчев, политические и философские взгляды, революционные идеи, Россия, Европа.

F.I. TYUTCHEV'S PUBLICISM IN THE LITERATURE AND HISTORICAL CONTEXT OF THE END OF THE XIX TH CENTURY PERIOD

© 2018

Rubtsova Elena Viktorovna, candidate of philological sciences, assistant professor of the «Russian Language and Speech Culture» department Devdariani Natalia Valerievna, candidate of philosophical sciences, assistant professor of the «Russian Language and Speech Culture» department Kursk State Medical University (305041, Russia, Kursk, Karl Marx Street, 3, e-mail: devd.nata@yandex.ru)

Abstract. The article analyzes Tyutchev's publicism, his historiosophical views on the political and spiritual development of two biopolar civilizations: Russian and European. The authors of the article consider the political and philosophical tractates of the thinker and their further embodiment in the concepts of famous philosophers. The publicist's reflections on the origin, development and component of revolutionary ideas deserve close attention. The authors conclude that in the article "Russia and the Revolution" Tyutchev expresses a categorical rejection of revolutionary ideas aimed, in his assessment, against the most important Christian foundations of life, the results of the coups seem to be dual, he does not believe in the reality of European democracy, in its hypocritical far from real equality. According to the authors of the article, the basis of Tyutchev's historiosophy is the assertion of the special historical role of Russia, of its spiritual and intellectual identity. Researchers argue that the opposition of a publicist to Russia and the West allows us to come to a constructive dialogue between them. The article expresses the idea that Tyutchev's "Orthodox imperialism" is a living example of the difficulties with which the search for spiritual bonds, the national Russian idea, the understanding of the place of the Russian people in the world civilization processes. The authors conclude that current events in Europe and in the Middle East once again remind us about the writer's fundamental reasoning about the relationship between Russia and the West.

Keywords: publicism, Tyutchev, political and philosophical views, revolutionary ideas, Russia, Europe.

Есть мыслители, чье публицистическое наследие остается недооцененным в течение долгого времени в силу многосторонности их дарования. Отчасти это относится и к публицистическим выступлениям Ф. И. Тютчева. Между тем, тютчевская публицистика подлежит не менее пристальному рассмотрению. К примеру, феномен славянофильства, которому посвящены многие публицистические работы мыслителя, подлежит анализу через его взгляды на особую роль России в истории Европы. Современный интерес к проблеме исторического пути России подчеркивает актуальность рассмотрения публицистики в рамках литературно-исторического контекста прошлого, неотъемлемой частью которой являются работы Ф.И. Тютчева.

На наш взгляд, воззрения мыслителя, изложенные в его публицистике, позволяют рассматривать современные социальные и политические явления с точки зрения тютчевской историософии, раскрывающей возникновение и развитие национально-консервативных идей.

Основной задачей, которую ставили перед собой авторы данной статьи, является изложение и анализ публицистического наследия Ф.И. Тютчева в философ-Балтийский гуманитарный журнал. 2018. Т. 7. № 4(25)

ском и литературно-историческом контексте, принимая во внимание социально-политические события 50-70-х годов XIX века.

Анализ публицистики Ф.И. Тютчева, а также его историософских взглядов представлен в работах многих историков литературы, включая А.Н. Пыпина, М.И. Сухомлинова, А.С. Венгерова, философов В.С. Соловьева, Н.А. Бердяева, П.А. Флоренского, В.В. Зень-ковского и других. [1,2,3,4]

К современным авторам, рассматривающим вопросы тютчевской публицистики, можно отнести В.В. Кожинова, И. Виноградова, В.А. Кошелева и другие. [5,6,7,9,10]

В конце XX века наблюдается открытое, вне идеологии, обращение к публицистическому наследию публицистов консервативного крыла историков журналистики, литературоведов, культурологов, социологов, религиоведов, представители других областей гуманитарного знания. В результате сформировался внушительный массив исследовательской литературы. В нем выделяются работы В. А. Твардовской «Тютчев в общественной борьбе пореформенной России» [11],

Rubtsova Elena Viktorovna, Devdariani Natalia Valerievna philological sciences -

F.I. TYUTCHEV'S PUBLICISM IN THE LITERATURE ... literary criticism

Р.А. Лэйна «Публицистика Тютчева в оценке западноевропейской печати конца 1840-х - начала 1850-х годов» [12], С.С. Лабанова «Политическая философия Ф.И. Тютчева» [13].

Общность и разница судеб России и Запада - эта проблема волновала Ф.И. Тютчева-публициста как в период европейских революционных событий 1848 года, так и позднее, после возвращения в Россию.

К публицистическим сочинениям, разрабатывающим эту тему, можно отнести «Письмо русского» (адресовано Густаву Кольбу, редактору аугсбургской «Всеобщей газеты»), второе письмо Густаву Кольбу, опубликованное под заголовком «Россия и Германия» (1844 г.), «Записка», предназначенная для императора Николая I (1845 г.), «Записка» «Россия и Революция» (1848 г.), статья «Римский вопрос» (1849 г.), «Черновые материалы» для незавершенного трактата «Россия и Запад» (1848-1849 гг.).

Анализ историософских взглядов, выраженных в названных статьях, в философской и патриотической лирике разных лет и в письмах, позволяет утверждать, что у мыслителя была своя «русская идея» и особое представление о движении цивилизационных процессов. В этом смысле публицистика Тютчева оппозиционна по отношению как к демократической прозападнической печати, так и по отношению к консервативно-охранительной прессе.

Хорошо знавший реалии западноевропейской жизни, Тютчев, к примеру, с некоторым недоверием относился к уверениям И. Аксакова, который в передовых статьях «Москвы» прогнозировал технический прорыв, «промышленное и железнодорожное «преуспеяние» России» и связывал с ними большие надежды [11]. Явные про-грессистские успехи капитализма вовсе не решают всех социальных и духовно-нравственных проблем автоматически, считает Тютчев. Он указывает на обнищание, беспробудное пьянство крестьян, их невежество, высокую детскую смертность, — на повсеместный «смрад, безобразье, нищету» [14,Т.2, с. 220].

Публицист критично настроен по отношению к цивилизации, базирующейся исключительно на техническом прогрессе. Он заостряет внимание на таких аспектах, как цена развития общества, его культура и духовные ориентиры.

Тютчева настораживает противоречие между достижениями технического прогресса и нравственным упадком, духовным обнищанием. При этом он убежден, что на Западе этот разрыв несопоставимо больше, чем в России.

Если идеолог славянофильства Н.Я. Данилевский в книге «Россия и Европа» однозначно противопоставлял Россию Европе, то тютчевская публицистика отстаивала мысль о том, что Россия уже давно часть Европы и с этим надо считаться всем. «Пора самым решительным образом предъявить Западной Европе, - утверждает он, -что есть и Восточная и что имя ей — все та же проклятая Россия, с давних пор столь подозрительно-ненавистная всему цивилизованному миру!» [15, с. 298].

В оценке перспектив и характера взаимоотношений России и Европы очевиднее всего заметно, что при несомненной общности тютчевских взглядов славянофильским теориям, мыслитель он самобытный.

К числу резонансных можно отнести статью Ф.И. Тютчева «Папство и римский вопрос», широко обсуждавшуюся прежде всего на Западе. Она представляет собой утопическую картину, изображающую то, как российский император становится в Риме законным главой Вселенской Церкви. По мнению публициста, Россия, будучи главным носителем православного начала, должна быть не просто географическим центром Восточной Европы, но и восприниматься как органичная часть Европы в целом.

Хрестоматийные строки «Умом Россию не понять, // Аршином общим не измерить...» следует воспринимать 178

не как декларацию особого феномена непостижимости его отечества. Если соотнести это стихотворение с публицистическими работами, то очевидно, что Тютчеву важно подчеркнуть, что с такой сложной страной, как Россия, нельзя разговаривать, опираясь на стереотипы, известные политические доктрины, по шаблону. Публицист предсказывает, что Россия всегда будет участвовать в решении общеевропейских задач.

Написанная на французском языке статья «Россия и Революция» впервые напечатана во Франции, в Париже (1848). В России эта работа появилась в печати через несколько десятилетий. В советский период она, как и многие публицистические работы Ф.И. Тютчева, не публиковалась ни разу. В годы перестройки она вернулась в научный и общественный обиход, позволив восстановить эволюцию политических взглядов мыслителя.

В «России и революции» Тютчев говорит о том, что среди глобальных угроз и надежд современности крупнейшие - Россия и революция. Публицист видит будущее как их масштабное противостояние, пытаясь просчитать, какая сила окажется мощнее и победит. «... Революция и Россия. Эти две силы сегодня стоят друг против друга, а завтра, быть может, схватятся между собой. Между ними невозможны никакие соглашения. Жизнь одной из них означает смерть другой» [14:Т.3, с.144].

Для Тютчева совершенно очевидно, что эти две силы непримиримы, являясь полной противоположностью. Причем обосновывает он противостояние причинами религиозно-мировоззренческими. Публицист исходит из того, что «прежде всего Россия - христианская держава, а русский народ является христианским... Революция же прежде всего - враг христианства. Антихристианский дух есть душа Революции. Ее последовательно обновляемые формы и лозунги, даже насилия и преступления -все это частности и случайные подробности. А оживляет ее именно антихристианское начало, дающее ей также (нельзя не признать) столь грозную власть над миром...» [14:Т.3, с.144-145].

Сходные процитированному фрагменту мысли Тютчев излагает в Записке, адресованной императору Николаю Павловичу. Публицист стремится утвердить интеллектуальную, духовную, историческую самостоятельность отечества, считая их залогом будущего и основой диалога с Западом. Тютчев не просто отрицает революцию как идею, его возмущает, что та часть русской общественности, которая делала ставку на рост протестных настроений, поступает так в силу умственного инфантилизма, из подражательности, не соотнося западной политической истории с национальными традициями и реалиями.

Хорошо знавший и чувствовавший Запад, Ф.И. Тютчев серьезно опасался революционной экспансии, предполагая, что социальные перевороты не решают проблем нравственных. Он так описывает умонастроение революционно настроенной части Запада: «Сей безымянный народец одинаков во всех странах. Это племя индивидуализма, отрицания. В нем есть, однако, один элемент, который при всей своей отрицательности служит для него связующим звеном и своеобразной религией. Это ненависть к авторитету в любых формах и на всех иерархических ступенях, ненависть к авторитету как изначальный принцип» [14:Т.3, с.152].

Тютчев фактически уравнял Европу и революцию, точнее, представил революцию как неизбежную судьбу Европы и однозначно отделил, отмежевал от европейской судьбы (а значит, и от революции) Россию.

Сегодня мы знаем, что не все тютчевские предсказания сбылись. И революция стала в большей степени судьбой России, чем выбором Европы, но в целом его определение революции остается точным и прозорливым: «Революция не только враг из крови и плоти. Она более чем Принцип. Это Дух, Разум....» [14:Т.3, с.152].

Тютчев много размышляет о природе, векторе и Baltic Humanitarian Journal. 2018. Т. 7. № 4(25)

филологические науки -литературоведение

Рубцова Елена Викторовна, Девдариани Наталья Валерьевна ПУБЛИЦИСТИКА Ф.И. ТЮТЧЕВА В ЛИТЕРАТУРНО ...

сущности революционного духа. Так, в статье, появившейся также на Западе и тоже написанной на французском языке, Тютчев скажет, что провидение отвело России особое место в мировой политике, хотя ни отечественная, ни европейская общественная мысль еще не в состоянии осознать и признать вселенскую миссию России. И в этой статье и в «России и Революции» мыслитель поясняет, конкретизирует, в чем собственно и будет состоять историческая роль отечества: России суждено ответить на вызовы атеистических теорий, ставших мировой болезнью и оздоровить европейский Запад, зараженный революционным вирусом.

Истоки сил, которые помогут отечеству ответить на вызовы времени все те же: «Россия прежде всего христианская империя; русский народ - христианин» [16].

Как видим, в статье «Россия и Революция» (1849 г.) Тютчев последовательно и горячо выражает категорическое неприятие революционных идей, направленных, по его оценке, против важнейших христианских основ жизни, результаты переворотов ему кажутся двойственными, он не верит в реальность европейской демократии, по-своему лицемерной, далекой от действительного равенства.

Наброски к трактату «Россия и Запад» (1849 г.) концептуально очень близки к проанализированной выше работе. И здесь мыслитель дает свое толкование философии истории, отталкиваясь от концепции биполярного мира, где есть «два человечества» с разным историческим предназначением: «европейский Запад является лишь половиной великого органического целого, и по видимости неразрешимые затруднения, терзающие его, найдут свое разрешение только в другой половине...» [14:Т.3, с.187].

По Тютчеву основная проблема европейского мироустройства - это характерные для западного уклада классовые противоречия. Удивительно, но в Восточной Европе мыслитель такой остроты социальных конфликтов не видит, считая, что именно славянская Восточная Европа - законная сестра христианского Запада. И эта новая Европа еще не открыта Западом, но когда же она проявит себя, то «Европа Карла Великого» встанет «лицом к лицу с Европой Петра Великого» [14:Т.3, с.118].

Имперские амбиции Ф. Тютчева перерастали национальные рамки и доходили до таких пределов утопических мечтаний, что в европейской прессе тютчевские идеи называли «исполинскими бреднями» [17, с.324]. Обрисовывая свое видение завтрашнего дня России, Тютчев и впрямь поражает размахом: «Православный Император в Константинополе, повелитель и покровитель Италии и Рима. Православный Папа в Риме, подданный Императора» [14:Т.3, с.201].

Конечно, далеко не все исторические оценки Тютчева оказались верны, но, судя по той последовательности, с какой он к ним обращался, именно они составляли сокровенную, наиболее значимую для него историософскую идею. Он вновь возвращается к тезису об исторической безответственности идеологов и организаторов революционных движений, адресуя свои обвинения в основном оппозиционно настроенной интеллигенции.

Еще задолго до появления знаменитого сборника «Вехи», где анализировалась роль интеллигенции в революции 1905 года, публицист говорит о разрушительных следствиях увлечения революционными идеями: «Человеческая природа вне известных верований, преданная на добычу внешней действительности, может быть только одним: судорогою бешенства, которой роковой исход - только разрушение....» [14:Т.3, с.211]

Критика интеллигентского нигилизма смыкается в этой работе с принципиально значимым для Тютчева утверждением: главным условием прогресса является не столько совершенствование политической системы, сколько ее нравственное преображение.

Как показало детальное знакомство с тютчевской

публицистикой, общественно-политические и философские суждения мыслителя вплоть до сегодняшнего дня сохраняют актуальную составляющую, хотя ни при жизни Тютчева, ни в течение первых десятилетий после смерти они не воспринималось современниками как значительный факт духовной жизни. И это при том, что Толстой, Тургенев, Достоевский - все оставили исключительно лестные замечания о нем. Пусть без бурного восхищения, но с однозначным одобрением относились к его творчеству славянофильские круги -С.П. Шевырев, И.В. Киреевский и, конечно, И. Аксаков [19;20;21].

В 1870-е годы историософская публицистика Ф.И. Тютчева особенно сочувственно прочитывалась той частью русской общественной мысли, которую принято считать консервативно ориентированной (Ф.М. Достоевский, Н.Я. Данилевский, К. Леонтьев) [18,с.294].

Но окончательно тютчевская мысль вошла в историческое сознание конца 19 - начала 20 веков через Владимира Соловьева, а не И.С. Аксакова. У Тютчева Соловьева интересует прежде всего мысль о провиденциальной роли России во всемирной истории.

Вслед за Тютчевым Соловьев повторяет, что внешнее единство человечества осуществляется в государстве. Россия станет основой будущей империи. Владимир Соловьев далек от того, чтобы видеть в Тютчеве теоретика конкретных программ, автора деловых проектов, предсказателя ближайших задач. Ему это кажется «несвоевременным». Россия еще не обрела духовной цельности, необходимой для осуществления великого признания, а «от исхода внутренней нравственной борьбы светлого и темного начала в ней самой» зависит будущее [18, с.296].

Соловьев тенденциозен в некоторых суждениях о Тютчеве, но это проявляется не в искажении общего смысла его публицистики, а в абсолютизации ряда мыслей. Особенно это чувствуется, когда он старается представить Тютчева ортодоксально-православным мыслителем.

Сергею Булгакову также очень близки тютчевские прогнозы относительно распространения революционных идей, его замысел Всеславянского единства как альтернативы и Революции, и буржуазному обществу потребления. В работах Булгакова есть многочисленные аллюзии на тютчевские оценки и прямые отсылки к его публицистике.

К примеру, Булгаков отсылает к образу русского Царьграда, «предуказанному Тютчевым и Достоевским». По Булгакову, опыт Тютчева трагически недооценен, более того отчасти извращен, поэтому неуместно над ним насмехаться или относить его к утопическим консерваторам [16].

Неожиданное продолжение имели отдельные фрагменты исторических и политических проектов Тютчева в выступлениях евразийских мыслителей. Вселенские замыслы Тютчева они трактуют по-своему. Так, явно ориентируясь на Тютчева, Н. С. Трубецкой в работе «Европа и человечество» (София, 1920 г.), оппонируя О. Шпенглеру, только что исключившему Россию из Европы, вполне по-тютчевски исключает Европу из человечества. Для него название книги О. Шпенглера «Закат Европы» - прямая реализация тютчевских слов о кризисе западной цивилизации.

Несколько строже к политическим и историческим программам Тютчева отнесся Г. Флоровский, рассматривавший его политические и философские трактаты, как «прошлое русской мысли». Подобная строгость в оценках объяснялась убеждением, что объединительные замыслы Тютчева по-своему опасны сближением, почти смешением, едва ли не отождествлением православного с государственным, имперского с национальным.

Между тем, и сегодня есть сторонники мнения, что тютчевская идея окончательной Империи, долженству-

Балтийский гуманитарный журнал. 2018. Т. 7. № 4(25)

179

Rubtsova Elena Viktorovna, Devdariani Natalia Valerievna F.I. TYUTCHEV'S PUBLICISM IN THE LITERATURE ..

philological sciences -literary criticism

ющей разрешить исторический процесс, может быть востребована на рубеже 20-21 веков. Такова, к примеру, позиция А. Проханова. «Империя бессмертна. Она передается... Четыре сменившихся Империи. Пятая - последняя и окончательная" [14:Т.3, с.195].

Как видим, «православный империализм» Тютчева есть живой пример того, с какими трудностями идет поиск духовных скреп, национальной русской идеи, осмысление нашего места в мировых цивилизационных процессах. И хотя имперские амбиции и настроения в обществе велики, все-таки реальность мало напоминает тютчевскую всеславянскую империю, вспомним хотя бы переориентацию Украины в сторону Европы и усложнившиеся отношения с рядом славянских стран. И, значит, тютчевские вопросы, заданные в его трактатах, осмысливающих отношения России и Запада, еще не получили окончательного ответа.

Принципиальное отличие развития России от Западной цивилизации, несомненное для Тютчева-публициста, ощущается и сейчас. Россия, опираясь на свою уникальную историю, самобытные духовные ценности, идет своим особым путем. Она в центре мировых событий, и, как показал опыт 2013-2015 годов, любые попытки отстранить ее от управления геополитическими процессами приводят к кризисным ситуациям. Текущие события в Европе, на Ближнем Востоке вновь напоминают о фундаментальных рассуждениях публициста на тему взаимоотношений России и Запада. Публицистика Ф.И. Тютчева, как оказалось, по-прежнему современна.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

1. Аксёнова Е. П. А. Н. Пыпин о славянстве. - М.: Индрик, 2006.

- 504 с.

2. Сухомлинов, М.И. Исследования и статьи по русской литературе и просвещению. Т. 2. - СПб., 1989. - 516 с.

3. Фроловский Г.В. Исторические прозрения Тютчева. Тютчев и Владимир Соловьев // Из прошлого русской мысли. М., 1998. - С.223-357.

4. Соловьев В. Соч.: В 2-х тт. М.: Просвещение, 1988. Т. 2. С. 311, 315

5. Виноградов И. Тютчев Ф.И. Россия и Запад: книга пророчеств. Статьи, стихи. - М., 1999. - С.5-9.

6. Кожинов В.В. Пророк в своем отечестве Федор Тютчев. Текст. - М, 2002. - 511 с.

7. Кожинов В.В. Соборность поэзии Тютчева // Наш современник. 1993. № 12. - С. 167-172.

8. Кожинов В.В. Тютчев. Тютчев в отечественной поэзии, мысли и истории //Русская словесность. 1997. -№2. - С.23-31.

9. Кошелев В.А. Легенда о Тютчеве //Литература в школе. 1998.

- №1. - С. 28-42.

10. Кошелев В.А. Славянофилы о «тютчевском» и «фетовском» направлении в русской поэзии /А.А.Фет. Традиции и проблемы изучения Курск, 1985. - С.91-101.

11. Твардовская В.А. Тютчев в общественной борьбе пореформенной России //Литературное наследство. Т.97. Кн.1. М., 1988. С.132-170.

12. Лэйн Р. Публицистика Тютчева в оценке западноевропейской печати конца 1840-х - нач. 1850-х гг. //Лит.наследство. Т.97. Кн.1. М., 1988. С.231-252.

13. Лабанов С.С. Политическая философия Ф.И. Тютчева: Автореферат.дис. /Моск. гос. ун-т им. М.В. Ломоносова. - М., 2001.

- 24 с.

14. Тютчев Ф.И. ПСС в 6-ти томах. Сост. Б.Н. Тарасов. - М.: Издательский центр «Классика», 2003.

15. Флоровский Георгий. Пути русского богословия. Киев: Путь к истине, 1991. — 600 с.

16. Бочаров С. Тютчевская историософия: Россия, Европа и Революция. - Новый мир. 2004, № 5 [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://magazines.russ.rU/novyi_mi/2004/5/bochar13.html

17. Твардовская В.А. Тютчев в общественной борьбе пореформенной России //Литературное наследство. Т.97. Кн.1. М., 1988. С.132-170.

18. Соловьев В.С. Сочинения в двух томах. Сост. и подг.текста Н. Котрелева. М.: Издательство «Правда», 1989.

19. Егоров Б.Ф. От Хомякова до Лотмана. М.: Языки славян. Культуры, 2003. - 367 с.

20. Захаров Э.В. Славянский вопрос в письмах Ф.И. Тютчева Ю.С. Самарину //Русская филология. 2007. № 2. С.23-25.

21. Кожинов В.В. Пророк в своем отечестве Федор Тютчев. М.: Эксмо-Пресс, 2002. - 511 с.

Статья поступила в редакцию 01.11.2018

Статья принята к публикации 27.11.2018

180

Baltic Humanitarian Journal. 2018. Т. 7. № 4(25)

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.