Научная статья на тему 'Публичные юридические лица в частном праве и частные юридические лица в публичном праве'

Публичные юридические лица в частном праве и частные юридические лица в публичном праве Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
1109
198
Поделиться
Журнал
Журнал российского права
ВАК
RSCI
Область наук
Ключевые слова
ЮРИДИЧЕСКОЕ ЛИЦО / СУБЪЕКТ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА / ЧАСТНОЕ И ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО / LEGAL PERSON / CIVIL LAW SUBJECT / PRIVATE AND PUBLIC LAW

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Михайленко Олег Валентинович

Рассматривается проблема юридической личности органов государственной (муниципальной) власти. Делается вывод, что юридическое лицо - явление исключительно гражданского права, определяющее правовое положение субъекта гражданско-правовых отношений; что органы государственной (муниципальной) власти не соответствуют признакам юридического лица как субъекта гражданского права; критикуется теория юридических лиц публичного права.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Михайленко Олег Валентинович

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Public Legal Persons in Private Law and Private Legal Persons in Public Law

The article deals with the problem of a legal personality of the state (municipal) government authorities. Investigating the category of a legal entity, the author concludes that a legal person a phenomenon exclusively of the civil law, which defines the legal status of the civil-legal relations subjects. Through the analysis of the fundamental quality of the civil law subjects, the author concludes that the public (municipal) authorities do not correspond to signs of a legal entity, as the subject of the civil law. The article criticized the theory of public law legal persons.

Текст научной работы на тему «Публичные юридические лица в частном праве и частные юридические лица в публичном праве»

Публичные юридические лица в частном праве и частные юридические лица в публичном праве

МИХАИЛЕНКО Олег Валентинович,

доцент кафедры гражданского права юридического факультета Южного федерального университета, кандидат юридических наук

В последнее время все чаще встречаются работы государство-ведов, обращающихся к идее существования так называемых публичных юридических лиц или юридических лиц в публичном праве, зародившейся в XIX в.1 Совершенно очевидно, что теория юридического лица публичного права связана с проблемой коллективного субъекта в публичном праве. Появление данной концепции вызвано неудовлетворительной разработанностью этого вопроса. Государство, государственные и муниципальные образования, органы государственной и муниципальной власти, гражданское общество и т. д. в той или иной степени признаются участниками публичных правоотношений; являясь коллективными образованиями, они выступают в публичных правоотношениях в противовес физическому лицу как индивидуальному субъекту публичного права. Но в публичном праве нет цельной теории, объясняющей как принципы организации, так и принци-

1 См., например: Кантор Н. О государственных органах как юридических лицах публичного права // Хозяйство и право. 2005. № 4; Тимофеев Н. С. Публично-правовая и гражданско-правовая правосубъектность муниципального образования и его органов // Конституционное и муниципальное право. 2006. 10; Чиркин В. Е. Юридическое лицо публичного права. М., 2007.

пы деятельности таких субъектов. Поэтому представители публичного права используют для раскрытия понятия «коллективные субъекты публичного права» разработанную цивилистикой для гражданских отношений теорию коллективного субъекта — юридического лица. Следует отметить, что еще в XIX в. публичное право заимствовало у цивилистики теорию органов юридического лица, применив ее к проблеме соотношения действий государства и его структурных частей, назвав их органами госу-дарства2. Не так давно выдвигались теории о публичной природе имущественной ответственности государства за вред, причиненный осуществлением публичной власти3. Сегодня говорят уже об административной, уголовной и конституционной деликтологии4.

Отсутствие в публичном праве собственной теории о коллективных

2 См.: Михайленко О. В. Имущественная ответственность за вред, причиненный осуществлением публичной власти: теоретические аспекты и проблемы ее реализации на практике. М., 2007. С. 39.

3 Критику и разбор этих теорий см.: Михайленко О. В. Имущественная ответственность за вред, причиненный осуществлением публичной власти: теоретические аспекты и проблемы ее реализации на практике. С. 72—129.

4 См., например: Денисенко В. В. Теория административно-деликтных отношений: дис. ... д-ра юрид. наук. СПб., 2002; Забров-ская Л. В. Конституционно-правовые деликты: дис. ... канд. юрид. наук. М., 2003; Мыш-ляев Н. П. Теоретические и прикладные основы административной деликтологии: дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2004.

субъектах и использование цивили-стического понятия юридического лица породило массу теорий, о которых писал еще А. В. Венедиктов5.

Для цивилистики понятие «субъект права» как носитель имущественных прав является одним из ключевых. Публичное же право еще до недавнего времени в большей степени занималось изучением понятий «государство» и «публичная власть». Поэтому, наверное, В. Е. Чиркин вслед за С. И. Архиповым говорит о том, что понятие субъекта права, бытующее в юридической науке, является неполным, неточным, односторонним, так как представляет собой заимствованные из циви-листической доктрины частноправовые представления о нем6. Теперь же необходим многоаспектный подход к этому понятию7, а определение юридического лица должно быть унифицировано и трансформировано в общее межотраслевое понятие8, пригодное в том числе и для публичного права. Однако разве многоаспектный подход к понятию субъекта права подразумевает заимствование публичным правом частноправовой конструкции юридического лица?

Попытки вычленить юридическое лицо из лона частного права и придать ему унифицированный, межотраслевой характер не выдерживают никакой критики. Само понятие «юридическое лицо публичного права» уже содержит противоречие, поскольку юридическое лицо и публичное право есть два несопоставимых явления. В этом мы солидарны с С. А. Зинченко и В. В. Галовым9. Юридическое лицо — это явление

5 См.: Венедиктов А. В. Государственная социалистическая собственность. М.; Л., 1948. С. 646—653.

6 См.: Чиркин В. Е. Указ. соч. С. 25.

7 Там же. С. 28.

8 Там же. С. 62—63.

9 См.: Зинченко С. А., Галов В. В. Юридиче-

ское лицо и правовой статус органов государ-

ственного и муниципального управления //

Хозяйство и право. 2006. № 11. С. 116.

исключительно частного права, хотя как субъект гражданского права оно может быть субъектом и публичных правоотношений, когда с него взимаются налоги или когда оно подвергается административному взысканию (назовем это имущественным аспектом участия субъекта частного права в публичных правоотношениях). Но юридическое лицо по своей природе не может быть лицом публичного права или в публичном праве. Это противоестественно его сути. И дело не в том, что мы относим себя к цивилистам и в связи с этим ревностно отстаиваем цивилистические воззрения на юридическое лицо.

Совершенно очевидно, что понятие «юридическое лицо» государствове-дам необходимо лишь в качестве общего определения таких коллективных субъектов публичного права, как государство, субъекты федерации, муниципальные образования, органы государства и муниципальных образований, некие территориальные публичные коллективы и т. д.10 Зачастую они упрощают его значение, понимая под юридическим лицом только некую организационную структуру, объединяющую коллектив людей, подавших соответствующие документы и зарегистрированных соответствующими органами11. То есть заимствуя цивилистическое понятие «юридическое лицо», госу-дарствоведы используют лишь его оболочку, а его содержание наполняют совершенно иными признаками, свойственными лишь субъектам публичного права, обосновывая тем самым особенность юридических лиц публичного права12. Однако следует принимать во внимание суть, исторические предпосылки зарождения и традиции использования термина «юридическое лицо», в том числе в различных правовых системах.

Е. А. Суханов указывал на то, что у нас никто не знает, что такое юри-

10 См.: Чиркин В. Е. Указ. соч. С. 101—128.

11 Там же. С. 10.

12 Там же. С. 76—94.

дические лица публичного права, на каких началах они могут и должны участвовать в гражданском обороте, какое у них право на имущество, если они не являются собственника-ми13. В этом тезисе сконцентрирована сакраментальная суть юридического лица, которая сводится к определению его как участника имущественных отношений — носителя имущественных прав и обязанностей. С древних времен участие частных лиц в гражданском обороте требовало объединения их усилий и капитала, что способно породить некую абстрактную структуру, начинающую жить в праве отдельно и независимо от воли каждого из них. Форма выступления такого объединения обладала признаками коллективного выступления людей в гражданских правоотношениях, но воля этого объединения абстрагировалась от воли каждого из участников, а возникшая коллективная собственность принадлежала не каждому индивиду отдельно по частям, а их объединению в целом. В связи с осуществлением права на такую собственность у объединения возникали по отношению к третьим лицам имущественные права и обязанности, которые нельзя было разделить между его участниками. Все это и послужило основанием для зарождения и развития понятия юридического лица в частном праве. Суть юридического лица заключается в придании статуса субъекта имущественных отношений таким объединениям в целях защиты частных прав и интересов как его участников, так и третьих лиц, вступающих с ним в имущественные отношения, что обеспечивает стабильность гражданского оборота.

Признак носителя имущественного права собственности как участника гражданского оборота в отноше-

13 См.: Суханов Е. А. Участие государства в гражданско-правовых отношениях // Пути к новому праву: материалы международной конференции в Санкт-Петербурге и Бремене / под общ. ред. М. М. Богуславского, Р. Книп-пера. Берлин, 1998. С. 198.

ниях с третьими лицами является определяющим для юридического лица, относящим его исключительно к частному праву. Если изъять этот признак из понятия юридического лица, оно потеряет свой смысл и для теории, и для практики. Такое юридическое лицо перестанет быть интересным и публичному праву, потому что с такого юридического лица налоги и штрафы не взыщешь. Второй признак юридического лица, который опять-таки относится к частному праву, а не к публичному, — самостоятельная имущественная ответственность перед третьими лицами по своим обязательствам. Поэтому понятие «юридическое лицо» есть порождение исключительно частного права, по сути, оно служит целям лишь частного права и не может быть перенесено в право публичное.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Сторонники концепции юридического лица публичного права видят ее подтверждение в «реалиях жизни», выражающихся в том, что термин «юридическое лицо», как и термин «юридическое лицо публичного права», на сегодняшний день встречается в конституциях многих стран14, а также в том, что в России термин «юридическое лицо» применяется ко всем органам власти и даже к их аппаратам, государственным учреждениям и т. д.15 Однако применение понятия «юридическое лицо публичного права» к публичным структурам в различных правовых системах связано прежде всего с их правовыми традициями. В Германии, например, изначально публичного права как такового не было. Государство и его структуры традиционно подчинялись частному римскому праву, поэтому они признавались его участниками наравне с другими без конструирования особого вида субъекта16. Во Франции админист-

14 См.: Чиркин В. Е. Указ. соч. С. 15, 53.

15 Там же. С. 67—70.

16 См., например: Лазаревский Н. Н. Ответственность за убытки, причиненные должностными лицами. СПб., 1905. С. 13—40; Ми-хайленко О. В. Имущественная ответст-

ративная власть никому не подчинялась, в том числе и суду, что определяло существование сильно развитого публичного права. В связи с этим участие государства и его структур в разного рода имущественных отношениях определялось не гражданским, а исконным для Франции административным правом, под контролем административной юстиции, являвшейся порождением французской правовой системы17. Именно поэтому термин «юридическое лицо публичного права» до сих пор употребляется в основном в юридической литературе франкоязычных стран, на что указывает В. Е. Чир-кин18. В России же понятие юридического лица в отношении публичных структур применялось лишь в том случае, когда речь шла об участии в гражданском обороте государства как фиска (казны). Поэтому в России, как справедливо отметил В. Е. Чиркин, термин «юридическое лицо публичного права» в законодательстве не применяется19.

В науке гражданского права дореволюционной России понятие «юридическое лицо» было слабо разработано. Несмотря на то что само явление «юридическое лицо» было известно уже древнему праву, например римскому20, как полноценный субъект гражданского права, в том числе и как способный нести гражданско-правовую ответственность, оно стало рассматриваться лишь с середины XIX в.21 Однако органы власти в до-

венность за вред, причиненный осуществлением публичной власти: теоретические аспекты и проблемы ее реализации на практике. С. 25—26.

17 См.: Михайленко О. В. Имущественная ответственность за вред, причиненный осуществлением публичной власти: теоретические аспекты и проблемы ее реализации на практике. С. 19—20.

18 См.: Чиркин В. Е. Указ. соч. С. 16.

19 См.: Чиркин В. Е. Указ. соч. С. 75.

20 См., например: Суворов Н. С. Об юридических лицах по римскому праву. М., 2000.

21 См.: Покровский И. А. Основные пробле-

мы гражданского права. М., 2001. С. 144—161.

революционной России не признавались юридическими лицами. Единым субъектом гражданского права, за личностью которого стояли все властные структуры, считалось само государство или, иначе, казна, о чем мы говорили выше. Как писал Д. И. Мейер, «все присутственные места и все должностные лица действуют именем государства, служат его органам, и потому нельзя признать их самостоятельными юридическими лицами, а личность их сводится к личности обширного союза — государства»22. Г. Ф. Шершеневич кроме казны в качестве самостоятельных юридических лиц выделял такие властные структуры, как удельные ведомства, а также такие органы местного самоуправления, как земство, губернское и уездное, городское сооб-щество23. В любом случае юридическим лицом признавалось то образование, которое сегодня мы называем публичным, а не его органы и иные структурные подразделения.

Впервые в России за органами власти и их отдельными структурными подразделениями была признана юридическая личность лишь в советский период, хотя, надо признать, само понятие «юридическое лицо» не получило должного развития и разработки. Отрицание частной собственности прежде всего на землю и средства производства, национализация и муниципализация предприятий привели к огосударствлению практически всех организаций, за исключением общественных (частные юридические лица исчезли вместе с окончанием периода нэпа). У государства, ставшего крупнейшим монопольным собственником практически всего, что находилось на его территории, возникла проблема, связанная с управлением этой махиной под названием государственная собственность. Кроме того, ему пришлось взять на себя функции единственного производителя товаров, работ и услуг, что раньше было прерогативой частного сектора. Несмотря на то что многими учеными за самим государством признавался статус субъек-

22Мейер Д. И. Русское гражданское право. М., 2000. С. 157.

23 См.: Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права. Т. 1. М., 2005. С. 157.

та гражданского права24, статус юридического лица был признан за всеми государственными предприятиями, учреждениями и организациями, в том числе и за органами власти как бюджетными уч-реждениями25. Им дано было право выступать в гражданском обороте от своего имени, самостоятельно участвуя в сфере производства и потребления. Иначе получилось бы, что на территории СССР субъектами гражданского права признаны лишь граждане и государство. Из-за огосударствленной экономики того времени у государства не было особой потребности самому вступать в гражданско-правовые отношения. Оно это делало посредством своих юридических лиц, тем более что других юридических лиц, кроме государственных, не было, а общественные и кооперативные организации были независимы от государства лишь формально. Государственная принадлежность практически всех юридических лиц (даже тех предприятий, которые работали на принципах хозрасчета) делала их субъектную самостоятельность номинальной или даже фиктивной. За любым «самостоятельным» юридическим действием таких «самостоятельных» лиц стояла личность самого государства. Однако в отличие от государственных предприятий, статус юридического лица которых ни у кого не вызывал сомнений, юридическая личность государственных учреждений (и в первую очередь органов государственной власти) была признана не сразу26.

А. В. Венедиктов совершенно верно в свое время отметил: «Когда буржу-

24 См., например: Братусь С. Н. Юридическая личность государства и бюджетных учреждений // Ученые труды ВНИЮН. Вып. 9. М., 1947. С. 16—31; Брагинский М. И. Гражданская правосубъектность Союза ССР и союзных республик // Правоведение. 1963. 1; Пушкин А. А. Советское государство как субъект советского гражданского права. Харьков, 1965.

25 См.: Венедиктов А. В. Указ. соч. С. 655— 821.

26 См.: Братусь С. Н. Указ. соч. С. 7, 32—46;

Венедиктов А. В. Указ. соч. С. 808—812.

азные кодексы устанавливают те или иные положения о юридических лицах публичного права, они подходят к ним как к участникам гражданского оборота, т. е. как к носителям гражданской правоспособности, иными словами, — как к юридическим лицам именно гражданского права»27.

И сегодня такие публичные образования, как государство, государственные и муниципальные образования, все же не являются юридическими лицами в чистом виде, поэтому гражданское законодательство лишь распространяет на них правила о юридических лицах в гражданских правоотношениях. В то же время мы наблюдаем тотальную «оюро-лизацию» структурных подразделений публичных образований, их органов, учреждений и т. д.

Юридическая личность той или иной организации придает ей статус самостоятельного полноценного субъекта. Вопрос только в том, субъекта какого правоотношения. Публичному образованию (государству, субъекту федерации, муниципальному образованию) не нужен статус юридического лица, чтобы быть признанным самостоятельным субъектом публичного права. Поэтому применение правил о юридических лицах в отношении публичных образований служит одной единственной цели — придать им статус субъекта гражданско-правовых отношений исключительно в связи с их участием в гражданском имущественном обороте. Рассмотрение юридической личности публичных образований в иных аспектах не имеет теоретического и практического смысла, а наличие публичного элемента в таких юридических лицах не меняет их сути.

Что касается органов и структур публичных образований, то в публичных правоотношениях ни один из них не может быть признан самостоятельным субъектом28. В пуб-

27Венедиктов А. В. Указ. соч. С. 646. 28 См.: Михайленко О. В. Имущественная ответственность за вред, причиненный осу-

лично-властных правоотношениях они вообще не могут быть признаны субъектами, так как субъектом здесь является само публичное образование (Российская Федерация, субъект федерации, муниципальное образование). Его органы и учреждения не обладают своей самостоятельной публично-властной волей, а реализуют волю публичного образования; не имеют своей публично-властной правоспособности, а реализуют правоспособность публичного образования. Они выступают лишь инструментом, посредством которого публичные образования реализуют свою публичную дееспособность. В противном случае следовало бы признать, что публично -властная правоспособность, например государства, поделена и распределена между его органами и учреждениями, выступающими в своей сфере самостоятельными субъектами властвования. Например, сложно представить, что в налоговых правоотношениях субъектом будет являться не Российская Федерация в лице своих налоговых и таможенных органов, а сами налоговые и таможенные органы, да еще и независимо от государства.

Придание органам власти статуса юридического лица с тем, чтобы сделать их самостоятельными субъектами гражданско-правовых отношений, тоже весьма сомнительно. А. В. Венедиктов указывал, что введение понятия «юридическое лицо административного права»29 внесет лишнюю путаницу в вопрос о юридическом лице. Определяя понятием «юридическое лицо» коллективное образование и в гражданском, и в административном

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ществлением публичной власти: теоретические аспекты и проблемы ее реализации на практике. С. 170—174.

29 А. В. Венедиктов употреблял термин

«юридическое лицо административного права», так как в то время публичное право отвергалось советской правовой системой. Однако сам ученый в целях сравнительного правоведения приравнивал этот термин к юридическим лицам публичного права.

праве, непременно возникнет ситуация, когда в административном праве коллективное образование будет признаваться юридическим лицом, а в гражданском — нет. Кроме того, это еще и приведет к смешению понятий административной и гражданской правоспособности30.

Органы власти не обладают главными характеристиками субъекта гражданского права. В соответствии с п. 2 ст. 1 ГК РФ субъекты гражданского права приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе, свободно устанавливая свои права и обязанности на основе договора и определяя любые не противоречащие законодательству условия договора. Согласно п. 1 ст. 2 ГК РФ участие субъекта гражданского правоотношения должно быть основано на автономии воли и имущественной самостоятельности участников. Ни того ни другого у органов власти нет.

Однако сегодня существование юридических лиц в системе организации современной государственной (муниципальной) власти в России практически никого не смущает, как и придание органам государственной и муниципальной власти гражданско-правового статуса юридического лица (учреждения). То, что для выполнения определенных функций Российской Федерации, субъекта федерации, муниципального образования могут создаваться даже коммерческие организации в форме государственных и муниципальных унитарных предприятий, воспринимается как данность.

Детальное и внимательное изучение существования органов власти в форме юридических лиц показывает всю абсурдность такой конструкции и правоту высказываний А. В. Вене-диктова.

Более наглядно отсутствие смысла в существовании органов власти в форме юридического лица обна-

30 См.: Венедиктов А. В. Указ. соч. С. 644— 645.

руживается в рамках гражданского или арбитражного процессов.

Представим ситуацию, что таможенный орган, хотя сказанное ниже в равной степени можно отнести к любому другому органу власти, в том числе и органам власти любого субъекта РФ или муниципального образования, предъявит иск в суд. Возникает вопрос: в каком качестве и от чьего имени таможенный орган предъявил иск? Таможенный орган может выступать в различных правоотношениях как орган государственной власти или как самостоятельный субъект гражданского права — юридическое лицо (учреждение).

Однако трудно представить, чтобы таможенный орган выступал в суде как самостоятельное юридическое лицо в защиту исключительно своих собственных прав и интересов. Что это может быть за спор и какие это могут быть нарушенные права и интересы, учитывая, что таможенный орган — это некоммерческая организация в форме учреждения? Наверное, это должен быть спор о некачественных коммунальных услугах (свет, газ, вода), поставляемых в здание таможни; наверное, это может быть иск о возмещении вреда, причиненного имуществу таможни ее сотрудником или третьим лицом. Мы используем слово «наверное», потому что вызывает сомнение тот факт, что защищаемые в данном случае права и интересы принадлежат исключительно таможенному органу как юридическому лицу. Однако какой бы спор мы не сконструировали в данном случае, в суде будут отстаиваться интересы и права не таможни, а государства, потому что их невозможно разделить.

Гораздо реальнее представить себе ситуацию, когда таможенный орган выступает в суде как орган власти в интересах государства, например с иском о взыскании таможенных платежей, об обращении взыскания на имущество. Возникает вопрос, кто в данном случае является истцом — таможенный орган

или Российская Федерация? В исках таможенных органов, а самое главное, в решениях по этим искам истцом указывается таможенный орган, а не государство. Все исходят из того, что в данном случае таможенный орган и государство — это одно и то же. Однако это представление ошибочно, поскольку противоречит канонам материального и процессуального права.

Таможенный орган, как было сказано выше, является самостоятельным юридическим лицом, а значит, в процессуальных правоотношениях выступает самостоятельным субъектом. Следовательно, если он указывает себя истцом, то иск может быть заявлен исключительно в интересах самого таможенного органа, а не государства. Законных полномочий у таможенного органа как самостоятельного субъекта гражданского права (юридического лица — учреждения) предъявлять иск в интересах другого субъекта гражданского права — Российской Федерации — нет. Таким образом, если таможенный орган выступает в суде от своего имени, но в интересах государства, то в иске должно быть отказано, так как он заявлен ненадлежащим лицом.

Но даже если таможенный орган будет представлять в суде не самого себя как самостоятельного субъекта права (юридическое лицо), а Российскую Федерацию, выступая при этом в качестве органа государственной власти, то тем более иск не может быть заявлен от имени таможенного органа.

Российская Федерация является самостоятельным субъектом материального и процессуального права. Поэтому если иск заявлен в интересах государства, то он должен быть заявлен от имени самого государства. На это не раз обращал внимание Высший Арбитражный Суд РФ31.

31 См., например, постановление Пленума ВАС РФ от 22 июня 2006 г. № 23 «О некоторых вопросах применения арбитражными судами норм Бюджетного кодекса Российской Федерации».

По общему правилу ст. 125 ГК РФ выступать в суде от имени Российской Федерации, субъектов РФ и муниципальных образований могут соответствующие органы государственной и муниципальной власти в рамках их компетенции, установленной актами, определяющими статус этих органов.

Выступая в суде как орган власти, а не как самостоятельное юридическое лицо, таможенный орган не может обладать самостоятельной субъектно-стью, он является лишь частью другого субъекта. Используемое в ст. 125 ГК РФ словосочетание «от имени» означает, что в суде стороной по делу является само публичное образование, а представляет его и от его имени выступает определенный орган власти в пределах своей компетенции.

Если в отношении субъектов гражданского права — учреждений, в форме которых существуют органы власти, еще прослеживается четкая связь с публично-властным образованием, то в отношении унитарных предприятий возникает полная неопределенность, хотя казалось бы, унитарные предприятия точно являются субъектами гражданского права, так как они коммерческие юридические лица.

Приведем следующий пример. Во всех муниципальных образованиях России существуют МУП «БТИ» — организации, оказывающие населению услуги по составлению технических документов на здания, строения и сооружения. На органы БТИ возложена функция по инвентаризации таких объектов недвижимости и ежегодному перерасчету их балансовой стоимости, исходя из цен 1969 г. с применением ежегодного коэффициента. При этом налоговые органы, исчисляя, например, налог на имущество физических лиц, в качестве налогооблагаемой базы используют сведения о стоимости, полученные из МУП «БТИ». Как быть в ситуации, если органы БТИ неправильно рассчитают стоимость объекта, что повлечет неверное исчисление

суммы налога. Если рассматривать МУП «БТИ» как самостоятельный субъект гражданского права (юридическое лицо), то шансов на защиту в судебном порядке нет, поскольку МУП «БТИ» не относится к лицам, чьи действия можно было бы обжаловать в порядке гл. 25 ГПК РФ или 24 АПК РФ.

Другой пример. Во многих муниципальных образованиях сохранились МУП «ЖЭУ», которые, как и МУП «БТИ», являются коммерческими организациями — самостоятельными субъектами гражданского права. Однако на МУП «ЖЭУ» возложен ряд функций в сфере миграционного учета и регистрации граждан по месту пребывания и проживания. В каждом из них имеется ведающий этими вопросами паспортист, на которого постановлением Правительства РФ от 17 июля 1995 г. № 713 «Об утверждении Правил регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации и перечня должностных лиц, ответственных за регистрацию» возложены функции по ведению учета документов. Допустим, паспортист такого ЖЭУ или ЖЭКа отказывается принимать документы на регистрацию или снятие гражданина с регистрационного учета. Возникает аналогичная ситуация, как в случае с МУП «БТИ». МУП «ЖЭУ» тоже не относится к лицам, чьи действия можно было бы обжаловать в порядке гл. 25 ГПК РФ или гл. 24 АПК РФ. Следовательно, для предъявления иска оснований нет.

В связи с вышесказанным можно констатировать, что юридическое лицо, будучи явлением исключительно гражданского права, сконструировано лишь для одной цели—установить коллективного носителя частноправовых имущественных прав. Поэтому оно не может быть перенесено в право публичное, у которого совершенно иные задачи. Гражданское право признает в качестве своих субъектов

публично-властные образования, к которым применяет положения о юридических лицах. Следовательно, говорить о публичном юридическом лице можно лишь применительно к публично-властным образованиям, но только в аспекте субъекта гражданского права. Попытки вновь возродить теорию публичного юридического лица с целью использовать его для определения коллективных субъектов публичного права бесперспективны. Такова позиция и авторов Концепции развития гражданского законодательства РФ32.

Более того, теоретически несостоятельно утверждение о придании органам государственной власти статуса субъекта гражданского права — юридического лица в форме учреждения. Органы власти не отвечают признакам субъекта гражданского права и должны рассматриваться как структурное подразделение (часть) другого субъекта гражданского права — публично-властного образования33.

На наш взгляд, стоит также пересмотреть возможность передачи публичными образованиями части своих властных функций унитарным предприятиям.

Библиографический список

Брагинский М. И. Гражданская правосубъектность Союза ССР и союзных республик // Изв. высш. учеб. заведений. Правоведение. 1963. № 1.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Братусь С. Н. Юридическая личность государства и бюджетных учреждений // Ученые труды ВНИЮН. Вып. 9. М., 1947.

Венедиктов А. В. Государственная социалистическая собственность. М.; Л., 1948.

32 Одобрена решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 7 октября 2009 г.

33 Подробнее об этом см.: Михайленко О. В. Юридическая личность органов государственной (муниципальной) власти // Хозяйство и право. 2010. № 2. С. 70—76.

Денисенко В. В. Теория административ-но-деликтных отношений: дис. ... д-ра юрид. наук. СПб., 2002.

Забровская Л. В. Конституционно-правовые деликты: дис. ... канд. юрид. наук. М., 2003.

Зинченко С. А., Галов В. В. Юридическое лицо и правовой статус органов государственного и муниципального управления // Хозяйство и право. 2006. № 11.

Кантор Н. О государственных органах как юридических лицах публичного права // Хозяйство и право. 2005. № 4.

Лазаревский Н. Н. Ответственность за убытки, причиненные должностными лицами. СПб., 1905.

Мейер Д. И. Русское гражданское право. М., 2000.

Михайленко О. В. Имущественная ответственность за вред, причиненный осуществлением публичной власти: теоретические аспекты и проблемы ее реализации на практике. М., 2007.

Михайленко О. В. Юридическая личность органов государственной (муниципальной) власти // Хозяйство и право. 2010. № 2.

Мышляев Н. П. Теоретические и прикладные основы административной делик-тологии: дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2004.

Покровский И. А. Основные проблемы гражданского права. М., 2001.

Пушкин А. А. Советское государство как субъект советского гражданского права. Харьков, 1965.

Суворов Н. С. Об юридических лицах по римскому праву. М., 2000.

Суханов Е. А. Участие государства в гражданско-правовых отношениях // Пути к новому праву: материалы международной конференции в Санкт-Петербурге и Бремене / под общ. ред. М. М. Богуславского и Р. Книп-пера. Берлин, 1998.

Тимофеев Н. С. Публично-правовая и гражданско-правовая правосубъектность муниципального образования и его органов // Конституционное и муниципальное право. 2006. № 10.

Чиркин В. Е. Юридическое лицо публичного права. М., 2007.

Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права. Т. 1. М., 2005.