Научная статья на тему 'Публичная дипломатия в современном исследовательском дискурсе'

Публичная дипломатия в современном исследовательском дискурсе Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
3784
432
Поделиться
Ключевые слова
ПУБЛИЧНАЯ ДИПЛОМАТИЯ / "МЯГКАЯ СИЛА" / ОБЩЕСТВЕННАЯ ДИПЛОМАТИЯ / НАРОДНАЯ ДИПЛОМАТИЯ / ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ / ПУБЛИЧНАЯ ДИПЛОМАТИЯ ТАДЖИКИСТАНА / КУЛЬТУРНАЯ ДИПЛОМАТИЯ / ИМИДЖ ГОСУДАРСТВА / PUBLIC DIPLOMACY / "SOFT POWER" / PEOPLE''S DIPLOMACY / CENTRAL ASIA / PUBLIC DIPLOMACY OF TAJIKISTAN / CULTURAL DIPLOMACY / STATE IMAGE / ДИПЛОМАТИЯИ МАРДУМӣ / "НЕРӯИ НАРМ" / ДИПЛОМАТИЯИ ҷАМОАТӣ / ДИПЛОМАТИЯИ ХАЛЦӣ / ОСИЁИ МАРКАЗӣ / ДИПЛОМАТИЯИ МАРДУМИИ ТОҷИКИСТОН / ДИПЛОМАТИЯИ ФАРҳАНГӣ / ОБРӯЮ ЭЪТИБОРИ ДАВЛАТ

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Бахриев Бахри Хуршедович

Статья посвящена анализу современного исследовательского осмысления публичной дипломатии и рассмотрению вариантов практического применения этого феномена как дополнительного ресурса международного взаимодействия. Прослеживается эволюция понятия «публичная дипломатия» в американском исследовательском дискурсе и специфика вариативного обращения к нему в научно-практических кругах России и других государств. Освещаются ключевые теоретические подходы неолиберальная концепция «мягкой силы», теория конструктивизма, политическая коммуникация и концепция национального бренда теоретиков маркетинга к осмыслению феномена публичной дипломатии. С учетом возрастающей роли форматов публичной дипломатии в достижении внешнеполитических целей и формирования международного положительного имиджа государств, рассматриваются потенциал и ресурсы публичной дипломатии государств Центральной Азии и их практические шаги в этой области. Автор полагает, что использование форматов публичной дипломатии государствами региона может способствовать региональному сотрудничеству и развитию международных контактов его государств.

Похожие темы научных работ по политологическим наукам , автор научной работы — Бахриев Бахри Хуршедович

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

PUBLIC DIPLOMACY IN CONTEMPORARY RESEARCH DISCOURSE

The article analyzes the current research comprehension of public diplomacy and options of practical application of this phenomenon as an additional resource of international interaction. The author traces back the evolution of the concept "public diplomacy” in American scientific discourse and the specific features of recourse to it in scientific-practical rounds of Russia and other states. Key theoretical approaches neoliberal conception of "soft power", constructivism theory, political communication and national brand concept of marketing theoreticians towards an interpretation of the phenomenon of public diplomacy are highlighted. Taking into account an increasing role of public diplomacy formats in achieving foreign policy objectives and in constructing an international positive image of states, the author makes an attempt of assessing the potential and recsourses of public diplomacy of Central Asian states and their practical steps in the given field. The author supposes that the use of public diplomacy formats by the region’s states can promote regional cooperation and development of international contacts between states.

Текст научной работы на тему «Публичная дипломатия в современном исследовательском дискурсе»

23 00 00 ПОЛИТИЧЕСКИЕ НАУКИ 23 00 00 POLITICS SCIENCES

23.00.04 ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИИ, ГЛОБАЛЬНОГО И РЕГИОНАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ

23 00 04 POLITICAL PROBLEMS OF INTERNATIONAL RELATIONS, GLOBAL

AND REGIONAL DEVELOPMENT

УДК 327

ББК 66.4(2 Рос)+66ю4(Б)

ПУБЛИЧНАЯ ДИПЛОМАТИЯ В СОВРЕМЕННОМ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОМ ДИСКУРСЕ

ДИПЛОМАТИЯИ МАРДУМЙ ДАР ОИНАИ ТАХ,К,ИК,От МУОСИР

Бахриев Бахри Хуршедович,

аспирант кафедры мировых политических процессов Московского государственного института международных отношений Министерства иностранных дел РФ (Россия, Москва)

Бахриев Ба^рй хуршедович,

аспиранти кафедраи равандуои сиёсии цауонии Донишкадаи давлатии муносибатуои байналмилалии Маскави Вазорати кор^ои хориции ФР (Русия, Маскав)

PUBLIC DIPLOMACY IN CONTEMPORARY RESEARCH DISCOURSE

Bahriev Bahri Khurshedovich,

post-graduate of the department of world politics processes under Moscow State Institute of International Relations; Russia., Moscow E-MAIL: mr. bahriev29@gmail. com Ключевые слова: публичная дипломатия, «мягкая сила», общественная дипломатия, народная дипломатия, Центральная Азия, публичная дипломатия Таджикистана, культурная дипломатия, имидж государства

Статья посвящена анализу современного исследовательского осмысления публичной дипломатии и рассмотрению вариантов практического применения этого феномена как дополнительного ресурса международного взаимодействия. Прослеживается эволюция понятия «публичная дипломатия» в американском исследовательском дискурсе и специфика вариативного обращения к нему в научно-практических кругах России и других государств. Освещаются ключевые теоретические подходы - неолиберальная концепция «мягкой силы», теория конструктивизма, политическая коммуникация и концепция национального бренда теоретиков маркетинга - к осмыслению феномена публичной

дипломатии. С учетом возрастающей роли форматов публичной дипломатии в достижении внешнеполитических целей и формирования международного положительного имиджа государств, рассматриваются потенциал и ресурсы публичной дипломатии государств Центральной Азии и их практические шаги в этой области. Автор полагает, что использование форматов публичной дипломатии государствами региона может способствовать региональному сотрудничеству и развитию международных контактов его государств.

Калидвожа^о: дипломатияи мардумй, ««неруи нарм», дипломатияи цамоатй, диплома-

тияи халцй, Осиёи Марказй, дипломатияи мардумии Тоцикистон, дипломатияи

фаруангй, обрую эътибори давлат

Мацола ба таулили падидаи дипломатияи мардумй дар доираи тауцицоти муосир ва баррасии гунауои истифодаи амалии ин падида уамчун воситаи иловагии уамкории мутацобилаи байналмилалй бахшида шудааст. Муаллиф тауаввули мафууми ««дипломатияи мардумй»-ро дар доираи тадцицоти амрикой мавриди омузиш царор дода, вижагиуои муносибат ба ин падидаро дар доираи илмй-амалии Русия ва соири кишвар-уои дигар баррасй менамояд. Ба нуцтауои назариявии асосй дар идроки ин цазия, ба мисли консепсияи неолибералии ««неруи нарм», назарияи конструктивизм,алоцаи сиёсй ва консепсияи бренди миллии назариядонони маркетинг ва дарки феномени дипломатияи мардумй рушанй андохта мешавад. Бо дарназардошти цувватёбии нацши форматуои дипломатияи мардумй дар мацрои бадастоварии уадафуои сиёсии берунй, ташаккул ва болоравии обрую эътибори кишваруо имконияту захирауои дипломатияи мардумии давлатуои Осиёи Марказй уам ба маърази тауциц кашида шуда, гомуои амалии ощо дар ин цода баррасй шудааст. Муаллиф бар он ацида аст, ки истихдоми уар чй васеъ-тари шаклуои дипломатияи мардумй аз цониби кишваруои минтаца метавонад ба уам-кориуои минтацавй ва рушди алоцауои байналмилалии ин кишваруо мусоидат намояд.

Key words: public diplomacy, «soft power», public diplomacy, people S diplomacy, Central Asia, public diplomacy of Tajikistan, cultural diplomacy, state image.

The article analyzes the current research comprehension of public diplomacy and options of practical application of this phenomenon as an additional resource of international interaction. The author traces back the evolution of the concept "public diplomacy" in American scientific discourse and the specific features of recourse to it in scientific-practical rounds of Russia and other states. Key theoretical approaches - neoliberal conception of "softpower", constructivism theory, political communication and national brand concept of marketing theoreticians - towards an interpretation of the phenomenon ofpublic diplomacy are highlighted. Taking into account an increasing role of public diplomacy formats in achieving foreign policy objectives and in constructing an international positive image of states, the author makes an attempt of assessing the potential and recsourses ofpublic diplomacy of Central Asian states and their practical steps in the given field. The author supposes that the use ofpublic diplomacy formats by the region's states can promote regional cooperation and development of international contacts between states.

Публичная дипломатия как явление политической практики все более широко анализируется на концептуальном уровне и в контексте прикладных научных разработок. Появление этого понятия в международном дискурсе обусловлено объективной тенденцией диверсификации форматов трансграничных коммуникаций и активизацией деятельности современных государств по повышению привлекательности своей внешней политики в глазах зарубежной общественности.1 Однако осмысление публичной дипломатии как нового феномена международного взаимодействия не является завершенным и не снимает с повестки дня вопроса о «невоенных/несиловых» способах усиления влияния различных традиционных и новых акторов в мировой политике. Одновременно необходимо подчеркнуть, что, хотя «пальма первенства» в изучении публичной дипломатии и практического применения ее механизмов принадлежит представителям США, ученые и эксперты из других стран все более успешно развивают собственный национальный опыт в этом направлении. Другими словами, речь идет как о постоянном расширении границ профильного дискурса, так и об обогащении его содержания.

Понятие «публичная дипломатия» и его эволюция

Термин «публичная дипломатия» не является новым лексическим конструктом, но его современное понимание отличается от изначальной смысловой нагрузки, хотя широкая аудитория во многом продолжает воспринимать его значение в качестве противоположности «тайной» или даже профессиональной государственной дипломатии. Такое массовое упрощенное восприятие не является категорически неверным, поскольку открытость или публичность, действительно, является одним из важных, хотя и далеко не единственных атрибутов публичной дипломатии в ее прикладном измерении.

Первые упоминания публичной дипломатии как особого вида деятельности встречаются в английской прессе еще в середине XIX века [26]. Это были журналистские рассуждения, указывавшие на необходимость демонстрации добропорядочности, честности и гласности в политике. В дальнейшем термин начали использовать американские СМИ и представители политических кругов США. Официальные органы с фактическими функциями публично-дипломатического характера в США появились в конце 40-х годов XX столетия. Например, нормативная основа нынешней Комиссии советников президента по публичной дипломатии (Advisory Commission on Public Diplomacy) была заложена еще в 1948 году Законом США по информации и образовательным обменам (Smith-Mundt Act)2 В середине 60-х годов XX в., в разгар «холодной войны», американцы - сначала журналисты, а потом и представители научно-практических кругов, начали использовать термин «public diplomacy», заменив им понятие «пропаганда», которое к тому времени приобрело негативную коннотацию в западном общественном сознании [26].

1 Из факторов, способствующих повышению интереса к публичной дипломатии, также можно отметить изменение глобального инфо-коммуникационного контекста, преобразования мирополитического характера (рост числа НКО террористических групп и их влияние на МО), повышение значимости фактора «мягкой силы» (soft power), появление и развитие феномена брендинга государства и т.д.

2 U.S. Advisory Commission on Public Diplomacy: About the Commission URL : http://www. state.gov/pdcommission/about/

Накопление знаний и навыков в сфере публичной дипломатии в США в конечном итоге потребовало систематизации и научно-теоретического осмысления данного феномена, который динамично наполнялся новыми чертами, научным и институциональным компонентом. Появилось определение публичной дипломатии, считающееся классическим, близким к современному значению, но не единственным и общепризнанным. Его предложил американский исследователь Э. Гуллион в 1965 году, назвав публичную дипломатию измерением международных отношений, выходящим за рамки традиционной дипломатии, и средством, с помощью которого правительства и частные группы влияют на мнения и отношения других правительств и народов с целью воздействия на принимаемые ими решения в сфере внешней политики. По мнению Гуллиона, «центральным моментом для публичной дипломатии является транснациональный поток информации и идей».1

Общее определение публичной дипломатии позволяет указать на ее основных субъектов, которые включают правительства, органы государственной власти, частные группы интересов, СМИ, журналистов и участников межкультурных коммуникаций (организации, отдельные граждане) [16].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Как было отмечено, термин «публичная дипломатия» в американском дискурсе появился как менее одиозный синоним понятия «пропаганда». При этом практика деятельности США в этой сфере в период «холодной войны» оставалась вполне пропагандистской. Как полагает ряд специалистов, публичная дипломатия тогда считалась важным превентивным средством в «американском оборонном арсенале» [28]. Знаменитый журналист, глава Информационного агентства США Э. Мерроу в 1963 году писал, что арсенал убеждения США должен быть таким же боеспособным, как и американский ядерный арсенал, и задействован энергичнее, чем когда-либо [32, с.142-169].

Со временем американский подход к пониманию публичной дипломатии эволюционировал, становился все более вариативным, как и предлагавшиеся в различных смысловых коннотациях формальные определения. Если в 80-е годы в США публичная дипломатия определялась как набор программ, спонсируемых государством для оказания влияния на мнение зарубежной общественности,2 то в 1999 году Информационное агентство США (United States Information Agency - USIA) признавало за ней важность «взаимодействия американского общества и социальных институтов с их зарубежными коллегами».3 В зависимости от характера международных отношений американские специалисты меняли подходы к видению субъектов публичной дипломатии - наряду с государством к ее реализации активнее подключаются новые акторы (НПО, гражданское общество, бизнес).

С окончанием «холодной войны» отпала необходимость в «жестких» пропагандистских установках по передаче информации при осуществлении публичной дипломатии. Началось использование этого механизма в более «мягких» вариантах - как транслятора западных ценностей и продвижения массовой культуры, как канал

1 The Edward R. Murrow Center for Public Diplomacy - Definitions of Public Diplomacy. URL:http://fletcher.tufts.edu/murrow/pd/definitions.html

2 U.S. Department of State, Dictionary of International Relations Terms, 1987, p. 85

3 About U.S. Public Diplomacy. URL: http://pdaa.publicdiplomacy.org/?page_id=6

популярного освещения вопросов внешней политики и как инструмент диалога с элитами освободившихся от блоковых ограничений стран Восточной Европы, а также новых государств на постсоветском пространстве.

Именно в таком виде, адаптированном к постбиполярным реалиям мировой политики, обращение к феномену публичной дипломатии вышло за пределы американской научной среды и было воспринято исследователями из других стран. Несмотря на разнообразие концептов, сегодня в международном дискурсе понятие public diplomacy считается общепризнанным термином. Оно перестало быть предметом обсуждения сугубо американских аналитиков и отличительной чертой только американской внешней политики. Однако следует отметить, что определения публичной дипломатии с учетом конкретных целей и форм её осуществления вариативны.

Теоретическое осмысление феномена публичной дипломатии Концептуализация опыта публичной дипломатии началась в 60-х гг. XX в., когда был накоплен определенный эмпирический материал по деятельности американского правительства в данной сфере [20]. В период «холодной войны» публичной дипломатией занимались в основном специалисты, традиционно опосредовавшие информационные потоки в области межгосударственных коммуникаций: собственно дипломаты и профильные журналисты. Публичная дипломатия рассматривалась как исключительная государственная внешнеполитическая прерогатива, что объяснялось разделявшим Восток и Запад «железным занавесом». Тогда, в условиях низкой проницаемости границ, «единственным актором, способным систематически качественно осуществлять международную коммуникацию, оставалось государство» [9].

На современном этапе публичная дипломатия изучается специалистами не только в области дипломатии и международных отношений, но и журналистики, работниками маркетинга и других исследовательских направлений.

В рамках политической науки феномен публичной дипломатии в основном рассматривается в связи с неолиберальной концепцией «мягкой силы» (soft power), которую Дж. Най определил как способность добиваться желаемого не принуждением или подкупом, а с помощью привлекательности. Публичную дипломатию он понимает как коммуникационный механизм, инструмент повышения привлекательности и усиления авторитета [30]. «Мягкая сила» как способность государства сформировать предпочтения других стран опирается на три важнейших компонента: культуру государства, политические ценности государства и внешнюю политику. Публичная дипломатия призвана передать (транслировать или продать) эти три компонента другим странам. Государство, не обладающее привлекательными ценностями, не способно оказывать влияние на зарубежное общество через публичную дипломатию [30].

Концепция «мягкой силы» стала основой для теоретического осмысления феномена публичной дипломатии, однако интересные подходы имеются и у представителей других теоретических направлений. Одной из таких научных школ является конструктивизм.

Конструктивистские признаки существуют в предложенном Э. Гуллионом определении публичной дипломатии как феномена, который имеет дело с

транснациональным потоком информации и идей.1 Публичная дипломатия, как и конструктивизм, подвергает сомнению исключительную важность материальных факторов в достижении конечных целей. Для нее важно интерсубъективное измерение (intersubjective dimension) [25]. Основывая свою деятельность на учете факторов идентичности, культуры и ценности другого государства, она строит мосты между обществами/государствами. Такое понимание публичной дипломатии делает ее механизмом операционализации конструктивистских идей [27].

Публичная дипломатия стала рассматриваться конструктивистами как средство понимания «иной» культуры и традиций «других». Учитывая разнообразие государств по широкому спектру нематериальных критериев (восприятие мира, культура, ценности и т.д.), надо стремиться к пониманию такого многообразия. Основа для создания стабильных отношений кроется в понимании, которое достижимо при помощи публичной дипломатии [33].

Возможности публичной дипломатии, вопросы её имиджа и бренда активно изучаются в и рамках таких областей научного знания, как маркетинг и политическая коммуникация. Специалисты в первой области объясняют природу современной публичной дипломатии концепцией национального бренда. По их мнению, комбинирование принципов публичной дипломатии и маркетинговых законов в продвижении имиджа страны сделало имидж государства и его политику продуктом, который нужно продавать иностранной аудитории. Имидж правительства стал называться национальным брендом, а «мягкая сила» - его ключевой конструирующей силой. Статус канала продвижения такого бренда достается именно публичной дипломатии [24].

Сторонники политической коммуникации уверены, что публичная дипломатия занимается установлением прямого диалога между правительством одной страны и лидерами зарубежного общества. Такой диалог создает условия для формирования стратегической коммуникации. В этом контексте публичная дипломатия понимается и применяется как краткосрочный информационный механизм, как средство диалоговой пропаганды, отличающееся от традиционной пропаганды акцентом на понимание (understanding), информирование (informing) и влияние (influencing). Цель такой публичной дипломатии заключается в достижении краткосрочных политических целей и в улучшении политического имиджа адресанта [34].

В целом американское исследовательское осмысление феномена публичной дипломатии опирается на богатый практический опыт США в этом направлении, имевший как успехи, так и неудачи. Отмечая стратегический характер публично-дипломатической деятельности, они приводят в пример Плана Маршалла для ума (Marshall Plan for the Mind) - стратегию США по оказанию влияния на умы в социалистическом блоке в период идеологического противостояния [29], а также подчеркивают огромную роль публичной дипломатии в победе США в «холодной войне» [28].

В постбиполярный период публичная дипломатия стала важным инструментом в достижении внешнеполитических целей США. После распада социалистического блока ее инструменты были активно задействованы американцами для ускорения переориентации

1 The Edward R. Murrow Center for Public Diplomacy - Definitions of Public Diplomacy. URL:http://fletcher.tufts.edu/murrow/pd/defimtions.html

стран Восточной Европы в сторону Запада, для создания новой, лояльной к США элиты в этих странах, для внедрения американских ценностей и создания благоприятной почвы для американского бизнеса. На постсоветском пространстве было создано большое число ресурсных центров, которые привлекали своими образовательными программами талантливую молодёжь, пробуждали социальный активизм и лояльное отношение к США. Эта деятельность во многом была положительной (программы экономических реформ, помощь в развитии институтов демократии, образовательные обмены), однако чрезмерное акцентирование внимания на изменении политической культуры и демократизации привело и к деструктивным последствиям. Недооценка широкого спектра местных факторов и переоценка привлекательности своей социополитической модели при осуществлении США публичной дипломатии часто стимулирует реакцию отторжения у общественных систем, на которые она направлена. Один из таких примеров -американская публичная дипломатия в Ближневосточном регионе, где проблема создания позитивного имиджа США до сих пор не решена [22].

Опыт американской публичной дипломатии и её практический потенциал стимулировали интерес к данному феномену в научных и практических кругах других государств. Помимо ведущих европейских стран (Франция, Германия, Великобритания), тематика публичной дипломатии активно изучается в Австралии, Южной Корее, Японии, Индии, Китае и других странах. Публичная дипломатия названных стран опирается в основном на сильные стороны своих государств: образовательно-обменные программы, культурные аспекты, научно-технические и спортивные достижения [31].

Недавно к международному исследовательскому тренду в названном направлении присоединились и ученые из России, что объясняет, как пишет профессор МГИМО К. Боришполец, наличие на нынешнем этапе относительно небольшого списка работ российских исследователей по публичной дипломатии и вариативность осмысления ими самого термина [5].

Публичная дипломатия как формат дипломатической практики рассматривается российскими учеными по-разному. Некоторые считают ее новым форматом взаимодействия в рамках традиционной дипломатии, призванным подготовить благоприятный политический климат для последующих внешнеполитических шагов [15]. Другие исследователи уверены, что в XXI в. «традиционная дипломатия стала частью более широкого понятия - «публичная дипломатия» [18].

Определенные сложности существуют в российской политической науке и практике с единством понятийного аппарата в сфере публичной дипломатии. Трудности вызывает не совсем удачный перевод английского термина «public diplomacy» на русский как «публичная дипломатия», учитывая другие значения слова public в английском языке -общественный, государственный. Некоторые исследователи считают правильным вариант «общественная дипломатия» или «народная дипломатия», тогда как другие признают их как взаимозаменяемые [16]. Однако вариант перевода «общественная дипломатия» не учитывает более широкого спектра направлений деятельности публичной дипломатии (зарубежное вещание, образовательные обмены и т.д.), поэтому было бы лучше, чтобы его понимали либо как синоним публичной дипломатии, либо как одно из ее частных направлений. Ограничение общественной дипломатии «диалогом некоммерческих организаций - ошибка как смысловая, так и - потенциально - политическая» [7].

Сегодня в российских научно-практических кругах в определенной степени используется термин публичная дипломатия, однако на основе эмпирического анализа (контент - анализ сайтов, публикаций) можно убедиться, что появляются достаточно многочисленные работы, где употребляется понятие общественная дипломатия. Это относится и к официальным документам. Например, в Концепции внешней политики РФ 2013 года использовались оба понятия, в обновленной версии документа от 2016 года встречается только понятие общественная дипломатия, упомянутое в контексте международного культурно-гуманитарного сотрудничества и развития диалога между научно-экспертным сообществом России и иностранными специалистами.1

Возникает вопрос относительно институционализации российской публичной дипломатии. Несмотря на то, что в сфере публичной дипломатии работает большое число российских НПО, созданы профильные федеральные структуры («Россотрудничество», Фонд Горчакова, Российский совет по международным делам), пока нет механизмов координации в названной сфере и «государственного органа, который бы систематически управлял публичной дипломатией» [15]. Нет и специального нормативного акта, конкретизирующего формы осуществления публичной дипломатии во внешней политике России. Сам факт финансирования российским МИД и названными выше федеральными структурами НПО в сфере публичной дипломатии и активная деятельность последних, конечно, говорит о динамичном развитии институциональных основ российской публичной дипломатии, однако на данном этапе процесс институционализации и работа по ее развитию и совершенствованию не может считаться завершённой [5]. Молодая российская публичная дипломатия строится с учетом местных особенностей и внешнеполитических целей, в концептуализацию которых большой вклад внесла российская политическая наука [5, 7, 15, 16, 18].

Теоретическое осмысление феномена публичной дипломатии в российской политической науке ведется преимущественно в рамках неолиберальной школы. Конечно, встречаются также единичные работы с определенным мультипарадигмальным подходом [19], однако в целом российские авторы делают акцент на конструирующую роль концепции «мягкой силы» в формировании и осуществлении публичной дипломатии. Также исследуется ее потенциал в урегулировании конфликтов и продвижении интеграционных проектов, что тоже вписывается в теоретические рамки либеральной школы ТМО.

Научное осмысление публичной дипломатии в рамках российского дискурса опирается на работы американских ученых и специалистов-практиков. От теоретического осмысления эти работы сразу переходят к прикладному уровню, адаптируя западное понимание и осмысление феномена к российским реалиям. Между американскими и российскими специалистами нет фундаментальных разногласий в понимании феномена публичной дипломатии, однако существуют свои особенности в определении, концептуализации форм и методов осуществления, оценке значимости публичной дипломатии при достижении практических целей.

1 Концепция внешней политики Российской Федерации (утверждена Президентом Российской Федерации В.В.Путиным 30 ноября 2016 г). URL: http://www.scrf.gov.ru/documents/2/25.html

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Вариативность определений в этом контексте обусловлена научно-практическими традициями разных стран, в которых используемые понятия наполняются вариативной смысловой нагрузкой. Даже очень близкие термины в этой сфере на практическом уровне подразумевают разные принципы, формы и даже субъекты публичной дипломатии. Примером может служить специфика публичной и народной дипломатий Китая. Последняя в китайских исследовательских и практических кругах считается более широким понятием, отличительной чертой которого является ориентация не только на государственные интересы, но и на интересы народа [10]. В заявлении министра иностранных дел Китая Яна Цзечи в 2010 году прозвучали оба термина: «Китайская дипломатия - это народная дипломатия. Народ всегда был источником мудрости для наших усилий в сфере публичной дипломатии» [10]. Публичная дипломатия считается одним из направлений народной дипломатии, а народная дипломатия - дополнением официальной дипломатии КНР.1 Действительно, инструменты народной дипломатии сегодня активно используются во внешней политике Китая. К примеру, значимой считается ее роль в реализации грандиозной инициативы КНР - концепции «один пояс и один путь». Одним из связующих элементов ее идеи считаются народные связи,2 развитие которых призвано обеспечить поддержку проекта, сформировать правильное понимание его целей и выгоды для всех участников в зарубежных обществах. Это является задачей народной дипломатии Китая.

Возрастающая роль и потенциал публичной дипломатии в реализации внешнеполитических стратегий предоставляет возможности широкому кругу государств использовать этот институт для формирования положительного имиджа в глазах зарубежной общественности и развития широкого международного сотрудничества. В этом контексте не являются исключением государства постсоветской Центральной Азии.

Публичная дипломатия в Центральной Азии: осмысление феномена и практическое измерение

Возможности разнообразных ресурсов «мягкой силы» все шире признаются в среде постсоветских государств. Растет интерес к форматам публичной дипломатии и в постсоветских государствах Центральной Азии.

В течение ряда лет профильная тематика присутствует в работах казахстанских авторов, стремящихся аккумулировать лучший зарубежный опыт в интересах укрепления международных позиций казахстанской государственности [2,11,12]. Учёными из этой страны защищены диссертационные исследования по проблематике публичной дипломатии, которые, анализируя зарубежный опыт, рассматривают возможности использования форматов публичной дипломатии во внешнеполитической практике Казахстана [11]. Казахские исследователи в основном признают синонимичность понятий публичной и народной дипломатии, указывая на то, что к осуществлению публичной дипломатии, помимо классических дипломатов, привлекаются представители СМИ,

1 Народная дипломатия: пусть мир больше узнает о Krnae.URL: http://russian.people.com.cn/95181/6616803.html

2 Выступление Посла КНР в РФ Ли Хуэя в Московском государственном университете путей сообщения 2015/02/14. Сайт Посольства КНР в РФ. URL: http://ru.china-embassy.org/rus/gdxw/t1237889.htm

бизнеса, науки и образования, деятели культуры и искусства, руководители НПО и т.д. [17]. В качестве достоинства публичной дипломатии они называют ее способность «быть гибкой в зависимости от национальных интересов и интересов партнеров» [11].

Указывая на отсутствие специализированной институциональной основы у публичной дипломатии своей страны, исследователи из Казахстана, тем не менее, обращают внимание на ее большой потенциал, сформированный рядом крупных международных инициатив республики и её президентом Н.А. Назарбаевым. Из них стоит отметить проведение исторического саммита ОБСЕ в Астане в 2010 году, идею и запуск коммуникативной площадки <^^1оЬа1» в 2012 г., проведение заседания Берлинского Евразийского Клуба в Астане в 2014 г., принятие «Стратегии вхождения Казахстана в число пятидесяти наиболее конкурентоспособных стран мира», участие в мероприятиях на разных площадках «тюркского мира» и ежегодных встречах в рамках Всемирного тюркского форума [5]. В ходе работы Всемирного тюркского форума все чаще обсуждается тематика культурной и общественной дипломатии.

В целом на текущем этапе становления публичной дипломатии Казахстана нужно выделить масштабность и креативность инициатив, которые с интересом воспринимаются на международной арене. Большую роль в этом играет авторитет президента страны Н.А.Назарбаева, лично поддерживающего инициативы по созданию положительного и привлекательного имиджа Казахстана в глазах зарубежной общественности.

В других странах ЦА - Киргизии, Таджикистане, Туркменистане и Узбекистане - в фокусе внимания экспертов пока находятся в основном вопросы общего дискурса о «мягкой силе», культурных составляющих внешнеполитической практики, а ресурсы публичной дипломатии упоминаются в комментариях к конкретным событиям, в интернет - публикациях или для подчеркивания изменений, происходящих в сфере международных контактов.

Киргизские исследователи, признавая возрастающую значимость «мягкой силы» в современной мировой политике, призывают политиков и экспертов обращать внимание на возможности цифровой дипломатии, новых технологий для удовлетворения внешних нужд государства, укрепления его репутации и позиций на международной арене [1, 3, 4].

Обобщать опыт Киргизии из-за недостатка национальных публикаций пока было бы преждевременно. Однако с учетом международного резонанса в связи с прошедшими в сентябре 2016 года Всемирными играми кочевников в Иссык-Кульской области, можно предположить, что ресурсы публичной дипломатии будут активно включаться в деятельность государственных и негосударственных структур этой страны.

Не стал еще объектом специальных научных исследований опыт публичной дипломатии Туркменистана и Узбекистана, хотя на практике оба государства уделяют большое внимание проектам и мероприятиям в рамках культурных и образовательных связей с Россией, Казахстаном, Индией, Китаем и другими странами. В частности, туркменские эксперты рассматривают культуру «в качестве...средства достижения основополагающих целей внешней политики государства, создания благоприятного образа страны, популяризации ее культуры» [6]. Последний пункт назван президентом Г. Бердымухаммедовым прямой обязанностью туркменской дипломатии [6]. Поэтому

Туркменистан организует регулярные международные научные и культурные мероприятия, приглашая иностранных экспертов и деятелей культуры.1

Исследовательский дискурс по публичной дипломатии пока в полном объеме не оформился и в Таджикистане. Встречаются отдельные публикации, посвященные повышению роли «мягкой силы» и новых дипломатических форматов во взаимодействиях с зарубежной общественностью. Например, Д. Латифов пишет, что «дипломатия перестает быть исключительно делом специально подготовленных людей, ...ее целевой группой становятся не только дипломаты, а широкая общественность, отсюда и новый элемент современных международных отношений - так называемая public or modern diplomacy -общественная дипломатия» [13]. Отмечая значимость медиа-дипломатии в улучшении международного имиджа государства, некоторые таджикские эксперты призывают к созданию мультиязычных информационных каналов о Таджикистане и к развитию проактивной деятельности таджикских посольств за рубежом [23]. На этот вопрос обращает внимание и Президент страны Эмомали Рахмон. Подчеркивая чрезвычайную важность формирования положительного международного имиджа Таджикистана, он призывает МИД РТ «коренным образом улучшить своё взаимодействие с представителями средств массовой информации и расширить своё присутствие в Интернете. ».2

В контексте практических механизмов публичной дипломатии Таджикистана целесообразно отметить деятельность Таджикского общества дружбы и культурных связей с зарубежными странами (ТОДКС). Являясь общественной некоммерческой организацией и работая на принципах народной дипломатии, ТОДКС имеет 17 обществ дружбы с разными странами.3 Организуя мероприятия культурно-гуманитарного характера в Таджикистане и - реже- за его пределами, общество способствует развитию народной дипломатии и международных контактов этой республики.4

В этом контексте также подчеркнем роль таджикской диаспоры. Например в России, где постоянно проживает или находится на временной работе большое число выходцев из Таджикистана, очень активно работает Региональная общественная организация «Нур».5 Своими ресурсами и при поддержке Посольства Таджикистана в Москве она регулярно участвует в крупных российских и международных культурных мероприятиях, представляя богатую культуру Таджикистана. Структуры «Нур» вносят вклад в адаптацию мигрантов в российское общество, организуя различные лекции и семинары для

1 В Ашхабаде открылся международный форум «Диалог культур на Великом Шелковом пути». URL:http://www.turkmenistan.gov.tm/?id=9902

2 Выступление Президента Республики Таджикистан Эмомали Рахмона на встрече с дипломатическими работниками страны по случаю открытия нового здания Министерства иностранных дел Республики Таджикистан, 15.03.2013, г.Душанбе. URL:http://www.prezident.tj/ru/node/4114

3 Официальный сайт ТОДКС. URL: http://friendship.tj/

4 Итог работы ТОДКС за 2012 год. URL: http://friendship.ti/index.php/o-nas/205-todks-podvel-itogi-deyatelnosti-za-2012-god. См.также /Расширенное заседание Таджикского Общества дружбы и культурных связей с зарубежными странами по итогам 2015 года. URL:http://rus-ksors.ti/index.php/2-uncategorised/93-rasshirennoe-zasedanie-tadzhikskogo-obshchestva-druzhby-i-kulturnykh-svyazei-s-zarubezhnymi-stranami-po-itogam-2015-goda

5 См.подробнее на сайте РОО «Нур» URL: http://pamirian.ru

мигрантов, а также уроки русского, английского и математики - для их детей. В последние годы организация делает акцент на культурные и спортивные мероприятия, проводя, в частности, межнациональные/ междиаспорные спортивные соревнования.1

Несмотря на отсутствие крупных исследований по публичной дипломатии Таджикистана, ее ресурсы все более широко применяются в практической деятельности таджикского государства. С накоплением эмпирического материала и обогащением опыта таджикских структур, в ближайшем будущем можно ожидать появления специальных публикаций, научно-практических разработок, которые станут основой таджикского дискурса по такой актуальной для широкого международного взаимодействия тематике, как публичная дипломатия.

Осмысление феномена публичной дипломатии в государствах постсоветской ЦА открывает определенные возможности для достижения реальной взаимодополняемости профильного исследовательского дискурса и политической практики. Как представляется, перспективы дальнейшего конструктивного развития в этом направлении для всех стран региона зависят, во-первых, от осознания важности инициативной деятельности по созданию привлекательного образа своей страны в глазах международной общественности; во-вторых, расширения спектра осуществляемых проектов, географии диалоговых площадок, активизации информационного освещения многостороннего и двустороннего сотрудничества; в-третьих, от слаженности совместной работы национальных государственных и негосударственных структур, что позволит значительно диверсифицировать каналы позитивного информационного влияния за рубежом и на внутристрановом уровне. Общее заключение.

• С развитием новых коммуникационных технологий и усилением борьбы за «сердца и умы» людей, публичная дипломатия становится важным «несиловым» механизмом влияния и взаимодействия с зарубежной общественностью для достижения внешнеполитических целей. Данная тенденция привела к повышению научно-практического интереса к феномену публичной дипломатии в среде мирового сообщества, в том числе в странах Центральной Азии.

• В международном дискурсе термин public diplomacy считается общепризнанным или собирательным по отношению к другим близким понятиям. В зависимости от страновой специфики варьируются методы и формы публичной дипломатии, ее модели, которые в каждом конкретном случае ориентированы на максимизацию объективных и субъективных преимуществ, имеющихся в национальном арсенале.

• Несмотря на многообразие теоретических подходов к феномену публичной дипломатии: от неолиберальной концепции «мягкой силы» и конструктивистской интерсубъективности до политического диалога сторонников политической коммуникации и концепции национального бренда теоретиков маркетинга, практика публичной дипломатии должна строиться с учетом самых разных подходов. Переоценка одних факторов и недооценка других может поставить под угрозу успешные проекты и форматы публичной дипломатии.

1 Первый межнациональный турнир по волейболу в Москве. Спутникньюс от 17.11.2016. URL: http://ru.sputnik-tj.com/photo/20161107/1021033069.html

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

• В практической плоскости публичная дипломатия активно используется Россией и другими странами на пространстве СНГ, однако ее институционализация в большинстве случаев еще не завершена. Тем не менее, с учетом внимания, которое уделяется этой сфере, можно заключить, что публичная дипломатия становится все более важным направлением внешнеполитической практики для все более значительного числа членов мирового сообщества. В этой связи представляется, что развитие публичной дипломатии в государствах Центральной Азии является «окном возможностей», т.е. тем ресурсом, привлечение которого могло бы ускорить решение определенных внутрирегиональных проблем и способствовать широкому сотрудничеству на международной арене.

Список использованной литературы:

1. Абдраимов М. Дж. Внешнеполитическая информационная деятельность государства в современных условиях: концептуальная основа и проблемы // Вестник Дипакадемии МИД КР.- №5(05). - С. 50-54.

2. Абжапарова Л.Ж., Сарсембаева А.Б Народная дипломатия как фактор международных отношений: исторический опыт Казахстана/Казахский университет международных отношений и мировых языков имени Абылай-хана. URL: http://www. rae. ru/fs/pdf/2013/11-7/33376.pdf

3. Айтмурзаев Н.Т. «Мягкая сила» как потребность общества в социальном порядке в условиях глобализации // Вестник Дипакадемии МИД КР.- №5(05). - С. 11-15.

4. Айтмурзаев Н. Применение информационно-коммуникационных технологий в дипломатии // Вестник Дипакадемии МИД КР. - №5(05). - С. 76-81.

5. Боришполец К.П. Публичная дипломатия на пространстве ЕАЭС: осмысление феномена и тенденцийразвития//ВестникМГИМО (Университета).- № 5 (44).- 2015. -С. 42-49.

6. Гурбангельдыев Джумамурат. Культурная дипломатия - язык межнационального диалога. URL:http://www. turkmenistan.gov. tm/?id=1018

7. Долинский А. Что такое общественная дипломатия и зачем она нужна России? РСМД от 12 сентября 2012. URL: http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=791#top-content

8. Долинский А. Дискурс о публичной дипломатии//Международные процессы.- Том 9.-№1(25). Январь-апрель 2011.

9. Долинский А.В. Эволюция теоретических оснований публичной дипломатии//Вестник МГИМО (Университета).- № 2.- 2011.- С. 275-280.

10.Евдокимов Евгений. «Народная дипломатия». Массовость как феномен китайской внешнеполитической пропаганды // Вестник МГИМО (Университета). - № 3.- 2011.- С. 285-288.

11.Казбекова Д.С. Публичная дипломатия во внешней политике Федеративной Республики Германия и Республики Казахстан: дисс... д. полит. н. - Астана, 2014. -189 с. URL: http://www.kaz nu.kz/content/files/pages/folder3157

12.Ким Г.Н. Казахстанско-корейские отношения и публичная дипломатия. Кореи /URL:http://www. academia. edu/3167101/Korean_kazakhstan _Relations_and_Koreas_Public_Diplomacy/

13.Латифов Д.Л. Атташе по культуре в посольствах и его роль в развитии международных культурных связей //Внешняя политика, МИДРТ.-№1.- 2015. - С. 114119.

14.Лебедева М.М. Публичная дипломатия в урегулировании конфликтов // Международные процессы. - 2015. - Том 13. - № 4 (43). - С. 45-56.

15.Лебедева О. Особенности публичной дипломатии в России //Международная жизнь. -2015. - № 6.- С. 41-56.

16.Лукин А.В. Публичная дипломатия //Международная жизнь. - 2013. - № 3. - С. 69-87.

17. Оспанов Н. Публичная дипломатия Кореи в отношениях с Казахстаном/ URL: http://www. arirang. ru/news/2012/12060. htm

18.Подберезкин А. И., Жуков А.В. Публичная дипломатия в силовом противостоянии цивилизаций //ВестникМГИМО (Университета).-№ 6 (45).- 2015.- С.106-116.

19.Цветков А. Публичная дипломатия как ресурс внешней политики: проблема эффективности //Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 6. Политология. Междун. отн. Выпуск № 3.- 2010. -С. 110-116.

20.Цветкова Н.А. Публичная дипломатия США: теории и концепции.- Тамбов: Грамота, 2015.- № 4 (54): в 2-х ч. Ч. I. C. 186-189/

21. URL: www.gramota.net/materials/3/2015/4-1/

22.Цветкова Н.А. Публичная дипломатия как инструмент идеологической и политической экспансии США в мире (1914 - 2014 гг.): автореф. дисс. докт. полит. наук: 07.00.15. -СПбГУ, 2015.

23.Цветкова Н.А. Публичная дипломатия США и революции в арабском мире //Мир и политика. 2011.№ 4. C. 45-53.

24.Цосими Бекмууаммад. Вацте цойи дипломатияи расонауо холист Бознашр аз «Нигоу» аз 25.04.2015. (Когда пустует место медиа-дипломатии.- пер. с тадж.) URL: https://bekmuhammad. wordpress. com/ author/kbekmuhammad/page/2/

25.Anholt S. Why brand? Some practical considerations for nation branding. Place Branding, 2006; №2 (2). Pp. 97-107. URL:https://www.researchgate.net/

publication/247478476_Why_brand_Some _practical_considerations_for_nation_branding

26.Byrne Caitlin. Public Diplomacy and Constructivism: A Synergistic and Enabling Relationship// International Studies Association Annual Conference, San Diego, 1-4 April 2012. URL:http://files. isanet. org/Conference Archive/c0f3deebd76244828cc6ed1c12810555.pdf

27.Nicholas J. Cull. "Public Diplomacy" Before Gullion: The Evolution of a

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Phrase. URL:http://uscpublicdiplomacy. org/blog/060418_public_diplomacy_before_gullion_t he_evolution_of_a_phrase

28.Bruce Gregory. Public Diplomacy and National Security: Lessons from the U.S. Experience. Small Wars Journal, 2008. URL:http://explore.georgetown. edu/publications/index. cfm ?Action=View &DocumentID=40659

29. Carnes Lord&Helle C. Dale. Public Diplomacy and the Cold War: Lessons Learned. URL:http://www.heritage.org/research/reports/2007/09/public-diplomacy-and-the-cold-war-lessons-learned; См.также: Carnes Lord. What «strategic» diplomacy is//J. Michael Waller. Strategic Influence: Public Diplomacy, Counterpropaganda, and Political Warfare. The Institute of world politics press, Washington 2008, - pp. 43-60.

30.John P.C.Matthews.The West's Secret Marshall Plan for the Mind. Internat. Journal of Intelligence and Counterintelligence, 2003. .№16. Pp. 409-427

31.Joseph S. Nye, Jr. Public Diplomacy and Soft Power//The Annals of the American Academy of Political and Social Science. Vol. 616, Public Diplomacy in a Changing World (Mar., 2008), pp. 94-109

32.Taehwan Kim. Paradigm Shift in Diplomacy: A Conceptual Model for Korea's New Public Diplomacy// Korea Observer. 43 (4): Pp.528-555;

33.См. также: Australia's Public Diplomacy Strategy 2014-16.

34. URL: http://dfat. gov. au/people-to-people/public-diplomacy

35. Tomlin Gregory M. Murrow 's Cold War: Public Diplomacy for the Kennedy Administration. Lincoln, NE: Potomac Books, 2016. 424 pp.

36. Van Ham P. Place Branding: The State of the Art // Annals of the American Academy of Political and Social Science. 2008. Vol. 616. P. 126-149.

37.Zaharna R. S. Mapping Out a Spectrum of Public Diplomacy Initiatives: Information and Relational Communication Frame-works // Routledge Handbook of Public Diplomacy / ed. by N. Snow, Ph. M. Taylor. L. - N. Y. : Routledge, 2009. P. 86-100.

Reference Literature:

1. Abdraimov M. Dj. Outward Political Informational Activity of State under Contemporary Conditions: Conceptual Ground and Problems // Bulletin of the Diplomatic Academy of the Ministry of Foreign Affairs of the Kyrgyz Republic. - #5(05). - pp. 50 - 54.

2. Abzhaparova L.Zh., Sarsembayeva A.B. Popular Diplomacy as a Factor of International Relations: Historical Experience of Kazakhstan/Kazakh University of International Relations and World Languages named after Abylay-khan. URL: http://www. rae. ru/fs/pdf/2013/11 -7/33376.pdf

3. Aytmurzayev N.T. «Soft Power» as an Exigency of Society in Social Order under the Conditions of Globalization // Bulletin of the Diplomatic Academy of the Ministry of Foreign Affairs of the Kyrgyz Republic. - # 5(05). - pp. 11 - 15.

4. Aytmurzayev N. T. Application of Informational-Communicative Technologies in Diplomacy // Bulletin of the Diplomatic Academy of the Ministry of Foreign Affairs of the Kyrgyz Republic. - # 5(05). - pp. 76 - 81.

5. Borishpolets K.P. Public Diplomacy in the Space of EuAsEU: Comprehension of Phenomenon and Tendencies of Development // Bulletin of Moscow State Institute of International Relations (MSIIR). - # 5 (44). - 2015. - pp. 42 - 49.

6. Gurbangeldyev Djumamurat. Cultural Diplomacy as the Language of Dialogue between Nations. URL:http://www. turkmenistan.gov. tm/?id=1018

7. Dolinsky A. What Is Social Diplomacy and Why Is it Needed by Russia? RSMD from September 12, 2012. URL: http://russiancouncil.ru inner/?id_4=791#top-content

8. Dolinsky A. Discourse about Public Diplomacy // International Processes. - V.9. - #1(25). January-April 2011.

9. Dolynsky A. V. Evolution of Theoretical Grounds of Public Diplomacy // Bulletin of MGIMO (MSIIR). - # 2.-2011.-pp. 275 - 280.

10.Yevdokimov Yevgheniy. «National Diplomacy». Comprisal of Masses as a Phenomenon of Chinese Outward Political Propaganda //Bulletin of MIGIMO (MSIIR). - #3. - 2011.-pp. 285 - 288.

11.Kazbekova D.S. Public Diplomacy in Foreign Policy of Federative German Republic and Kazakhstan : candidate dissertation in politology. - Astana, 2014. - 189 pp. URL: http://www.kaz nu.kz/content/files/pages/folder3157

12.Kim G.N. Kazakh-Korean Relations and Public Diplomacy of Korea /URL:http://www. academia. edu/3167101/Korean_kazakhstan

relationsandkoreas _public_diplomacy/

13.Latifov D.L. Attaché on Culture in Embassies and its Role in Reference to International Cultural Relations Development // Foreign Policy, Ministry of Foreign Affairs of TR. - #1.2015. - pp. 114-119.

14.Lebedeva M.M. Public Diplomacy Aimed at Conflict Regulations// International Processes. -2015. - V.13. - # 4 (43). - pp. 45 - 56.

15.Lebedeva O. Peculiarities of Public Diplomacy in Russia // International Life. - 2015. - # 6.-pp. 41 - 56.

16.Lukin A.V. Public Diplomacy // International Life. - 2013. - # 3. - pp. 69 - 87.

17. Ospanov N. Public Diplomacy of Korea in Relations with Kazakhstan/ URL: http://www. arirang. ru/news/2012/12060. htm

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

18.Podberyozkin A.I., Zhukov A.V. Public Diplomacy in Reference to Confrontation of Civilizations Resorting to Power// Bulletin of MGIMO (MSIIR). - № 6 (45). - 2015. - pp. 106 -116.

19.Tsvetkov A. Public Diplomacy as a Resource of Foreign Policy: Problem of Effectiveness// Bulletin of Saint-Petersburg University. Series 6. Politology. International Relations. Issue 3. - 2010. - pp. 110 - 116.

20.Tsvetkova N.A. Public Diplomacy of the USA: Theory and Conceptions. - Tambov: Literary, 2015.- # 4 (54): in two volumes. P. I. - pp. 186 - 189/

21. URL: www.gramota.net/materials/3/2015/4-1/

22.Tsvetkova N.A. Public Diplomacy as an Instrument of Both Ideological and Political Expansion of the USA in the World (1914 - 2014): synopsis of candidate dissertation in politology: 07.00.15. - SPb.: State University, 2015.

23. Tsvetkova N.A. Public Diplomacy of the USA and Revolutions in Arabic World // World and Politics. 2011. - # 4. - pp. 45 - 53.

24. Kosimi Behmuhammad. Re-edition of «Nigoh» (View) for 25.04.2015. While the Place of Media-Diplomacy Is Empty. Translation from Tajik. URL : https://bekmuhammad. wordpress. com/ author/kbekmuhammad/page/2/

25.Anholt S. Why brand? Some practical considerations for nation branding. Place Branding, 2006; -# 2 (2). - pp. 97 - 107. URL:https://www. researchgate. net/

publication/247478476_Why_brand_Some _practical_considerations_for_nation_branding

26.Byrne Caitlin. Public Diplomacy and Constructivism: Synergistic and Enabling Relationship// International Studies Association Annual Conference, San Diego, 1 - 4 April 2012. URL:http://files.isanet.org/Conference Archive/c0f3deebd76244828cc6ed1c12810555.pdf

27.Nicholas J. Cull. "Public Diplomacy" Before Gullion: The Evolution of a

Phrase. URL:http://uscpublicdiplomacy. org/blog/060418_public_diplomacy_before_gullion_t he_evolution_of_a_phrase

28.Bruce Gregory. Public Diplomacy and National Security: Lessons from the U.S. Experience. Small Wars Journal, 2008. URL:http://explore. georgetown. edu/publications/index. cfm ?Action=View &DocumentID=40659

29. Carnes Lord&Helle C. Dale. Public Diplomacy and the Cold War: Lessons Learned. URL:http://www.heritage.org/research/reports/2007/09/public-diplomacy-and-the-cold-war-lessons-learned; See also: Carnes Lord. What «strategic» diplomacy is//J. Michael Waller. Strategic Influence: Public Diplomacy, Counterpropaganda, and Political Warfare. The Institute of world politics press, Washington 2008, - pp. 43 - 60.

30.John P.C.Matthews.The West's Secret Marshall Plan for the Mind. Internat. Journal of Intelligence and Counterintelligence, 2003. - #16. -pp. 409-427.

31. Joseph S. Nye, Jr. Public Diplomacy and Soft Power//The Annals of the American Academy of Political and Social Sciences. -V. 616, Public Diplomacy in a Changing World (Mar., 2008), - pp. 94 - 109.

32.Taehwan Kim. Paradigm Shift in Diplomacy: A Conceptual Model for Korea's New Public Diplomacy// Korea Observer. -# 43 (4): - pp. 528 - 555;

33.See also: Australia's Public Diplomacy Strategy 2014-16.

34. URL: http://dfat. gov. au/people-to-people/public-diplomacy

35. Tomlin Gregory M. Murrow 's Cold War: Public Diplomacy for the Kennedy Administration. Lincoln, NE: Potomac Books, 2016. - 424 pp.

36. Van Ham P. Place Branding: The State of the Art // Annals of the American Academy of Political and Social Sciences. 2008. -V. 616. -pp. 126 - 149.

37.Zaharna R. S. Mapping Out a Spectrum of Public Diplomacy Initiatives: Information and Relational Communication Frame-works // Routledge Handbook of Public Diplomacy / under the editorship of N. Snow, Ph. M. Taylor. L. - N. Y. : Routledge, 2009. -pp. 86 - 100.