Научная статья на тему 'Псковский педагог И. В. Малышев'

Псковский педагог И. В. Малышев Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
112
35
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Псковский педагог И. В. Малышев»

Н. ф. Левин, А. В. филимонов

Псковский педагог И. В. Малышев

В среде интеллигенции всегда наиболее значительную группу составляло учительство, игравшее большую роль в распространении идей просвещения и грамотности, в духовной жизни общества. Славная плеяда педагогов сформировалась в предреволюционные годы в Псковской губернии, а многие из них продолжали успешно трудиться в 1920-е гг. Среди них был и Иван Васильевич Малышев.

Родился он 10 октября 1872 г. в деревне Бобовка близ станции Веребье Боровичского уезда Новгородской губернии в крестьянской семье. С юных лет он избрал делом своей жизни педагогическую деятельность, и этой профессии оставался верным до конца своих дней. По окончании курса учительской семинарии И. В. Малышев два года трудился народным учителем, а в 1892 г. поступил в Петербургский учительский институт. Аттестат об окончании этого учебного заведения со званием учителя городского училища был выписан ему 31 мая 1895 г. (Малышев получил специальность учителя словесности). Распоряжением управляющего Санкт-Петербургским учебным округом Иван Васильевич с 1 июля того же года был допущен «к исправлению» должности учителя в Холм-ском уездном училище, с 7 февраля следующего года (1896) переведён на должность помощника учителя, а вскоре — с 1 июля — учителя русского языка Псковского городского училища. Из формулярного списка, составленного в этом училище 12 мая 1898 г.1 выясняется, что распоряжением попечителя Рижского учебного округа от 21 апреля того же года он с 1 июля перемещался в Ревель-ское (ныне Таллиннское) городское училище имени императрицы Екатерины II. Там Малышев преподавал в течение всего трёх

Левин Натан Феликсович — краевед, Почётный гражданин г. Пскова.

Филимонов Анатолий Васильевич — кандидат исторических наук, профессор, зав. кафедрой русской истории ПсковГУ.

месяцев, ибо с 24 ноября 1898 г. он являлся уже учителем русского языка, арифметики и прочих предметов приготовительного класса Псковской учительской семинарии2.

С этого времени его жизнь и деятельность на долгие годы была связана с Псковским краем, и прежде всего, с учительской семинарией, в стенах которой прослужил целых 15 лет. Первоначально он давал ученикам приготовительного класса в неделю 13 уроков русского языка, 6 уроков арифметики и три урока чистописания и рисования, а жалованье его составляло 1000 руб. в год — по тем временам весьма солидную сумму. В отчёте семинарии за 1899 год, т. е. практически в самом начале деятельности в ней И. В. Малышева отмечалось: «Особым усердием и добросовестным исполнением своих обязанностей отличались наставники (так называли преподавателей основных предметов, по штату их в семинарии было трое — Авт.) математики А. А. Шмаров, учитель пения и музыки И. С. Никитин и особенно наставник приготовительного класса И. В. Малышев. Последний внеурочно по вечерам особо занимался со своими учениками и своим умелым, энергичным отношением к делу поставил свой класс на должную высоту»3.

С 1904 уч. года Иван Васильевич давал в основных классах семинарии 19 уроков русского языка и истории в неделю, получая за них 1200 руб. в год, а также надбавку к отпуску в сумме 240 руб. и 150 руб. квартирных денег. Жил он в Поганкином переулке — напротив костела, в доме Василия Черехинско-го. В 1906 г. известное издательство «Петербургский учебный магазин» выпустило составленное Малышевым объёмное (232 с.) «Руководство к изучению всеобщей истории. Средние и новые века. Для учительских семинарий и городских училищ». Вторым изданием это учебное пособие вышло в 1912 г.

Ещё в апреле 1903 г. И. В. Малышев получил чин коллежского асессора, а в

1905 г. — надворного советника. 1 августа

1906 г. газета «Псковский голос» сообщила,

что «Малышев отказался быть преподавателем русского языка в кадетском корпусе, явно по вольному найму, поскольку лишится права на чин статского советника». По слухам, его приглашал в Петербург и бывший директор Псковской учительской семинарии А. И. Константиновский, ставший теперь директором учительского института в столице — того самого, который закончил в своё время Малышев. В домашних условиях Иван Васильевич преподавал также детям губернатора и начальника корпуса.

С начала нового, 1907/08 уч. года в семинарии прибавился 4-й класс, и Малышеву поручили преподавать только словесность. В отчёте семинарии за тот год подчёркивалось: «Наставник русского языка И. В. Малышев деятельно руководил внеклассным чтением учеников и вместе с учителем пения М. Ф. Гривским принимал самое близкое участие в устройстве ученических литературно-музыкальных вечеров»4. А «Псковский голос» 28 февраля 1908 г. заметил, что «на литературно-вокальном вечере ученики качали Малышева после речи в память о Тургеневе». 5 мая 1909 г. та же газета сообщила, что «в учительской семинарии 30 апреля Малышев прочёл реферат к 50-летию кончины Аксакова». По «Памятной книжке Псковской губернии на 1913-1914 гг.» Малышев по-прежнему числился среди работников учительской семинарии — наставником русского языка, первым из наставников, в чине статского советника, живущем в здании семинарии. А в марте 1913 г. «Вестник Псковского губернского земства» сообщил, что «вместо вышедшего в отставку по болезни Чудино-ва инспектором народных училищ 1 участка Псковского уезда с 1 марта с. г. назначен наставник русского языка Псковской учительской семинарии коллежский советник (явно ошибочно! — Авт.) Иван Васильевич Малышев5. Сообщение об этом переводе было напечатано и в газете «Псковская жизнь»6. Всего в Псковском уезде было два таких инспектора.

На одном из первых же совещаний учителей, где присутствовал после назначения И. В. Малышев, он подчеркнул, что первая задача школы — воспитательная, а не об-разовательная7. А газета «Псковская жизнь»

в статье «Из жизни учительских курсов» (июнь 1914 г.) писала: «Хорошо читает методику только Малышев (А Гринкевич не знает начальную школу)»8. О качественной его работе на курсах учителей периодическая печать неоднократно писала и в дальнейшем, например: «Для подготовки молодых учителей, только что занявших учительские места в Псковском уезде, инспектор народных училищ Малышев по вечерам читает лекции по методике»9. Достойную оценку получило его участие в уездных педагогических курсах и в 1915 г.: на закрытии их ему вручили хрустальную вазу. А Малышев, как талантливый педагог демократических настроений решил узнать впечатление учителей от курсов, собрав и обобщив их мнения10. Он поддерживал связи с такими же курсами в других городах — Холме, Валдае, Череповце и др.

Инспекторам народных училищ приходилось иногда выполнять и другого рода обязанности, не всегда для них приятные. Например, в марте 1914 г. оба инспектора (И. В. Малышев и Н. Н. Арсеньев) изъяли из земских школ 189 книг, отсутствовавших в списках Министерства народного просвещения; среди них были произведения А. М. Горького, В. Г. Короленко...11. Более приемлемым для Малышева оказалось другое поручение уездного училищного совета: «разработать вопрос о дальнейшей учёбе выдающихся по успехам учеников»12, «Несмотря на условия военного времени, — писала «Псковская жизнь», — Малышев разработал сеть высших начальных училищ в Пскове и уезде». Его доклад рассмотрели 19 ноября 1915 г. на заседании Псковской городской думы и отправили в комиссию. Одновременно он обращался к учителям с просьбой устраивать в свободное время чтения и беседы, ссылаясь на то, что пока их ведут немногие; по его же инициативе учителя организовали чтения для раненых13. Свидетельством его заботы о материальном положении учителей является отпечатанная типографией губернского правления в 1915 г. «Записка инспектора народных училищ 1 участка Псковского уезда И. В. Малышева по вопросу о сохранении за учащими земских школ Псковского уезда права на получение периодических процентных награждений, установленных для

служащих в земстве лиц» (18 стр.). В начале декабря её рассмотрело Псковское уездное земское собрание. И. В. Малышев и в следующем, 1916 г. был одним из четырёх преподавателей на педагогических курсах, где вёл занятия по русскому языку.

Перед Октябрьской революцией в связи с реорганизацией управления народным образованием должности директора и инспекторов народных училищ были закрыты, и Малышев остался только преподавателем женской гимназии14.

Сообщения периодической печати и различные справочники позволяют проследить и участие И. В. Малышева в общественной жизни дореволюционного Пскова.

Из списков членов Общества взаимного вспомоществования учащимся и учившим в народных училищах Псковской губернии, созданного в начале 1896 г., видно, что членские взносы он уплатил уже за этот первый год, а затем вносил регулярно с 1899 г. На общем собрании членов общества 4 января 1900 г. его избрали в комиссию по устройству общежития для иногородних учительских детей, а на экстренном собрании 22 февраля 1902 г. — в особую комиссию по открытию этого общежития. Кандидатом в члены правления общества его выбрали в 1901 г., а с 1902 г. включили в состав правления, как представителя от учебного ведомства. Малышев продолжал участвовать в делах общества и после того, как он стал инспектором народных училищ. Когда оно не смогло содержать общежитие, земское собрание по ходатайству Министерства ассигновало 700 руб. на открытие его с начала 1916 г., но оно так и не состоялось из-за дороговизны квартир. И. В. Малышев присутствовал и на общем собрании 14 апреля 1918 г., поддержав инициативу общества, устроившего при Ага-повской женской гимназии лавочку дешевых канцелярских принадлежностей, в которой, к примеру, перо стоило не 15 коп., а всего одну копейку!

И. В. Малышев устраивал литературные вечера и чтения не только в стенах учительской семинарии. В феврале 1902 г., когда широко вспоминалось 50-летие кончины Н. В. Гоголя, он читал биографию писателя и отрывки из «Ревизора» в народной аудитории. А Псковская городская общественная

библиотека благодарила его за организацию 27 февраля 1903 г. вечера памяти Н. А. Некрасова, доход от которого пополнил библиотечную кассу. По случаю 1600-летия Миланского эдикта о главенстве христианской религии ему поручили в сентябре 1912 г. прочитать лекцию на торжественном акте, устроенном для учащихся города в Летнем саду. «Псковская жизнь» в ноябре 1915 г. напечатала отчёт И. В. Малышева о праздновании юбилея К. Д. Ушинского15 .

Значительное участие принял И. В. Малышев в организации и деятельности Псковского общества народных университетов. Оно стремилось содействовать распространению в народных массах общего и профессионального образования, устраивало для этого научно-просветительские учреждения, курсы, читальни... На первом же собрании 18 марта 1907 г. Малышев рассказал об истории возникновения таких обществ в России, а доклад об устройстве его в Пскове сделал А. А. Шмаров. Они оба были избраны в Совет общества16. Одним из направлений такой деятельности стало соглашение общества с правлением Вспомогательного общества приказчиков (т. е. продавцов) об организации вечерних общеобразовательных курсов по русскому языку, арифметике и бухгалтерии. Заведование курсами, подбор преподавателей, а также уроки русского языка в одной из групп принял на себя И. В. Малышев. Занятия начались в конце октября 1908 г. Своими впечатлениями он поделился с коллегами на ближайшем общем собрании членов общества 14 декабря: «заниматься прямо отрадно, так как в слушателях чувствуется большое внимание». «Псковский голос» в следующем году напечатал открытое, адресованное Малышеву благодарственное письмо слушателей17. Вскоре в той же газете Совет общества народных университетов в связи с возобновлением лекций после летнего перерыва просил слушателей сообщать свои пожелания заведующему курсами И. В. Малышеву (Великолуцкая ул., дом Вознесенского монастыря)18. По высказанным предложениям он организовал занятия по геометрии и даже по технологии металлов. А его уроки русского языка охватывали и литературу: к примеру, 27 ноября Малышев рассказывал о М. Ю. Лермонтове.

В январе 1910 г. для расширения деятельности общества И. В. Малышев дал согласие читать лекции по русскому языку и в Псковском уезде. В Печорах наметили целую программу, и первое занятие он провел 25 января в помещении русского клуба. В репортерском отчете его назвали талантливым лектором. По поручению общества ряд лекций Малышев прочитал в память о важных общероссийских событиях. Так, 15 ноября 1910 г., в 9-й день кончины Л. Н. Толстого, много публики собралось в зале Уездной земской управы на ул. Гоголя (д. 19). 19 февраля 1911 г., к 50-летию отмены крепостного права, на вечере, организованном вместе с хоровым и музыкально-драматическим обществами, он выступил с рефератом в Народном доме имени А. С. Пушкина. 28 октября 1912 г., в честь 100-летия Отечественной войны, его лекция в помещении общества приказчиков на Новгородской улице, в доме Са-фьянщикова (К. Маркса, 3) сопровождалась пением хоров, управляемых М. Ф. Гривским и И. И. Тульчиевым.

Участие И. В. Малышева в общественной жизни города было значительно шире, но сведения об этом в периодике весьма отрывочны. В «Памятной книжке Псковской губернии» на 1903 г. отмечено, например, что он является членом Совета Псковского общества любителей музыкально-драматического искусства. Туда же его избрали и 5 мая 1913 г. На общем собрании членов Псковской городской общественной библиотеки 28 ноября 1910 г. его включили в состав книжной комиссии. В Совет Общественного собрания Малышев был выбран на общем собрании 10 января 1915 г. В июле того же года при создании Псковского попечительства о материнстве и младенчестве, занимавшегося созданием сельских приютов-ясель, во Временный комитет вошли и оба инспектора народного образования — Малышев и Арсе-ньев. На военную службу Малышев не призывался, ни в каких политических партиях не состоял, и вообще, старался держаться подальше от «политики», отдавая силы любимому делу19.

И. В. Малышев находился на педагогической работе вплоть до революции, продолжал заниматься ею и после того, как началась

коренная реорганизация системы образования. Созданное в апреле 1917 г. Псковское педагогическое общество сменило Общество народных университетов, а к октябрю Малышева выбрали одним из его секретарей. В том же году Совету общества в качестве проекта был представлен и издан «Доклад комиссии по реформе школы (низшей и средней)» — плод коллективного творчества, но первой под докладом стояла подпись И. В. Малышева.20 Во время германской оккупации Пскова (февраль — ноябрь 1918 г.) был создан цер-ковно-школьный отдел, и инспектором училищ оккупированной области был назначен Малышев21. После же освобождения города, 8 декабря 1918 г. он был принят на должность заведующего подотделом Псковского Губ-ОНО22, решив продолжать и преподавательскую деятельность. Поэтому в начале 1919 г. в соответствии с новыми правилами поступления на учительские должности его фамилия появилась в «кандидатских списках» на замещение преподавателя словесности в бывшей гимназии Барсуковой и одновременно — в бывшей гимназии М. И. Агаповой, бывшей Мариинской женской гимназии и в Псковском учительском институте23. Но указанные учебные заведения в прежнем своём виде не сохранились, и Малышев стал преподавать во вновь организованной школе II ступени. Продолжал он выступать и с публичными лекциями. Например, 22 декабря 1918 г. в Коммунальном театре (бывший Народный дом им. А. С. Пушкина) на чтениях, устроенных Псковским УОНО, темой выступления Малышева стал рассказ В. Г. Короленко «Сон Макара». В марте 1919 г. его вступительным словом в зале «Юность» открылись выступления юных исполнителей по произведениям А. П. Чехова «Свадьба» и «Хирургия».

Не обошлось, правда, в те бурные годы и без нападок на «бывшего чиновника». 16 марта 1919 г., например, газета «Псковский набат» поместила письмо некоей А. Громовой «Почему блуждаем?». «В ОНО работает бывший инспектор Малышев, — писала она. — Узнав, что я большевик, затирает, не проводит по выборам. Добилась выборов в показательную школу при учительской семинарии только после содействия т. Сарика». Пришлось Малышеву публично,

тоже через газету, на этот выпад ответить. И ответил он 22 марта на одной из страниц «Набата» весьма убедительно и достойно для настоящего интеллигента. Прежде всего, он разъяснил, что выборы проводит не Отдел народного просвещения, а сама семинария, и затем добавил: «Да простит мне т. Громова, но не рассчитана ли её заметка не на правду фактов, а на подчеркивание того, что «б. инспектор в советском учреждении». Мне думается, новый строй жизни уже настолько окреп и углубился, настолько изменил в корне политические идеалы масс, что пора оставить мелочные счёты с прошлым и признать, в особенности на святой ниве просвещения, не чужаком, а своим всякого работника, если он полезен и готов идти рядом с «большевичкой-коммунисткой». Только при этом условии скорее закончится тяжкий и нервный период «блуждания» и отдельных лиц, и всей России».

С февраля 1919 г. в среде педагогической общественности Пскова усиленно обсуждался вопрос о создании в городе университета. 26 февраля решение об организации в Пскове «нормального университета на началах доступности туда широких масс населения» принял губисполком, и вскоре началась практическая работа по реализации этой идеи. 6 марта «Комиссия по устройству школы 3-й ступени», как иногда именовалось задуманное учебное заведение, избрала учебный и хозяйственный комитеты будущего университета. Первый должен был разработать структуру учебного заведения и программы, подобрать кадры преподавателей, а второй — подыскать подходящее помещение, составить сметы и др. В состав хозяйственного комитета вошел и Малышев24.

Но вопрос об открытии университета в связи с занятием Пскова белогвардейскими войсками 25 мая 1919 г. не получил своего разрешения, а после освобождения города он вновь не поднимался. Идея университета в определенной мере была реализована открытием в губернии нескольких институтов. 26 октября 1919 г. путем слияния двух средних педагогических учебных заведений — учительской семинарии и учительского института — и их реорганизации, было создано высшее учебное заведение — Ин-

ститут народного образования (ИНО). Для управления делами института был избран коллективный орган — временный Президиум из пяти человек, среди которых был и И. В. Малышев. В июне 1920 г. была введена должность ректора, при котором сохранялся Президиум (теперь уже постоянный), и Малышев входил в его состав уже на правах заведующего отделением. И когда 26 октября 1920 г. ИНО праздновал первую годовщину своего существования, выступить с докладом на торжественном собрании было поручено именно Малышеву. Он рассказал о Псковской учительской семинарии, как «прародителе» ИНО, о роли учительства в жизни общества и др. Подчеркнув, что ИНО «вырос из корней учительской семинарии и учительского института», И. В. Малышев сказал, что «Октябрьская революция возродила учительскую семинарию к новой жизни — уже в лице ИНО, рабоче-крестьянской школы, перед которой открыты все пути»25. Тем самым он подтвердил преемственность в работе дореволюционных и советских педагогических учебных заведений, занимавшихся в разных исторических условиях одним делом — подготовкой учительских кадров. Помимо занятия административных должностей в ИНО И. В. Малышев работал и преподавателем словесности. И хотя он официально не имел высшего образования (дореволюционный учительский институт такового не давал), в ИНО значился профессором26.

Одновременно он вёл просветительскую деятельность в других учреждениях города. В конце 1919 г., например, в художественно-промышленных мастерских Малышев начал читать цикл лекций «Маяки русской культуры». Первая (вводная) лекция состоялась 30 декабря, а затем они читались еженедельно по вторникам. Лекции были бесплатными и могли посещаться всеми желающими27. В мае 1920 г. при УОНО состоялось открытие Единой театрально-музыкальной студии, которой заведовал приглашённый артист и режиссёр Петроградских коммунальных театров И. А. Вронский, а помощником его стал артист А. А. Нарский. В студии сложился круг преподавателей, среди которых оказался и И. В. Малышев, преподававший «выразительное чтение»28. Кроме

того, с 1 февраля 1920 г. он заведовал научно-методической секцией школьного подотдела ГубОНО29, хотя основным местом его работы оставался ИНО. В здании его помимо учебной работы организовывались и публичные лекции для всех желающих. Так, 26 октября 1921 г. на «Празднике народного образования» Малышев сделал доклад о творчестве Успенского. Когда в марте 1922 г. в очередной раз проходили выборы ректора и Правления ИНО, губернское правление Союза работников просвещения «после всестороннего рассмотрения этого вопроса из всех работников просвещения, известных более или менее со стороны административно-хозяйственных способностей, образовательного ценза, практического стажа, отношения к Советской власти и пролетарским организациям», единодушно поддержало в качестве члена Правления кандидатуру И. В. Малышева30.

Опираясь на дореволюционный опыт организации курсов, И. В. Малышев эту практику продолжал и в период работы в ИНО. Так, в 1922 г. ГубОНО организовал при институте курсы для подготовки к поступлению в высшие учебные заведения, на которые принимались окончившие не менее трёх классов школы II ступени. Малышев, выполнявший обязанности завуча курсов, вскоре заметил сложившуюся здесь несправедливость и решил её исправить. Оказалось, что труд преподавателей курсов оплачивался гораздо ниже, чем уроки в школах II ступени: они получали за большее количество часов почти вдвое меньше школьных учителей, что сказывалось на качестве занятий, да и шли работать на курсы преподаватели не особенно охотно. В марте 1922 г. Малышев по этому вопросу подал мотивированную служебную записку в Правление Рабпроса, убеждая его руководство в необходимости пересмотреть установленные тарифы31. В том же 1922 г. Псковская губернская комиссия по улучшению жизни детей при ГубОНО издала подготовленную И. В. Малышевым «Книгу для чтения» в первом году обучения под названием «Трудовая школа» (80 с.).

История ИНО, однако, оказалась короткой: в 1923 г. он сделал свой первый и единственный выпуск — 42 чел., и в том же году по решению Наркомпроса был преобразован

в среднее учебное заведение — педагогический техникум. Часть преподавателей после этого покинули Псков, некоторые перешли в другие учебные заведения города, а 12 чел. остались работать в педтехникуме. Среди них был и И. В. Малышев, не только продолжавший преподавать словесность (литературу и методику русского языка), но и выполнявший обязанности секретаря Совета, а с июля 1924 г. — помощника заведующего техникумом по учебной части. «Хороший методист, быстро схватывающий новые течения в методике, — писал в характеристике на него в феврале 1924 г. заведующий техникумом В. К. Гринкевич. — Хороший, доступный учащимся преподаватель. В работе аккуратен»32. И. В. Малышев также преподавал в школе II ступени, вёл предметный кружок по русскому языку для учителей, а ввиду отсутствия «подходящих работников» его, беспартийного человека, привлекали для ведения занятий по русскому языку в губернской совпартшколе33. Совместительство это, правда, оказалось временным, хотя Малышев по своему опыту и стажу работы среди словесников Пскова являлся одним из ведущих специалистов. К тому же, он не был просто узким словесником, а являлся весьма начитанным и эрудированным человеком. Например, на вопрос анкеты «Ваша теоретическая подготовка» он ответил: «Знаком с работами Бухарина, Ленина, Троцкого, Богданова, Покровского, Плеханова». Не участвуя активно в политической деятельности, он в то же время был лоялен к новой власти, и на вопрос «Взгляд на современную эпоху» отвечал: «Как на эпоху экономического упрочения Советской Республики для следующего перехода к коммунизму»34.

Деятельность И. В. Малышева, независимо от того, где он трудился, всегда получала высокую оценку, за исключением единственного раза. В октябре 1924 г. зав. учётом губисполкома Желнин на многих работников составил весьма критичные, нелестные и даже убийственные характеристики, не во всём соответствующие истине. Характеристика Малышева в этом перечне состояла всего из нескольких фраз: «Малышев — преподаватель педтехникума, просто пьяница и картежник»35. Ничего подобного больше ни-

когда не звучало — ни до, ни после. И. В. Малышев действительно несколько лет назад, в марте 1920 г., когда Советская власть объявила настоящую войну азартным играм, был за картёжную игру привлечён к ответственности: осуждён условно на один год «общественных работ»36. Но то было давно, и он, кстати, этого факта не скрывал, более того — постоянно указывал об этом в анкетах37. Теперешний же «выпад» ответственного работника губисполкома, к счастью, никаких последствий для Малышева не имел, и он продолжал увлечённо заниматься своим любимым делом.

На вопрос «Первоочередные задачи в области народного образования» он ответил: «Создание сети школ, обеспечивающей обязательное для всех прохождение пятилетнего курса, большего числа библиотек-читален... Лучшие учащиеся пролетарской среды должны быть откомандированы в школы II ступени и вузы в качестве стипендиатов»38. Малышев, таким образом, уже в начале 1924 г. отстаивал идею всеобуча — задачу, которая тогда ещё рассматривалась в качестве перспективы. А пока что сложнейшей для всей губернии проблемой была безграмотность и малограмотность большей части населения. И на фронте борьбы с нею роль И. В. Малышева оказалась выдающейся.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

По рекомендации из Центра 15 февраля 1924 г. в Пскове было создано губернское отделение Всероссийского общества «Долой неграмотность!» (ОДН), председателем которого стал И. В. Малышев. Первоначально членами его стали всего около 100 чел., быстрыми темпами создавались уездные отделения и местные ячейки, и через год общество насчитывало в своих рядах уже около 9 тыс. членов, объединенных в 150 ячеек. Конечно, этого для губернии было всё ещё мало: по 11 её уездам числилось 246 тыс. чел. неграмотных в возрасте от 14 до 30 лет, к которым можно было добавить еще 66 тыс. неграмотных 12-14-летних подростков. Для полного преодоления неграмотности нужны были и большие средства, и расширение рядов общества, да и психологический перелом в настроениях самого населения. За год деятельности силами членов Общества удалось обучить немногим более 1000 чел. «Конеч-

но, это очень мало на двухмиллионное население губернии, — писал в связи с этим И. В. Малышев, — и в общество включено пока главным образом городское население. Деревня ещё очень мало захвачена, а она-то и составляет главную часть неграмотных.». «Цифра, более чем скромная, — продолжал он, говоря о необходимости расширения рядов общества, — если сопоставить её с той задачей, какая стоит перед Обществом в губернии, где мы имеем неграмотных в возрасте 14-35 лет более 300 чел.»39.

Несмотря на пока ещё скромные результаты деятельности Общества, первая годовщина его стала все же настоящим культурным праздником и отмечена была торжественно. В Народном доме им. А. С. Пушкина собрались члены ОДН, рабочие, красноармейцы, комсомольцы, учителя, допризывники, которых приветствовали представители губкома РКП(б), губисполкома, губпрфсовета, губко-ма РКСМ и др. С докладом об итогах работы общества за первый год и его перспективах выступил И. В. Малышев. В частности, он привёл следующие цифры: в губернии насчитывается 215 ячеек общества с 9924 членами, из которых 3500 чел. приходится на деревню. Лучше всех обстояло дело в Великолукском уезде, где на средства общества содержалось 43 ликпункта, за ним следовали Опочецкий, Островский и Псковский уезды. В Пскове в рядах общества состояли 1470 чел., на средства общества содержалось в городе три лик-пункта40.

Результаты работы Общества были подведены И. В. Малышевым и в двух статьях, опубликованных в основных печатных органах губернии — газетах «Псковский набат» и «Псковский пахарь».

«Медленный рост общества объясняется тем, что уездные правления формируются, главным образом, из ответственных работников, крайне занятых и уделяющих ОДН урывками времени, а в сельских местностях приходится опираться на культурных одиночек, перегруженных работой, — писал он. — Только при том условии, если все члены общества перейдут за границы пассивной доброжелательности на линию активной борьбы, можно рассчитывать на реальный успех в разрешении задачи. Но сейчас сдвиг

в массах уже налицо. Если в прошлом году приходилось теряться в бессилии привлечь неграмотных в открытые для них ликпун-кты, то сейчас замечается, что ликпункты не вмещают желающих обучаться. Поскольку мы свободны от забот о городе, где борьба с неграмотностью идёт планомерно, и где самый процент неграмотных не представляет ничего пугающего, — всё внимание отныне необходимо сосредоточить на деревне. Роль городских ячеек мыслится как шефство над деревенскими ячейками, забота о снабжении их всем необходимым, руководство работой... В частности, отдельные лица могли бы выполнить свой долг внесением в кассу общества суммы, надобной на обучение одного неграмотного, которая исчисляется в 3 руб. 75 коп. Это ещё раз подчеркнуло бы в глазах деревни заботу о ней города.»41. «Общество не просит у крестьянства денежных средств, — продолжал И. В. Малышев. — Оно хочет только, чтобы в каждой деревне все борющиеся с темнотой сплотились, сорганизовали ячейку, записались в члены общества, подсчитали неграмотных и убедили их учиться.»42.

К 1 июля 1925 г. численность членов ОДН в губернии выросла до 24,6 тыс. чел., отделения общества имелись во всех уездах, в городах насчитывалось 197 ячеек, а в деревнях — 50843. В ноябре 1925 г. в Пскове состоялся 1-й губернский съезд ОДН, а 29-31 декабря 1926 г. в зале Дома Советов с участием 47 делегатов проходила работа 2-го съезда. И. В. Малышев открывал оба съезда и выступал на них с докладами. Так, докладывая участникам 2-го съезда о работе Общества, он заметил, что на средства ОДН в губернии содержатся 52 ликпункта, в которых за год обучено 3640 неграмотных, а ещё 3253 чел. обучались индивидуально-групповым методом. В заключение работы съезда Малышев вновь был избран в состав губсовета Общества и делегатом на Всероссийский съезд ОДН44.

Интересовала его не только деятельность ликпунктов, но и работа библиотек, стремление приобщить возможно большее количество людей к чтению книг и газет. 2 января 1925 г., например, на заседании учебной коллегии губернской совпартшколы обсуж-

дался вопрос о состоянии библиотеки школы и чтении курсантами имевшейся в ней литературы. И. В. Малышев при этом заметил, что «в общем рост у курсантов в развитии значителен», но «половина книг в библиотеке не читается никем», поэтому «нужно учесть это обстоятельство и сбыть куда-нибудь ненужные книги, чтобы приобрести вместо них другие». По итогам обсуждения присутствующие постановили «произвести пересмотр литературы с качественной стороны, обратиться в губполитпросвет с просьбой передать совпартшколе книги, изъятые из уголков в центральную библиотеку». Содержалась в решении и рекомендация непосредственно в адрес И. В. Малышева, как преподавателя словесности: «В целях усовершенствования техники чтения привлекать к самостоятельному чтению самих курсантов. Преподавание русского языка теснее связать с клубной работой, для чего преподавателю русского языка принять участие в постановке литературно-художественных вечеров»45. Впрочем, инициатором такого подхода был сам Иван Васильевич, который его уже практиковал.

В апреле 1927 г. общее собрание членов Рабпроса избрало И. В. Малышева делегатом на конференцию читателей «Псковского набата», а в мае 1928 г. Правление Дома работников просвещения выдвинуло его в состав своего библиотечного совета46. Выполнение всех этих, хотя порой и небольших поручений, лишний раз подчеркивало общественную активность Малышева в разных сферах жизни, непременно связанных с просвещением. Учитывая его многолетнюю педагогическую деятельность, Правление Псковского окружного Совета работников просвещения 18 января 1928 г. рассмотрело материалы о присвоении заведующему учебной частью педтехникума И. В. Малышеву звания «Герой Труда» и направило соответствующее ходатайство в окружное профбюро47. Судьба ходатайства, однако, осталась неизвестной.

В конце 1920-х гг. в очередной раз началась кампания по «чистке» государственных учреждений, обострилось недоверие к интеллигенции, и прежде всего к «старым специалистам». 28 января 1929 г. специальная «Комиссия по пересмотру руководящего состава работников по линии ОкрОНО» в адрес

!

Псковский педтехникум. Выпуск 1927 г. Во втором ряду, начиная со второго слева, сидят преподаватели: Алексеев (пение), Львов (труд), Островский (география), Рязаиовский (учащийся), Малышев (литература), Беке (история), Синельников (обществоведение), Ивосман (дошкольное дело), Гроздов (педолог), Лебедев (атеизм)

И. В. Малышева записала: «Талантливый педагог, своё дело хорошо знает и любит. Взаимоотношения с организациями удовлетворительные, пользуется авторитетом как педагог и организатор», но одновременно отметила: «Политическая устойчивость и идеологическая выдержанность недостаточная, отсутствует классовая выдержанность, анализ литературных произведений и социальных явлений, что отражается и на разрешении педагогических вопросов»48. Видеть беспартийного специалиста среди руководителей педагогического учебного заведения власть больше не желала, и 15 августа 1929 г. И. В. Малышев был освобожден от должности завуча техникума с оставлением его только преподавателем.

Но на этом преследования не прекратились. Вскоре после убийства С. М. Кирова, в марте 1935 г. последовало указание НКВД СССР об «очистке пограничной полосы Ленинградской области и Карелии от кулацкого и антисоветского элемента». Указанная «операция» в полной мере коснулась г. Пскова и девяти районов Псковского пограничного округа. В срочном порядке в отдаленные районы страны — в Уральскую область, Се-

верный край и Казахстан — были выселены 1308 семей (5500 чел.) — так называемых «бывших»: дворян, членов их семей и родственников, царских полицейских и жандармов, чиновников и служителей культа, домовладельцев и крупных торговцев, членов антисоветских партий, участников белогвардейских формирований, «лишенцев» и имевших связь с заграницей. К указанным категориям была причислена и семья Малышевых. Вопреки прежним анкетным данным о крестьянском происхождении Ивана Васильевича теперь было записано, что он происходил «из дворян», служил «инспектором народных училищ Пскова при царском и Временном правительстве», а вдобавок он — «ярый антисоветчик, имеет связь с заграницей». 64-летний педагог был выселен из Пскова вместе с женой Ниной Константиновной, тоже преподавателем педтехникума49.

Из адресов, по которым семья И. В. Малышева проживала в Пскове в послереволюционные годы, известны два: ул. Гоголевская, д. 13. кв. 2, и ул. Покровская (впоследствии К. Либкнехта), д. 6, кв. 150. Дальнейшую судьбу Ивана Васильевича Малышева установить не удалось.

Примечания

ГАПО. ф. 240. оп. 1. д. 103. ГАПО. ф. 67. оп. 1. д. 157. Там же. Д. 160. л. 49. Там же. Д. 188. л. 19-20.

Вестник Псковского губернского земства. 1913. № 10. 10 марта. Псковская жизнь. № 699. 1913. 5 марта. Псковская жизнь. № 775. 1913. 28 августа. Псковская жизнь. № 890. 1914. 17 июня.

Вестник Псковского губернского земства. 1914. № 34. 14 сентября. С. 6.

Псковская жизнь. № 1044. 1915. 9 июля; Вестник Псковского губернского земства. 1915. № 44. 15 ноября.

Псковская жизнь. № 856. 1914. 20 марта. Псковская жизнь. № 997. 1915. 12 марта

Псковская жизнь. № 1088. 1915. 22 октября; № 1092. 1915. 31 октября. Псковская жизнь. № 1375. 1917. 7 октября. Псковская жизнь. № 1099. 1915. 17 ноября.

Левин Н. Общество народных университетов // Псковская правда. 1997. 25 апреля. Псковский голос. 1909. 27 марта. Псковский голос. 1909. 6 октября.

ГАПО. ф. Р-492. оп. 1. д. 209. л. 34; д. 114. л. 354; ф. Р-590. оп. 2. д. 95. л. 150.

Познай свой край. Сборник Псковского общества краеведения. Вып. 2. Псков, 1925. С. 107.

2

4

6

/

8

9

10

И

12

13

14

15

16

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

17

18

19

21 Псковский вестник. № 61. 1918. 22 июня.

22 ГАПО. ф. Р-590. оп. 1. д. 367. лл. 4-5.

23 Псковский набат. 1919. 7 января; ГАНИПО. Ф. 9. оп. 1. д. 34. лл. 4-5.

24 Псковский набат. 1919. 14 марта.

25 Псковский набат. 1920. 28 октября.

26 ГАПО. ф. Р-590. оп. 1. д. 861. лл. 5-6; д. 1372. лл. 143-144.

27 Псковский набат. 1919. 30 декабря.

28 Псковский набат. 1920. 19 мая.

29 ГАПО. ). Р-590. оп. 1. д. 663. лл. 155-156.

30 ГАПО. ). Р-492. оп. 1. д. 55. л. 42.

31 ГАПО. ). Р-492. оп. 1. д. 115. л. 110.

32 ГАПО. ). Р-590. оп. 2. д. 95. л. 151; д. 117. л. 384.

33 ГАПО. ). Р-492. оп. 1. д. 189. л. 56; ГАНИПО. Ф. 1 оп. 4. д. 107. л. 175

34 ГАПО. ). Р-492. оп. 1. д. 209. л. 35; ф. Р-590. оп. 2. д. 95. л. 150.

35 ГАПО. ). Р-590. оп. 2. д. 118. л. 431.

36 Псковский набат. 1920. 25 марта.

37 ГАПО. ф. Р-590. оп. 2. д. 95. л. 150; ф. Р-492. оп. 1. д. 209. л. 34.

38 ГАПО. ф. Р-590. оп. 2. д. 95. л. 150.

39 Малышев И. Год борьбы с темнотой // Псковский пахарь. 1925. 12 февраля; Малышев И. Год борьбы за грамоту // Псковский набат. 1925. 14 февраля.

40 Псковский набат. 1925. 18 февраля.

41 Псковский набат. 1925. 14 февраля.

42 Псковский пахарь. 1925. 12 февраля.

43 Псковский набат. 1925. 16 октября.

44 Второй губернский съезд Псковского общества «Долой неграмотность!». 29-31 декабря 1926 г.: Материалы и резолюции. Псков, 1927. Сс. 3, 4, 7, 11-31, 49, 62-65; Псковский набат. 1926. 25 декабря.

45 ГАНИПО. Ф. 1. оп. 4. д. 148. лл. 85, 90.

46 ГАПО. ф. Р-492. оп. 1. д. 362. л. 29; ф. Р-649. оп. 1. д. 51. лл. 9, 40-41.

47 ГАПО. ф. Р-649. оп. 1. д. 10. л. 69; Герой Труда — почётное звание, которое присваивалось в 1927-1938 гг. за особые заслуги в области производства, научной деятельности, государственной или общественной службы при стаже работы, как правило, не менее 35 лет.

48 ГАНИПО. Ф.3. оп. 1. д. 336. л. 67; ГАПО. ф. Р-326. оп. 1. д. 4. л. 189.

49 Архив УМВД ПО. Ф. 29. Д. 702.

50 ГАПО. ф. Р-590. оп. 1. д. 367. лл. 4-5; д. 1372. лл. 143-144.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.