Научная статья на тему 'Психоактивные вещества и беременность'

Психоактивные вещества и беременность Текст научной статьи по специальности «Медицина и здравоохранение»

CC BY
874
68
Поделиться
Ключевые слова
ПСИХОАКТИВНЫЕ ВЕЩЕСТВА / БЕРЕМЕННОСТЬ

Аннотация научной статьи по медицине и здравоохранению, автор научной работы — Оразмурадов А.А., Комарова Е.Е., Златоврацкая Т.В., Семятов С.М., Огурцов П.П.

В обзоре представлены данные о патологии гестации беременных, употребляющих психоактивные вещества.

Похожие темы научных работ по медицине и здравоохранению , автор научной работы — Оразмурадов А.А., Комарова Е.Е., Златоврацкая Т.В., Семятов С.М., Огурцов П.П.,

THE PSYCHOACTIVE AGENTS AND THE PREGNANCY

In this article are shown the results of the gestation’s pathology in pregnant women useing the psychoactive agents.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Психоактивные вещества и беременность»

ПСИХОАКТИВНЫЕ ВЕЩЕСТВА И БЕРЕМЕННОСТЬ

А.А. Оразмурадов, Е.Е. Комарова, Т.В. Златовратская, С.Д. Семятов, П.П. Огурцов

Кафедра акушерства и гинекологии с курсом перинатологии Кафедра факультетской терапии Медицинский факультет Российский университет дружбы народов ул. Миклухо-Маклая, 8, Москва, Россия, 117198

В обзоре представлены данные о патологии гестации беременных, употребляющих психоактивные вещества.

В последние три десятилетия отмечается существенное снижение возраста знакомства с наркотиками и алкоголем, в этой связи проблема ранней алкоголизации и алкоголизма среди девочек-подростков становится весьма актуальной. Тем более, что одной из отчетливых тенденций, характеризующих сегодняшнюю наркологическую ситуацию в России, является стирание половых различий среди подростков, вовлеченных в наркопотребление и алкоголизацию [3]. Если в начале 90-х годов XX столетия девочки составляли от 10 до 15% от всех состоящих на учете наркоманов, то в 2002 году соотношение наркозависимых юношей и девушек находится в пределах 2 : 1—3 : 1 за счет резкого вовлечения в наркопотребление девочек-подростков [7].

Однако эти данные не отражают истинного положения вещей, поскольку на учете в наркологических диспансерах состоит меньшинство из числа лиц, допускающих систематическое потребление психоактивных веществ (ПАВ) (В.В. Шо-рин, 2002). Эксперты ВОЗ при оценке официальных данных считают, что на учет берется лишь каждый пятидесятый больной наркоманией (1 : 50), а, по мнению отечественных экспертов [11], при подсчете реальной численности больных наркоманией более правильно исходить из соотношения 1 : 10. Если согласиться даже с такой «скромной» корректировкой, можно сказать, что на начало 2000 г. в России было как минимум 6,5—7,0 миллионов потребителей наркотиков и одурманивающих веществ, т.е. около 5% от всей численности 146-миллионного и постоянно убывающего населения. Это один из самых высоких показателей в Европе как по абсолютным данным, так и по темпам прироста наркозависимых лиц. ВОЗ в результате многолетних исследований пришла к выводу, что если доля наркоманов в стране составляет 7% и более, то в этой стране наступают необратимые процессы дегенерации населения, разрушение всех социальных структур. Поскольку семипроцентный рубеж недалеко, Государственная Дума еще в марте 1998 г. во время слушаний по данной проблеме подчеркнула, что наркомания уже реально угрожает потерей генофонда, самому существованию россиян [2]. Прогнозы Международной Ассоциации по борьбе с наркоманией и наркобизнесом (Москва) о развитии наркоситуации в 1999—2001 годах полностью оправдались.

Угроза массовой наркотизации населения повсеместно возросла. Нет ни одной возрастной группы, кроме пенсионеров старших возрастов, среди которых не оказалось бы больных наркоманией. Особенно растет их число среди молодежи и женщин в репродуктивном, работоспособном и функциональном возрастах: от 18 до 30-ти лет. По данным МЗ РФ (2002), ежегодный прирост наркоманов среди взрослого населения составляет 50%, а среди молодежи и подростков — более 100%. Только за последние три года в России число потребителей наркотиков среди молодежи возросло в 5 раз и достигло 76% от общего числа потребителей. Возрастной уровень приобщения к наркомании опустился с 18—19 лет до 13—14, а в отдельных случаях — и до 8 лет!

«От наркотиков, по неофициальным данным, ежегодно гибнет около 70 тыс. человек. Официально же за 2005 год мы потеряли 8 тыс. человек», — сказал А. Михайлов — директор департамента межведомственной и информационной деятельности Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) РФ, на Всероссийской конференции по вопросам профилактики ВИЧ-инфекции в образовательной среде в 2007 году. По его словам, в России на настоящий момент зарегистрировано 353 тыс. людей, инфицированных ВИЧ-инфекцией. Из них порядка 60% заражаются через инъекционное введение наркотических средств. По данным М.А.Белопольской (2003), среди ВИЧ-инфицированных беременных употребление наркотиков признавало всего 12% обследованных, в то время как их реальное число составило 44%.

В результате анкетирования ВИЧ-инфицированных в г. Санкт-Петербурге Н.Г. Незнанов и Н.Б. Холезова (2007) выявили, что 63% ВИЧ-инфицированных являлись опиатными или эфедроновыми наркоманами или имели в анамнезе опыт употребления опиоидов или эфедрона. Наркомании достоверно чаще были отмечены в возрасте до 30 лет.

По данным Е.А. Кошкиной и соавт. (2005), потребители инъекционных наркотиков (ПИН) г. Москвы имеют высокую сексуальную активность — за год на одного ПИН в среднем приходится 5,8 сексуальных партнеров, при этом лишь 37% женщин используют презерватив. Кроме того, сексуальное поведение московских ПИН является угрозой распространения ВИЧ/СПИДа, гепатита С и ИППП как среди потребителей наркотиков, так и в населении. Каждый десятый ПИН занимается вагинальным или анальным сексом за деньги, товары или услуги. Во время последнего вагинального полового акта 18,6% секс-работников не использовало презервативы, а во время последнего анального полового акта — 23,1%.

Структура потребляемых наркотиков в РФ по данным обращаемости за наркологической помощью в 2005 г. представлена следующими наркотическими средствами: на долю опиоидов приходится 90,1%, каннабиоидов — 4,3%, других наркотические веществ и их сочетаний — 3,6%, психостимуляторов — 2% [9]. По данным И.В. Жирова, П.П. Огурцова (2004), наиболее часто употребляемыми ПАВ, не считая алкоголя, являются опиаты — зависимость от этой группы веществ отмечается более чем у 80% всех зарегистрированных наркоманов, а менее 1% всех зарегистрированных наркоманов потребляют кокаин. Среди наркозависимых

беременных в РФ основным употребляемым наркотиком является героин (60%), в то время как в США доля употребления опиатов невысока и составляет 6,3%.

Распространенность наркомании среди беременных точно не известна. По данным К. Нисвандер и А. Эванс (1999), в 1988 г. среди беременных в США распространенность наркомании составила 11%. В зависимости от тщательности обследования эти показатели колебались от 0,4% до 27%, причем в государственных и частных лечебных учреждениях результаты были одинаковы. Согласно исследованию, проведенному во Флориде, 14,8% беременных, обращавшихся к врачу, имели положительные результаты проб на алкоголь, каннабиоиды, кокаин или опиоиды. Распространенность в государственных и частных лечебных учреждениях также оказалась примерно одинакова — 16,3 и 13,7% соответственно. Наряду с этим сообщалось, что в 1988 г. среди беременных, обратившихся в акушерскую клинику Калифорнийского университета, кокаин, амфетамины или опио-иды употребляли 20,5%. Согласно неопубликованным данным, у 9,5% женщин на последних неделях беременности в моче были обнаружены продукты распада каннабиоидов, барбитуратов, кокаина, опиоидов, бензодиазепинов или амфетаминов. Интенсивность употребления наркотиков в течение всей беременности выяснить невозможно, поскольку продукты распада большинства из них (кроме каннабиоидов) можно обнаружить в крови или моче только в течение 1—5 сут после употребления. В 2001 году I.J. Chasnoff et al. опубликовал данные о том, что 9% беременных являются потребительницами наркотических веществ.

Более поздние исследования I.J. Chasnoff et al. (2005) показали, что 32,7% беременных употребляют алкоголь и наркотические вещества. 21% женщин признали употребление алкоголя до момента диагностики беременности, а 11% беременных продолжали его употребление даже после того как узнали о своей беременности. При этом 2% беременных употребляли алкоголь каждый день, 7% — 3—6 дней в неделю, 27% — 1—2 дня в неделю, а 63% указало на то, что потребляют алкоголь 1 раз в неделю. Кроме того, авторы отмечают, что 7% беременных употребляло марихуану и 2% — другие запрещенные наркотические препараты. Из числа потребительниц наркотических препаратов 4% беременных продолжало их потреблять, даже после того как узнали о своей беременности.

R. Goldenberg, N.T. Nagahawatte (2007) считают, что именно бедность, низкий социально-экономический статус женщины, является фактором риска употребления наркотических препаратов, табакокурения и осложнений беременности и родов.

Практически все наркотики вызывают задержку физического и умственного развития плода, а некоторые угрожают его жизни, учащают невынашивание, всевозможные пороки развития. Многочисленными медико-генетическими исследованиями доказано, что у детей, родители которых больны алкоголизмом и наркоманиями, существенно повышен риск развития этих же заболеваний. Кроме того, у большинства таких детей имеются те или иные характерологические и поведенческие расстройства: повышенная возбудимость, агрессивность, склонность к развитию депрессивных состояний и др. Употребление наркотиков женщиной

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

во время беременности может стать причиной рождения ребенка со сформированной наркотической зависимостью [5].

Влияние кокаина. Распространенность кокаинизма среди беременных точно не известна, так как токсикологическое исследование дает положительный результат лишь в течение 3 суток после употребления наркотика. Прием кокаина вызывает выброс адреналина, сопровождающийся эйфорией. Но одновременно с эйфорией повышается артериальное давление, происходит спазм сосудов. Кроме того, установлено, что у беременных метаболизм кокаина затруднен, поэтому он выводится из организма медленнее и риск отравления им повышается. Попадая через плаценту в кровь плода, кокаин вызывает у него спазм сосудов, сильное сердцебиение, повышает давление. При этом нарушается маточно-плацентарное кровообращение, развивается хроническая гипоксия плода, плацентарная недостаточность. Для беременных кокаин является наиболее опасным наркотиком, особенно в чистом виде. У 8% систематически употребляющих кокаин матерей беременность закачивается мертворождением из-за отслойки нормально расположенной плаценты. Характерно формирование пороков мочевыводящих путей. Образ жизни женщин, злоупотребляющих кокаином, увеличивает риск невынашивания. Так, у каждой четвертой имеют место преждевременные роды. Кроме этого, прием кокаина может привести к развитию судорог, аритмии и других состояний, во время которых вероятна травма или смерть плода.

Новорожденные могут страдать от инфаркта и/или острых нарушений мозгового кровообращения вследствие повышенного кровяного давления и спазмов сосудов (особенно повышается риск, если беременная употребляла кокаин за 48— 72 ч до родов) [13]. При грудном вскармливании кокаин поступает в молоко матери. Ребенок становится беспокойным, плохо спит, в некоторых случаях отмечаются эпилептоидные припадки. Воздействие кокаина на нервные рецепторы может способствовать возникновению у ребенка нарушений поведения, повышенную раздражительность, замедленное развитие речи и нарушение мыслительных способностей. B.A. Lewis et al. (2007) показали, что дети, рожденные от матерей, употреблявших кокаин во время беременности, в первые 6 лет отстают в речевом развитии жизни от своих сверстников.

H. Corman et al. (2005) проводили исследование по определению влияния стоимости кокаина на частоту его употребления. Авторы установили, что увеличение стоимости грамма чистого кокаина на 10 долларов приводит к снижению общего числа его потребителей на 12—15%.

Влияние опиоидов. С целью выявления влияния наркотиков на фетоплацен-тарный гомеостаз, развитие плода и экстраэмбриональных структур было исследовано влияние одного из самых распространенных видов наркомании — опиумной зависимости и немедицинского потребления наркотиков во время беременности. Исследование проводилось в 1991—1993 гг. в Туркменистане, где бытовое употребление наркотиков (опия) является фоном для развития наркоманий (В.Е. Радзинский, 1993).

Национальный состав матерей-наркоманок был неоднородным и сделать вывод об этнической детерминированности наркомании не представилось возможным. Основным путем употребления наркотика был пероральный. Чуть более 10% приходилось на курение и внутривенное введение самодельного экстракта опия. Установлено, что почти половина обследованных женщин до наступления беременности имела большой стаж употребления наркотических веществ: до 5 лет — 15%; 5 и более лет — 30%.

Изучение экстрагенитальной заболеваемости выявило у 67% беременных наличие анемии, что выше популяционных показателей, которые не превышают 50%; у 32% — хронического пиелонефрита, у 31% — гипостатуры (популяцион-ный показатель равен 12%); гипертоническая болезнь, заболевания легких и бронхиальная астма наблюдались в два раза чаще, чем в популяции и составили соответственно 17% и 14%. На долю артериальной гипотонии приходился 21%.

Анализ паритета показал, что у 75% обследованных было больше двух беременностей, а у каждой четвертой она явилась по счету 5-й и более, но при этом 70% женщин были первородящими. В целом, это свидетельствует об отсутствии влияния наркомании на фертильность. В то же время более половины прерванных беременностей были артифициальными, а частота самопроизвольных выкидышей в целом не превышала популяционные показатели.

Изучение показателей осложнений беременности показало, что у женщин, употребляющих наркотики, в 4% случаях наблюдались угроза прерывания беременности, что в два раза ниже, чем в популяции. Ранний токсикоз, гестоз отмечены соответственно у 4% и 16% женщин, что не превышало популяционные показатели. Особого внимания заслуживает задержка развития плода, которая диагностирована в 67% случаев, и данный показатель согласуется с литературными данными.

При изучении биоценоза родовых путей установлено, что их обсеменен-ность условно-патогенной флорой составила 62%, а патогенной — 21%. В условиях жаркого климата такая обсемененность может считаться обычной.

Клиническое течение родов у женщин-наркоманок в целом сопоставимо с по-пуляционным и осложнилось в 24% случаев досрочным излитием вод, слабостью родовой деятельности — в 9%, патологическим прелиминарным периодом — в 7%, а также задержкой последа и его частей и гипотоническим кровотечением соответственно в 4%.

Частота оперативных вмешательств в родах также не отличалась от таковой в популяции: ручная ревизия матки произведена в 12% рожениц, кесарево сечение — 10% (преимущественно по поводу узкого таза), на долю акушерских щипцов пришлось 2% и 17% женщин потребовалась перинеоррафия.

Особый интерес представляет состояние новорожденных. Только треть всех детей родились без признаков внутриутробной гипоксии/асфиксии (оценка по Апгар — 8 и более баллов), 45% новорожденных родились в состоянии средней степени и 25% — тяжелой степени асфиксии. Кроме того, 31% детей родились с признаками внутриутробного инфицирования, ЗРП отмечена у 33% (а сочетан-

ная — у 25% детей); асфиксия диагностирована в 17% (в сочетаниях — до 32% случаев) и нарушения гемоликвородинамики — у 12%. Весьма показательным является и уровень младенческой заболеваемости, который на протяжении первых 6 месяцев жизни остается крайне высоким, с постепенным снижением его к концу первого года жизни, но не достигающим аналогичного показателя здоровых детей.

Высокая заболеваемость плодов, новорожденных и детей первого года жизни вполне укладываются в наше представление об их био-социо-детерминиро-ванности:

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

— низким социально-экономическим уровнем семей;

— резко сниженным нутритивным статусом (низкий уровень потребления белка и полинасыщенных жирных кислот);

— высокой экстрагенитальной заболеваемостью (прежде всего, анемия и нарушения сосудистого тонуса);

— большой обсемененностью родовых путей.

Полученные данные согласуются с данными литературы о том, что имеется значимая корреляционная связь между употреблением наркотиков и высоким перинатальным риском. Однако можно утверждать, что данная связь является только коррелятивной, а не причинной, так как проведенное исследование показало опосредованное влияние наркотиков на перинатальные исходы через нутритивный статус. Поэтому, по мнению В.Е. Радзинского (1993), необходимо, во-первых, улучшать нутритивный статус беременных, употребляющих наркотики, а во-вторых, обеспечить раннее наблюдение за данным контингентом беременных для своевременной диагностики и адекватного лечения развивающихся осложнений.

Выявлено отсутствие морфологических признаков, указывающих на токсическое поражение ткани плаценты. Кроме инволютивно-дистрофических изменений и нарушений маточного кровотока, других морфологических и морфометри-ческих нарушений выявлено не было.

Более поздние исследования [6] показали, что в московском мегаполисе основным инъекционным наркотиком, потребляемым беременными, является героин. Алкоголь и героин являются конкурирующими между собой психоактивными веществами. Большинство беременных — потребительниц героина (77,8%) до начала употребления наркотических препаратов систематически употребляли алкоголь (два-три раза в неделю). По мере увеличения стажа потребления героина достоверно снижалась доля женщин, употребляющих алкоголь: с 77,8% до 25%.

Оценка такого показателя как возраст первого опыта потребления наркотических веществ показала, что он находился в диапазоне от 13 до 18 лет. Средний возраст первого употребления наркотиков составил 15,5 ± 1,5 лет. В качестве дебютных наркотиков указывались марихуана («травка») — в 44,4% случаев; таблетки (экстази) — в 22,2% наблюдений, а каждая третья (33,4%) указывала на использование героина. Стаж потребления героина составил 3,8 ± 3,06 лет. Основной путь употребления наркотика был парентеральный — внутривенные инъекции. На вопрос: «Как часто вы употребляете героин?» — 65,6% женщин указали, что

несколько раз в неделю, а остальные — раз в неделю. Примечательно, что 50% опрошенных отмечало наркотические отравления в анамнезе.

Среди причин, побудивших употреблять наркотические вещества, 25% опрошенных указало — «просто так, за компанию», — столько же анкетированных ответило, что «это стимулирует», а более чем каждая третья (36,1%) отмечала, что не может жить без этого, остальные опрошенные затруднялись дать ответ. 50% анкетированных на вопрос: «Испытываете ли вы тягу к наркотическим препаратам?» — ответили утвердительно, а остальная половина ответила «не знаю».

Употребление героина во время беременности отрицало 61,1% женщин. Среди беременных, указывавших на употребление героина во время беременности, 3 респондентки отмечали, что перестали употреблять героин в I триместре беременности, одна беременная указала на прекращение его использования в 32 недели. Остальные не ответили на данный вопрос.

Среди беременных — потребительниц героина на сифилис в анамнезе указали 13,9% анкетированных. Вирусный гепатит В и С был диагностирован у всех беременных — потребительниц героина (100%). ВИЧ-инфекция была выявлена у каждой пятой (19,4%) беременной.

Среднее число беременностей среди потребительниц героина составило 1,7 ± 1,4. У 22,2% обследованных было больше двух беременностей, но при этом 77,3% женщин были первородящими. В целом это свидетельствует об отсутствии влияния наркомании на фертильность. Практически все прерванные беременности были артифициальными, а частота самопроизвольных выкидышей в целом не превышала популяционные показатели.

Оценка течения настоящей беременности вызывала трудности, поскольку каждая третья беременная не состояла на диспансерном учете по беременности, либо встала на учет в конце беременности. На учете не состояло 33,3% беременных-потребительниц героина, во II триместре беременности встало на учет 44,4% беременных, а в III триместре — 22,2% беременных. Примечателен тот факт, что 22,2% респонденток — потребительниц героина отмечало, что беременность является запланированной (!).

Среди осложнений настоящей беременности лидирующие позиции занимала плацентарная недостаточность (ПН (100%), при этом задержка развития плода (ЗРП) диагностирована у 83,3% беременных, многоводие у 41,7%, а также угроза преждевременных родов — более чем у каждой третьей (38,9%). Антенатальная гибель плода у беременных — потребительниц героина имела место в 3 случаях (8,3%), преимущественно в сроки 28—32 недели гестации. Частота абдоминального родоразрешения у потребительниц героина составила 30,5%, показаниями к оперативному родоразрешению явились: сочетание ЗРП и преждевременных родов (6 случаев), полное предлежание плаценты (2 случая), острая гипоксия плода (3 случая). Во всех случаях выполнено экстренное абдоминальное родоразреше-ние. Обращает на себя внимание высокая частота послеродовых гипотонических кровотечений — практически у каждой четвертой потребительницы героина

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

(22,2%). Ручная ревизия матки по поводу дефекта плаценты или полного плотного прикрепления плаценты была выполнена у каждой седьмой (13,9%).

В группе рожденных от наркозависимых матерей абстинентный синдром диагностирован у 87,9% новорожденных. Отмечено 3 случая (9,1%) неонаталь-ной смертности, а также 3 случая отказов от детей. У всех трех отказных детей, рожденных женщинами — потребительницами героина, диагностирован абстинентный синдром, у двух новорожденных диагностировано тяжелое состояние здоровья.

Морфологическое исследование плацент и ПЛ матки беременных — потребительниц героина показало, что:

— ПЛ матки характеризовалось отсутствием II волны инвазии цитотрофо-бласта;

— плаценты характеризовались общепатологическими изменениями, выражающимися умеренными инволютивно-дистрофическими процессами, очаговым склерозом ворсин хориона, развитием синцитиальных узлов, пролиферацией в сосудисто-капиллярных отделах центрального участка плацентарного диска;

— инфекционные изменения, связанные с воздействием того или иного возбудителя, отмечались вдвое чаще, чем у здоровых;

— специфических морфологических изменений, обусловленных непосредственно приемом героина, выявлено не было.

Употребление гашиша (изготавливают из пыльцы конопли), марихуаны (из ее листьев) — также весьма распространенного наркотика, ведет к тому, что содержащиеся в конопле тетрагидроканнабинолы, попадая в организм беременной, приводят к задержке развития плода. Установлена прямая зависимость веса и окружности головки плода от количества выкуренной марихуаны. Подтверждены данные о том, что выкуривание более 5 сигарет с марихуаной в неделю снижает вес плода примерно на 130 г [13].

Действие амфетаминов сходно с кокаином: они вызывают возбуждение, бессонницу и потерю аппетита. Амфетаминовые наркоманки обычно истощены и мало заботятся о своем здоровье. Этот вид наркомании особенно опасен для беременных. Амфетамины проходят через плацентарный барьер и воздействуют непосредственно на плод. Наблюдается ЗРП, вес новорожденного уменьшается в среднем на 225 г. Абстинентный синдром у новорожденного возникает при регулярном употреблении матерью амфетаминов и проявляется сонливостью и вялым сосанием.

Употребление ЛСД — синтетического галлюциногена, который создавался для лечения психических расстройств, взят на вооружение и наркоманами. Его называют «элитным» наркотиком. Прием ЛСД не влияет на риск преждевременных родов, отслойки плаценты, преэклампсии, а также самопроизвольного аборта. Отдаленные последствия действия ЛСД на плод неизвестны.

Токсикоманки обычно вдыхают органические растворители, входящие в состав красок, смол, лаков. Чаще всего в ход идет толуол. При длительном его употреблении снижается интеллект, развивается атрофия коры головного мозга. Есть

сведения, что «увлечение» будущей матери толуолом «награждает» ее ребенка пороками развития, характерными для детей матерей-алкоголичек: уплощением переносицы, узкой верхней губой, срастанием век в углах глаз и т.д. Задерживается физическое и умственное развитие, часто диагностируются психические нарушения. Нередко эти дети рождаются с очень маленькой головой или крошечными глазами, у них часто имеет место гидроцефалия.

ЛИТЕРАТУРА

[1] Белопольская М.А. Особенности течения беременности, родов и состояние новорожденных у женщин с хроническим вирусным гепатитом С и ВИЧ-инфекцией: Автореф. дис. ... канд. мед. наук. — М., 2003. — 21 с.

[2] Дмитриева Т.Б., Игонин А.Л., Клименко Т.В. и др. Психотические состояния, вызываемые злоупотреблением опиоидами, каннабиноидами, седативными и снотворными препаратами // Наркология. — 2003. — № 1.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

[3] Егоров А.Ю. Рано начинающийся алкоголизм: современное состояние проблемы // Вопросы наркологии. — 2002. — № 5. — С. 50—54.

[4] Жиров И.В., Огурцов П.П. Соматоневрологические осложнения острой и хронической интоксикации кокаином и психостимуляторами: неотложная диагностика и терапия. — М.: Анахарсис, 2004. — 64 с.

[5] Иванец Н.Н., Анохина И.П., Стрелец Н.В. Современное состояние проблемы наркоманий в России // Общие вопросы неврологии и психиатрии. — 1997. — № 9. — С. 4—9.

[6] Комарова Е.Е. Состояние фетоплацентарной системы при употреблении психоактивных веществ (героин и алкоголь): Автореф. дисс. ... канд. мед. наук. — М., 2008. — 25 с.

[7] Кошкина Е.А. Распространенность алкоголизма и наркомании среди населения в России // Психиатрия и психофармакотерапия. — 2002. — Т. 4. — № 3.

[8] Кошкина Е.А., Киржанова В.В., Вышинский К.В. и др. Изучение поведения потребителей инъекционных наркотиков в Москве и влияющих на него факторов окружения // Наркология. — 2005. — № 5. — С. 13—21.

[9] Кошкина Е.А. Современные эпидемиологические методы мониторинга распространенности употребления наркотиков // Психиатрия и психофармакотерапия. — 2007. — Т. 9. — № 1.

[10] Незнанов Н.Г., Холезова Н.Б. Распространенность и характер психических расстройств у ВИЧ-инфицированных больных Санкт-Петербурга // Consilium Medicum. — 2007. — Т. 2. — № 2.

[11] Попов В.А., Кондратьева О.Ю. Наркотизация в России — шаг до национальной катастрофы // Социологические исследования. — 1998. — № 8. — С. 65—69.

[12] Ранние сроки беременности / Под ред. В.Е. Радзинского и А.А. Оразмурадова. — М.: МИА, 2005. — 448 с.

[13] Серов В.Н., Абубакирова А.М., Баранов И.И. Возможности применения эфферентных методов в лечении наркоманий у беременных // Акуш. и гинек. — 2001. — № 1. — С. 54—56.

[14] Chasnoff I.J., Neuman K., Thornton C. et al. Screening for substance use in pregnancy: a practical approach for the primary care physician // Am J Obstet Gynecol. — 2001. — V. 184. — № 4. — Р. 752—758.

[15] Chasnoff I.J., McGourty R.F., Bailey G. W. et al. The 4P\'s Plus screen for substance use in pregnancy: clinical application and outcomes // J Perinatol. — 2005. — V. 25. — № 6. — Р. 368—374.

[16] Corman H., Noonan K., Reichman N.E. et al. Demand for illicit drugs among pregnant women // Adv Health Econ Health Serv Res. — 2005. — V. 16. — P. 41—60.

[17] Goldenberg R., Nagahawatte N.T. Poverty, Maternal Health and Adverse Pregnancy Outcomes // Ann N Y Acad Sci. — 2007.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

[18] Lewis B.A., Kirchner H.L., Short E.J. et al. Prenatal cocaine and tobacco effects on children's language trajectories // Pediatrics. — 2007. — V. 120. — № 1. — e78—85.

THE PSYCHOACTIVE AGENTS AND THE PREGNANCY

A.A. Orazmuradov, E.E. Komarova, T.V. Zlatovratskaya, S.D. Semyatov, P.P. Ogyrtsov

Department of Obstetrics and Gynecology with the course of Perinatology Department of Faculty Therapy Medical Faculty Peoples' Friendship University of Russia

Mikluho-Maklaya str., 8, Moscow, Russia, 117198

In this article are shown the results of the gestation's pathology in pregnant women useing the psychoactive agents.