Научная статья на тему 'ПРОЯВЛЕНИЕ ДИСКРИМИНАЦИИ МУЖЧИН В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ РОССИЙСКОЙ ФДЕРАЦИИ'

ПРОЯВЛЕНИЕ ДИСКРИМИНАЦИИ МУЖЧИН В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ РОССИЙСКОЙ ФДЕРАЦИИ Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
542
109
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
равноправие / гендерная дискриминация / отцовство / гендерное равенство / проявления дискриминации / equality / gender discrimination / fatherhood / gender equality / instance of discrimination

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — А.Д. Леонова

Статья посвящена анализу различных отраслей российского законодательства и выявлению правовых норм, которые содержат положения, дискриминирующие лиц мужского пола. Сравнивается правовое положение мужчин и женщин в семейном, уголовном, уголовно-исполнительном праве, праве социального обеспечения и отдельных сферах жизни общества. Анализируется судебная практика по вынесению решений на основе дискриминирующих норм, а также позиция высших судов относительно этих норм.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

INTANCE OF DISCRIMINATION ADAINST MEN IN RUSSIAN LEGISLATION

The article is devoted to the analysis of various branches of Russian legislation and the identification of legal norms that contain provisions that discriminates men. The article compares the legal status of men and women in family, criminal, penal, social security law and certain spheres of society. It also analysis the judicial practice on making decisions on the basis of discriminatory norms, as well as the position the Higher courts regarding these norms.

Текст научной работы на тему «ПРОЯВЛЕНИЕ ДИСКРИМИНАЦИИ МУЖЧИН В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ РОССИЙСКОЙ ФДЕРАЦИИ»

ПРОЯВЛЕНИЕ ДИСКРИМИНАЦИИ МУЖЧИН В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ

РОССИЙСКОЙ ФДЕРАЦИИ

А.Д. Леонова, студент

Научный руководитель: С.С. Чекулаев, старший преподаватель Дальневосточный федеральный университет (Россия, г. Владивосток)

DOI: 10.24411/2500-1000-2021-1141

Аннотация. Статья посвящена анализу различных отраслей российского законодательства и выявлению правовых норм, которые содержат положения, дискриминирующие лиц мужского пола. Сравнивается правовое положение мужчин и женщин в семейном, уголовном, уголовно-исполнительном праве, праве социального обеспечения и отдельных сферах жизни общества. Анализируется судебная практика по вынесению решений на основе дискриминирующих норм, а также позиция высших судов относительно этих норм.

Ключевые слова: равноправие, гендерная дискриминация, отцовство, гендерное равенство, проявления дискриминации

Гендерное равенство - краеугольный камень современных общественных отношений. Несмотря на большое количество международных и национальных нормативных актов, закрепляющих равноправие людей, проблемы дискриминации по различным признакам по сей день остаются актуальными.

Наряду с расовой, остро стоит проблема гендерной дискриминации. На протяжении многих веков объектом дискриминации были женщины: они полностью зависели от родственников мужского пола, не имели возможности получать образование и работать, а также не имели ни активного, ни пассивного избирательного права.

На сегодняшний день женщины обладают полным спектром гражданских прав и свобод, но в память о временах тотального бесправия [1] и в целях предотвращения установления практически рабского положения женщин вновь, существует множество нормативных актов, посвященных защите женщин от дискриминации. Вместе с тем, нельзя отрицать тот факт, что иногда, защищая права одних субъектов, законодатель, не имея на то прямого умысла, ущемляют права других.

Принцип равенства полов закреплён в важнейших международных правовых актах.

Так, о равенстве говорит 3 статья «Международного пакта о гражданских и политических правах» («Участвующие в настоящем Пакте Государства обязуются обеспечить равное для мужчин и женщин право пользования всеми гражданскими и политическими правами...»). Этот же принцип закреплён в статье 2 «Всеобщей декларации прав человека» («Каждый человек должен обладать всеми свобода-ми.без какого бы ни было различия.»). После распада СССР на пространстве СНГ была принята «Конвенция СНГ о правах и основных свободах человека», которая также запрещает дискриминацию («Пользование правами и свободами, изложенными в настоящей Конвенции, гарантируется без дискриминации по каком бы то ни было признаку, как-то пола.»). Все перечисленные акты были ратифицированы Российской Федерацией.

Несмотря на повсеместное закрепление принципа равноправия, соблюдается он далеко не всегда.

Отдельные нормативные акты, акты толкования и применения права РФ противоречат не только международным конвенциях, но и положениям, закрепленным в основном законе страны - Конституции РФ.

Так, принцип равенства закреплён в Основном Законе - Конституции РФ. Ста-

тья 19 закрепляет государственные гарантии равенства прав и свобод человека, независимо от каких-либо факторов, в том числе, пола.

Отдельные нормы Конституции противоречат 19 статье, так например, статья 38 Конституции закрепляет государственную защиту материнства, детства и семьи. Казалось бы, в чем проблема? Как обычно -дьявол в деталях, а именно в отсутствии конституционного закрепления защиты отцовства. Из-за отсутствия этого положения вытекают проблемы, которые будут описаны ниже.

По мнению автора, дискриминация присутствует во многих отраслях Российского права, но наиболее серьезную проблему она представляет для семейного права.

Рассматривать проблему дискриминации в отношении мужчин стоит со статьи 17 Семейного кодекса, согласно которой мужчина не имеет права возбуждать дело о расторжении брака без согласия жены во время беременность и в течение года после рождения ребенка.

В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ «это положение распространяется и на случаи, когда ребенок родился мёртвым или умер до достижения им возраста одного года» [7]. Кроме этого, комментарии к статье 17 СК РФ определяют действие нормы даже в случае, если экспертизой доказано, что мужчина не приходится биологическим отцом ребенка. Т.е. при отсутствии согласия женщины, мужчина на законодательном уровне будет обязан растить чужого ребенка. Стоит ли говорить о том, что подобная практика может негативно влиять на психику мужчины.

Число разводов в России и в мире растёт с каждым годом. По данным Росстата за 2020 год на 1000 браков приходится 806 разводов [8]. Развод и его последствия является травмирующим опытом для обоих супругов, однако, по мнению автора, мужчины при разводе подвергаются большему ущемлению в правах. По сложившемуся в России правовому обычаю, при разводе родителей ребёнок, с большей долей вероятности, останется с матерью. Этот право-

вой обычай закреплён на надгосударст-венном уровне в 6 принципе Декларации «О правах ребёнка»: «малолетний ребёнок не должен, кроме тех случаев, когда имеются исключительные обстоятельства, быть разлучаем с матерью».

Таким образом, международный акт признаёт мужчину «неполноценным» родителем, ведь для того, чтобы место жительства ребенка было определено в пользу отца, нужны «исключительные обстоятельства». К таким обстоятельствам в России отнесены: ненадлежащее состояние здоровья матери, насилие в отношении ребенка, ведение матерью аморального образа жизни, отсутствие у матери места для проживания детей и недостаток средств для их содержания. Все это обстоятельства очень серьёзны, но не всегда суд располагает сведениями о них, а на последние два и вовсе закрывает глаза. Таким образом, для того, ребёнок может проживать с законным отцом только в случае частичной или полной недееспособности матери, доказанного случая насилия со сторон матери и полного отсутствия у неё средств к содержанию. Проживание же с матерью определяется без каких-либо условий и в более, чем 90% случаев.

Ввиду отсутствия законодательной поддержки отцовства и детства существенно отличаются права мужчин и женщин в области государственной поддержки семей. Так называемый «семейный капитал» может быть получен отцом ребенка в случае, если мать умерла или была объявлена умершей, лишена родительских прав, совершила в отношении ребенка умышленное преступление, относящееся к преступлениям против личности, что повлекло лишение родительских прав, а также в случае отмены усыновления ребенка [9].

Иными словами для того, чтобы законный отец ребенка мог получить положенную ему выплату, необходимо наличие установленных обстоятельств. Фактически, отцы признаются своего рода «неполноценными» родителями, которые приобретают права только при отсутствии «основного» родителя - матери. Данное положение является дискриминирующем,

поскольку нарушается принцип равенства прав и обязанностей родителей, закрепленный в Семейном кодексе РФ [6].

На сегодняшний день в Российской Федерации по разным сведениям насчитывается от 300000 до 800000 одиноких отцов. Причиной такого разброса в данных является отсутствие официальной статистики как таковой. Статистика не ведется по той причине, что на законодательном уровне понятия «отец-одиночка» или «одинокий отец» не существует. В связи с чем, одиноким отцам, как и в случае с «семейным» капиталом, гораздо сложнее добиться социальных выплат, положенных одиноким матерям.

Обратимся к сфере здравоохранения, тесно связанной в семейными отношениями. В России, как и во многих других странах, остро стоит проблема абортов. В этом вопросе без гендерной дискриминации тоже не обошлось. Согласно п. 1 ст. 56 ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан РФ» «каждая женщина самостоятельно решает вопрос о материнстве», т.е. в том случае, если мужчина хочет оставить ребенка, а женщина - сделать аборт, мнение отца ребенка не учитывается. В случае же, если мужчина, в силу определённых причин, выступает инициатором аборта, женщина может с ним не согласиться и оставить ребенка. Процедура «юридического аборта» или её альтернатива в России не предусмотрена.

В вопросе прерывания беременности мужчина не имеет ровным счётом никаких прав и обязан принять любое решение женщины. При этом, согласно ст. 56 ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан» беременность может быть прервана до 12 недель. До этого срока никаких внешних признаков беременности может не наблюдаться, т.е. женщина может скрывать беременность от мужчины, и по истечении 12 недель поставить его перед фактом. У мужской части населения в России отсутствует репродуктивная свобода, иными словами, возможность мужчин иметь или не иметь детей иногда зависит только от женщины.

По мнению автора, одним из наиболее серьёзных проявлений дискриминации в

отношении мужчин прослеживается в пенсионном законодательстве. В соответствии с ФЗ № 350 в России в течение 10 будет повышаться пенсионный возраст. К 2028 году он будет составлять 60 лет для женщин и 65 лет для мужчин. Повышение пенсионного возраста обусловлено современной демографической ситуацией, а конкретно, снижением доли работающих людей и повышением доли пенсионеров. Однако, повышение пенсионного возраста до 65 лет грозит тем, что достаточно большой процент мужчин до пенсий попросту не доживёт. По прогнозам РБК до пенсии могут не дожить около 20% мужчин [12] (против 6,5% «недожития» среди женщин). В реальности этот процент может оказаться гораздо больше. В данном случае, дискриминация заключается в том, что несмотря на почти 10-летнюю разницу в средней продолжительности жизни мужчин и женщин, с перевесом в сторону последних, законодатель считает уместным повышение и без того высокого пенсионного возраста до критической для мужчин отметки.

Перейдём к проявлениям дискриминации в уголовном и уголовно-исполнительном праве. Несмотря на закрепление принципа равноправия статьёй 4 УК РФ («Лица, совершившие преступления, равны перед законом и подлежат уголовной ответственности независимо от пола...»), и уголовный, и уголовно-исполнительный кодексы РФ содержат нормы, ущемляющие права мужчин.

Рассмотрим статью 106 УК РФ («Убийство матерью новорождённого ребенка») как наиболее показательную. За это поистине чудовищное преступление женщине грозит ограничение свободы на срок от 2 до 4 лет, либо принудительные работы на срок до 5 лет, либо лишение свободы на тот же срок.

В соответствии со статьёй 15 УК РФ для женщины это деяние будет признано преступлением средней тяжести, и отбывать наказание она будет в колонии общего режима или колонии-поселения (ч. 3 и ч. 4 ст. 74 УИК РФ). Такая санкция, по мнению некоторых юристов, обусловлена тем, что «после родов, женщина не всегда

в состоянии воспринимать ребенка как самостоятельное существо, она продолжает видеть в нём свой плод, считать его источником боли и страданий» [15]. По мнению автора, данное обстоятельство не является исчерпывающим для назначения такого мягкого наказания.

В случае если подобное деяние совершит мужчина, к нему будет применяться санкция п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ («Убийство малолетнего или иного лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии»), а именно: лишение свободы на срок от 8 до 20 лет с ограничением свободы на срок от одного года до двух лет, либо пожизненным лишением свободы, либо смертной казнью. Разница колоссальна.

Согласно ст. 74 УИК РФ для осуждённых женского пола, независимо от совершенного преступления, в т.ч. за тяжкие и особо тяжкие преступления, предусмотрено отбывание наказания только в колониях общего режима. Кроме этого, согласно ст. 57 УК РФ осужденные женского пола не могут быть приговорены к пожизненному лишению свободы, а по ст. 59 УК РФ - к смертной казни. Это означает, что за равнозначные составы мужчина может быть приговорен к высшей мере наказания, а женщина - к лишению свободы с отбыванием в колонии общего режима, что является прямым нарушением упомянутой ст. 4 УК РФ.

Дискриминирующей в уголовном праве является и практика отказа от назначения наказания в виде обязательных и исправительных работ для женщин, имеющих детей в возрасте до 3 лет (ст. 49 УК РФ, ст. 50 УК РФ). Для мужчин, имеющих детей в возрасте до 3 лет (в том числе, для отцов-одиночек) подобное смягчение не предусмотрено. В целом при назначении наказаний, положение мужчины в семье не имеет большого значения. Отдельные нормы фактически выделяют матерей как «приоритетных» родителей.

Статьёй 89 УИК РФ устанавливаются дополнительные длительные свидания в выходные и праздничные дни осужденным женщинам, имеющим детей не старше 14 лет. По ст. 97 УИК РФ мужчине дополни-

тельные длительные свидания могут предоставляться только в том случае, если он является единственным родителем. Как и в праве социального обеспечения мужчины могут осуществлять своим законные права по воспитанию ребенка только при наличии определенных условий, что и является проявлением дискриминации.

Как отмечалось ранее, судебная практика также изобилует нарушениями принципа равноправия. Одним из самых громких дел о дискриминации мужчин в России за последнее время стало дело Константина Маркина против России, дошедшее до Европейского Суда по правам человека.

В 2005 году военнослужащий и одинокий отец троих детей Константин Маркин получил отказ в предоставлении отпуска по уходу за ребенком до 3-х лет. Основанием отказа послужило то, что мужчинам отпуск подобного рода не предоставляется (что является нарушением п. 7 ст. 32 Положения «О порядке прохождения военной службы»). В течение года выносились решения не в пользу Маркина и в итоге гарнизонный военный суд во второй инстанции отказал ему в удовлетворении заявления о представлении отпуска по уходу за ребенком. Вывод суда был обоснован положениями п. 13 ст. 11 ФЗ «О статусе военнослужащих», согласно котором отпуск по уходу за ребенком предоставляется только военнослужащим женского пола. Конституционный Суд Российской Федерации вынес отказ в приеме дела и недопустимости жалобы о проверки конституционности нормы.

21 мая 2006 года Константин Маркин подал жалобу по факту дискриминации в Европейский суд по правам человека. Судом был подтверждён факт дискриминации, однако, по мнению Конституционного суда, РФ вопрос о конституционности нормы, на основании которой Маркину было отказано в предоставлении отпуска вправе проверять только сам Конституционный суд, но не ЕСПЧ. Несмотря на то, что вследствие долгих судебных тяжб Маркину всё же был предоставлен отпуск, дискриминирующая норма так и не была признана противоречащей Конституции РФ.

Дело Маркина стало прецедентом для обращения в ЕСПЧ мужчин, столкнувшихся со схожими проблемами. Норма, ставшая причиной достаточно громкого скандала, противоречит не только Конституции, но и Конвенции «О равном обращении и равных возможностях для трудящихся мужчин и женщин: трудящихся с семейными обязанностями», ратифицированной Российской Федерацией. Однако, несмотря на эти противоречия, она продолжает действовать. Позиция Конституционного Суда объясняется «биологической связью между матерью и ребенком, а также невозможностью массового ухода в отпуск мужчин-военнослужащих в связи с угрозой национальной безопасности» [16]. По мнению автора, такая позиция Конституционного Суда является ярким примером дискриминации по половому признаку.

На основании приведенных фактов, можно сделать вывод, что российское законодательство содержит немалое количество норм, противоречащих началам равенства и равноправия людей, и содержащих положения, дискриминирующие лиц мужского пола.

Превалирующая часть норм принижает роль мужчин в семье и воспитании и, фактически, признает мать «основным» роди-

телем, а отца - неким «приложением», без которого семья вполне может обойтись. Это особенно заметно на примере дела К. Маркина, после которого Конституционный Суд РФ своим толкованием отнял законное право военнослужащих-отцов на отпуск по уходу за ребёнком. Вдобавок, отрицается наличие проблемы одиноких отцов (отсутствие законодательного закрепления термина, отсутствие статистики и трудности в получении государственной поддержки). Проблема дискриминации мужчин в обществе либо избегается, либо обсуждается крайне поверхностно, без видимых попыток борьбы. Это негативно сказывается на развитии и сохранении института семьи и брака в России и в будущем может обернуться настоящей катастрофой. Число разводов будет увеличиваться, как и число родителей-одиночек. Это может привести к увеличению нагрузки на государственный бюджет (материальная поддержка родителей-одиночек) и другим проблемам государственного масштаба.

С проявлениями дискриминации в законодательных актах необходимо бороться путём изменения или отмены несоответствующих норм. Только в случае пересмотра этих норм можно будет говорить о возможности ликвидации дискриминации в современном обществе.

Библиографический список

1. Филатова А.О. Борьба женщин за политические права в современном мире. - Калуга, 2011. - С. 1

2. Всеобщая декларация прав человека от 10.12.1948 (принята Генеральной Ассамблеей ООН) // СПС Консультант Плюс

3. Международный пакт о гражданских и политических правах от 16.12.1966 (принят Резолюцией 2200 (XXI) на 1496-ом пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН) // СПС Консультант Плюс

4. Конвенция Содружества Независимых Государств о правах и свободах человека от 26.05.1995 // СПС Консультант Плюс

5. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993 с изменениями, одобренными в ходе общероссийского голосования 01.07.2020) // СПС Консультант Плюс

6. Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 № 223-Ф3 (ред. от 06.02.2020 г.) // СПС Консультант плюс

7. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 5.11.199 № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» (ред. 06.02.2007) // СПС Гарант

8. Коэффициенты рождаемости, смертности, естественного прироста, браков, разводов за январь-июнь 2020 года // Федеральная служба государственной статистики. - [Элек-

тронный ресурс]. - Режим доступа: https://gks.ru/storage/mediabank/Ffou9A9A/t1_3-06.xlsx (Дата посещения 25.12.2021)

9. Федеральный закон «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей» от 29.12.2006 № 256-ФЗ (последняя редакция)

10. Федеральный Закон «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» от 21.11.2011 № 323-ф3 (последняя редакция) // СПС Консультант Плюс

11. Федеральный Закон «О внесении в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам назначения и выплаты пенсий» от 03.10.2018 № 350-Ф3

12. Фейнберг А., Старостина Ю. Неравные шансы: как эксперты оценили вероятность дожить до пенсии // РБК. - 27 июня 2018. - [Электронный ресурс]. - Режим доступа: https://www.rbc.ru/economics/27/06/2018/5b30dd609a7947d89ccaa56e (Дата посещения: 14.01.2021)

13. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. 30.12.2020) // СПС Консультант Плюс

14. Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации от 8.01.1997 № 1-ФЗ (ред. от 23.11.2020, с изм. от 28.12.2020) // СПС Консультант Плюс

15. Геворгян М.А. Некоторые вопросы дискриминации мужчин в теории и практике уголовного права РФ / М.А. Геворгян, Т.А. Дураев // Образование и наука в современных условиях. - 2016. - №2-2 (7). - С. 225-226.

16. Замулина Е.Е. Вопрос о разграничении правовой дифференциации и гендерной дискриминации в Российском семейном законодательстве / Е.Е. Замулина, С.С. Чекулаев // Синергия наук. - 2018. - №19. - С. 1281-1288.

INTANCE OF DISCRIMINATION ADAINST MEN IN RUSSIAN LEGISLATION

A.D. Leonova, Student Supervisor: S.S. Chekulaev, Senior Lecturer Far Eastern Federal University (Russia, Vladivostok)

Abstract. The article is devoted to the analysis of various branches of Russian legislation and the identification of legal norms that contain provisions that discriminates men. The article compares the legal status of men and women in family, criminal, penal, social security law and certain spheres of society. It also analysis the judicial practice on making decisions on the basis of discriminatory norms, as well as the position the Higher courts regarding these norms.

Keywords: equality, gender discrimination, fatherhood, gender equality, instance of discrimination.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.