Научная статья на тему 'Пространственный мир повести «Живи и помни» В. Г. Распутина'

Пространственный мир повести «Живи и помни» В. Г. Распутина Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

CC BY
172
26
Поделиться
Ключевые слова
ХРОНОТОП / ТОПОС / КАРТИНА МИРА / МЕТАФОРИЧЕСКИЙ РЯД / CHRONOTOPE / TOPOS / WORLD VIEW / A METAPHORICAL VARIETY

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Подшивалова Н.И.

В статье рассмотрена пространственная организация повести «Живи и помни» В.Г. Распутина, выявлены пространственные доминанты, являющиеся важным компонентом картины мира писателя, представлены лексические комментарии языковых элементов с пространственными значениями.

THE SPATIAL ORGANISATION OF NOVEL «LIVE AND REMEMBER» V.G. RASPUTIN

In the article t considered he spatial organisation of the novel «Live and remember» V. Rasputin, revealed spatially dominant, which is an important component of the world view of the writer, presented lexical comments language elements with spatial values.

Текст научной работы на тему «Пространственный мир повести «Живи и помни» В. Г. Распутина»

УДК 8Г42

Н.И. Подшивалова

канд. филол. наук, преподаватель, кафедра русского языка, ФГБОУ ВПО «Воронежский государственный университет»,

г. Воронеж

ПРОСТРАНСТВЕННЫЙ МИР ПОВЕСТИ «ЖИВИ И ПОМНИ» В.Г. РАСПУТИНА

Аннотация. В статье рассмотрена пространственная организация повести «Живи и помни» В.Г. Распутина, выявлены пространственные доминанты, являющиеся важным компонентом картины мира писателя, представлены лексические комментарии языковых элементов с пространственными значениями.

Ключевые слова: хронотоп, топос, картина мира, метафорический ряд.

N.I. Podshivalova, Voronezh State University, Voronezh

THE SPATIAL ORGANISATION OF NOVEL «LIVE AND REMEMBER» V.G. RASPUTIN

Abstract. In the article t considered he spatial organisation of the novel «Live and remember» V. Rasputin, revealed spatially dominant, which is an important component of the world view of the writer, presented lexical comments language elements with spatial values.

Keywords: chronotope, topos, world view, a metaphorical variety.

Являясь отражением системы нравственных ценностей писателя, пространственный мир оказывается важнейшим компонентом картины мира писателя. Пространство разворачивается во времени и определяется им. Ученый-лингвист М.М. Бахтин, рассматривая пространственно-временной континиум как содержательно-формальную категорию, использует термин «хронотоп». Согласно мнению ученого, в художественном тексте и время, и пространство трансформируются: «время сгущается, уплотняется, становится художественно зримым; пространство же интенсифицируется, втягивается в движение времени, сюжета, истории» [1, с. 125].

Цель данной статьи состоит в том, чтобы выявить пространственные ориентиры и проанализировать специфику пространственной организации повести «Живи и помни» Валентина Григорьевича Распутина [2].

Выдающийся русский писатель, представитель «деревенской прозы», В.Г. Распутин в повести «Живи и помни» моделирует удивительную картину мира, насыщенную глубокими серьезными смыслами, выявляемыми прежде всего через анализ пространственных образов и представлений.

«Живи и помни» - повесть о судьбе дезертира, вынужденного скрываться в родной деревне, о самопожертвовании его жены Настены и в целом - о судьбе народа, оказавшегося в трагических событиях войны. Центральным пространственным образом повести становится образ родного дома, избы и шире - родной деревни. Лингвист И.Б. Роднянская рассматривает «дом» как традиционную пространственную категорию, которая становится «точкой приложения осмысляющих сил в литературно-художественных моделях мира» [3, с. 236]. Дом - это мир и покой, в который уже не вернется Гуськов. В.Г. Распутин с трепетом описывает избу, которую герой теперь видит издалека: «хроменькая», «изба была крепкой, не знающей веку», «добротные, как пристрой, бревенчатые просторные сени».

Пространству избы противопоставлено чуждое тесное неопрятное пространство бани, зимовейки, - тех мест, где прячется герой. Зимовейка оказывается топосом, в котором герой размышляет о своей судьбе, встречается с Настеной, боится, ждет, надеется, отчаивается. Зимовейка - «дальний, заброшенный угол», «мертвый угол», «без жилого духа, ... с как попало набросанными на землю плахами вместо пола, с прогнувшейся в потолке доской, с черными, в засохших тенетах, неровно стесанными стенами...». Находясь именно в зимовейке, Насте-

на воспринимает случившееся с ней «проваленной, бездонной ямой». Художественное пространство приобретает символическое значение. Неуютность замкнутого пространства зимо-вейки все чаще заставляет героя выбираться на простор: он бродит по лесу, иногда забываясь и теряясь во времени, он выходит на поляны, опасаясь быть замеченным кем-то, но жадно вдыхая чистый воздух свободы.

Мир природы, по В.Г. Распутину, - обширный, великий, необъятный, он словно поглощает человека, приводя его к неожиданным откровениям. При описании природного мира писатель часто использует лексемы с семантикой всеохватности действия: «Она [тайга] еще не очнулась, стояла отягощенная смутной думой, но уже расправляла вверх ветки сосна...»; «К тому же потеплело, весна разогналась вовсю...»; «Он не заметил, как взошло солнце ... и все вокруг сразу пришло в движение - пока слабое, осторожное, но разгонистое». Лексемы «расправляла», «разогналась», «раскрытые», «разгонистые», смыслоформирующим элементом которых является приставка -рас (-раз), реализуют значение «распространенение действия в разные стороны».

Стоит отметить, что, характеризуя природу, особенно в тех эпизодах повествования, когда ее воспринимает Андрей Гуськов, В.Г. Распутин неоднократно употребляет лексемы, обозначающие разворачивающееся, расширяющееся пространство. Вполне оправданным с этой точки зрения оказывается и использование гиперболы в контексте: «Он вышел на воздух и зажмурился - так неожиданно ярко и резко ударил в глаза свет. Казалось, все солнце, стоящее как раз над горой, скатывалось с горы сюда». Примечательно, что природное пространство характеризуется не только широтой и простором, но и светом, распространяющимся на все открытые пространственные реалии.

Для обозначения пространственного мира природы писатель прибегает к лексемам «свободный», «широкий», «открытый» и их дериватам: «По бокам открытых колодин уже сочилось мокрецо...»; «...небо стояло открытое, чистое.»; «Берег напротив острова был широкий, открытый и успел подсохнуть.»; «Все вокруг, пригревшись, дышало свободно и жадно»; «Река здесь поворачивала вправо, и берег, намываясь год от года, лег широко и просторно». Эта открытость, устремленность вперед поддерживается употреблением повторяющихся номинаций с пространственным значением, причем наиболее частотными оказываются наречия «вперед» («...вперед, вперед, на простор и волю, в ту даль, где не надо бояться и прятаться...»); «далеко» («Далеко-далеко изнутри шло мерцание, как из жуткой красивой сказки, - в нем струилось и трепетало небо»); прилагательное «длинный»; глаголы «плыть», «бежать».

Примечательно, что одним из ключевых образов, характеризующих неумолимо расширяющееся, уносящееся вдаль пространство, является образ реки Ангары. Выстраивая образ реки с помощью метафорических рядов, В.Г. Распутин воспринимает ее как живую, движущую силу, олицетворяющую быстрый ход времени, скоротечность жизни. Движение реки стремительно, быстро, что подчеркивается глаголами активного физического действия: «течет», «скользят», «плыли». Автор прибегает к традиционной пространственной метафоре - река. Лингвист Н.К. Рябцева, в частности, отмечает, что такого плана пространственные метафоры -постоянный компонент картины мира писателя: «. жизнь человека издавна сравнивалась с рекой или морем, с плаванием по «реке жизни» или «житейскому морю» [4, с. 80]. И действительно, в представленном выше контексте, постепенно перемещаясь, пространство расширяется от «матушки-деревни» до масштабов целой страны, огромного мира и всей жизни. Ангара также безучастно поглощает Настену в свое нутро. Описывая сцену утопления, В.Г. Распутин использует эмоционально-оценочные глаголы «смять», «закрыть», «рвануться» («Но рванулась Ангара сильней и смяла, закрыла их - и не осталось на том месте даже выбоинки, о которую бы спотыкалось течение.»), символически предполагая закономерное поглощение течением жизни всех и вся.

Таким образом, в повести «Живи и помни» В.Г. Распутина нами выявлены два пространственных плана: тесный, неуютный, «укромный», замкнутый пространственный мир Андрея Гуськова и широкий, просторный, свободный, «оглядный» природный мир. Пространственные смыслы дома, реки становятся ключевыми для осознания человеком себя в мире, понимания мироздания.

Список литературы:

1. Бахтин М.М. Формы времени и хронотопа в романе // Очерки по исторической поэтике. - М.: Художественная литература, 1975. - 420 с.

2. Распутин В.Г. Живи и помни. - М.: Эксмо, 2015. - 640 с.

3. Роднянская И.Б. Художественное время и пространство // Литературный энциклопедический словарь. - М.: Советская энциклопедия, 1987. - С. 234-269.

4. Рябцева Н.К. Аксиологические модели времени // Логический анализ языка: язык и время. - М., 1997. - С. 78-95.