Научная статья на тему 'Пространственный анализ неоднородности социально-экономического развития муниципальных образованийна территории региона'

Пространственный анализ неоднородности социально-экономического развития муниципальных образованийна территории региона Текст научной статьи по специальности «Экономика и экономические науки»

CC BY
270
25
Поделиться
Ключевые слова
РЕГИОН / МУНИЦИПАЛЬНЫЙ РАЙОН / ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПРОСТРАНСТВО / ФАКТОРЫ ПРОИЗВОДСТВА / ИНДИКАТОРЫ РАЗВИТИЯ / ПРОСТРАНСТВЕННЫЙ АНАЛИЗ / КАРТОГРАММА / ГЕОИНФОРМАЦИОННАЯ СИСТЕМА

Аннотация научной статьи по экономике и экономическим наукам, автор научной работы — Плякин А. В., Орехова Е. А.

Совершенствование системы индикаторов и показателей, позволяющих объективно оценить уровень пространственной неоднородности социально-экономического развития муниципальных районов на территории субъекта Российской Федерации составляет предмет обсуждения в настоящей статье. Предлагается использовать созданные в геоинформационной системе (ГИС) простые и сложные ранговые картограммы как средство оценки состояния пространственной социально-экономической и природно-ресурсной асимметрии в регионе. Реализация геоинформационного подхода к оценке неоднородности внутрирегионального развития обеспечит создание эффективной системы диагностики и прогнозирования конкурентоспособности, устойчивости и безопасности развития муниципальных образований на территории региона.

Похожие темы научных работ по экономике и экономическим наукам , автор научной работы — Плякин А. В., Орехова Е. А.,

Spatial Analysis of Socio-Economic Development of Municipalities in the Region

Improving the system of indicators for an objective assessment of spatial heterogeneity of socioeconomic development of municipalities is the subject of discussion in this article. It is proposed to use the geoinformational system (GIS) and simple and complex ranking cartograms (thematic maps) as a means assessment of spatial socio-economic and natural resource asymmetry in the region. The implementation of geoinformational approach to the evaluation of intra-regional heterogeneity provide an effective system of diagnosis and prediction of competitiveness, sustainability and security of municipal development in the region.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Пространственный анализ неоднородности социально-экономического развития муниципальных образованийна территории региона»

УПРАВЛЕНИЕ

УДК 330.34.01

ПРОСТРАНСТВЕННЫЙ АНАЛИЗ НЕОДНОРОДНОСТИ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ МУНИЦИПАЛЬНЫХ ОБРАЗОВАНИЙ НА ТЕРРИТОРИИ РЕГИОНА

А. В. Плякин, Е. А. Орехова*

Волжский гуманитарный институт (филиал) Волгоградского государственного университета E-mail: alexander.plyakin@gmail.com

*Саратовский государственный университет E-mail: eorekhova@mail.ru

Совершенствование системы индикаторов и показателей, позволяющих объективно оценить уровень пространственной неоднородности социально-экономического развития муниципальных районов на территории субъекта Российской Федерации составляет предмет обсуждения в настоящей статье. Предлагается использовать созданные в геоинформационной системе (ГИС) простые и сложные ранговые картограммы как средство оценки состояния пространственной социально-экономической и природно-ресурсной асимметрии в регионе. Реализация геоинформационного подхода к оценке неоднородности внутрирегионального развития обеспечит создание эффективной системы диагностики и прогнозирования конкурентоспособности, устойчивости и безопасности развития муниципальных образований на территории региона.

Ключевые слова: регион, муниципальный район, экономическое пространство, факторы производства, индикаторы развития, пространственный анализ, картограмма, геоинформационная система.

Spatial Analysis of Socio-Economic Development of Municipalities in the Region

A. V. Plyakin, E. A. Orekhova

Improving the system of indicators for an objective assessment of spatial heterogeneity of socioeconomic development of municipalities is the subject of discussion in this article. It is proposed to use the geoinformational system (GIS) and simple and complex ranking cartograms (thematic maps) as a means assessment of spatial socio-economic and natural resource asymmetry in the region. The implementation of geoinformational approach to the evaluation of intra-regional heterogeneity provide an effective system of diagnosis and prediction of competitiveness, sustainability and security of municipal development in the region.

Key words: region, municipal district, economic development, development factors, development indicators, spatial analysis, thematic electronic map, Geographic Information System.

Важнейшая задача региональной экономики заключается в поиске путей и средств выравнивания диспропорций в социально-экономическом развитии муниципальных образований на территории региона. Наиболее актуальными и значимыми проблемами в этой сфере являются: недостаточный уровень научного обоснования системы индикаторов и интегральных показателей, позволяющих объективно оценить уровень неоднородности экономического пространства региона; неопределённость оценки количественных значений индикаторов, определяющих порог саморегуляции и сохранения региональной хозяйственной системы; недостаточно высокий уровень применения современных информационных технологий в процессе создания и функционирования систем оперативной оценки пространственной

© ПлякиннА. В., Орехова Е. А., 2011

неоднородности социально-экономического развития региона. Первоочередными задачами исследований в этом направлении выступают: совершенствование методов измерения асимметрии социально-экономического развития региона, создание системы мониторинга внутрирегиональных диспропорций, генерирование прогнозных оценок снижения внутрирегиональных различий.

В основе формирования критериев регионального социально-экономического развития и выявления на их основе возникающих отклонений в системе координат конкурентоспособности, устойчивости развития и экономической безопасности должен лежать факторный подход к оценке состояния экономического пространства региона. Факторный подход основан на представлении о шести базовых факторах производства - человеческом (A) и институциональном (Ins), природно-ресурсном (М), информационном (Inf), технико-технологическом (T) и организационном (O), - определяющих шестимерное состояние экономического потенциала, экономической активности и качества жизни населения в регионе1. Таким образом, оценка состояния регионального экономического пространства связана с исследо-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ванием полей трансформационных (человеческого, технико-технологического, природно-ресурс-ного) и трансакционных (институционального, организационного и информационного) факторов производства.

Использование теоретических представлений о структуре экономического пространства вкупе с возможностями пространственного анализа статистических данных в геоинформационной системе (ARCGIS) позволяет получить принципиально новые и практически значимые результаты, соответствующие мировому уровню применения технологий пространственного анализа в региональном управлении. Например, метод сравнительного анализа статистических данных на основе простых и сложных ранговых картограмм в ГИС обеспечивает высокую эффективность исследования пространственно-временной динамики экономической активности в регионе за ряд лет2.

Для построения ранговых картограмм, характеризующих состояние производственных факторов на территории региона, необходимы статистические данные за ряд последних лет по наиболее репрезентативным показателям (рисунок).

Пример районирования в ГИС территории Волгоградской области по состоянию человеческого фактора производства (ранговая картограмма)

Следует заметить, что выбор репрезентативных показателей определяется качеством существующей модели действующих факторов производства и той методологией, которая изначально определяет качественное состояние этих показателей. В связи с этим информативность сложных картограмм, характеризующих один и тот же фактор производства, может существенно

различаться. Количество исходных показателей, характеризующих состояние любого производственного фактора, может быть сколь угодно большим. Однако в процессе их выбора следует помнить, что общее количество не должно быть более 7-8 показателей.

Каждый муниципальный район на картограмме имеет окраску, соответствующую классу, в

диапазон допустимых значений которого попадает значение показателя для данного района. Определённый заранее набор показателей характеризует состояние того или иного фактора производства лишь отчасти. Но даже в таком своём сочетании в результате суперпозиции картограмм он позволяет объективно выделить территории с высокой плотностью факторов производства. Результаты суперпозиции простых картограмм могут вызвать определённые сомнения и затруднение их интерпретации в связи с неминуемой потерей точности. «Это связано с тем, что, отражая одно и то же явление, исходные характеристики представляют собой, по сути, разные способы его измерения. При их наложении происходит своего рода взаимная верификация и сглаживание, фильтрующее случайные факторы и подчёркивающее ключевые. При этом чем большее число независимых факторов применяется для построения интегральной оценки, тем больше ей можно доверять»3.

В результате построения картограмм за ряд лет возможны оценка динамики состояния каждого из шести факторов производства и определение ранее скрытых закономерностей их формирования, имеющих стратегическое значение в процессе определения перспектив устойчивого развития региона.

Анализ текущего состояния экономического пространства региона следует начать с оценки состояния человеческого фактора производства, поскольку «развитие человеческого капитала как исходного и решающего фактора, ресурса и условия прогресса <.. .> представляется интегральной задачей стратегического управления»4. Для объективной оценки состояния человеческого фактора производства важно подобрать те статистические показатели, которые в наибольшей степени учитывают существующие тенденции его изменения. В связи с этим нами был определен ряд показателей: численность населения (тыс. чел.).; численность трудоспособного населения (в % к общей численности населения); состояние жилого фонда (тыс. кв. м. площади квартир); число рождений на одну тысячу человек населения. Использование этих показателей позволяет получить в ГИС картограмму, на которой наибольшим значениям рангов соответствуют густонаселённые районы, характеризующиеся относительно высокой рождаемостью, наибольшим количеством трудовых ресурсов, а также сравнительно высокой обеспеченностью фондом жилья. Представленная на картограмме мозаичность пространственного распределения человеческого фактора производства является причиной дифференциации муниципальных районов по уровню их социально-экономического развития, появления развивающихся и депрессивных районов, обусловливающих «рваный» характер экономического пространства региона.

Оценка текущего состояния институционального фактора производства является вторым шагом в процессе исследования особенностей экономического пространства региона. Оптималь-

ными индикаторами институционального состояния территории могут быть активность процесса законотворчества, количество принимаемых и исполняемых решений о социально-экономическом развитии территории, корреспондируемость регионального законодательства с законодательством федеральным. Однако нередко в связи с отсутствием достоверных статистических данных приходится искать показатели, лишь косвенно свидетельствующие об особенностях институционального климата в регионе. По нашему мнению, состояние институционального фактора производства может быть достоверно оценено на основе показателей социально-экономического неблагополучия населения, теневых и криминальных тенденций. Понятно, что рост численных значений этих показателей будет свидетельствовать о нарушении существующих нормативов, постановлений и законов, регулирующих социальную, хозяйственную и экономическую активность в регионе. К числу такого рода показателей могут быть отнесены, например, показатели ухудшения условий труда и производственного травматизма, свидетельствующие либо об отсутствии, либо о нарушении основ законодательства об охране труда. Статистика протестных акций является дополнительным индикатором трудовых конфликтов вследствие нарушения трудового законодательства. Состояние преступности в регионе является не менее объективным индикатором состояния институциональной среды. В определённой степени даже количество дорожно-транспортных происшествий позволяет получить объективную картину правового благополучия в регионе.

Определение состояния институционального фактора производства может быть выполнено на основе следующих статистических показателей: количество совершённых преступлений (случаи), количество безработных (тыс. чел), количество безработной молодёжи в возрасте от 16 до 29 лет (тыс. чел.), количество дорожно-транспортных происшествий (случаи). Высоким значениям рангов на картограмме соответствуют районы, характеризующиеся наибольшим уровнем безработицы трудоспособного населения, и молодёжи в частности, высоким уровнем преступности и дорожно-транспортных происшествий. В связи с этим реализация потенциала социально-экономического развития таких муниципальных образований за счёт привлечения инвестиций в производство или, например, в развитие рекреационного туризма может стать весьма проблематичным. Подобное состояние институционального фактора, наряду с фактором человеческим, определяет лоскутность регионального экономического пространства. В процессе накопления картограмм за ряд лет возможны оценка динамики состояния человеческого (трудового) и институционального факторов производства, определение ранее скрытых закономерностей их развития, имеющих важное стратегическое значение с точки зрения оценки

перспектив социально-экономического развития муниципальных районов на территории региона.

Анализ природно-ресурсного фактора производства следует начать с рассмотрения природно-экологического каркаса в регионе. Именно он в значительной степени определяет особенности регионального экономического пространства. Так, формирование системы расселения населения, развитие транспортной инфраструктуры и коммуникационных связей во многом зависят от пространственного распределения природных водных объектов как источников водоснабжения, от расположения источников минерального сырья и природных ресурсов, имеющих хозяйственное и рекреационное значение. Поэтому структуру и особенности природно-экологического каркаса региона следует учитывать в процессе создания ранговых картограмм в первую очередь.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Для создания в ГИС природно-ресурсной ранговой картограммы можно использовать следующие показатели: количество месторождений полезных ископаемых (единицы), ресурсы подземных вод (тыс. м. куб./сут.), площадь лесов (га), площадь сельскохозяйственных угодий (га), разнообразие объектов животного мира (количество особей) на территории региона. Каждый показатель представляется в виде картограммы, на которой показано соответствие между рангом и диапазоном изменения рассматриваемого показателя. Последующая суперпозиция ранговых картограмм позволяет получить сложную ранговую картограмму, характеризующую состояние природно-ресурсного фактора производства в регионе. Как правило, муниципальные районы, в наибольшей степени территориально сопряженные с природно-экологическим каркасом региона, характеризуются и наибольшим уровнем сохранности своего природно-ресурсного потенциала, что является немаловажным в оценке перспектив их социально-экономического развития.

Состояние информационного фактора характеризуется показателями уровня информационной активности предприятий; насыщенности информационного пространства региона тематическими сайтами; объёма услуг сотовой связи; количества используемого лицензионного программного обеспечения; интенсивности информационного обмена, оснащённости организаций персональными компьютерами, имеющими доступ в Интернет, и др. Для оценки состояния информационного фактора производства можно использовать такие показатели, как количество телефонов (тыс. шт.), книг и журналов в расчёте на одного жителя, библиотечных работников (чел.), библиотек (ед.), организаций связи (ед.). Каждый из указанных показателей адекватен задаче оценки информационного фактора производства в регионе, поскольку на их основе допустимо косвенным путем установить доступность Интернета, уровень информационного обслуживания населения, степень развития информационной инфраструктуры в каждом муниципальном районе.

Особенность описанной выше совокупности четырёх факторных пространств состоит в том, что в результате их взаимодействия происходит формирование двух факторов производства -технико-технологического и организационного, - определяющих результирующее состояние регионального экономического пространства.

Технико-технологический фактор является важнейшим средством формирования и пространственного развития экономики любого региона, поскольку создание промышленных зон, имеющих современное технологическое оборудование, развитую транспортную и телекоммуникационную инфраструктуру, обеспечивает комплексное хозяйственное развитие муниципальных районов, открывает перспективы привлечения инвестиций и развития новых сфер производства. Этот фактор производства характеризуют показатели территориальной технико-технологической инфраструктуры: плотность автомобильных дорог с твёрдым покрытием, площадь промышленных предприятий, протяжённость железных дорог, длина трубопроводов, плотность ирригационных (мелиоративных) сооружений, площадь полигонов для захоронения или хранения отходов производства, стоимостная оценка и уровень износа основных фондов, затраты на технологические инновации и т. д. Эти показатели прямо или косвенно характеризуют состояние хозяйственного каркаса территории региона, важнейшим элементом которого является дорожная сеть.

Хозяйственный каркас региона имеет линейно-узловую структуру в виде производственных центров (предприятий, групп предприятий, ПТК и ТПК, индустриальных баз), объединённых сетью производственной и транспортной инфраструктуры. В связи с этим любая статистическая информация, характеризующая состояние технико-технологической линейно-узловой структуры, должна быть включена в анализ состояния данного фактора производства. Однако очевидный дефицит такого рода официально доступных сведений не позволяет в полной мере выполнить оценку технико-технологического фактора на территории региона. В связи с этим нами могут быть рекомендованы следующие показатели: основные средства предприятий по остаточной стоимости (млн руб.) и протяжённость автодорог с твёрдым покрытием (км), по которым имеется соответствующая официальная статистика.

Можно утверждать, что пространственное состояние технико-технологического фактора производства является производной состояния человеческого и природно-ресурсного факторов. В свою очередь, технико-технологический фактор производства непосредственно определяет состояние человеческого фактора. Указанная цепочка взаимосвязей имеет немаловажное значение в оценке перспектив развития экономического пространства региона, поскольку именно технико-технологический фактор в значительной мере

определяет специфику его структуры. Управление социально-экономическим развитием региона и муниципальных образований на его территории есть процесс управления развитием человеческого фактора, направляющего любое факторное взаимодействие в процессе общественного воспроизводства. Однако не только технико-технологический фактор производства детерминирует результирующее состояние экономического пространства региона.

Организационный фактор производства является тем важнейшим звеном в структуре общественного воспроизводства, трансакционная природа которого интегрирует в единый региональный природно-хозяйственный организм всю систему технологически увязанных между собой пространственно распределённых муниципальных хозяйственных систем. Состояние организационного фактора характеризуется показателями интенсивности материальных, энергетических и информационных потоков, объединяющих в единое целое дискретное региональное хозяйственное пространства. К числу этих показателей следует отнести: интенсивность процесса урбанизации (рост городов); объём промышленного производства; активность внутри- и межрегиональных экономических связей в виде товарообмена, грузооборота, пассажирооборота, торговых и финансовых операций; протяжённость главных межрайонных и межрегиональных транспортных магистралей; количество официально зарегистрированных и ликвидированных организаций и др.

Для оценки состояния организационного фактора производства можно использовать следующие показатели: объём промышленной продукции (млн руб.); инвестиции в основной капитал (млн руб.); количество предприятий малого бизнеса (ед.); количество хозяйствующих субъектов (ед.); грузооборот предприятий автотранспорта на коммерческой основе (т/км). Районирование территории региона на основе ранговых картограмм позволяет определить группы районов, имеющих разный уровень организации процесса материального производства. Муниципальные районы с высоким уровнем организации производства тяготеют к узлам и линиям регионального экономического каркаса, образованного наиболее крупными городами и главными транспортными магистралями, обеспечивающим сравнительно высокую интенсивность экономических связей на их территории. В этих районах производится наибольшее количество промышленной продукции, действует большее количество предприятий крупного, среднего и малого бизнеса, наиболее интенсивны грузовые потоки.

ГИС позволяет построить сложные ранговые картограммы шести факторов производства - человеческого (трудового), природно-ресурсного, технико-технологического, институционального, организационного, информационного, - характеризующие соответствующие факторные про-

странства в регионе. Высоким значениям рангов, указанных на каждой картограмме (за исключением картограммы институционального фактора), соответствуют наиболее благоприятные состояния рассматриваемых факторов с точки зрения их использования в процессе общественного воспроизводства. Сравнительный анализ ранговых картограмм позволяет установить логическую пространственную взаимообусловленность трёх факторов - человеческого, природно-ресурсного и технико-технологического. Так, районы с относительно высоким экологическим благополучием характеризуются низкой плотностью населения и относительно низким уровнем технико-технологического развития промышленного производства. И наоборот, районы с высоким уровнем развития человеческого фактора, как правило, характеризуются высоким развитием технико-технологического фактора и сопряжённым с этим ухудшением качества природной среды.

В заключение отметим, что созданные в ГИС на основе статистических показателей простые и сложные картограммы позволяют визуализировать и оценить состояние пространственной неоднородности региональных факторов производства, определяющих существующие различия в уровне социально-экономического развития муниципальных районов. Полученные при этом количественные оценки состояния пространства действующих факторов производства в виде ранговых показателей являются надёжным средством для объективного сравнительного анализа разноразмерных статистических показателей. Выполненная на их основе классификация муниципальных районов открывает дополнительные возможности в районировании территории региона в соответствии с состоянием факторов производства и задачами регионального развития.

Статья подготовлена при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда и администрации Волгоградской области (грант № 11-12-34015а/В).

Примечания

1 См.: Иншаков О. В. Факторы и функции человеческого бытия: обретение новой меры # WR/2001/01. Волгоград, 2001. 80 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2 См.: Плякин А. В. Геоинформационный подход к исследованию неоднородности социально-экономического развития регионов Юга России // Национальные интересы: приоритеты и безопасность. 2010. № 25. С. 10-17.

3 Шаккум М. Л. Использование иконических моделей для социально-экономических исследований // Экономика и математические методы. Т. 35. 1999. № 2. С. 23.

4 Иншаков О. В. О стратегии развития Южного макрорегиона России (Методологические и методические проблемы формирования) : научный доклад. Волгоград, 2003. С. 23.