Научная статья на тему 'Прономинация эвфемизмов деликатной темы'

Прономинация эвфемизмов деликатной темы Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
950
244
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Прономинация эвфемизмов деликатной темы»

Сеничкина Е.П.

ПРОНОМИНАЦИЯ ЭВФЕМИЗМОВ ДЕЛИКАТНОЙ ТЕМЫ

Ученые заметили, что имена собственные совершают в своем развитии замкнутый круг превращений. От имени нарицательного они движутся к имени собственному, а от имени собственного - к имени нарицательному. Круг этот, однако, не оказывается «порочным», ибо его завершение никогда не смыкается с его началом [6: 6]. При этом имя собственное в начале своего бытования лишено оценок и коннотаций. Но в процессе функционирования обрастает новыми смыслами, приобретает оценочность, коннотативность.

Д.И. Фонвизин в письме к О.П. Козодавлеву отмечал: «Имена: Филя, Федора, конечно, в словарь наш внесены быть должны, но не как имена собственные, а как имена, употребляющиеся в метафорическом смысле» [14: 254]. Л.В.Щерба полагал: «Дело хорошего общего словаря - определить вторые, «нарицательные» значения собственных имен, и надо сказать, что дело это очень деликатное» [15: 279]. Подобным словарем стал этимологический словарь русского языка М. Фасмера, в котором содержится более семидесяти коннотативных онимов и деконотативов [9: 61].

Коннотативные онимы с вторично развившимися созначениями, вероятно, можно отнести к ономастическим универсалиям, присущим словарному составу большинства языков мира [10: 11]. Приобретение собственными именами референтных коннотаций (созначений) нередко в прошлом происходило в народных говорах. В ХХ в. этот процесс активизировался в социальных диалектах, особенно в молодежном арго и криминальном жаргоне [9: 61].

Стилистически значимое использование имени собственного в значении имени нарицательного называют прономинацией (от лат. ртопоштаИо - переименование) или антономасией [3: 227]. Эта фигура речи может быть употреблена как приём эвфемии, ср. куртизанка - поэт. Лаиса, книжн. Магдалина и др. Например: Восторгов исступленье -Минувшее забвенье; Отринь их, разорви Лаис коварных узы (В.А. Жуковский). Лаиса -известная греческая гетера, жившая в 1У до н.э. О прономинации как приёме эвфемизации говорится в [1; 7].

Предметом настоящего исследования являются русские заменяющие наименования (эвфемизмы) двух микрогрупп: 1) косвенно именующие туалет и 2) опосредованно сообщающие о необходимости для говорящего пойти в туалет помочиться/испражниться. В русских эвфемизмах «естественной надобности» прономинация составляет небольшой процент - 3% от общего числа эвфемизмов деликатной темы. Но эвфемизмы, образованные путем прономинации или содержащие прономинацию в составе словосочетания, разнообразны и представляют интерес для исследования.

В сфере городского просторечия (социальных диалектов, молодежного арго) туалет называют Иван Ивановичем. Согласно «Словарю коннотативных собственных имен», Иван Иванович (Иван Иваныч) - это узуальный коннотативный антропоним, являющийся условным обозначением всякого мужчины (как правило, русской национальности). На базе этого значения и возник иронический эвфемизм, означающий туалет, уборную: Где тут у вас Иван Иванович находится? [10: 176-181]. Как свидетельствуют работы Т.Н. Кондратьевой (1983) и Е.С. Отина (2006), такой эвфемизм фиксировался уже в 80-е гг. ХХ в. Пойти к Ивану Ивановичу.

По той же модели образуются синонимичные иронические эвфемизмы: зайти к Потапычу, сходить к Виталику, позвонить Виталику. К сожалению, в словаре Е.С. Отина, содержащем свыше 3000 коннотативных онимов, нет соответствующих словарных статей. Для этих онимов мотивация не определена. Можно только предположить, что имена собственные выбраны для ирронических эвфемизмов с опорой на паронимическую аттракцию, поскольку оба антропонима (Виталик, Потапыч) созвучны слову туалет.

На основе паронимической аттракции образован иронический эвфемизм Курильские острова в значении «школьный туалет, где курят мальчики» [см. 8: 456].

Иронически переосмысливаются в городском просторечии и такие топонимы, как Канада, Париж, напр. сходить в Париж (вм. сходить в туалет). Е.С. Отин относит топоним Париж к узуальному коннотативному топониму со значением «какой-то населенный пункт или какая-то его часть, где имеются признаки культуры, цивилизации, благоустроенности» [10: 291]. Учитывая специфику организации российских туалетов, особенности их запахов и минимальность благоустроенности, Париж в значении «туалет» употребляется антонимически (прием антифразиса).

Анализ русских эвфемизмов деликатной темы показал, что в целом они являются отражением языковых процессов, происходящих в современной русской речи. В частности, как отмечают ученые, русский язык подвергается сейчас мощной экспансии заимствований, особенно англицизмов американского происхождения [7: 8]. В эвфемизмы деликатной темы тоже проникли англицизмы. К числу заимствований относится ироническое обозначение туалета онимом Джон. Согласно словарю Е.С. Отина, Джон -узуальный коннотативный антропоним, со значением «иностранец» [10: 137].

В английском языке распространен разговорный эвфемизм]окп в значении «туалет», который предположительно возник в связи с именем изобретателя смывного бочка англичанина Джона Харрингтона. Современная глобализация отражает быстрое проникновение заимствования даже среди неблизкородственных языков. В словаре Т.Г. Никитиной фиксируются сочетания позвонить Джону, сходить к Джону в значении «сходить в туалет» [8: 154]. В целом ироническое наименование Джон в значении «туалет» является интерлингвальным (т.е. бытующим в разных языках) узуальным коннотативным онимом. Попутно отметим, что в русском языке прономинант Джон является поликоннотемным, поскольку состоит из разных референтных коннотаций: «иностранец», «иностранный клиент путаны», «туалет».

Среди русских эвфемизмов деликатной темы встречаются косвенные наименования туалета с помощью эргонима (имени собственного, обозначающего объединения людей в организации по роду деятельности): Белый дом, дворец съездов. На примере сочетания белый дом интересно проследить движение от нарицательного имени к собственному, потом снова к нарицательному.

Было белый дом - свободное словосочетание, с указанием признака предмета (белый), потом в составе устойчивого сочетания появилось значение «здание резиденции президента США и государственной администрации» [11: 118]. Позже по аналогии возникает разговорное значение «здание правительства России» [Там же]. В настоящее время в разговорной среде о Белом доме говорят и применительно к зданию городской администрации. Так эргоним расширяет референтные связи. Наконец, на основании внешнего вида (туалеты часто выкрашены в белый цвет) и в результате иронического (антонимичного) переосмысления в сфере городского просторечия так называют туалет. Названный эвфемизм также является интерлингвальным (межъязыковым) коннотативным онимом, фиксируется и в разговорном татарском языке.

Следующий коннотативный оним - эргоним дворец съездов является стяжением фразеологизма Кремлевский Дворец съезда. Это советизм, т.е. лексема, отражающая советские реалии, эпоху социализма в Советском Союзе. Как замечают В.М. Мокиенко и Т.Г. Никитина, советские микротопонимы и другие имена-названия в соответствующей речевой обработке полюбились молодежи и продолжают свою сленговую жизнь после их официальной отмены [5: 7]

В «Толковом словаре языка Совдепии» фразеологизм Кремлевский Дворец съезда имеет помету «патетическое». Стяженная форма фразеологизма дворец съездов встречается в сфере городского просторечия в составе словосочетания позвонить во дворец съездов (вм. сходить в туалет). Столкновение патетического с «низким» предметом речи порождает иронию. Советизм подвергается ироническому переосмыслению,

совершая путь: собственное имя 1^- коннотативное собственное имя ^ собственное имя 2 [ср. 10: 18].

В сфере городского просторечия употребляется и другой советизм - коннотативный оним Смольный. Удивительно, но этот языковой символ эпохи почти не получает толкования в современных словарях. Только в «Большом Российском энциклопедическом словаре» дается определение: «Смольный - исторический и архитектурный памятник в Санкт-Петербурге. Классицистическое здание бывшего Смольного института благородных девиц. В 1917 г. в Смольном находился Петроградский совет; 25-27 октября проходил 2-й Всероссийский съезд Советов» [с. 1454]. Несмотря на отсутствие толкования в ряде словарей, Смольный является активным советизмом, его следует считать одним из языковых символов революционной эпохи, ср. устойчивые сочетания разговорной речи: «Не квартира, а Смольный какой-то» (о напряженной работе домашнего телефона, беспрерывных звонках); ироническое «Смольный на проводе», «Смольный слушает» (при ироническом освещении важности ответа).

В эвфемистическом сочетании позвонить в Смольный эргоним Смольный иронически профанируется.

Тот же прием наблюдаем в эвфемистическом сочетании позвонить Ленину. Антропоним Ленин из онима давно приобрел яркие коннотации, является выразительным советизмом, языковым знаком ушедшей эпохи социализма.

Завершая обзор прономинации в области русских эвфемизмов деликатной темы, заметим, что здесь встретился и архаизм: козьмать (вм. испражняться). Фиксируется словарем В.И. Даля. Безусловно, производящей основой стало имя собственное Кузьма, древнерусское Косма, Козма из греческого Коаца. Святой Кузьма считался покровителем брака [13: 403], был распространен в пантеоне русских святых [12], отсюда подкузьмить в значении «обмануть». К сожалению, для эвфемистического антропонимного деривата козьмать (вм. испражняться) мотивация не определена.

Таким образом русские эвфемизмы деликатной темы, образованные при помощи прономинации, представляют интерес не только в лингвистическом, но и в историкокультурологическом аспекте.

Литература

1 . Андреева А.А. Прономинация как источник синонимии в современном русском языке: Автореф. дис. ... канд. филол. наук. Волгоград, 1999.

2. Большой Российский энциклопедический словарь. - М.: Большая Российская энциклопедия, 2003.

3. Квятковский А. Поэтический словарь. - М., 1966.

4. Кондратьева Т.Н. Метаморфозы собственного имени. - Казань, 1983.

5. Мокиенко В.М., Никитина Т.Г. Толковый словарь языка Совдепии. - СПб: Фолио-Пресс, 1998.

6. Мокиенко В.М. Перевоплощенное имя // С.Е. Отин. Словарь коннотативных собственных имен. - М., 2006.

7. Москвин В.П. Выразительные средства современной русской речи. Тропы и фигуры. Терминологический словарь. - Ростов-на-Дону: Феникс, 2007.

8. Никитина Т.Г. Словарь молодежного сленга. - СПб, 2003.

9. Отин Е.С. Коннотативные онимы и их производные в историко-этимологическом словаре русского языка // Вопросы языкознания. 2003. - № 2.

10. Отин Е.С. Словарь коннотативных собственных имен. - М.-Донецк, 2006.

11. Толковый словарь русского языка начала ХХ1 века. Актуальная лексика/ под ред. Г.Н. Скляревской. - М.: Эксмо, 2006.

12. Успенский Б.А. Филологические разыскания в области славянских древностей. -М., 1982.

13. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка / Пер. с нем. И дополн. О.Н. Трубачева: В 4 т. - М.: Прогресс, 1964-1973.

14. Фонвизин Д.И. Собрание сочинений: в 2 т. Т. 1. - М.-Л., 1959.

15. Щерба Л.В. Опыт общей теории лексикографии // Л.В. Щерба. Языковая система и речевая деятельность. - Л., 1974.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.