Научная статья на тему 'Прогнозирование нарушения лактации по уровню гормонов плаценты после экстракорпорального оплодотворения'

Прогнозирование нарушения лактации по уровню гормонов плаценты после экстракорпорального оплодотворения Текст научной статьи по специальности «Клиническая медицина»

CC BY
103
23
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ГОРМОНЫ ПЛАЦЕНТЫ / НАРУШЕНИЯ ЛАКТАЦИЯ / ПЛАЦЕНТАРНАЯ НЕДОСТАТОЧНОСТЬ / ЭКСТРАКОРПОРАЛЬНОЕ ОПЛОДОТВОРЕНИЕ / PLACENTAL HORMONES / LACTATION DISTURBANCES / PLACENTAL INSUFFICIENCY / IN VITRO FERTILIZATION

Аннотация научной статьи по клинической медицине, автор научной работы — Самчук П.М., Розалиева Ю.Ю.

Проведено изучение возможности прогнозирования нарушения лактации по уровню гормонов плаценты у женщин после ЭКО и ПЭ в зависимости от формы бесплодия, при одноплодной, доношенной беременности. Исследования проведены в трех подгруппах с трубноперитонеальным, эндокринным и мужским фактором бесплодия, которые сравнивались с самостоятельно наступившей беременностью. Проведена оценка гормональной функции плаценты, выявлена высокая частоты компенсированной плацентарной недостаточности в группе ЭКО. В подгруппах отмечалось снижение выработки плацентой гормонов (прогестерон, эстриол, плацентарный лактоген), подготавливающих молочные железы к лактации, что отразилось на снижении нормальной лактация на 5 сутки во всех подгруппах. Делается вывод о связи повышенной частоты нарушения лактации (гипогалактии) в первые две недели после родов со снижением гормональной функции плаценты.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по клинической медицине , автор научной работы — Самчук П.М., Розалиева Ю.Ю.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

FORECASTING LACTATION DISTURBANCES BY PLACENTA HOR-MONE LEVEL AFTER IN VITRO FERTILIZATION

A study was made of the possibility of forecasting lactation disturbances by the level of placental hormones in women after in vitro fertilization (IVF) and embryo transfer (ET) depending on the form of infertility in a singleterm, fullterm pregnancy. The studies were carried out in three subgroups with tubalperitoneal, endocrine, and male infertility factors, which were compared with an independent pregnancy. We assessed the hormonal function of the placenta, revealed a high frequency of compensated placental insufficiency in the IVF group. In the subgroups, there was a decrease in the production of placenta hormones (progesterone, estriol, placental lactogen) preparing the mammary glands for lactation, which was reflected in a decrease of normal lactation by 5 days in all subgroups. It is concluded that the increased incidence of lactation (hypogalactia) in the first two weeks after birth is associated with a decrease in the hormonal function of the placenta.

Текст научной работы на тему «Прогнозирование нарушения лактации по уровню гормонов плаценты после экстракорпорального оплодотворения»

DOI: https://doi.Org/10.23670/IRJ.2019.87.9.013

ПРОГНОЗИРОВАНИЕ НАРУШЕНИЯ ЛАКТАЦИИ ПО УРОВНЮ ГОРМОНОВ ПЛАЦЕНТЫ ПОСЛЕ ЭКСТРАКОРПОРАЛЬНОГО ОПЛОДОТВОРЕНИЯ

Научная статья

Самчук П.М.1' *, Розалиева Ю.Ю.2

1 ORCID: 0000-0001-7882-8922;

2 ORCID: 0000-0003-3577-6178;

1 2 Первый Московский Государственный медицинский университет имени И. М. Сеченова, Минздрава России,

Москва, Россия * Корреспондирующий автор (dr_samchuk[at]mail.ru)

Аннотация

Проведено изучение возможности прогнозирования нарушения лактации по уровню гормонов плаценты у женщин после ЭКО и ПЭ в зависимости от формы бесплодия, при одноплодной, доношенной беременности. Исследования проведены в трех подгруппах с трубно-перитонеальным, эндокринным и мужским фактором бесплодия, которые сравнивались с самостоятельно наступившей беременностью. Проведена оценка гормональной функции плаценты, выявлена высокая частоты компенсированной плацентарной недостаточности в группе ЭКО. В подгруппах отмечалось снижение выработки плацентой гормонов (прогестерон, эстриол, плацентарный лактоген), подготавливающих молочные железы к лактации, что отразилось на снижении нормальной лактация на 5 сутки во всех подгруппах. Делается вывод о связи повышенной частоты нарушения лактации (гипогалактии) в первые две недели после родов со снижением гормональной функции плаценты.

Ключевые слова: гормоны плаценты, нарушения лактация, плацентарная недостаточность, экстракорпоральное оплодотворение.

FORECASTING LACTATION DISTURBANCES BY PLACENTA HOR-MONE LEVEL AFTER IN VITRO

FERTILIZATION

Research article

Samchuk P.M.1'*, Rozalieva Yu.Yu.2

1 ORCID: 0000-0001-7882-8922;

2 ORCID: 0000-0003-3577-6178;

11 2 I.M. Sechenov First Moscow State Medical University, Ministry of Health of Russia (Sechenov University),

Moscow, Russia

* Corresponding author (dr_samchuk[at]mail.ru)

Abstract

A study was made of the possibility of forecasting lactation disturbances by the level of placental hormones in women after in vitro fertilization (IVF) and embryo transfer (ET) depending on the form of infertility in a single-term, full-term pregnancy. The studies were carried out in three subgroups with tubal-peritoneal, endocrine, and male infertility factors, which were compared with an independent pregnancy. We assessed the hormonal function of the placenta, revealed a high frequency of compensated placental insufficiency in the IVF group. In the subgroups, there was a decrease in the production of placenta hormones (progesterone, estriol, placental lactogen) preparing the mammary glands for lactation, which was reflected in a decrease of normal lactation by 5 days in all subgroups. It is concluded that the increased incidence of lactation (hypogalactia) in the first two weeks after birth is associated with a decrease in the hormonal function of the placenta.

Keywords: placental hormones, lactation disturbances, placental insufficiency, in vitro fertilization.

Введение

В молочной железе во время беременности, под влиянием гормонов плаценты происходят изменения, влияющих на лактогенез. Эстрогены индуцируют развитие альвеол, под их влиянием увеличивается число железистых протоков их ветвление и отложение в железистой ткани значительного количества жира. Под влиянием прогестерона и плацентарного лактогена, происходит дифференциация млечных протоков и альвеол, увеличивается синтез казеина, лактоглобулина и лактоальбумина. Несмотря на повышение при беременности уровня пролактина, лактация у большинства беременных женщин не происходит, так как на уровне альвеолярных рецепторов ему противодействуют эстрогены и прогестерон. Снижение концентрация эстрогенов и прогестерона в крови после родов в течение 48 часов, стимулирует начало лактации [1, P. 795-816], [2, C. 123], [3, P. 432-435]. При физиологическом течении беременности гормоны плаценты завершают маммогенез и становлении секреторной функции молочных желез в предлактационном периоде. При формировании плацентарной недостаточности во время беременности, снижается гормон продуцирующая функция плаценты, которая оказывает отрицательное влияние на изменения как протоков, так и альвеол молочной железы [4, С. 5-15]. Беременность, наступившая в результате экстракорпорального оплодотворения и переноса эмбриона (ЭКО и ПЭ), рассматривается, как один из факторов риска по развитию плацентарной недостаточности, при которой страдает гормон продуцирующая функция плаценты [5, С. 139-141], [6, С. 49-53]. При беременности после ЭКО и ПЭ, частота плацентарной недостаточности наблюдается более чем в 70% случаев, синдром задержки роста плода (СЗРП), как проявление ПН возникает с частотой от 18 до 30% [7, С. 20-24], [8, P. 340346], [9, C. 44-48]. Сегодня выявлены прямые клинико-патогенетические параллели, между степенями тяжести плацентарной недостаточности и выраженностью ранней гипогалактии [10, С. 24], [11, С. 5-12]. При родоразрешении беременных после ЭКО и ПЭ предпочтение отдается оперативному методу, что является тревожным фактом, так как,

частота кесарева сечения (КС) колеблется от 26,5% - до 98,1% случаев, а родоразрешение путем операции кесарева сечения может способствовать угнетению лактационной функции [12, P. 2878-2886], [13, P. 377-380]. После планового кесарева сечения отмечаются нарушения эндокринной регуляции лактации, секреции и выделения молока [14, С. 109112]. В настоящее время недостаточно информации о риске развития нарушений лактационной функции, степени ее тяжести у родильниц, беременность которых наступила после ЭКО и ПЭ. Вышеизложенное указывает на необходимость изучить возможность прогнозирования влияние гормональной функции плаценты при беременности, наступившей после ЭКО и ПЭ в зависимости от формы бесплодия, на особенности становления лактации.

Цель исследования - изучить возможности прогнозирования нарушения лактации по уровню гормонов плаценты у женщин после ЭКО и ПЭ в зависимости от формы бесплодия.

Материалы и методы исследования

Проведена оценка течения беременности, раннего периода лактации у 119 женщин с одноплодной, доношенной беременностью. Все женщины были разделены на 2 клинические группы: I-ю группу (основную) составили женщины (n=72) с одноплодной беременностью, наступившей в результате ЭКО и ПЭ. В свою очередь I-я клиническая группа была разделена на 3 подгруппы в зависимости от этиологического фактора бесплодия. В Ij подгруппу (n=34) включены беременные с трубно-перитонеальной формой бесплодия, во I2 подгруппу (n=22) - беременные с эндокринной формой бесплодия, в I3 подгруппу (n=16) - беременные с мужским фактором бесплодия. Во II-ю группу (контрольную) - вошли женщины (n=47) с одноплодной, самостоятельно наступившей беременностью. Трубно-перитонеальная форма бесплодия характеризовалась нарушением функции и/или строения маточных труб, обусловленное спаечным процессом в области малого таза. Эндокринная форма бесплодия характеризовалась нерегулярной овуляцией и/или ее отсутствием, следствием нарушения функции щитовидной железы, половых гормонов или гипоталамо-гипофизарной регуляции. Мужское бесплодие характеризовалось наличием патологии сперматогенеза. Клиническое обследование включало течение беременности; определение среднесуточного количества молока проводилось на 5-е сутки и оценивалось методом взвешивания новорожденного до и после кормления на электронных весах (ошибка при взвешивании составляла 2,5±1,0 гр.); Во время беременности плацента выступает как важный орган эндокринной системы, продуцируя большое количество гормонов. Главным эстрогеном, образующимся в плаценте, является эстриол. Его концентрации составляют до 90% всех эстрогенов, обнаруживаемых в моче беременных женщин. Уровень выведения эстриола возрастает со сроком беременности, варьируя от 2 нг/мл при сроке 16 недель до 35-40 нг/мл к моменту родов. Эстрогены оказывают влияние на кровоток в сосудах матки, увеличивают экспрессию белков, необходимых для синтеза прогестерона и метаболизма стероидов, а также влияют на подготовку молочных желез к лактации. Прогестерон имеет важное значение для прогрессирования беременности, модулирует материнский иммунный ответ и подготовку молочных желез к лактации [15, P. 50-59]. К гормонам, регулирующим материнский метаболизм, рост плода, подготовку молочных желез относятся плацентарный лактоген и пролактин. Плацентарный лактоген играет роль в поглощении кальция и развитии молочных желез. Показано, что женщины с дефицитом плацентарного лактогена успешно вынашивают беременность, однако у них отмечаются задержка в развитии молочных желез к лактации и компенсаторно-высокие уровни пролактина [16, P. 504-525]. Для оценки гормонов плаценты и влияния их на подготовку молочных желез к лактации, всем беременным во II и III триместрах проводилось исследование содержания в сыворотке крови эстриола, прогестерона, плацентарного лактогена (ПЛ). Определение уровня данных гормонов проводилось в оптимальные сроки: 16-18 недель, 28-32 недели, 37-38 недель, путем иммунохемилюминесценции на автоматическом анализаторе Architect 2000 (Abbott, США), Immulite 2000 (Siemens, Германия).

Результаты исследования

При анализе показателей обследованных женщин было отмечено, что средний возраст пациенток в исследуемых группах не имел статистически значимых различий и составил 29,3±2,1 и 30,2±1,4 лет соответственно (p>0,05). При анализе социального статуса пациенток обеих групп, статистические различия также не установлены (p>0,05). Достоверно чаще у пациенток основной группы преобладал "женский фактор" бесплодия, который составил 75% случаев (48,61% - трубно-перитонеальный фактор, 26,39% - эндокринный), мужской фактор составил 25% (p<0,05). У женщин I исследуемой группы частота эндокринной патологии не имела достоверных различий с пациентками II исследуемой группы, и составляла 5,56 % (4 женщины) в I группе и 4,2% (2 женщины), во II группе соответственно (p>0,05). При этом в ходе сравнения исследуемых подгрупп частота эндокринной патологии была значительно выше в I2 подгруппе (10,5%) по сравнению с Ii и I3 подгруппами (2,9% и 5,6% соответственно) (p<0,05). Таким образом, приведенные выше данные указывают на сопоставимость основной и контрольной группы. Для постановки диагноза плацентарной недостаточности основными критериями служили: снижение показателей уровня гормонов плаценты, задержка роста плода, нарушения фето- и маточно- плацентарного кровотока при допплерометрии, наличие признаков внутриутробного страдания плода по данным кардиотокографии, преждевременное "старение" плаценты, маловодие по данным ультразвукового обследования. Исследование уровня прогестерона в I клинической группе позволило выявить следующую динамику: в сроки гестации 16-18 недель отмечалась достоверно высокую концентрацию уровня прогестерона в сравнении со II (144,2±8,45 нмоль/л) исследуемой группой, достигая значений в I1 подгруппе -172,2±10,72 нмоль/л во I2 подгруппе 171,1±9,93 нмоль/л и 168,2±8,27 нмоль/л в I3 подгруппе (p<0,05). Это повышение, вероятно, связано с назначением дополнительного микронизированного прогестерона до 28-32 недель пациенткам группы ЭКО и ПЭ. В сроке беременности 28-32 недели статистически значимых различий уровня гормона прогестерона в группах не отмечалось, однако в 37-38 недель в подгруппе пациенток с эндокринным фактором бесплодия данный показатель был значительно ниже (331,5±10,64 нмоль/л), относительно II исследуемой группы (385,2 ± 24,28 нмоль/л) (p<0,05), что можно связать со снижением гормонопродуцирующей функции в подгруппе женщин с эндокринной формой бесплодия и расценить, как фактор риска развития плацентарной недостаточности и задержки в подготовке молочной железы к лактации (см. рисунок 1).

0 50 100 150 200 250 300 350 400 450

Прогестерон, нмоль/л

II группа 13 группа 12 группа II группа

Рис. 1 - Уровень прогестерона у беременных групп сравнения

Уровень эстриола в группе женщин с трубно-перитонеальным фактором бесплодия в сроке 16-18 недель составил 2,87±1,42 нг/мл, у женщин с эндокринной формой - 3,36±1,10 нг/мл, у беременных с мужским фактором бесплодия уровень эстриола составил - 4,73±1,37 нг/мл. Статистически значимые различия по сравнению со II (6,17±0,81 нг/мл) исследуемой группой отмечались II и 12 подгруппах (р <0,05). В сроке беременности 28-32 недели статистически значимые различия не отмечены. В течение беременности и в сроке 37-38 недель, уровень эстриола в I исследуемой группе повышался в незначительной степени был достоверно снижен по сравнению со II исследуемой группой (р<0,05). Так в сроке гестации 37-38 недель достоверные различия показателя уровня эстриола отмечались во всех исследуемых подгруппах (25,21± 0,22 нг/мл, 23,47± 0,87 нг/мл и 26,08± 0,29 нг/мл соответственно) и были ниже в сравнении со II исследуемой группой (28,91± 0,98 нг/мл) (р<0,05). Показатели плацентарного лактогена в 28-32 недели беременности в II и 12 подгруппах составил 6,39± 0,69 нмоль/л и 6,28± 0,62 нмоль/л, что являлось достоверно ниже уровня данного гормона во 11-й исследуемой группе, где уровень плацентарного лактогена составил 8,85±0,53 нмоль/л (р <0,05). Схожая динамика сохранилась и в сроке 37-38 недель беременности, где в II и 12 подгруппах уровень плацентарного лактогена составил 7,23±0,59 нмоль/л и 6,81±0,52 нмоль/л, что было достоверно ниже П-й исследуемой группы, где его 9,28 ± 0,82 нмоль/л (р<0,05). Полученные результаты указывают на снижение гормонопродуцирующей функции плаценты в группе женщин с ЭКО и ПЭ при разных формах бесплодия. Отмеченное снижение уровней плацентарных гормонов (прогестерона, эстриола, плацентарного лактогена), отвечающих за подготовку молочных желез и становление лактации указывало на высокую вероятность нарушения механизмов маммо- и лактогенеза в предродовом периоде. Комплексная оценка состояния фетоплацентарной системы, выявила высокую частоту ПН, которая составляла 69,4% в I группе пациенток с беременностью после ЭКО и ПЭ, во II группе наблюдалась только компенсированная форма ПН частота которой составили 18,7%, что явилось достоверно значимым различием (р<0,05). Наиболее высокая частота ПН, встречалась в подгруппе с эндокринной формой бесплодия, причем эта тенденция отмечалась на протяжении всей беременности. Плацентарная недостаточность с высокая частотой коррелирует с нарушениями лактационной функции и гипогалактии. Эти нарушения патогенетически связаны со структурно-функциональными изменениями в плодово-плацентарном комплексе и обусловлены дисбалансом нейроэндокринной регуляции [17, Р. 30-36]. Для оценки лактационной функции в раннем послеродовом периоде у родильниц после ЭКО и ПЭ учитывалась форма бесплодия и метод родоразрешения. Прикладывание к груди проводилось в первые 2 часа после родов не зависимо от метода родоразрешения. На всех этапах становления лактации проводилась индивидуальная психологическая поддержка всем женщинам по сохранению грудного вскармливания, а также выполнялся легкий массаж молочных желез, начиная с 3-х суток после каждого кормления, к периоду становления «зрелого» молока. Определение среднесуточного количества молока в группах сравнения проводилось на 5-е сутки к периоду становления «зрелого» молока и оценивалось методом взвешивания новорожденного на электронных весах до и после кормления. Получены следующие результаты: у родильниц с ЭКО и ПЭ после самопроизвольных родов в I] и ^ подгруппах отмечались сниженные объемы молока (575 ± 61,2 и 564 ± 62,1 мл, соответственно) по сравнению со П-й клинической группой (659,1 ± 54,2 мл) (см. таблицу 1).

Таблица 1 - Среднесуточное количество молока и характер лактационной функции у женщин групп сравнения после

самопроизвольных родов

Лактационная функция I группа(n=19) II группа (n=37)

I1 (n=8) I2 (n=5) I3 (n=6)

Среднесуточное количество молока, мл (М±с) 575±61,2* 564±62,1* 606±54,3 659±54,2

Нормальная лактация, абс. (Р) 5 (62,75%) 3 (60%) ** 4 (66,66%) 34 (91,89%)

Гипогалактия I степени 2 (24,75%) * - 1 (16,67%) 2 (5,41%)

Гипогалактия II степени 1 (12,5%) 1 (20%) * 1 (16,67%) 1 (2,7%)

Гипогалактия III степени - 1 (20%) - -

Примечание: * - (p <0,05), ** - (p <0,001) статистически значимые различия, выявленные между 1} или 12 подгруппой и 11-й контрольной группой. Различий между подгруппами группы I не обнаружены

Среднесуточное количество молока в I2 исследуемой подгруппе у женщин с эндокринным фактором бесплодия на 14%, было снижено по сравнению с контрольной группой. У пациенток после ЭКО и ПЭ, нарушение лактационной функции в виде гипогалактии было отмечено у 36,84% женщин, а в контрольной группе - 8,11% случаев (p <0,05). Полное отсутствие молока (агалактия) у исследуемых пациенток не отмечалась. В I1 подгруппе у 24,75% женщин, в сравнении со II исследуемой группой (5,41%) отмечалось значительное повышение числа пациенток с гипогалактией I степени (p<0,05), при которой дефицит молока не превышал 25%. Кроме того, в I2 подгруппе у женщин с эндокринным фактором бесплодия отмечалось значительное повышение доли пациенток с гипогалактией II степени (20%) по сравнению со II исследуемой группой (2,7%), в этой же подгруппе у 1 пациентки отмечалась гипогалактия III степени, при которой дефицит молоки достигал 75%. Во второй группе гипогалактия I степени отмечалась в 5,41% случаев, гипогалактия II степени в 2,7% случаев. Гипогалактия III степени во II исследуемой группе не отмечалась. После самостоятельных родов, при выписке из стационара на 5-6-е сутки подавляющее большинство детей находилось только на грудном вскармливании, так во II группе этот показатель составил 91, 89%, в I-й группе данный показатель был равен: в I1 подгруппе - 60%, в I2 подгруппе - 44,4%, в I3 подгруппе - 66,7%, остальные новорожденные находились на частичном грудном и/или искусственном вскармливании. При оценке состояния лактационной функции после оперативных родов у женщин основной группы, во I2 подгруппе отмечалось значительное снижение показателя лактации (527±65,6) по сравнению со II клинической группой (605,1±49,8). Среднесуточное количество молока в I2 исследуемой подгруппе у женщин с эндокринным бесплодием было снижено на 15,4% по отношению группе контроля. В подгруппах I1, и I2 (23,53%) и (30%) соответственно, отмечалось значительное снижение нормальной лактации в сравнении со II исследуемой группой - 60% (p <0,05). В группе ЭКО и ПЭ, нарушение лактационной функции в виде гипогалактии 1,2,3 степеней было выявлено у 71,7%, а в контрольной группе - 40%, что явилось достоверным различием (p <0,05). Полное отсутствие молока (агалактия) у исследуемых пациенток отмечалось у 1 (5,88%) женщины в группе пациенток с эндокринным фактором бесплодия. В I1, I2 и I3 подгруппах (26,94%), (23,52%) и (30%) соответственно, в сравнении со II исследуемой группой (20%) отмечалось значительное повышение числа пациенток с гипогалактией I степени (p <0,05). При выписке из стационара на 5-6-е сутки после операции на полном грудном вскармливании находилось 66,7% детей II группы, а в I1 группе 52% детей, в I2 подгруппе - 40%, во I3 подгруппе - 46,7%. При гипогалактия 1 степени в обеих группах, после выписки из стационара, нормализация лактации происходила до 12-14 суток послеродового периода. Оценивая лактацию на 12-14 сутки после родов, 12(16,7%) детей в группе пациенток после ЭКО и ПЭ находилось на полном искусственном вскармливании, в контрольной 1(2,1%), что явилось достоверно значимым (p <0,05). На частичном грудном, находилось 10(13,9%) детей основной и 3(6,4%) ребенка группы контроля, различий между группами не выявлено (р>0,05). На полном грудном вскармливании находилось 50(69,4%) детей основной и 43(91,5%) в группе контроля соответственно, что явилось достоверно значимым показателем (p <0,05).

Заключение

Оценка гормональной функции плаценты у женщин с одноплодной беременностью после самостоятельно наступившей и беременности после ЭКО и ПЭ в зависимости от формы бесплодия, показала возникновение высокой частоты компенсированной формы плацентарной недостаточности в группе ЭКО и снижение гормон продуцирующей функции плаценты. Отсутствие полноценной первой стадии лактогенеза в дородовом периоде привело к нарушению становления ранней лактации и к повышению частоты гипогалактии после родоразрешения. Снижение уровня гормонов плаценты явилось важным критерием в прогнозировании замедленного становления лактации в первые две недели от момента родов. Исследования показали приоритет самостоятельных родов над оперативными в снижении гипогалактии в группе женщин после ЭКО и ПЭ при различных форма бесплодия. Наиболее значимые нарушения становления лактации отмечаются в подгруппах с эндокринной и трубно-перитонеальной формами бесплодия и женщин родоразрешенных оперативным методом. Гипогалактию у родильниц после ЭКО и ПЭ следует рассматривать, как обратимый процесс, так как после родов процессы лактопоэза регулируются пролактином - гормоном лактации, который по данным многих авторов продуцируется при выполнении основных принципов грудного вскармливания предложенной ВОЗ и физических воздействий на молочные железы после родов [18, P. 1038-1040], [19, P. 134-140].

Конфликт интересов Conflict of Interest

Не указан. None declared.

Список литературы / References

1. Kallen C. B. Steroid hormone synthesis in pregnancy / C. B. Kallen // Obstet Gynecol Clin North Am. - 2004. - № 31 (4). - P. 795-816.

2. Протопопова Н. В. Физиологические изменения в организме женщины при беременности / Н. В. Протопопова, П. М. Самчук, В. В. Суховская. - Иркутск, 2005. - 123 с.

3. Mandel D. Fat and energy contents of expressed human breast milk in prolonged lactation / D. Mandel, R. Lubetzky, S. Dollberg and others // Pediatrics. - 2005. - № 116 (3). - P. 432-435.

4. Тезиков Ю. В. Оптимизация естественного вскармливания: про-филактика нарушений становления лактации при плацентарной недостаточности / Ю. В. Тезиков, И. С. Липатов, Д. В. Печкуров и др. // Вопросы детской диетологии. - 2018. - № 16 (5). - С. 5-15.

5. Гмошинская М. В. Факторы, влияющие на лактацию / М. В. Гмошинская // Вопросы современной педиатрии. -2013. - № 12 (2). - С. 139-141.

6. Иакашвили С. Н. Влияние гормонов плаценты на подготовку родовых путей у женщин с беременностью, наступившей после экстракорпорального оплодотворения и трансплантации эмбриона, в зависимости от формы бесплодия / С. Н. Иакашвили, П. М. Самчук // Вопросы гинекологии, акушерства и перинатологии. - 2017. - № 16 (4).

- С. 49-53.

7. Стрижаков А. Н. Беременность после экстракорпорального оплодотворения: течение, осложнения, исходы / А. Н. Стрижаков, В. М. Здановский, З. М. Мусаев и др. // Акушерство и гинекология. - 2001. - № 6. - С. 20-24.

8. Plowden T. C. Disparities in obstetrical outcomes in ART pregnancies compared with natural conceptions / T. C. Plowden, C. M. Novak, C. Y. Spong // Semin Reprod Med. - 2013. - № 31. - P. 340-346.

9. Иакашвили С. Н. Ультразвуковая и лабораторная диагностика плацентарной недостаточности у беременных после экстракорпорального оплодотворения в зависимости от формы бесплодия / С. Н. Иакашвили, П. М. Самчук // Российский вестник акушера-гинеколога. - 2017. - № 17. - С. 44-48.

10. Приходько А. В. Особенности становления лактации, прогнозирование и коррекция ее нарушений при плацентарной недостаточности: автореф. дис. ... канд. мед. наук : 14.01.01 / Приходько Анастасия Владимировна. -Самара, 2018. - 24 с.

11. Стрижаков А. Н. Стандартизация диагностики и клиническая классификация хронической плацентарной недостаточности / А. Н. Стрижаков, И. С. Липатов, Ю. В. Тезиков, М. А. Шарыпова // Вопросы гинекологии, акушерства и перинатологии. - 2014. - № 13 (3). - С. 5-12.

12. Sazonova A. Factors affecting obstetric outcome of singletons born after IVF / A. Sazonova, K. Kallen, A. Thurin-Kjellberg and others // Hum Reprod. - 2011. - № 26. - P. 2878-2886.

13. Spong C. Y. Prevention of the first cesarean delivery / C. Y. Spong // Obstet Gynecol Clin North Am. - 2015. - № 42.

- P. 377-380.

14. Алиева Д. X. Особенности лактации у родильниц после оперативного родоразрешения на фоне гестоза / Д. Х. Алиева // Уральский медицинский журнал. - 2007. - № 1. - С. 109-112.

15. Fowden A. L. Review: Endocrine regulation of placental phenotype / A. L. Fowden, A. J. Forhead, A. N. Sferruzzi-Perri and others // Placenta. - 2015. - № 36 (Suppl 1). - P. S50-59.

16. Brooks C. L. Molecular mechanisms of prolactin and its receptor / C. L. Brooks // Endocr Rev. - 2012. - № 33. - P. 504-525.

17. Липатов И. С. Прогнозирование и коррекция нарушений лактационной функции с использованием видимого инфра-красного поляризованного света на этапе лактогенеза / И. С. Липатов, Ю. В. Тезиков, М. А. Есартия // Российский вестник акушера гинеколога. - 2008. - № 8 (2). - С. 30-36.

18. Chu J. Y. [The effect of breast massage at different time in the early period after cesarean section] / J. Y. Chu, L. Zhang, Y. J. Zhang and others // Chin J Prev Med. - 2017. - № 51 (11). - P. 1038-1040. [In Chinese] DOI: 10.3760/cma.j.issn.0253-9624.2017.11.016

19. Bai Y. K. Psychosocial factors underlying the mother's decision to continue exclusive breastfeeding for 6 months: an elicitation study / Y. K. Bai, S. E. Middlestadt, C. Y. Joanne Peng, A. D. Fly // J Hum Nutr Diet. - 2009. - № 22. - P. 134-40.

Список литературы на английском языке / References in English

1. Kallen C. B. Steroid hormone synthesis in pregnancy / C. B. Kallen // Obstet Gynecol Clin North Am. - 2004. - № 31

(4). - P. 795-816.

2. Protopopova N. V. Fiziologicheskie izmenenija v organizme zhenshhiny pri beremennosti [Physiological changes in women body during pregnancy] / N. V. Protopopova, P. M. Samchuk, V. V. Suhovskaja. - Irkutsk, 2005. - 122 p. : illustr. [in Russian]

3. Mandel D. Fat and energy contents of expressed human breast milk in prolonged lactation / D. Mandel, R. Lubetzky, S. Dollberg and others // Pediatrics. - 2005. - № 116 (3). - P. e432-435.

4. Tezikov Ju. V. Optimizacija estestvennogo vskarmlivanija: pro-filaktika narushenij stanovlenija laktacii pri placentarnoj nedostatochnosti [Optimization of natural feeding: prevention of impairments of lactation formation in placental insufficiency] / Ju. V. Tezikov, I. S. Lipatov, D. V. Pechkurov and others // Voprosy detskoj dietologii [Pediatric Nutrition]. - 2018. - № 16

(5). - P. 5-15. [in Russian]

5. Gmoshinskaja M. V. Faktory, vlijajushhie na laktaciju [Factors Influencing on Lactation] / M. V. Gmoshinskaja // Voprosy sovremennoj pediatrii [Current Pediatrics]. - 2013. - № 12 (2). - P. 139-141.

6. Iakashvili S. N. Vlijanie gormonov placenty na podgotovku rodovyh putej u zhenshhin s beremennost'ju, nastupivshej posle jekstra-korporal'nogo oplodotvorenija i transplantacii jembriona, v zavisimosti ot formy besplodija [Influence of placental hormones on preparation of the birth canal in women with pregnancy after in vitro fertilisation and embryo transfer, depending on the form of infertility] / S. N. Iakashvili, P. M. Samchuk // Voprosy ginekologii, akusherstva i perinatologii [Gynecology, Obstetrics and Perinatology]. - 2017. - № 16 (4). - P. 49-53. [in Russian]

7. Strizhakov A. N. Beremennost' posle jekstrakorporal'nogo oplodotvorenija: techenie, oslozhnenija, ishody [Pregnancy after in vitro fertilization: course, complications, outcomes] / A. N. Strizhakov, V. M. Zdanovskij, Z. M. Musaev and others // Akusherstvo i ginekologija [Obstetrics and gynecology]. - 2001. - № 6. - P. 20-24. [in Russian]

8. Plowden T. C. Disparities in obstetrical outcomes in ART pregnancies compared with natural conceptions / T. C. Plowden, C. M. Novak, C. Y. Spong // Semin Reprod Med. - 2013. - № 31. - P. 340-346.

9. Iakashvili S. N. Ul'trazvukovaja i laboratornaja diagnostika placentarnoj nedostatochnosti u beremennyh posle jekstrakorporal'nogo oplodotvorenija v zavisimosti ot formy besplodija [Ultrasound and laboratory diagnosis of placental insufficiency in pregnant women after fertilization depending on the type of infertility] / S. N. Iakashvili, P. M. Samchuk // Rossijskij vestnik akushera-ginekologa [Russian Bulletin of Obstetrician-Gynecologist]. - 2017. - № 17. - P. 44-48. [in Russian]

10. Prihod'ko A.V. Osobennosti stanovlenija laktacii, prognozirovanie i korrekcija ee narushenij pri placentarnoj nedostatochnosti [Features lactation development, prognosis and correction disturbances in placental insuffiency] : avtoref. dis. ... of PhD in Medicine : 14.01.01 / Prihod'ko Anastasija Vladimirovna Samara. - 2018. - 24 p. [in Russian]

11. Strizhakov A. N. Standartizacija diagnostiki i klinicheskaja klassifikacija hronicheskoj placentarnoj nedostatochnosti [Standardization of diagnosis and clinical classification of chronic placental insufficiency] / A. N. Strizhakov, I. S. Lipatov, Ju. V. Tezikov, M. A. Sharypova // Voprosy ginekologii, akusherstva i perinatologii [Gynecology, Obstetrics and Perinatology]. -2014. - № 13 (3). - P. 5-12. [in Russian]

12. Sazonova A. Factors affecting obstetric outcome of singletons born after IVF / A. Sazonova, K. Kallen, A. Thurin-Kjellberg and others // Hum Reprod. - 2011. - № 26. - P. 2878-2886.

13. Spong C. Y. Prevention of the first cesarean delivery / C. Y. Spong // Obstet Gynecol Clin North Am. - 2015. - № 42. - P. 377-380.

14. Alieva D. X. Osobennosti laktacii u rodil'nic posle operativnogo rodorazreshenija na fone gestoza [Lactation in puerpera women after operative delivery because gestosis] / D. H. Alieva // Ural'skij medicinskij zhurnal [Ural Medical Journal]. - 2007. - № 1. - P. 109-112. [in Russian]

15. Fowden A. L. Review: Endocrine regulation of placental phenotype / A. L. Fowden, A. J. Forhead, A. N. Sferruzzi-Perri and others // Placenta. - 2015. - № 36 (Suppl 1). - P. S50-59.

16. Brooks C. L. Molecular mechanisms of prolactin and its receptor / C. L. Brooks // Endocr Rev. - 2012. - № 33. - P. 504-525.

17. Lipatov I. S. Prognozirovanie i korrekcija narushenij laktacionnoj funkcii s ispol'zovaniem vidimogo infra-krasnogo poljarizovannogo sveta na jetape laktogeneza [Prediction and correction of lactating dysfunction, by using a visible infrared polarized light at the stage of lactogenesis] / I. S. Lipatov, Ju. V. Tezikov, M. A. Esartija // Rossijskij vestnik akushera ginekologa [Russian Bulletin of Obstetrician-Gynecologist]. - 2008. - № 8 (2). - P. 30-36. [in Russian]

18. Chu J. Y. [The effect of breast massage at different time in the early period after cesarean section] / J. Y. Chu, L. Zhang, Y. J. Zhang and others // Chin J Prev Med. - 2017. - № 51 (11). - P. 1038-1040. [In Chinese] DOI: 10.3760/cma.j.issn.0253-9624.2017.11.016

19. Bai Y. K. Psychosocial factors underlying the mother's decision to continue exclusive breastfeeding for 6 months: an elicitation study / Y. K. Bai, S. E. Middlestadt, C. Y. Joanne Peng, A. D. Fly // J Hum Nutr Diet. - 2009. - № 22. - P. 134-40.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.