Научная статья на тему 'ПРОБЛЕМЫ ПРИВЛЕЧЕНИЯ К ОТВЕТСТВЕННОСТИ ПРИ ПРОВЕДЕНИИ ПРОЦЕДУРЫ БАНКРОТСТВА ФИЗИЧЕСКИХ ЛИЦ'

ПРОБЛЕМЫ ПРИВЛЕЧЕНИЯ К ОТВЕТСТВЕННОСТИ ПРИ ПРОВЕДЕНИИ ПРОЦЕДУРЫ БАНКРОТСТВА ФИЗИЧЕСКИХ ЛИЦ Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
413
74
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Область наук
Ключевые слова
БАНКРОТСТВО / ФИНАНСОВЫЙ УПРАВЛЯЮЩИЙ / ДОЛЖНИК / АДМИНИСТРАТИВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ / УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Портнова Елена Витальевна

Актуальность и цели . В последние годы банкротство физических лиц играет значимую роль в функционировании российского государства. Сложившуюся финансово-эко-номическую ситуацию в стране можно охарактеризовать как нестабильную. Причины появившихся многочисленных проблем в рассматриваемой области связаны с трудностями право-применения, отсутствием эффективной судебной практики, несоответствием реализации процедуры несостоятельности (банкротства) задачам указанного института. Следствием этого явились вскрывшиеся пробелы законодательного регулирования отдельных вопросов в области несостоятельности (банкротства) физических лиц. В исследовании рассматриваются наиболее часто встречающиеся нарушения, допускаемые при проведении процедуры несостоятельности (банкротства) физических лиц. По объективным и субъективным признакам делается разграничение уголовно-правовой, административно-правовой и гражданской ответственности в рассматриваемой сфере. Материалы и методы . Нормативную основу проведенного исследования составили конституционные положения, нормы уголовного, административного и гражданского законодательства, федеральных законов и подзаконных актов, регламентирующих процедуру несостоятельности (банкротства) физических лиц. Достижению исследовательской цели способствовал комплексный анализ доктринальных изысканий и судебной практики в сфере несостоятельности (банкротства) физических лиц, в которых отражены сущность, содержание и принципы данной категории. Исторический анализ дал возможность проследить изменения законодательства, которые привели к появлению новых составов в административном и уголовном кодексах. Формально-юридический метод позволил разграничить родственные категории в указанной сфере. Результаты . Отражены основные нарушения, допускаемые в ходе проведения процедуры банкротства, на которые правоприменителю необходимо обратить внимание при отнесении того или иного события к преступлению, правонарушению или гражданско-правовому деликту. Определены перспективные направления развития законодательства в сфере банкротства физических лиц. Выводы. Констатируется необходимость совершенствования института ответственности в сфере банкротства физических лиц. Проблемы правоприменения вызваны сложностью бланкетного характера норм, устанавливающих ответственность, а также отсутствием толкования неоднозначных законодательных положений Верховным Судом Российской Федерации.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

PROBLEMS OF HOLDING LIABLE DURING THE BANKRUPTCY PROCEDURE OF INDIVIDUALS

Background . In recent years, the bankruptcy of individuals has played a significant role in the functioning of the Russian state. The current financial and economic situation in the country can be described as unstable. The reasons for the numerous problems that have appeared in the field under consideration are related to the difficulties of law enforcement, the lack of effective judicial practice, the inconsistency of the insolvency (bankruptcy) procedure with the tasks of the specified institution. As a result, the gaps in the legislative regulation of certain issues in the field of insolvency (bankruptcy) of individuals have been revealed. The article discusses the most common violations committed during the insolvency (bankruptcy) procedure of individuals. According to the objective and subjective criteria, a distinction is made between criminal, administrative and civil liability in the considered field. Materials and methods . The normative basis of the study is made up of the constitutional provisions, norms of criminal, administrative and civil legislation, federal laws and by-laws regulating the insolvency (bankruptcy) procedure of individuals. The achievement of the goal is facilitated by a comprehensive analysis of doctrinal research and judicial practice in the field of insolvency (bankruptcy) of individuals, which reflect the essence, content and principles of this category. Historical analysis makes it possible to trace the changes in legislation that have led to the emergence of new corpus in the administrative and criminal codes. The formal legal method enables distinguishing the related categories in this field. Results. The main violations committed during the bankruptcy procedure are reflected, which the law enforcement officer needs to pay attention to when referring an event to a crime, offense or civil tort. The promising directions for the development of legislation in the field of bankruptcy of individuals are identified. Conclusions. The author states the need to improve the institution of liability in the field of bankruptcy of individuals. The problems of law enforcement are caused by the complexity of the blank nature of the norms establishing liability, as well as the lack of interpretation of ambiguous legislative provisions by the Supreme Court of the Russian Federation.

Текст научной работы на тему «ПРОБЛЕМЫ ПРИВЛЕЧЕНИЯ К ОТВЕТСТВЕННОСТИ ПРИ ПРОВЕДЕНИИ ПРОЦЕДУРЫ БАНКРОТСТВА ФИЗИЧЕСКИХ ЛИЦ»

ПУБЛИЧНО-ПРАВОВЫЕ (ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ) НАУКИ

Научная статья УДК 342.9

doi:10.21685/2307-9525-2022-10-2-10

ПРОБЛЕМЫ ПРИВЛЕЧЕНИЯ К ОТВЕТСТВЕННОСТИ ПРИ ПРОВЕДЕНИИ ПРОЦЕДУРЫ БАНКРОТСТВА ФИЗИЧЕСКИХ ЛИЦ

Елена Витальевна Портнова

Пензенский государственный университет, Пенза, Россия elena_v_portnova@rambler.ru

Аннотация. Актуальность и цели. В последние годы банкротство физических лиц играет значимую роль в функционировании российского государства. Сложившуюся финансово-экономическую ситуацию в стране можно охарактеризовать как нестабильную. Причины появившихся многочисленных проблем в рассматриваемой области связаны с трудностями правоприменения, отсутствием эффективной судебной практики, несоответствием реализации процедуры несостоятельности (банкротства) задачам указанного института. Следствием этого явились вскрывшиеся пробелы законодательного регулирования отдельных вопросов в области несостоятельности (банкротства) физических лиц. В исследовании рассматриваются наиболее часто встречающиеся нарушения, допускаемые при проведении процедуры несостоятельности (банкротства) физических лиц. По объективным и субъективным признакам делается разграничение уголовно-правовой, административно-правовой и гражданской ответственности в рассматриваемой сфере. Материалы и методы. Нормативную основу проведенного исследования составили конституционные положения, нормы уголовного, административного и гражданского законодательства, федеральных законов и подзаконных актов, регламентирующих процедуру несостоятельности (банкротства) физических лиц. Достижению исследовательской цели способствовал комплексный анализ доктринальных изысканий и судебной практики в сфере несостоятельности (банкротства) физических лиц, в которых отражены сущность, содержание и принципы данной категории. Исторический анализ дал возможность проследить изменения законодательства, которые привели к появлению новых составов в административном и уголовном кодексах. Формально-юридический метод позволил разграничить родственные категории в указанной сфере. Результаты. Отражены основные нарушения, допускаемые в ходе проведения процедуры банкротства, на которые правоприменителю необходимо обратить внимание при отнесении того или иного события к преступлению, правонарушению или гражданско-правовому деликту. Определены перспективные направления развития законодательства в сфере банкротства физических лиц. Выводы. Констатируется необходимость совершенствования института ответственности в сфере банкротства физических лиц. Проблемы правоприменения вызваны сложностью бланкетного характера норм, устанавливающих ответственность, а также отсутствием толкования неоднозначных законодательных положений Верховным Судом Российской Федерации.

Ключевые слова: банкротство, финансовый управляющий, должник, административная ответственность, уголовная ответственность

Для цитирования: Портнова Е. В. Проблемы привлечения к ответственности при проведении процедуры банкротства физических лиц // Электронный научный журнал «Наука. Общество. Государство». 2022. Т. 10, № 2. С. 89-99. doi:10.21685/2307-9525-2022-10-2-10

© Портнова Е. В., 2022. Контент доступен по лицензии Creative Commons Attribution 4.0 License. Electronic scientific journal "Science. Society. State". 2022;10(2). http://esj.pnzgu.ru

PUBLIC LEGAL (STATE LEGAL) SCIENCES

Original article

PROBLEMS OF HOLDING LIABLE DURING THE BANKRUPTCY PROCEDURE OF INDIVIDUALS

Elena V. Portnova

Penza State University, Penza, Russia elena_v_portnova@rambler.ru

Abstract. Background. In recent years, the bankruptcy of individuals has played a significant role in the functioning of the Russian state. The current financial and economic situation in the country can be described as unstable. The reasons for the numerous problems that have appeared in the field under consideration are related to the difficulties of law enforcement, the lack of effective judicial practice, the inconsistency of the insolvency (bankruptcy) procedure with the tasks of the specified institution. As a result, the gaps in the legislative regulation of certain issues in the field of insolvency (bankruptcy) of individuals have been revealed. The article discusses the most common violations committed during the insolvency (bankruptcy) procedure of individuals. According to the objective and subjective criteria, a distinction is made between criminal, administrative and civil liability in the considered field. Materials and methods. The normative basis of the study is made up of the constitutional provisions, norms of criminal, administrative and civil legislation, federal laws and by-laws regulating the insolvency (bankruptcy) procedure of individuals. The achievement of the goal is facilitated by a comprehensive analysis of doctrinal research and judicial practice in the field of insolvency (bankruptcy) of individuals, which reflect the essence, content and principles of this category. Historical analysis makes it possible to trace the changes in legislation that have led to the emergence of new corpus in the administrative and criminal codes. The formal legal method enables distinguishing the related categories in this field. Results. The main violations committed during the bankruptcy procedure are reflected, which the law enforcement officer needs to pay attention to when referring an event to a crime, offense or civil tort. The promising directions for the development of legislation in the field of bankruptcy of individuals are identified. Conclusions. The author states the need to improve the institution of liability in the field of bankruptcy of individuals. The problems of law enforcement are caused by the complexity of the blank nature of the norms establishing liability, as well as the lack of interpretation of ambiguous legislative provisions by the Supreme Court of the Russian Federation.

Keywords: bankruptcy, financial manager, debtor, administrative liability, criminal liability

For citation: Portnova E.V. Problems of holding liable during the bankruptcy procedure of individuals.

Elektronnyy nauchnyy zhurnal "Nauka. Obshchestvo. Gosudarstvo" = Electronic scientific journal "Science. Society. State". 2022;10(2):89-99. (In Russ.). doi:10.21685/2307-9525-2022-10-2-10

В современных условиях проблемы банкротства приобретают особую значимость. Вследствие негативного действия внутренних и внешних факторов увеличиваются риски как правомерных, так и неправомерных банкротств. Данное обстоятельство обусловливает необходимость своевременной реакции на правонарушения в данной сфере, и, как следствие, важность детального анализа административно-правовых и уголовно-правовых норм о незаконных банкротствах с целью выявления недостатков правового регулирования по этому вопросу [1, с. 35]. Особое внимание стоит уделить предотвращению правонарушений и злоупотреблений правом при проведении процедуры банкротства физического лица, поскольку эта сфера жизнедеятельности имеет особое значение в современном государстве.

© Portnova E.V., 2022. This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 License. Electronic scientific journal "Science. Society. State". 2022;10(2). http://esj.pnzgu.ru

Законодатель предусмотрел административную ответственность за правонарушения в сфере банкротства в отношении как самих должников, так и финансовых управляющих, которые являются активными участниками процедуры несостоятельности. При этом особенностью административно-деликтного института, по мнению К. В. Рыбкиной, является то, что здесь применяются превентивные, профилактические меры предупреждения административных правонарушений [2, с. 26].

Должник-гражданин, имеющий долговые обязательства и вступивший в процедуру банкротства, может нести ответственность за неправомерные деяния следующего характера:

- непредоставление и намеренное сокрытие документации, которая необходима для мероприятий по проведению процедуры, в целях необращения взыскания на ресурсы, принадлежащие гражданину;

- во избежание включения всех активов, принадлежащих должнику, в конкурсную массу возможно утаивание данного имущества в целях сокращения ее объема;

- противоправное воспрепятствование действиям финансового управляющего.

Кодексом об административных правонарушениях РФ предусмотрена ответственность

в виде штрафов от 1000 до 3000 руб. за фиктивное (заведомо ложное объявление гражданином себя банкротом, совершенное публично) и преднамеренное (намеренное совершение действий, заведомо предпринятых должником, впоследствии не позволяющих исполнить долговые обязательства в полном объеме перед кредиторами) банкротство со ссылкой на то, что данные деяния не подпадают под квалифицирующие признаки преступления1.

После введения в действие Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»2 (далее - Закон о банкротстве) подверглась изменению ст. 14.13 КоАП РФ. В конструкцию данной статьи внесены положения об ответственности физических лиц. Но, несмотря на это, в настоящий момент практика свидетельствует о малой практической востребованности административного регулирования в данной сфере. В качестве одной из причин малой эффективности административно-правовой охраны можно назвать наличие ошибок на стадии судебного разбирательства [3, с. 128].

Действия финансового управляющего ведут к затягиванию процедуры, нарушению прав должника и кредиторов, поскольку данный субъект отношений в сфере банкротства наделен объемным спектром полномочий. На основании этого с нормативной стороны необходимо оказать должное внимание регулированию ответственности арбитражных управляющих.

Однако нередко суды приходят к выводу о малозначительности деяний, совершенных арбитражными управляющими, и освобождают их от ответственности либо назначают меру наказания в виде предупреждения [4, с. 55]. Понятие малозначительности раскрыто в Постановлении Пленума ВАС РФ от 2 июня 2004 г. № 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях», в котором указано, что при квалификации правонарушения в качестве малозначительного судам необходимо исходить из оценки конкретных обстоятельств его совершения. Малозначительность правонарушения имеет место при отсутствии существенной угрозы охраняемым общественным отношениям3. Однако ввиду того, что в ст. 14.13 КоАП РФ не разграничена степень опасности деяний, совершаемых арбитражными управляющими, это затрудняет работу судей и не позволяет в должной мере оценить степень тяжести совершенного действия. В связи с этим можно наблюдать практику, когда даже за повторные нарушения управляющий вновь привлекался к предупреждению. К одному из таких примеров можно отнести вынесение Арбитражным судом Астраханской области Определения о привлечении финансового

1 Кодекс об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. № 195-ФЗ // Правовой сервер Кон-сультантПлюс. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_34661/ (дата обращения: 04.05.2022).

2 О несостоятельности (банкротстве) : федер. закон от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2002. № 43. Ст. 4190.

3 О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях : постановление Пленума ВАС РФ от 2 июня 2004 г. № 10 // Вестник Верховного Арбитражного Суда. 2005. № 12.

управляющего к административной ответственности и применении наказания в виде предупреждения1. При этом суд не учел, что ранее, в феврале 2020 г., данный финансовый управляющий уже привлекался по сходному обстоятельству Арбитражным судом Белгородской области, и в результате рассмотрения дела финансовому управляющему было назначено наказание в виде предупреждения2.

Отличие сущности деяния заключалось лишь в том, что в первый раз финансовым управляющим были нарушены сроки опубликования сообщения в газете «Коммерсант», а во втором случае имело место нарушение сроков опубликования финального отчета процедуры. Устоявшаяся практика позволяет сделать вывод о необходимости законодательно закрепить перечень малозначительных административных правонарушений или их признаков [5, с. 55].

Помимо административных правонарушений в сфере банкротства физических лиц можно выделить также противоправные действия гражданско-правового характера. Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 13 ноября 2015 г. «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан»3 разъяснил особенности проведения процедур, применяемых в делах о банкротстве физических лиц. К деяниям, за совершение которых следует привлечение должника к гражданско-правовой ответственности, можно отнести следующие.

Во-первых, физические лица ввиду правовой неграмотности и неспособности верно истолковать нормы права нередко заблуждаются в том, что у них имеется только право обратиться в суд с заявлением о признании себя банкротом, но не подразумевают, что это их непосредственная обязанность. Например, такая обязанность существует при возникновении задолженности свыше 500 тыс. руб., трехмесячной просрочки платежей, факта невозможности удовлетворения всех требований кредиторов единовременно. Ключевую роль здесь играет критерий неплатежеспособности лица. Поэтому повышение правовой грамотности приведет к росту правовой и экономической культуры и неизбежному падению социальных запросов на кредитование [6, с. 105].

Во-вторых, к следующему гражданско-правовому правонарушению относят затягивание сроков проведения мероприятий по процедуре несостоятельности. Примером может служить возражение должника на возбуждение в отношении него процедуры банкротства, несмотря на то, что им не отрицается факт его неплатежеспособности и наличие долговых обязательств, превышающих 500 тыс. руб. Данное действие не является ни административным, ни уголовным правонарушением, однако усматривается факт злоупотребления гражданином правом. В связи с этим арбитражный суд уполномочен отклонить безосновательные возражения должника, но наложения каких-либо санкций не последует.

В-третьих, предоставление суду сведений, явно не соответствующих действительности, сокрытие сведений разного характера также являются гражданско-правовыми нарушениями. В данной ситуации можно усмотреть злоупотребление должником своими гражданскими правами.

В соответствии со ст. 213.6 Закона о банкротстве, если лицо обладает имуществом и денежными средствами, в общей совокупности позволяющими ему погасить задолженность по кредитным обязательствам, гражданин не может быть признан неплатежеспособным. В случае выявления факта заведомого злоупотребления своими правами суд отказывает

1 Определение Арбитражного суда Астраханской области от 7 июня 2021 г. по делу А06-5107/2021 // Электронное правосудие : сайт. URL: https://kad.arbitr.ru/Document/Pdf/4c1b7dae-7f1d-4011-ac0d-621d4787a0c5/ 9ef439d7-c193-4daf-a623-e4d43e92898a/A06-5107-2021_20210607_Opredelenie.pdf?isAddStamp=True (дата обращения: 02.02.2021).

2 Определение Арбитражного суда Белгородской области от 27 августа 2020 г. по делу А08-2828/2020 // Электронное правосудие : сайт. URL https://kad.arbitr.ru/Document/Pdf/be404141-d470-475e-a272-cebeee3b6c66/2a2c0faa-b4a4-4270-8c27-904ff9d1bc32/A08-2828-2020_20200827_Reshenija_i_postanovlenija.pdf?isAddStamp=True (дата обращения: 02.02.2021).

3 О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан : постановление Пленума Верховного Суда РФ от 13 октября 2015 г. № 45 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2015. № 12.

в удовлетворении заявления о признании гражданина банкротом на том основании, что в его действиях выявлен факт намеренного причинения вреда своим кредиторам.

Самым частым нарушением со стороны должностных лиц является злоупотребление своими полномочиями. Иски по таким делам имеют гражданско-правовую основу и рассматриваются в судах общей юрисдикции. В п. 5 ст. 58 Закона о банкротстве закреплено положение о том, что с момента утверждения процедуры банкротства с имущества должника снимаются ранее наложенные аресты. В момент прохождения процедуры ограничения могут вводиться только на основании решения арбитражного суда, что нередко нарушается должностными лицами. К лицам, превышающим свои полномочия, можно отнести приставов-исполнителей. Во-первых, усматриваются ситуации, когда после получения приставом судебного акта о введении процедуры банкротства не прекращаются удержания с источника дохода банкрота. Во-вторых, исполнительные производства зачастую возбуждаются уже после введения процедуры, несмотря на получение сведений о банкротстве гражданина. В-третьих, самое масштабное нарушение, допускаемое судебными приставами, - это нарушение очередности погашения требований кредиторов после продажи имущества, составляющего конкурсную массу вне рамок процедуры несостоятельности. Нарушение законодательства приставами-исполнителями возникает из-за нежелания установить все факты, имеющие значение для дела, либо из-за корыстных мотивов, например, закрытие установленных руководством планов по погашению задолженности.

Ранее были приведены примеры нарушения гражданско-правового характера при осуществлении процедуры реализации имущества. Но ответственность указанного вида может проявляться также на этапе реструктуризации долговых обязательств. Например, у должника в перспективе имеется возможность получать доход больше, чем сейчас. Имея мотив скрыть свой будущий крупный доход, должник предлагает план реструктуризации с указанием меньшего дохода. Однозначно, при выявлении подобного факта суд отменит исполнение плана реструктуризации долговых обязательств, так как права должником превышены.

Сложным для анализа вопросом можно назвать утверждение кандидатуры арбитражного управляющего. Должник самостоятельно не имеет права выбрать для ведения своего дела конкретного арбитражного управляющего, так как в данном случае будет усматриваться заинтересованность и предпочтение со стороны управляющего. Не может выбираться финансовый управляющий и судом. Правом на предоставление кандидатуры обладает саморегулируемая организация арбитражных управляющих (СРО). Нарушения законодательства будут наблюдаться при подаче заявления о признании должника несостоятельным, например, если у гражданина есть определенные связи в союзе арбитражных управляющих и он может договориться с организацией о закреплении за ним конкретного финансового управляющего. И при запросе от суда о предоставлении кандидатуры СРО выдвинет заинтересованное лицо. В будущем ведение дела заинтересованным управляющим может привести к нарушению законодательства [7, с. 85].

Одним из способов нарушения норм является вывод части имущества должника из конкурсной массы путем договоренности между управляющим и лицом, привлекаемым для обеспечения его деятельности. Правом на привлечение такого лица арбитражный управляющий наделяется на основании п. 6 ст. 213.9 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)». Парадокс заключается в том, что в условиях преступного соглашения управляющего и должника арбитражным управляющим к анализу имущества может быть привлечен оценщик, способный намеренно оценить имущество как неликвидное, в свою очередь финансовый управляющий исключит его из конкурсной массы должника. Данным способом из конкурсной массы возможен вывод достаточно дорогостоящего имущества, например, автотранспортных средств. Несомненно, данные преступные деяния в значительной мере отразятся на правах кредиторов.

Стоит отметить, в случае выявления правонарушения, совершенного специалистом, финансовый управляющий несет гражданско-правовую ответственность за деятельность указанного лица.

Подобной позицией руководствуется М. В. Телюкина, которая пишет: «Арбитражный управляющий может нести ответственность за действия привлеченных им лиц, а впоследствии в порядке регресса имеет право взыскать с них убытки» [8, с. 208].

При этом важно учитывать взаимодействие норм специализированного права в сфере банкротства и общих положений гражданского права, представленных в гл. 59 ГК РФ. Нормативные закрепления Гражданского кодекса, содержащие общие положения об убытках, не должны противоречить положениям Закона о банкротстве в части, касающейся взыскания убытков с управляющего в деле о банкротстве. Исходя из анализа законодательства можно отметить, что характер ответственности арбитражного управляющего является внедоговор-ным. Законодательно закреплены положения, устанавливающие, что в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств ответственные лица обязаны возместить причиненные убытки. При этом суды устанавливают противоправность действий и вину арбитражного управляющего исходя из доказанности неразумности и недобросовестности его поведения, повлекшего убытки [9, с. 80].

Изложенное подтверждается тем фактом, что в п. 2 и 4 ст. 20.3 Закона о банкротстве отражены принципы деятельности финансового управляющего: осмотрительность, добросовестность, разумность и целесообразность. Соответственно, при применении к управляющему мер ответственности суды должны руководствоваться данными положениями. Согласно позиции Верховного Суда РФ при передаче части полномочий специалистам отдельных сфер деятельности финансовый управляющий не освобождается от ответственности, если в его действиях будут выявлены признаки неразумности, недобросовестности. В свою очередь, при доказывании наличия неразумности и недобросовестности в действиях лица его поведение следует сопоставить «с обстоятельствами конкретного дела, в том числе с характером лежащих на нем обязанностей и условиями оборота и с вытекающими из них требованиями заботливости и осмотрительности, которые во всяком случае должен проявить любой разумный и добросовестный участник оборота» [10, с. 38-40].

Для практической деятельности и теории проблемные вопросы, относящиеся к гражданско-правовой ответственности арбитражных управляющих, имеют первостепенное значение. Следует согласиться с Т. В. Усковой, которая указывает, что в теории без элемента ответственности не может быть охарактеризовано правовое положение арбитражного управляющего, а практика показывает, что большой объем полномочий требует разнообразных форм контроля за деятельностью субъекта и выработки механизмов воздействия на него при нарушении им своих обязанностей и невыполнении установленных законом обязанностей [11, с. 37].

Одновременно с этим не стоит забывать о том, что чрезмерное оккупирование с нормативной стороны деятельности финансового управляющего может привести к отстранению его от дела в добровольном порядке. При этом передача дел новому арбитражному управляющему приведет к частичной потере уже установленных фактов и к затягиванию процедуры в целом. Указанные обстоятельства нарушат интересы и кредиторов, и должника.

Подводя промежуточный итог, отметим, что вопрос привлечения гражданина-должника или же арбитражного управляющего за совершение противоправных деяний при реализации процедур банкротства к административной и гражданско-правовой ответственности проработан недостаточно. Сложность заключается в том, что нормы, отражающие ответственность за правонарушения в сфере банкротства, не имеют четких разграничений по характеру и видам совершенных деяний, в результате возникают сложности в квалификации правонарушения и отграничении их от схожих деяний. Именно несовершенство «банкротного» законодательства порождает чрезмерную широту судейского усмотрения при разрешении конкретных дел. Указанное обстоятельство и сегодня не теряет своей актуальности [12, с. 16].

Далее необходимо рассмотреть некоторые вопросы, касающиеся уголовной ответственности за нарушение законодательства о несостоятельности (банкротстве). Законодательство, регулирующее уголовную ответственность, содержит нормы, непосредственно предусматривающие ответственность за уголовно наказуемые деяния в области несостоя-

тельности. К специальным нормам относят ст. 195-197 УК РФ. Конструкции статей направлены на привлечение к ответственности специального субъекта должника-банкрота. Основанием для дифференциации уголовной ответственности за их совершение выступает общественная опасность, характер и типовая степень которой формируются за счет специфики нарушаемых общественных отношений, иные средства дифференциации неприменимы [13, с. 41].

Участники отношений в сфере несостоятельности могут нести ответственность за преступления экономической направленности. Должник, финансовый управляющий, лица, обладающие специальными познаниями и привлекаемые к делу управляющим, а также должностные лица при исполнении ими своих обязанностей могут злоупотребить своими полномочиями или превысить их, соответственно, в данном случае они будут нести ответственность, например, по ст. 160, 201, 285, 286 УК РФ.

Выделение второй подгруппы неспециальных уголовно-правовых норм в сфере банкротства важно, поскольку статьи определяют так называемую квалификацию по совокупности преступлений или приговоров, повышается степень опасности, в результате применяется более строгое наказание.

К сожалению, выявить факт совершения преступления, затрагивающего отношения несостоятельности, достаточно тяжело. Для более детального и глубокого рассмотрения вопросов ответственности за совершение преступлений в сфере банкротства необходимо разобрать на составляющие специальные нормы УК РФ.

Статья 195 УК РФ содержит в себе ряд диспозиций, устанавливающих ответственность за неправомерные действия при банкротстве, при умышленной форме вины с обязательным наступлением последствий в виде крупного ущерба. По мнению М. Г. Жилкина, основным препятствием для эффективного применения норм о преступлениях в сфере банкротства является законодательно закрепленный криминологический признак в виде крупного ущерба и проблемы его установления правоприменителями [14, с. 58]. К числу противоправных деяний норма относит, во-первых, сокрытие имущества, имущественных прав или имущественных обязанностей, сведений об имуществе, о его размере, местонахождении либо иной информации об имуществе, имущественных правах или имущественных обязанностях; передачу имущества во владение иным лицам, отчуждение или уничтожение имущества должника - юридического лица, гражданина, в том числе индивидуального предпринимателя, а равно сокрытие, уничтожение, фальсификацию бухгалтерских и иных учетных документов, отражающих экономическую деятельность; во-вторых, неправомерное удовлетворение имущественных требований отдельных кредитов; в-третьих, принятие кредитором неправомерного удовлетворения своих имущественных требований в ущерб другим кредиторам; в-четвертых, незаконное воспрепятствование деятельности арбитражного управляющего либо лиц, приравненных к нему.

Альтернативная конструкция диспозиции предполагает, что достаточно совершить хотя бы одно из указанных деяний для привлечения к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 195 УК РФ. Материальность состава преступления подтверждается тем, что преступление будет окончено только при наступлении последствий в виде крупного ущерба, размер которого составляет 2 млн 250 тыс. руб. В самой статье не указано, кому причиняется вред уголовным деянием, но если опираться на практику, то можно с уверенностью предположить, что такими лицами являются кредиторы, так как в случае совершения преступления они не будут материально удовлетворены, т.е. не получат возврат денежных средств по своим обязательствам.

Несмотря на всю серьезность совершаемого преступления, примечанием к статье предусмотрена возможность освобождения от ответственности при соблюдении ряда правил: совершение преступления впервые, оказание активного содействия при расследовании уголовного дела, отсутствие иного состава в действиях лица, совершившего преступление.

Для правильного истолкования понятий, употребленных в анализируемой статье, необходимо обязательно обращаться к положениям специального законодательства, в данном

случае таковым является Закон о банкротстве. В ст. 195 УК РФ рассматриваются два случая относимости преступления к данному виду: когда лицо признано банкротом и когда у лица имеются признаки несостоятельности. Таким образом, для ч. 1 и 2 рассматриваемой нормы важно время совершения преступления, а именно до получения лицом статуса банкрота. Если первое состояние определить достаточно легко, это момент вынесения арбитражным судом решения о признании лица банкротом, то во втором случае доказать предвидение лицом банкротства представляется сложным, так как ни в законе нет четкого толкования данного понятия, ни в теоретических трудах, ни в судебной практике.

Подлежит толкованию также категория субъектов, совершающих данное преступление, и лиц, пострадавших в результате незаконных действий. Субъектами по каждому преступлению, предусмотренному ст. 195 УК РФ, в зависимости от совершенного деяния являются разные лица. Понятия лица, признанного несостоятельным, арбитражного, конкурсного управляющего, ликвидационной комиссии и другие содержатся в Законе о банкротстве. При определении относимости деяния к категории преступлений важно установить значение предметов преступления и их правильное толкование. Специфическими, например, являются понятия бухгалтерской отчетности, иной финансовой документации, имеющих значение для осуществления мероприятий в деле о банкротстве и отражающих незаконную деятельность.

Вина в рассматриваемой статье выражена в форме прямого умысла, при которой, во-первых, общественная опасность лицом осознается, во-вторых, наступление последствий им предвидится, в-третьих, лицо желает наступления данных последствий. В зависимости от субъекта преступления, последствия, которые виновное лицо предвидит и желает, будут отличаться по содержанию и характеру. Мотив и цель у должника как субъекта преступления заключаются в причинении вреда кредиторам и сохранении своих материальных активов. Должностное лицо, в свою очередь, будет руководствоваться другими целями, а именно будет иметь место заинтересованность в извлечении иной материальной выгоды. Но обязательными для определения степени тяжести данные признаки не являются.

Следующая ст. 196 УК РФ затрагивает преднамеренное банкротство, в ней отражена диспозиция нормы. Объективная сторона состоит в совершении действий, влекущих возникновение неплатежеспособности гражданина либо юридического лица с обязательным наступлением последствий в виде крупного ущерба. Преднамеренное банкротство отличается от обычной процедуры лишь тем, что человек заинтересован в списании долгов, при этом не выплачивает их без наличия на то оснований [15, с. 98].

Для признания действий, подпадающих под квалификацию преднамеренного банкротства, необходимо установить, во-первых, деяния, повлекшие ухудшение материального положения. К таким деяниям можно отнести сделки по отчуждению имущества с занижением цены, сделки, направленные на обмен на заведомо неравноценный предмет, замену обязательства на обязательство с худшими условиями, и другие подобные сделки с активами должника. Во-вторых, следует доказать направленность действий на причинение крупного ущерба при условии осознанности опасности деяния, предвидение последствий и желание их наступления. В-третьих, необходимо установить цель банкротства, мотив удовлетворения личных интересов или интересов других лиц.

Важно отметить, что признаки неплатежеспособности должны быть доказаны путем проведения экспертизы или иных проверок. О необходимости опытным путем доказывать неплатежеспособность многими учеными-правоведами ведутся дискуссии, так как определение данного понятия позволит отграничить уголовную ответственность от иных видов ответственности.

По формулировке ст. 196 УК РФ для привлечения физического лица к уголовной ответственности за преднамеренное банкротство факт возбуждения в отношении должника дела о несостоятельности в арбитражном суде не обязателен.

Статья 197 УК РФ устанавливает ответственность за фиктивное банкротство. Под ним подразумевается заведомое, следовательно, совершенное с прямым умыслом, ложное публичное объявление себя банкротом с причинением крупного ущерба. Целью является

получение отсрочек по долговым обязательствам либо приостановление начисления финансовых санкций.

Ученые ведут споры относительно факта публичности объявления о банкротстве. Многие высказываются о том, что достаточно сделать данное заявление в средствах массовой информации, некоторые утверждают, что необходимо обратиться с ним в судебный орган [16, с. 311]. Но в любом случае для определения признаков, доказывающих фиктивность банкротства, требуется провести проверки и экспертизы.

Ответственность по уголовному законодательству несет и арбитражный управляющий. Как показывает практика, большой объем противоправных деяний, совершенных управляющим, квалифицируется как административное правонарушение, и, как уже отмечалось ранее, присутствует высокая вероятность освобождения управляющего ввиду малозначительности деяния. Уголовному наказанию подвергаются арбитражные управляющие в довольно редких случаях и не по специальным нормам, относящимся к банкротству, а по иным статьям, охватывающим объект охраны экономической безопасности.

Данный факт делает привлечение финансового управляющего к уголовной ответственности относительно невыгодным по сравнению с той же административной ответственностью, поскольку цель применения к нарушителю соразмерного наказания и превенция совершения конкретных правонарушений при процедуре банкротства достигается лишь отчасти.

Сложившаяся практика, отражающая низкий процент привлечения арбитражного управляющего к уголовной ответственности, складывается, на наш взгляд, из следующего:

1. В самом Законе о банкротстве ст. 20.4 предусмотрены меры ответственности гражданско-правового и административного характера. Так как данный закон является специальным по отношению к уголовному, судами применяются положения специализированных норм.

2. Ни трудами ученых, ни судебной практикой до конца не раскрыты понятия неисполнения и ненадлежащего исполнения арбитражным управляющим возложенных на него обязанностей, что также приводит к трудности квалификации деяния.

3. Нормы уголовного законодательства о привлечении к ответственности за преступления в сфере банкротства имеют бланкетный характер и отсылают к Закону о банкротстве.

4. Зачастую интерес правоохранительных органов направлен на центральную фигуру, на самого должника, так как именно у этого участника дела имеется наибольший мотив и интерес в совершении преступления.

5. Наконец, важно отметить, что в последнее время приоритетным направлением в политике государства является гуманизация уголовной ответственности за экономические преступления, следовательно, приоритет отдается административной и гражданской ответственности.

Таким образом, Уголовный кодекс Российской Федерации закрепляет уголовную ответственность за умышленно совершенное общественно опасное деяние, посягающее на отношения в сфере банкротства с обязательным наступлением последствий в виде крупного ущерба. Практика применения специальных норм УК РФ противоречива и многозначна ввиду бланкетного характера норм, отсылающих к специальным законам, а высшей судебной инстанцией до настоящего момента не раскрыты правила применения мер ответственности в данной области.

Подводя итог, стоит отметить, что российское законодательство устанавливает гражданско-правовую, административную и уголовную ответственность в отношении лиц, совершивших противоправные деяния при проведении процедуры банкротства. К кругу субъектов, несущих ответственность, относят должников, арбитражных управляющих, лиц, специально привлекаемых к участию в деле, должностных лиц. Анализ законодательства и судебной практики показал необходимость совершенствования института ответственности в сфере банкротства. Проблемы правоприменения вызваны сложностью бланкетного характера норм, устанавливающих ответственность, а также отсутствием толкования неоднозначных законодательных положений Верховным Судом РФ.

Список литературы

1. Добровлянина О. В., Кондратьева К. С., Патырбаева К. В. Виды незаконных банкротств в Российской Федерации: некоторые проблемы правового регулирования // Право. Журнал Высшей школы экономики. 2017. № 3. С. 3-49.

2. Рыбкина К. В. Привлечение арбитражных управляющих к административной ответственности за нарушение законодательства о банкротстве // Законность и правопорядок в современном обществе. 2016. № 29. С. 17-27.

3. Ляпин И. Ф. Современное состояние административной ответственности в сфере банкротства // Вестник Нижегородского университета им. Н. И. Лобачевского. 2016. № 4. С. 128-132.

4. Швачко У. Е. Малозначительность как возможность освобождения арбитражного управляющего от административной ответственности // Вестник магистратуры. 2020. № 4-1. С. 52-56.

5. Керамова С. Н. Малозначительность административного правонарушения как основание освобождения от административной ответственности // Государственная служба и кадры. 2019. № 2. С.172-174.

6. Касаткина Е. А., Баринров А. В., Кузнецова И. А. Отдельные проблемы банкротства физических лиц // Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. 2020. № 3. С. 102-106.

7. Козаев Н. Ш., Бархатова Е. Н. Основные нарушения, допускаемые в ходе процедуры банкротства, и их отличие от уголовно наказуемых деяний // Вестник Восточно-Сибирского института МВД России. 2020. № 1. С. 79-88.

8. Телюкина М. В. Конкурсное право: теория и практика несостоятельности (банкротства). М. : Дело, 2002. 536 с.

9. Колесникова С. Г. Гражданско-правовая ответственность арбитражного управляющего за убытки, причиненные неисполнением (ненадлежащим исполнением) возложенных на него обязанностей // Арбитражные споры. 2018. № 1. С. 32-82.

10. Ширяева Т. В. Взыскание убытков с арбитражного управляющего в деле о несостоятельности (банкротстве) // Арбитражный и гражданский процесс. 2018. № 12. С. 38-40.

11. Ускова Т. В. Отдельные проблемы административной и дисциплинарной ответственности арбитражного управляющего // Арбитражный и гражданский процесс. 2018. № 11. С. 37-41.

12. Старицын И. А. К вопросу о гражданско-правовой ответственности арбитражного управляющего за действия (бездействия) третьих лиц в деле о банкротстве // Baikal Research Journal. 2019. Т. 10, № 1. С. 16.

13. Лапшин В. Ф. Основания для дифференциации наказуемости преступлений в серах налогообложения и банкротства // Вестник Кузбасского института. 2021. № 1. С. 38-44.

14. Жилкин М. Г. Правовая оценка ущерба при криминальных злоупотреблениях в сфере банкротства // Имущественные отношения в Российской Федерации. 2020. № 6. С. 56-64.

15. Банных С. Г., Пермяков М. В. Особенности доказывания фактов преднамеренного банкротства // Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. 2021. № 1. С. 97-100.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

16. Попов Д. А. Преднамеренное и фиктивное банкротство в уголовном законодательстве Российской Федерации // Образование и право. 2020. № 12. С. 308-314.

References

1. Dobrovlyanina O.V., Kondratieva K.S., Patyrbaeva K.V. Types of Illegal Bankruptcies in the Russian Federation: Some Problems of Legal Regulation. Pravo. Zhurnal Vysshey shkoly ekonomiki = Law. Journal of Higher School of Economics. 2017;(3):3-49. (In Russ.)

2. Rybkina K.V. Acknowledging Administrative Liability of Arbitration Managers for Violation of Bankruptcy Laws. Zakonnost i pravoporyadok v sovremennom obshchestve = Law and Order in Modern Society. 2016;(29):17-27. (In Russ.)

3. Lyapin I.F. Current State of Administrative Liability in the Field of Bankruptcy. Vestnik Nizhego-rodskogo universiteta im. N.I. Lobachevskogo = Bulletin of N. I. Lobachevsky Nizhny Novgorod University. 2016;(4):128-132. (In Russ.)

4. Shvachko U.E. Insignificance as an Opportunity to Release the Arbitration Manager from Administrative Liability. Vestnik magistratury = Bulletin of the Master's Degree Programs. 2020;(4-1):52-56. (In Russ.)

5. Keramova S.N. Insignificance of an Administrative Offense as a Basis for Exemption from Administrative Liability. Gosudarstvennaya sluzhba i kadry = Public Service and Staff. 2019;(2): 172-174. (In Russ.)

6. Kasatkina E.A., Barinrov A.V., Kuznetsova I.A. Specific Problems in Bankruptcy of Individuals. Gumanitarnye, sotsialno-ekonomicheskie i obshchestvennye nauki = Humanities, Socio-Economic and Social Sciences. 2020;(3):102-106. (In Russ.)

7. Kozaev N.Sh., Barkhatova E.N. Main Violations Committed during the Bankruptcy Procedure and Their Difference from Criminal Acts. Vestnik Vostochno-Sibirskogo instituta MVD Rossii = Bulletin of East Siberian Institute of the Russian Ministry of Internal Affairs. 2020;(1):79-88. (In Russ.)

8. Telyukina M.V. Konkursnoe pravo: teoriya i praktika nesostoyatelnosti (bankrotstva) = Competition Law: Theory and Practice of Insolvency (Bankruptcy). Moscow: Delo, 2002:536. (In Russ.)

9. Kolesnikova S.G. Civil Liability of an Arbitration Manager for Losses Caused by NonPerformance (Improper Performance) of the Duties Assigned. Arbitrazhnye spory = Arbitration Disputes. 2018;(1):32-82. (In Russ.)

10. Shiryaeva T.V. Recovery of Damages from the Arbitration Manager in Case of Insolvency (Bankruptcy). Arbitrazhnyy i grazhdanskiy protsess = Arbitration and Civil Process. 2018;(12):38-40. (In Russ.)

11. Uskova T.V. Specific Problems of Administrative and Disciplinary Liability of the Arbitration Manager. Arbitrazhnyy i grazhdanskiy protsess = Arbitration and Civil Process. 2018;(11):37—41. (In Russ.)

12. Staritsyn I.A. On Civil Liability of Arbitration Manager for Action (Inaction) of Third Parties in a Bankruptcy Case. Baikal Research Journal. 2019;10(1):16. (In Russ.)

13. Lapshin V.F. Grounds for Differentiating Liability to Punishment for Crimes in Terms of Taxation and Bankruptcy. Vestnik Kuzbasskogo instituta = Bulletin of Kuzbass Institute. 2021;(1):38-44. (In Russ.)

14. Zhilkin M.G. Legal Assessment of Damage in Case of Criminal Abuses in the Field of Bankruptcy. Imushchestvennye otnosheniya v Rossiyskoy Federatsii = Property relations in the Russian Federation. 2020;(6):56-64. (In Russ.)

15. Bannykh S.G., Permyakov M.V. Features of Proving the Facts of Intentional Bankruptcy. Gumani-tarnye, sotsialno-ekonomicheskie i obshchestvennye nauki = Humanities, Socio-Economic and Social Sciences. 2021;(1):97-100. (In Russ.)

16. Popov D.A. Deliberate and Fraudulent Bankruptcy in Criminal Legislation of the Russian Federation. Obrazovanie i pravo = Education and Law. 2020;(12):308-314. (In Russ.)

Информация об авторе / Information about the author

Е. В. Портнова - кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры частного и публичного права, Пензенский государственный университет, 440026, г. Пенза, ул. Красная, 40.

E.V. Portnova - Candidate of Law, Associate Professor, Associate Professor of the Sub-department of Private and Public Law, Penza State University, 40 Krasnaya street, Penza, 440026.

Автор заявляет об отсутствии конфликта интересов / The author declares no conflict of interests

Поступила в редакцию / Received 10.05.2022

Поступила после рецензирования и доработки / Revised 10.06.2022 Принята к публикации / Accepted 29.07.2022

ISSN 2307-9525 (Online)

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.