Научная статья на тему 'Основные нарушения, допускаемые в ходе процедуры банкротства, и их отличие от уголовно наказуемых деяний'

Основные нарушения, допускаемые в ходе процедуры банкротства, и их отличие от уголовно наказуемых деяний Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
137
37
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
банкротство / несостоятельность / имущественные права / имущественные обязанности / кредитор / должник. / bankruptcy / insolvency / property rights / property obligations / creditor / debtor.

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Козаев Нодар Шотаевич, Бархатова Екатерина Николаевна

Введение: в статье во взаимосвязи с нормами гражданского законодательства, а также с нормами федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» рассматриваются наиболее часто допускаемые лицами, задействованными в процедуре банкротства, нарушения. По объективным и субъективным признакам составов преступлений, предусмотренных ст. ст. 195–197 УК РФ об ответственности за нарушения, связанные с процедурой банкротства, проводится отграничение нарушений гражданско-правового характера от уголовно наказуемых деяний; особое внимание обращается на наличие и сумму ущерба, а также отграничение преступления от административного правонарушения по данному признаку; по аналогии с налоговыми преступлениями обосновывается необходимость увеличения сроков проверки по материалам о преступлениях, связанных с процедурой банкротства. Материалы и методы: нормативную основу исследования составили положения Конституции РФ, уголовного и гражданского законодательства, федеральных законов и подзаконных актов, регламентирующих процедуру банкротства, раскрывающие содержание основных понятий; методологическую основу составил диалектический метод познания основных закономерностей и тенденций, методы анализа и синтеза, позволившие выявить проблемные вопросы и предложить возможные пути решения. Результаты исследования: позволили отразить основные нарушения, допускаемые в ходе процедуры банкротства, на которые правоприменителю следует обратить внимание при проверке сообщения о преступлении, а также в рамках расследования по возбужденному уголовному делу, выявить основные отличия преступлений, связанных с процедурой банкротства, от гражданско-правовых деликтов, злоупотребления гражданским правом, а также от административных правонарушений, сформулировать предложения по совершенствованию правоприменительной практики в данной сфере. Выводы и заключения: в результате анализа норм федерального законодательства удалось сформулировать рекомендации по совершенствованию правоприменительной практики за счет знаний о возможных нарушениях, допускаемых в ходе процедуры банкротства, а также сформулировать предложение об увеличении сроков рассмотрения материала по признакам преступления, связанного с процедурой банкротства.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

MAJOR VIOLATIONS ADMITTED IN THE COURSE OF THE BANKRUPTCY PROCEDURE, AND THEIR DIFFERENCE FROM CRIMINALLY PUNISHED ACTS

Introduction: in the article, in conjunction with the norms of civil law, as well as with the norms of the Federal Law “On Insolvency (Bankruptcy)”, the violations most frequently committed by persons involved in the bankruptcy procedure are considered. According to the objective and subjective characteristics of the offenses under Art. Art. 195197 of the Criminal Code on liability for violations related to bankruptcy proceedings, the delimitation of civil law violations from criminal offenses is carried out. Materials and Methods: the normative basis of the study was constituted by the provisions of the Constitution of the Russian Federation, criminal and civil legislation, federal laws and regulations governing the procedure for the circulation of precious metals and precious stones, revealing the content of the basic concepts. The methodological basis was formed by the dialectical method of cognition, which made it possible to identify the main laws and trends, methods of analysis and synthesis, which made it possible to identify problematic issues and suggest possible solutions. Results: allowed to reflect the main violations committed during the bankruptcy procedure, which the law enforcer should pay attention to when checking the report of a crime, as well as in the framework of the investigation of the criminal case, to identify the main differences between bankruptcy crimes and civil tort, abuse civil law, as well as from administrative offenses, to formulate proposals for improving law enforcement practice in this area. Summary and Conclusion: as a result of the analysis of the practice of implementing the norms of federal legislation, it was possible to formulate recommendations for improving law enforcement practice based on knowledge of possible violations committed during the bankruptcy procedure, as well as formulate a proposal to increase the time for consideration of material on the grounds of a crime related to the bankruptcy procedure.

Текст научной работы на тему «Основные нарушения, допускаемые в ходе процедуры банкротства, и их отличие от уголовно наказуемых деяний»

УДК 343.3/.7

DOI 10.24411/2312-3184-2020-10008

Козаев Нодар Шотаевич

профессор кафедры уголовного права и криминологии Краснодарского университета МВД России доктор юридических наук, доцент E-mail: nkosaev@mail.ru

Бархатова Екатерина Николаевна

доцент кафедры уголовного права и криминологии Восточно-Сибирского института МВД России кандидат юридических наук, доцент E-mail: Solncevelvet@rambler.ru

Kozayev Nodar Shotaevich

Professor of the Department of Criminal Law and Criminology of the Krasnodar University of the Ministry of Internal Affairs of Russia Doctor of Law, associate professor E-mail: nkosaev@mail.ru

Barkhatova Ekaterina Nikolaevna

associate Professor of the Department of Criminal Law and Criminology of the East-Siberian Institute of the Ministry of Internal Affairs of Russia Candidate of Law, associate professor E-mail: Solncevelvet@rambler.ru

ОСНОВНЫЕ НАРУШЕНИЯ, ДОПУСКАЕМЫЕ В ХОДЕ ПРОЦЕДУРЫ БАНКРОТСТВА, И ИХ ОТЛИЧИЕ ОТ УГОЛОВНО НАКАЗУЕМЫХ ДЕЯНИЙ

Введение: в статье во взаимосвязи с нормами гражданского законодательства, а также с нормами федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» рассматриваются наиболее часто допускаемые лицами, задействованными в процедуре банкротства, нарушения. По объективным и субъективным признакам составов преступлений, предусмотренных ст. ст. 195-197 УК РФ об ответственности за нарушения, связанные с процедурой банкротства, проводится отграничение нарушений гражданско-правового характера от уголовно наказуемых деяний; особое внимание обращается на наличие и сумму ущерба, а также отграничение преступления от административного правонарушения по данному признаку; по аналогии с налоговыми преступлениями обосновывается необходимость увеличения сроков проверки по материалам о преступлениях, связанных с процедурой банкротства.

Материалы и методы: нормативную основу исследования составили положения Конституции РФ, уголовного и гражданского законодательства, федеральных законов и подзаконных актов, регламентирующих процедуру банкротства, раскрывающие содержание основных понятий; методологическую основу составил диалектический метод познания основных закономерностей и тенденций, методы анализа и синтеза, позволившие выявить проблемные вопросы и предложить возможные пути решения.

Результаты исследования: позволили отразить основные нарушения, допускаемые в ходе процедуры банкротства, на которые правоприменителю следует обратить внимание при проверке сообщения о преступлении, а также в рамках расследования по возбужденному уголовному делу, выявить основные отличия преступлений, связанных с процедурой банкротства, от гражданско-правовых деликтов, злоупотребления гражданским правом, а также от административных правонарушений, сформулировать предложения по совершенствованию правоприменительной практики в данной сфере.

Выводы и заключения: в результате анализа норм федерального законодательства удалось сформулировать рекомендации по совершенствованию правоприменительной практики за счет знаний о возможных нарушениях, допускаемых в ходе процедуры банкротства, а также сформулировать предложение об увеличении сроков рассмотрения материала по признакам преступления, связанного с процедурой банкротства.

Ключевые слова: банкротство, несостоятельность, имущественные права, имущественные обязанности, кредитор, должник.

MAJOR VIOLATIONS ADMITTED IN THE COURSE OF THE BANKRUPTCY PROCEDURE, AND THEIR DIFFERENCE FROM CRIMINALLY PUNISHED ACTS

Introduction: in the article, in conjunction with the norms of civil law, as well as with the norms of the Federal Law "On Insolvency (Bankruptcy)", the violations most frequently committed by persons involved in the bankruptcy procedure are considered. According to the objective and subjective characteristics of the offenses under Art. Art. 195197 of the Criminal Code on liability for violations related to bankruptcy proceedings, the delimitation of civil law violations from criminal offenses is carried out.

Materials and Methods: the normative basis of the study was constituted by the provisions of the Constitution of the Russian Federation, criminal and civil legislation, federal laws and regulations governing the procedure for the circulation of precious metals and precious stones, revealing the content of the basic concepts. The methodological basis was formed by the dialectical method of cognition, which made it possible to identify the main laws and trends, methods of analysis and synthesis, which made it possible to identify problematic issues and suggest possible solutions.

Results: allowed to reflect the main violations committed during the bankruptcy procedure, which the law enforcer should pay attention to when checking the report of a crime, as well as in the framework of the investigation of the criminal case, to identify the main differences between bankruptcy crimes and civil tort, abuse civil law, as well as from administrative offenses, to formulate proposals for improving law enforcement practice in this area.

Summary and Conclusion: as a result of the analysis of the practice of implementing the norms of federal legislation, it was possible to formulate recommendations for improving law enforcement practice based on knowledge of possible violations committed

during the bankruptcy procedure, as well as formulate a proposal to increase the time for consideration of material on the grounds of a crime related to the bankruptcy procedure.

Key words: bankruptcy, insolvency, property rights, property obligations, creditor,

debtor.

Банкротство - институт гражданского права, появление которого связано с необходимостью регулирования имущественного оборота. Благодаря предусмотренной законом процедуре банкротства неплатежеспособный гражданин получает возможность реабилитироваться, а его кредиторы - вернуть свои денежные средства.

Поскольку институт банкротства - понятие, присущее рыночной экономике, упоминания о нем отсутствуют в советском законодательстве. Поэтому для современной России относительно небольшой период существования положений о банкротстве в гражданском и уголовном праве характеризуется поиском подходов к наиболее точному описанию данной процедуры в законе, исключающему двусмысленное толкование нормы и многочисленные нарушения указанной процедуры [3, с. 35].

В уголовном законе нарушениям, связанным с банкротством, посвящены три нормы: ст. 195 УК РФ «Неправомерные действия при банкротстве», ст. 196 УК РФ «Преднамеренное банкротство» и ст. 197 УК РФ «Фиктивное банкротство». Перечисленные нормы не теряют своей актуальности. Так, согласно данным уголовной статистики с 2014 по 2018 г. отмечается нестабильная ситуация относительно преступлений, связанных с банкротством: с 2014 по 2017 г. отмечается снижение числа преступлений, предусмотренных ст. 195 УК РФ, однако в 2018 г. наблюдается незначительный рост. Волнообразно выглядит график, демонстрирующий число преступлений, предусмотренных ст. 196 УК РФ, что также свидетельствует об отсутствии стабильности в регулировании данной сферы деятельности. Относительно благоприятная ситуация отмечается лишь по ст. 197 УК РФ, объясняется это малым количеством подобных фактов - по официальным данным ежегодно регистрируется одно или два преступления (см. рис. 1).

180 160 140 120 100 80 60 40 20 0

ст. 195 ст. 196 ст. 197

2014

2015

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2016

2017

2018

Рис. 1. Количество зарегистрированных преступлений, связанных с нарушением процедуры банкротства на территории Российской Федерации в 2014-2018 гг.

В структуре преступлений в сфере экономической деятельности преступления, связанные с процедурой банкротства, занимают всего 0,7 %1. Объясняется этот факт не только тем, что такие преступления фактически совершаются редко, но и тем, что в отдельных случаях неправомерным действиям придается вполне правомерный вид.

Нередко процедура банкротства используется предпринимателями для ухода от погашения кредиторской задолженности, что значительно повышает предпринимательские риски и отрицательно влияет на нормальное развитие экономических отношений как внутри государства, так и на мировой арене.

Судебно-следственная практика по делам о преступлениях, связанных с процедурой банкротства, свидетельствует об ошибках, допускаемых при квалификации подобных деяний, связанных с умелой маскировкой неправомерных отношений под гражданские правоотношения, протекающие в установленном законом порядке (например, феномен управляемых банкротств).

Процедура банкротства проводится в соответствии с федеральным законом от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» . Необходимо отметить, что несостоятельность, как правило, ожидаемый факт, а потому указанным законом предусмотрены предупредительные мероприятия, направленные на возможное восстановление платежеспособности должника. Только после принятия указанных мер должна быть запущена процедура признания физического или юридического лица банкротом.

Неправомерные действия при банкротстве могут заключаться в следующем. Лицо умышленно скрывает свое личное имущество или имущество организации, руководителем которой он является, для того, чтобы избежать его отчуждения с целью уплаты долга, имеющегося у гражданина или организации. Кроме того, неправомерным и уголовно наказуемым будет признаваться также факт сокрытия отчетной документации [1, с. 96]. Документация скрывается также с целью не затрачивать оставшиеся свободные ресурсы на оплату долга, а воспользоваться ими по своему усмотрению. Уголовно наказуемыми такие действия будут являться только в случае причинения крупного ущерба (свыше 2 млн 250 тыс. руб.). Объективная сторона преднамеренного банкротства заключается в совершении действий, намеренно ухудшающих финансовое состояние физического или юридического лица с целью последующего признания его банкротом и во избежание уплаты более крупных долгов. Фиктивное банкротство состоит в сообщении заведомо ложных сведений о собственной несостоятельности при наличии достаточных для уплаты долга средств.

Все перечисленные действия будут являться уголовно наказуемыми только при наличии крупного ущерба, при отсутствии указанных последствий возможно привле-

1 См.: Статистические данные ЦСИ ГИАЦ МВД России.

О несостоятельности (банкротстве): федеральный закон от 26 окт. 2002 г. № 127-ФЗ (в ред. от 3 июля 2019 г.) // Рос. газ. 2002. № 209-210. 2 нояб.

чение только к административной ответственности по ст. 14.12 КоАП РФ «Фиктивное или преднамеренное банкротство» или ст. 14.13 КоАП РФ «Неправомерные действия при банкротстве».

Таким образом, следует отграничивать нарушения гражданско-правового характера, связанные с процедурой банкротства, от административных правонарушений и преступлений в данной сфере.

Исходя из разъяснений Пленума Верховного суда Российской Федерации от 13 октября 2015 г. № 45 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан» наиболее типичными нарушениями гражданско-правового характера являются следующие1.

Граждане, являющиеся индивидуальными предпринимателями, ошибочно полагают, что если они фактически являются неплатежеспособными, то это влечет необходимость признания их банкротами как в качестве индивидуальных предпринимателей, так и в качестве физических лиц, т. е. необходимость инициации процедуры банкротства по двум фактам. Данная ситуация должна быть разрешена следующим образом. Если гражданин, находясь в статусе индивидуального предпринимателя, фактически является неплатежеспособным и подача им заявления о признании банкротом его как индивидуального предпринимателя и как гражданина осуществляется в силу неправильного толкования норм закона, то имеет место лишь процедурное нарушение. Если же такие действия совершались умышленно с целью сокрытия имущества, за счет которого могла быть осуществлена уплата долга, тогда (в случае отсутствия крупного ущерба) будет иметь место административное правонарушение, предусмотренное ст. 14.13 КоАП РФ, при наличии соответствующего ущерба - преступление, предусмотренное ст. 195 УК РФ.

В ряде случаев должники воспринимают обращение в арбитражный суд с заявлением о признании банкротом как право, а не обязанность, ошибочно истолковывая норму. Однако же обязанность возникает у должника не сразу, а лишь при наличии таких условий, как задолженность не менее 500 тыс. руб., которую должник не смог погасить в течение трех месяцев, а также при наличии того факта, что удовлетворение требования одного или нескольких кредиторов приведет к невозможности уплаты иных долгов. Это положение касается также случаев, когда требования всех кредиторов возмещаются в части, а оставшаяся часть остается непогашенной. Задолженность в размере 500 тыс. руб. может быть связана с предпринимательской деятельностью и не связана с ней. Значение имеет факт неплатежеспособности лица.

Намеренное затягивание производства по делу о банкротстве также относится к одному из наиболее распространенных нарушений. Так, должник, признавая наличие задолженности и установленный законом период просрочки, возражает относительно возбуждения в отношении него дела о признании его банкротом. В данном случае должнику не грозит административная или уголовная ответственность, однако имеет место факт злоупотребления правом, а потому суд без применения каких-либо мер дисциплинарного воздействия может отклонить возражения должника, если устано-

1 Рос. газ. 2015. № 235. 19 окт.

вит, что они безосновательны.

Предоставление заведомо недостоверных сведений. Сведения могут относиться к различным фактам: отсутствию денежных средств или имущества, за счет которого может быть погашен долг; сумма задолженности может быть искусственно завышена, либо трехмесячный срок добровольного погашения задолженности не соблюден. Статьей 213.6 федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» предусмотрено - гражданин не может быть признан неплатежеспособным, если будет установлено, что у него все же имеются средства, за счет которых он может погасить данную задолженность, но указанный абзац статьи не подлежит применению в случае предоставления заведомо недостоверных сведений или подложных документов, к гражданину должны быть применены соответствующие меры, поскольку его действия связаны с намеренным уклонением от уплаты долга и присвоением денежных средств, по факту ему не принадлежащих. Отказ арбитражного суда в признании должника банкротом основывается на положениях ст. 10 ГК РФ, гласящих, что осуществление гражданских прав с намерением причинить вред другому лицу не допускается. Предоставление заведомо недостоверных сведений квалифицируется как фальсификация бухгалтерских и иных учетных документов, отражающих экономическую деятельность юридического лица или индивидуального предпринимателя, а потому при наличии крупного ущерба может образовать состав преступления, предусмотренного ст. 195 УК РФ. Кроме того, если крупный ущерб отсутствует, то сам факт фальсификации бухгалтерских и иных учетных документов, совершенный с целью сокрытия признаков банкротства, может быть квалифицирован по ст. 1721 УК РФ «Фальсификация финансовых документов учета и отчетности финансовой организации».

Одно из нарушений гражданско-правового характера заключается в том, что в соответствии с п. 1 ст. 57 федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» после введения процедуры банкротства приостанавливается исполнение документов по имущественным взысканиям с должника за исключением исполнения судебных решений о взыскании задолженности по заработной плате, выплате авторского вознаграждения, о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью, и морального вреда, вступивших в законную силу до момента принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом. Однако должник, игнорируя положения данной статьи, приостанавливает выплату заработной платы необоснованно. И если работодателем не просто нарушаются срокии выплаты заработной платы, а выплата прекращается вовсе, то такое нарушение выходит за рамки гражданско-правового и может быть квалифицировано как уголовно наказуемое деяние, предусмотренное ст. 1451 УК РФ «Невыплата заработной платы, пенсий, стипендий, пособий и иных выплат».

Следующее нарушение связано со злоупотреблением отдельными должностными лицами, участвующими в проведении процедуры банкротства, своими должностными полномочиями. Пункт 5 ст. 58 федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» гласит, что с момента введения наблюдения аресты имущества должника и иные ограничения должника по распоряжению его имуществом могут быть наложены исключительно в рамках процесса о банкротстве. Это означает, что кроме арбитражного суда, ведущего дело о банкротстве, арест на имущество должника не может быть

наложен никаким другим судом, ни судебным приставом-исполнителем [10, с. 153]. Однако это правило нередко нарушается в силу недобросовестного исполнения обязанностей (невыяснения обстоятельств в полном объеме, ошибочного толкования закона) либо умышленного игнорирования данного факта в силу, к примеру, корыстной заинтересованности соответствующего должностного лица. Так, известны случаи ареста, изъятия и реализации имущества должника судебными приставами-исполнителями, а также последующего за реализацией нарушения установленной ст. 64 ГК РФ очередности возмещения ущерба, причиненного фактом банкротства1.

Кроме того, возможны нарушения, касающиеся кандидатуры финансового управляющего. Так, в соответствии с законом должник не наделен правом выбирать кандидатуру финансового управляющего, а указывает в заявлении о признании банкротом лишь саморегулируемую организацию, из числа членов которой и выбирается финансовый управляющий [4, с. 186; 5, с. 100; 9, с. 132]. Выбор финансового управляющего осуществляется не арбитражным судом, а непосредственно саморегулируемой организацией, в которую суд направляет запрос о предоставлении кандидатуры. Однако, полагаем, что и указание организации в заявлении излишне, поскольку создает коррупционные риски. Так, должник, имея связи в соответствующей организации, заранее (до подачи заявления в арбитражный суд) договорившись о желательной кандидатуре финансового управляющего, посвященного во все планируемые должником нарушения, может способствовать нарушениям как гражданско-правового, так и уголовно-правового характера.

Пунктом 6 ст. 213.9 федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» предусмотрено, что финансовый управляющий для обеспечения своей деятельности вправе привлекать других лиц. Такие лица привлекаются на основании определения арбитражного суда и в случае обоснования необходимости их привлечения. Однако если финансовый управляющий состоит в преступном сговоре с должником (как было описано ранее), то привлечение таких лиц может стать одной из схем вывода активов должника именно через них, в частности, через оплату их услуг. Разумеется, в данном случае не следует вести речь о больших суммах, однако часть активов таким способом может быть выведена.

Нарушения, касающиеся умышленного указания недостоверных сведений, допускаются при предоставлении в суд плана о реструктуризации долгов. Недостоверные сведения могут указываться в данном документе с целью скорейшего завершения процедуры банкротства, если должник осведомлен о последующем крупном доходе, за счет которого не желает возмещать имеющиеся долги. В случае выяснения такого обстоятельства суд отменяет утвержденный план реструктуризации долга ввиду злоупотребления должника своим правом [6, с. 78]. В зависимости от характера недосто-

1 Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 13 июля 2004 г. № КГ-А40/5060-04. С момента принятия судом решения о признании банка несостоятельным (банкротом) кредитная организация не вправе осуществлять какие-либо денежные операции, в том числе исполнять инкассовые поручения по исполнению судебных актов. URL: https://resheniya-sudov.ru/2004/28587/ (дата обращения 03.09.2019).

верных сведений и размера ущерба злоупотребление может быть квалифицировано по ч. 1 ст. 195 УК РФ.

В ряде случаев в ходе процедуры банкротства должником допускается нарушение очередности выплаты долгов. Статья 134 федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» указывает, что в первую очередь удовлетворяются требования по текущим платежам, связанным с судебными расходами по делу о банкротстве, по выплате вознаграждения арбитражному управляющему, взысканию задолженности по выплате вознаграждения лицам, исполнявшим обязанности арбитражного управляющего в деле о банкротстве, по текущим платежам, связанным с оплатой деятельности лиц, привлечение которых арбитражным управляющим для исполнения возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве является обязательным. Возвращаясь к вопросу о предварительной договоренности должника и финансового управляющего, а также лиц, которых финансовый управляющий вправе привлекать к процедуре банкротства, отметим, что оплата их труда в первую очередь способствует коррупционным рискам и нарушению прав иных кредиторов, чьи требования могут быть не удовлетворены. В данном случае уголовно наказуемым деяние будет являться только при наличии крупного ущерба [2, с. 41]. Напомним, сумма такого ущерба в соответствии с примечанием к ст. 170 УК РФ должна превышать 2 млн 250 тыс. руб. Резонно предположить, что когда долг перед каждым последующим в очереди кредитором составляет менее данной суммы, речь может идти только об административном правонарушении, предусмотренном ч. 2 ст. 14.13 КоАП РФ. Наказание за такое правонарушение для должностных лиц составляет от 50 до 100 тыс. рублей или дисквалификация на срок от шести месяцев до трех лет. В случае, если речь идет о больших суммах, подлежащих выплате в первую очередь (с учетом возможности завышения оплаты услуг перечисленных в ст. 134 федерального закона лиц, при наличии договоренности с ними о последующем возврате части суммы), полагаем, что должник, стремясь сохранить часть денежных средств для последующего личного пользования, может пренебречь нормами административного законодательства, оказавшись при этом в выгодном положении.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Интересно указание в ч. 2 ст. 134 федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» на необходимость учета календарной очередности при удовлетворении требований кредиторов. Так, в случае если с несколькими кредиторами договоры заключены одновременно, у должника появляется возможность апеллировать к указанной норме при выплате долга одному кредитору в ущерб другим и настаивать на соблюдении очередности [7, с. 102; 8, с. 99].

Перечисленные нарушения прямо или косвенно нашли отражение в постановлении Пленума Верховного суда Российской Федерации от 13 октября 2015 г. № 45 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан». Предложенные разъяснения Пленума не всегда устраняют спорные вопросы в разграничении нарушений, относящихся к уголовно наказуемым деяниям и гражданско-правовым деликтам. Полагаем, что при решении вопроса о возбуждении уголовного дела по факту непреднамеренных действий при банкротстве, особое внимание следует уделять личности долж-

ника (руководителя юридического лица), его связям. Необходимо проанализировать произведенные должником финансовые операции с привлечением специалиста, а также установить возможность ожидаемого получения должником крупного дохода, за счет которого он мог бы удовлетворить требования кредиторов. Объем работы велик, однако сроки рассмотрения сообщения о преступлении, связанном с процедурой банкротства, специально не предусмотрены, т. е. решение органом дознания должно быть принято в течение трех суток с последующим возможным продлением до десяти суток (в соответствии с ч. 1 и 3 ст. 144 УПК РФ). Вместе с тем сроки проверки по налоговым преступлениям достигают 30 суток (ч. 7-9 ст. 144 УПК РФ). На наш взгляд, объем работы при проверке сообщения по делу о банкротстве требует увеличения предусмотренных УПК сроков.

Подводя итог, следует отметить, что правоприменитель, несмотря на определенную нормативную разработанность процедуры банкротства, сталкивается с проблемами, связанными с вопросами привлечения к тому или иному виду ответственности, в частности к уголовной, это связано как с бланкетным характером данных норм, так и с определенными трудностями самого правоприменителя при квалификации деяний и их отграничении от смежных преступлений и правонарушений. В этой связи обозначенные положения должны положительно отразиться на эффективности раскрытия и расследования уголовных дел данной категории и процедуре назначения судами справедливого и законного наказания виновным.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЕ ССЫЛКИ

1. Барабина М. П. Особенности правового регулирования отношений банкротства строительных организаций / М. П. Барабина // Актуальные проблемы российского права. - 2018. - № 4. - С. 95-99.

2. Бронфман Б. Е. К вопросу о расследовании преступлений, связанных с неправомерными действиями при банкротстве / Б. Е. Бронфман // Вестник Уфимского юридического института МВД России. - 2017. - № 1. - С. 41-44.

3. Вакутин А. А. Уголовно-правовая оценка неправомерных действий при банкротстве: дис. ... канд. юрид. наук. - Омск, 2013. - 220 с.

4. Глухова О. Ю., Шевяков А. Ю. Конкурсное производство в процедуре несостоятельности (банкротства) / О. Ю. Глухова, А. Ю. Шевяков // Социально-экономические явления и процессы. - 2017. - № 2. - С. 184-189.

5. Дранцова К. В. Проценты по вознаграждению арбитражного управляющего / К. В. Дранцова // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 14. Право. -2016. - Вып. 1. - С. 97-103.

6. Ефремова М. А., Борзиков А. А. Умышленное банкротство физического лица: злоупотребление гражданским правом или состав преступления / М. А. Ефремова, А. А. Борзиков // Вестник Восточно-Сибирского института МВД России. - 2016. - № 2. - С. 77-86.

7. Квициния Н. В., Абдурахманов С. Х. Ответственность солидарных должников перед кредитором (коллизия норм федерального закона «О несостоятельности

(банкротстве)» и положений Гражданского кодекса РФ) / Н. В. Квициния, С. Х. Абду-рахманов // Legal Concept. - 2018. - № 2. - С. 99-105.

8. Новаковская А. В., Селивановская Ю. И. Некоторые вопросы защиты прав кредиторов в процедурах банкротства: гражданско-правовые и уголовно-правовые аспекты / А. В. Новаковская, Ю. И. Селивановская // Вестник экономики, права и социологии. - 2017. - № 2. - С. 97-100.

9. Пархоменко И. К. О концепции правового положения арбитражного управляющего и его роли на стадии конкурсного производства при банкротстве юридического лица / И. К. Пархоменко // Ленинградский юридический журнал. - 2017. - № 2. С. 130-135.

10. Трунцевский Ю. В. Судебная защита прав потерпевшего (банка-кредитора) после заключения им договора уступки права (требований) в условиях преднамеренного банкротства должника / Ю. В. Трунцевский // Правоприменение. - 2017. - № 3. -Т. 1. - С. 150-159.

BIBLIOGRAPHIC REFERENCES

1. Barabina M. P. Features of legal regulation of bankruptcy relations of construction organizations / M.P. Barabina // Actual problems of Russian law. - 2018. - № 4. - P. 9599.

2. Bronfman B. E. On the investigation of crimes related to unlawful actions in bankruptcy / B. E. Bronfman // Bulletin of the Ufa Law Institute of the Ministry of Internal Affairs of Russia. - 2017. - № 1. - P. 41-44.

3. Vakutin A. A. Criminal assessment of unlawful actions in bankruptcy: thesis of Candidate of Law. - Omsk, 2013. - 220 p.

4. Glukhova O. Yu., Shevyakov A. Yu. Bankruptcy proceedings in the insolvency (bankruptcy) procedure / O. Yu. Glukhova, A. Yu. Shevyakov // Socio-economic phenomena and processes. - 2017. - № 2. - P. 184-189.

5. Drantzova K. V. Interest on remuneration of the arbitration manager / K.V. Drantzova // Bulletin of St. Petersburg University. Series 14. Right. - 2016. - Issue. 1. -P. 97-103.

6. Efremova M. A., Borzikov A. A. Intentional bankruptcy of an individual: abuse of civil law or corpus delicti /M. A. Efremova, A. A. Borzikov // Bulletin of the East-Siberian Institute of the Ministry of Internal Affairs of Russia. - 2016. - №. 2. - P. 77-86.

7. Kvitsinia N. V., Abdurakhmanov S. Kh. Responsibility of joint debtors to a creditor (conflict of norms of the Federal Law «On Insolvency (Bankruptcy)» and the provisions of the Civil Code of the Russian Federation) / N.V. Kvitsiniya, S. Kh. Abdurakhmanov // Legal Concept. - 2018. - № 2. - P. 99-105.

8. Novakovskaya A. V., Selivanovskaya Yu. I. Some issues of protecting creditors' rights in bankruptcy proceedings: civil law and criminal law aspects / A.V. Novakovskaya, Yu. I. Selivanovskaya // Bulletin of Economics, Law and Sociology. - 2017. - № 2. -P. 97-100.

9. Parkhomenko I. K.. On the concept of the legal status of an arbitration manager and its role at the stage of bankruptcy proceedings in the event of bankruptcy of a legal entity / I. K. Parkhomenko // Leningrad Law Journal. - 2017. - № 2. - P. 130-135.

10. Truntsevsky Yu. V. Judicial protection of the rights of the victim (creditor bank) after the conclusion of the contract for the assignment of rights (claims) in the context of deliberate bankruptcy of the debtor / Yu. V. Truntsevsky // Law enforcement. - 2017. -№ 3. - T. 1. - P. 150-159. УДК 343.9

DOI 10.24411/2312-3184-2020-10009

Малыхина Татьяна Анатольевна

доцент кафедры

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

уголовного права и криминологии Восточно-Сибирского института МВД России

кандидат юридических наук, доцент E-mail: malykhina_t@mail.ru

Malykhina Tatyana Anatolyevna

Associate Professor of the Department of Criminal Law and Criminology East-Siberian Institute of the Ministry of Internal Affairs of Russia Candidate of Law E-mail: malykhina_t@mail.ru

ОБ ОСОБЕННОСТЯХ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ ЭКСТРЕМИЗМА В СОВРЕМЕННОЙ МОЛОДЕЖНОЙ СРЕДЕ

Введение: в статье рассматриваются вопросы предупреждения современного экстремизма в молодежной среде на общем, специальном и индивидуальном уровнях профилактики. Важность и актуальность разработки и реализации мер профилактики всех уровней, начиная с ранней, требует обязательного привлечения для своего осуществления государственного участия. Рассмотренные в статье меры предупреждения предложены на основе анализа криминогенных детерминант, а также с учётом особенностей такой специфической социальной категории, как молодежь.

Материалы и методы: нормативную основу исследования образуют Уголовный кодекс Российской Федерации, Стратегия противодействия экстремизму в Российской Федерации до 2025 года, постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации от 28 июня 2011 г. № 11 (в ред. от 20.09.2018) «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности», иные нормативные акты, регламентирующие предупредительную деятельность органов внутренних дел. В качестве методологической базы исследования выступили общенаучный метод всеобщего познания, системно-правовой, формально-правовой, криминологический анализ. Материалами исследования послужили разработки зарубежных и отечественных ученых-юристов, психологов, социологов и политологов, касающиеся проблем молодежного экстремизма.

Результаты исследования: позволили раскрыть содержание системного подхода к профилактике экстремизма в современной молодежной среде, основанного на возможностях всех рассмотренных предупредительных уровней.

Выводы и заключения: анализ детерминантов современного молодежного экстремизма позволил определить круг основных специфических мер, направленных на его предупреждение с учетом особенностей различных категорий профилактируемых лиц.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.