Научная статья на тему 'Проблемы квалификации объективной стороны мнимого посредничества во взяточничестве'

Проблемы квалификации объективной стороны мнимого посредничества во взяточничестве Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
42
6
Поделиться
Область наук
Ключевые слова
КВАЛИФИКАЦИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ / ОБЪЕКТИВНАЯ СТОРОНА ПРЕСТУПЛЕНИЯ / ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ МНИМОГО ПОСРЕДНИЧЕСТВА / ПОСРЕДНИЧЕСТВО ВО ВЗЯТОЧНИЧЕСТВЕ / ДАЧА ВЗЯТКИ / ПОЛУЧЕНИЕ ВЗЯТКИ / МОШЕННИЧЕСТВО / ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ СТАТУС СТОРОН / QUALIFICATION OF CRIMES / THE OBJECTIVE SIDE OF THE CRIME / PROBLEMS IN OBTAINING "ALLEGED" MEDIATION / MEDIATION IN BRIBERY / GIVING A BRIBE / OBTAINING BRIBES / FRAUD / PROCEDURAL STATUS OF THE PARTIES

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Шадрин Виктор Андреевич, Хабибулин Фаиль Фаритович

Необходимость борьбы с коррупцией не вызывает сомнений. Распространение взяточничества является угрозой для общества и государства. В связи с широким распространением и повышенной общественной опасностью преступлений коррупционной направленности, научному сообществу необходимо своевременно реагировать на возникающие в ходе правоприменительной деятельности проблемы и трудности, содействовать органам государственной власти в совершенствовании законодательства. Статья посвящена проблемам квалификации мнимого посредничества во взяточничестве, обусловленным несовершенством действующего уголовного законодательства и проблемами толкования правовых норм. Авторами раскрывается объективная сторона мнимого посредничества во взяточничестве, проводится разграничение со смежными составами преступлений. Проведенный анализ материалов реального уголовного дела позволяет сформировать наиболее полное и грамотное представление о «лжепосредничестве» и раскрыть суть данного явления. Проведенное исследование имеет своей целью исключить неправильную квалификацию мнимого посредничества как на стадии возбуждения уголовного дела, так и при его дальнейшем движении на досудебных и судебных стадиях уголовного судопроизводства.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Шадрин Виктор Андреевич, Хабибулин Фаиль Фаритович

PROBLEMS OF QUALIFICATION OF THE OBJECTIVE SIDE OF IMAGINARY MEDIATION IN BRIBERY

The need of struggle with corruption is beyond doubt. The spread of bribery is a threat to society and to the nation. In connection with the wide spreading and increased public danger of corruption crimes, the scientific community are to respond in a timely manner to problems and difficulties arising in the course of law enforcement, and assist state authorities in improving legislation. This article is devoted to the problems of qualifying «alleged» mediation in bribery, due to the imperfection of the current criminal legislation and the problems of interpretation of legal norms. The authors disclose the objective side of the «alleged» mediation in bribery, draws a distinction from related offenses. The analysis of the materials of a real criminal case allows us to form the most complete and competent conception of «alleged» mediation and reveal the essence of this phenomenon. The study conducted in this publication is intended to eliminate the wrong qualifications of «alleged» mediation both at the stage of initiating a criminal case and during its further movement at the pre-trial and judicial stages of criminal proceedings.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Проблемы квалификации объективной стороны мнимого посредничества во взяточничестве»

УДК 347.1

В. А. Шадрин

преподаватель, кафедра правосудия Пензенский государственный университет, г. Пенза, Российская Федерация

Ф. Ф. Хабибулин

магистрант

Пензенский государственный университет, г. Пенза, Российская Федерация

ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ ОБЪЕКТИВНОЙ СТОРОНЫ МНИМОГО ПОСРЕДНИЧЕСТВА ВО ВЗЯТОЧНИЧЕСТВЕ

Аннотация. Необходимость борьбы с коррупцией не вызывает сомнений. Распространение взяточничества является угрозой для общества и государства. В связи с широким распространением и повышенной общественной опасностью преступлений коррупционной направленности, научному сообществу необходимо своевременно реагировать на возникающие в ходе правоприменительной деятельности проблемы и трудности, содействовать органам государственной власти в совершенствовании законодательства.

Статья посвящена проблемам квалификации мнимого посредничества во взяточничестве, обусловленным несовершенством действующего уголовного законодательства и проблемами толкования правовых норм. Авторами раскрывается объективная сторона мнимого посредничества во взяточничестве, проводится разграничение со смежными составами преступлений. Проведенный анализ материалов реального уголовного дела позволяет сформировать наиболее полное и грамотное представление о «лжепосредничестве» и раскрыть суть данного явления.

Проведенное исследование имеет своей целью исключить неправильную квалификацию мнимого посредничества как на стадии возбуждения уголовного дела, так и при его дальнейшем движении на досудебных и судебных стадиях уголовного судопроизводства..

Ключевые слова: квалификация преступлений, объективная сторона преступления, проблемы квалификации мнимого посредничества, посредничество во взяточничестве, дача взятки, получение взятки, мошенничество, процессуальный статус сторон.

V. A. Shadrin

Lecturer, Department of Justice Penza State University, Penza, the Russian Federation

F. F. Khabibulin

Master student

Penza State University, Penza, the Russian Federation

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

PROBLEMS OF QUALIFICATION OF THE OBJECTIVE SIDE OF IMAGINARY MEDIATION IN BRIBERY

Abstract. The need of struggle with corruption is beyond doubt. The spread of bribery is a threat to society and to the nation. In connection with the wide spreading and increased public danger of corruption crimes, the scientific community are to respond in a timely manner to problems and difficulties arising in the course of law enforcement, and assist state authorities in improving legislation.

This article is devoted to the problems of qualifying «alleged» mediation in bribery, due to the imperfection of the current criminal legislation and the problems of interpretation of legal norms. The authors disclose the objective side of the «alleged» mediation in bribery, draws a distinction from related offenses. The analysis of the materials of a real criminal case allows us to form the most complete and competent conception of «alleged» mediation and reveal the essence of this phenomenon.

The study conducted in this publication is intended to eliminate the wrong qualifications of «alleged» mediation both at the stage of initiating a criminal case and during its further movement at the pre-trial and judicial stages of criminal proceedings.

Key words: qualification of crimes, the objective side of the crime, problems in obtaining «alleged» mediation, mediation in bribery, giving a bribe, obtaining bribes, fraud, procedural status of the parties.

Не вызывает сомнения тот факт, что ни одно государство не может развиваться и обеспечивать экономический рост в условиях процветающей коррупции. Рост числа коррупционных преступлений подрывает авторитет власти, приводит к тяжелым экономическим последствиям и увеличивает социальное неравенство среди граждан.

Статья 19 Конституции РФ [4] закрепляет всеобщее равенство человека и гражданина перед законом и судом, независимо от каких бы то ни было факторов и условий.

При отсутствии жесткого противодействия проникновению коррупции в основные институты государства, все усилия, направленные на достижение верховенства закона, теряют свою эффективность. Когда объем прав и свобод человека и гражданина зависит от его экономических возможностей и наличия обширных связей, положения Конституции приобретают декларативный характер и не вызывают доверия у населения.

Сегодня в Российской Федерации принимаются все более суровые меры, направленные на борьбу со взяточничеством, расширяется объем и размер санкций за взяточничество. Тем не менее, все чаще в СМИ появляются сообщения о выявлении новых фактов совершения преступлений коррупционной направленности.

25 октября 2018 г. новостные порталы сообщили о том, что судом было удовлетворено ходатайство следствия об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу вице-мэру г. Сочи. Кроме того, в середине октября по делу о коррупции были задержаны первый вице-мэр г. Сочи и заместитель директора департамента экономики и стратегического развития городской администрации [6].

Двумя днями позже на официальном сайте «Российской газеты» появилась информация о том, что Басманным судом г. Москвы для бывшего первого заместителя прокурора республики Башкирия была избрана мера пресечения в виде ареста на два месяца.

По сообщению официального представителя Следственного комитета Российской Федерации Светланы Петренко, в число фигурантов уголовного дела входят также сотрудник прокуратуры г. Уфы, депутат выборного органа местного самоуправления и руководитель коммерческой организации, подозреваемые в посредничестве во взяточничестве. В этот список входит и первый заместитель главы администрации г. Уфы, подозреваемый в даче взятки размером десять млн. руб. [3].

Многие сферы подвержены поражению коррупционной чумой, но, несомненно, проникновение рассматриваемого явления в систему правоохранительных органов является одним из наиболее опасных и дестабилизирующих факторов, способных подорвать устойчивость государства и поставить под угрозу конституционный строй.

На сегодняшний день возникла проблема разграничения посредничества во взяточничестве со смежными составами преступлений коррупционной направленности, это, в первую очередь, дача взятки (ст. 291 УК РФ), мелкое взяточничество (291.2 УК РФ), мошенничество (ст. 159 УК РФ), покушение и соучастие в преступлении (ст. 30 и ст. 33 УК РФ), причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 165 УК РФ).

Понятие мнимого посредничества применяется для обозначения действий посредника, который получает материальные ценности в целях передачи их взяткополучателю, но отказывается от этого намерения, присваивает их себе. В современной

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

правоприменительной практике такие действия квалифицируются по совокупности преступлений, либо предусмотренных ст. 159 УК РФ (мошенничество) и покушение на дачу взятки (ч. 3 ст. 30 УК РФ), либо как подстрекательство к покушению на дачу взятки (ч. 4 ст. 33 и ч. 3. ст. 30 УК РФ) (в случае если мнимый посредник различными способами допускал склонение лица к совершению преступления, предусмотренного ст. 290 УК РФ) [2].

Данная позиция соответствует разъяснениям, изложенным в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» [7].

Согласно п. 24 рассматриваемого Постановления действия лица, получившего ценности якобы для передачи должностному лицу или лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, в качестве взятки либо предмета коммерческого подкупа, однако заведомо не намеревавшегося исполнять свое обещание и обратившего эти ценности в свою пользу, следует квалифицировать в качестве мошенничества [1].

При квалификации мнимого посредничества, как и при квалификации иных уголовно-наказуемых деяний, необходимо выделить такие элементы состава преступления, как его объект, объективная сторона, субъект и субъективная сторона.

В связи с тем, что «лжепосредничество» квалифицируется по ст.159 УК РФ, необходимо разобрать состав мошеннических преступлений и выделить их основные признаки.

Часть 1 ст.159 УК РФ содержит в себе легальное определение понятия «мошенничества», под которым понимается хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием.

Таким образом, в науке уголовного права выделяют две формы мошенничества: обман и злоупотребление доверием, данные формы и составляют объективную сторону мнимого посредничества.

Обман, как способ совершения мнимого посредничества с целью приобретения права на чужое имущество и денежные средства, может проявляться в различных формах. Действия «лжепосредника» могут быть выражены в преднамеренном и сознательном сообщении взяткодателю заведомо ложных, не соответствующих действительности сведений о наличии доверительных отношений между посредником и взяткополучателем, о реальной возможности взяткополучателя повлиять на исход дела или совершении в отношении взяткодателя юридически значимых действий, либо в умолчании об истинных фактах и возможности реально повлиять на исход дела. «Лжепосредничество» может включать в себя также умышленные действия, например, фальсификацию и подделку документов, удостоверяющих личность и/или должность мнимого посредника; имитацию активного взаимодействия с взяткополучателем, создание видимости передачи взятки (например, когда на глазах у взяткодателя «лжепосредник» входит в кабинет предполагаемого взяткополучателя и якобы передает ему денежные средства, хотя фактически оставляет присваивает их себе).

Все усилия мнимого посредника направлены на введение взяткодателя в заблуждение, путем сообщения ему ложных сведений (т.е. преступное действие) и/или путем умолчания об истинных обстоятельствах дела (т.е. преступное бездействие).

Злоупотребление доверием при мнимом посредничестве может выражаться в использовании с корыстной целью доверительных отношений «лжепосредника» с взяткодателем. Доверие в данном случае обуславливается различными обстоятельствами, например, служебным положением «лжепосредника», его статусом и наличием обширных связей, либо его личными отношениями с взяткодателем и взяткополучателем.

Злоупотребление доверием также имеет место в случаях принятия на себя «лжепосредником» обязательств по передаче денежных средств или имущества взяткополучателю. При этом у мнимого посредника может изначально отсутствовать

фактическая возможность выполнить взятые на себя обязательства ввиду различных обстоятельств.

На данный момент в Российской Федерации уже накоплено большое количество судебной практики по делам, связанным с мнимым посредничеством.

24 января 2018 г. Дзержинский районный суд г. Оренбурга рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении К. и Б., обвиняемых в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ.

В ходе судебного разбирательства установлено, что преступление совершено при следующих обстоятельствах:

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Б., зная из средств массовой информации, что решением суда удовлетворено административное исковое заявление прокурора г. Оренбурга к Департаменту градостроительства и земельных отношений администрации г. Оренбурга, к ООО «<данные изъяты>» и к ООО «Центр экспертиз» о признании незаконными положительного заключения негосударственной экспертизы и разрешения на строительство жилого дома, сформировал преступный умысел на хищение путем обмана в результате мнимого посредничества во взяточничестве имущества ООО «<данные изъяты>» в особо крупном размере.

Б. запланировал организовать встречу с руководителем ООО «<данные изъяты>», в ходе которой представиться посредником во взяточничестве, имеющим необходимые коррупционные связи с должностными лицами государственных органов и органов местного самоуправления, правомочными выдать разрешение на строительство указанного объекта недвижимости, и предложить решить проблемы ООО «<данные изъяты>» при условии вручения ему как посреднику денежных средств в сумме 5 млн. руб., якобы для передачи должностным лицам в качестве взятки.

Не имея при этом каких-либо реальных возможностей оказания влияния на ход рассмотрения и на решение вопроса о выдаче разрешения на строительство Департаментом градостроительства и земельных отношений администрации г. Оренбурга, а также заведомо не имея намерений передавать деньги, полученные от представителей ООО «<данные изъяты>», в качестве взятки должностным лицам государственных органов и органов местного самоуправления, Б. желал путем обмана незаконно завладеть денежными средствами ООО «<данные изъяты>» в особо крупном размере, похитить их и распорядиться ими по своему усмотрению.

Реализуя свой преступный умысел, Б., зная о том, что его знакомый К., занимающий должность заместителя начальника Управления экономической безопасности и противодействия коррупции УМВД России по Оренбургской области, обладает обширным кругом знакомых, в том числе среди бывших сотрудников правоохранительных органов, перешедших после увольнения на работу в коммерческие структуры, обратился к К. с просьбой организовать ему встречу с директором ООО «<данные изъяты>».

К. согласился на просьбу Б. и совершил ряд действий, которые способствовали реализации преступного умысла Б., направленного на хищение путем обмана чужого имущества в особо крупном размере, и повлекли вовлечение самого К. в преступную деятельность Б.

При этом, наряду с совершением вышеуказанных действий, личное участие К. в совершении преступления также выразилось в том, что он предоставлял Б. необходимую информацию и устранял препятствия в совершении преступления.

Проанализировав собранные по делу доказательства в их совокупности, оценивая объективную и субъективную стороны совершенных деяний и направленность умысла каждого подсудимого, суд верно квалифицировал установленные в ходе судебного следствия действия Б. как одно умышленное неоконченное преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ, - покушение на мошенничество, то есть умышленные действия лица, непосредственно направленные на совершение хищения чужого имущества путем обмана в особо крупном размере, не доведенные до конца по независящим от этого лица обстоятельствам.

Так как подсудимый К. самолично не выполнял действий, составлявших объективную сторону преступления, заключавшегося в покушении Б. на хищение чужого имущества путем обмана в особо крупном размере, а только содействовал тому в совершении преступления предоставлением о нем благоприятной информации и устранением препятствий путем выполнения просьб и указаний Б., и как лицо, давшее свое согласие на хранение предмета преступления в виде денег, то установленные в ходе судебного следствия действия К. суд квалифицировал как одно умышленное неоконченное преступление, предусмотренное ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ, - пособничество, то есть оказание содействия предоставлением информации и устранением препятствий совершения преступления в покушении на мошенничество, то есть в совершении другим исполнителем умышленных действий, непосредственно направленных на хищение чужого имущества путем обмана в особо крупном размере, не доведенные до конца по независящим от этого лица обстоятельствам [8].

В силу ч. 5 ст. 34 УК РФ, в случае недоведения исполнителем преступления до конца по независящим от него обстоятельствам пособник также несет уголовную ответственность за покушение на преступление.

Таким образом, от посредничества в даче взятки следует отличать мнимое посредничество, когда лицо получает от кого-либо материальные ценности якобы для передачи должностному лицу в качестве взятки и, не намереваясь этого делать, присваивает их себе. Содеянное в таких случаях следует квалифицировать как мошенничество при условии достоверного установления направленности умысла мнимого посредника, что возможно только при установлении всех участников цепочки «взяткодатель - посредник - взяткополучатель» [5].

Действия владельца материальных ценностей в таких случаях подлежат квалификации как покушение на дачу взятки (ч. 3 ст. 30 УК РФ). Если же мнимый посредник еще и склоняет лицо к даче взятки, порождая в нем умысел к совершению преступления, содеянное дополнительно квалифицируется как подстрекательство к покушению на дачу взятки (ч. 4 ст. 33, ч. 3 ст. 30 и ст. 291 УК РФ).

При квалификации «лжепосредничества» необходимо уяснить процессуальный статус сторон. При совершении преступления, направленного на дачу взятки должностному лицу, посредник присваивает себе часть или всю сумму передаваемой взятки, что приводит к двойственности статуса взяткодателя, который совершает покушение на дачу взятки (ч. 3 ст. 30 УК РФ) и одновременно является жертвой мошенника («лжепосредника»), пообещавшего довести преступный умысел «взяткодателя» до завершения.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Дронова Ю.А. Некоторые вопросы квалификации «мнимого» посредничества во взяточничестве / Ю.А. Дронова, В.В. Харитошкин // Вестник Тверского государственного университета. Серия: Право. — 2014. — № 3. — С. 113-120.

2. Егиян А.М. Проблемы квалификации объективной стороны посредничества во взяточничестве / А.М. Егиян // Балтийский гуманитарный журнал. — 2016. — Т. 5, № 1 (14). — С. 176-179.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

3. Камаева А. Бывшего зампрокурора Башкирии арестовали на два месяца / Интернет-портал «Российской газеты» [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://rg.ru/2018/10/27/reg-pfo/byvshego-zamprokurora-bashkirii-arestovali-na-dva-mesiaca.html (дата обращения: 28.10.2018).

4. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) / Правовой Сервер КонсультантПлюс [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: / /www. consultant.ru /document /cons_doc_LAW_28399 / (дата обращения: 25.10.2018).

5. Красных Ю.В. Проблемы квалификации посредничества во взяточничестве / Ю.В. Красных // Молодой ученый. — 2017. — № 17. — С. 175-177.

6. Максимова О. В Сочи взят под арест вице-мэр Иван Бомбергер / Интернет-портал «Российской газеты» [Электронный ресурс]. — Режим доступа: ЬИрБ://rg.ru/2018/10/25/reg-ufo/v-sochi-vziat-pod-arest-vice-mer-ivan-bumberger.html (дата обращения: 25.10.2018).

7. О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 9 июля 2013 г. № 24 / Информационно-правовой портал ГАРАНТ.РУ [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://base.garant.ru/70410688/ (дата обращения: 27.10.2018).

8. Приговор Дзержинского районного суда г. Оренбурга по уголовному делу № 1-2/2018 от 19.01.2018 / Интернет-ресурс «Судебные и нормативные акты Российской Федерации» (СудАкт.Ру) [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://sudact.ru/ (дата обращения: 29.10.2018).

REFERENCES

1. Dronova Iu.A., Kharitoshkin V.V. Some issues of qualification of "alleged" mediation in bribery. Vestnik Tverskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriia: Pravo = Herald of TvSU. Series: Law, 2014, no. 3, pp. 113-120 (in Russian).

2. Egiian A.M. Problems of classification of the objective side of intermediation in the bribery. Baltiiskii gumanitarnyi zhurnal = Baltic Humanitarian Journal, 2016, vol. 5, no. 1 (14), pp. 176-179 (in Russian).

3. Kamaeva A. Former Deputy Prosecutor of Bashkiria was arrested for two months. Internet-portal «Rossiiskoi gazety» = Internet-portal «Russian newspaper». Available at: https://rg.ru/2018/10/27/reg-pfo/byvshego-zamprokurora-bashkirii-arestovali-na-dva-mesiaca.html (accessed 28.10.2018).

4. Konstitutsiia Rossiiskoi Federatsii (priniata vsenarodnym golosovaniem 12.12.1993) (s uchetom popravok, vnesennykh Zakonami RF o popravkakh k Konstitutsii RF ot 30.12.2008 № 6-FKZ, ot 30.12.2008 № 7-FKZ, ot 05.02.2014 № 2-FKZ, ot 21.07.2014 № 11-FKZ) (The Constitution of the Russian Federation (it is accepted by national vote 12.12.1993) (taking into account the amendments made by Acts of the Russian Federation on amendments to the Constitution of the Russian Federation of 30.12.2008 no. 6-FKZ, of 30.12.2008 no. 7-FKZ, of 05.02.2014 no. 2-FKZ, of 21.07.2014 no. 11-FKZ)). Available at: http://www.consultant.ru/document/ cons_doc_LAW_28399/ (accessed 25.10.2018).

5. Krasnykh Iu.V. Problems of qualification of mediation in bribery. Molodoi uchenyi = The young scientist, 2017, no. 17, pp. 175-177 (in Russian).

6. Maksimova O. Vice Mayor Ivan Bomberger was arrested in Sochi. Internet-portal «Rossiiskoi gazety» = Internet-portal «Russian newspaper». Available at: https://rg.ru/2018/ 10/25/reg-ufo/v-sochi-vziat-pod-arest-vice-mer-ivan-bumberger.html (accessed 25.10.2018).

7. O sudebnoi praktike po delam o vziatochnichestve i ob inykh korruptsionnykh pre-stupleniiakh Postanovlenie Plenuma Verkhovnogo Suda RF ot 9 iiulia 2013 g. № 24 (About judicial practice on cases of bribery and of other corruption crimes: Resolution of the Plenum of the Supreme Court of the Russian Federation of July 9, 2013 no. 24): http://base.garant.ru/ 70410688/ (accessed 27.10.2018).

8. Prigovor Dzerzhinskogo raionnogo suda g. Orenburga po ugolovnomu delu № 1-2/2018 ot 19.01.2018 (A sentence of Dzerzhinsky district court of Orenburg on criminal case no. 12/2018 of 19.01.2018). Available at: http://sudact.ru/ (accessed 29.10.2018).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ИНФОРМАЦИЯ ОБ АВТОРАХ

Шадрин Виктор Андреевич — преподаватель, кафедра правосудия, Пензенский государственный университет, 440026, г. Пенза, ул. Красная 40, Российская Федерация, e-mail: vik77795@mail.ru.

Хабибулин Фаиль Фаритович — магистрант, Пензенский государственный университет, 440026, г. Пенза, ул. Красная 40, Российская Федерация, e-mail: failkhabibulin@mail.ru.

AUTHORS

Shadrin Viktor Andreevich — lecturer, department of justice, Penza State University, 40 Krasnaya Street, Penza, 440026, the Russian Federation, e-mail: vik77795@mail.ru.

Habibulin Fail' Faritovich — Master student, Penza State University, 40 Krasnaya Street, Penza, 440026, the Russian Federation, e-mail: failkhabibulin@mail.ru.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКОЕ ОПИСАНИЕ СТАТЬИ

Шадрин В.А. Посредничество во взяточничестве при осуществлении адвокатами функции защиты от обвинения в уголовном процессе / В.А. Шадрин, Ф.Ф. Хабибулин // Электронный научный журнал «Наука. Общество. Государство». — 2018. — Т. 6, № 4 [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://esj.pnzgu.ru.

BIBLIOGRAPHIC DESCRIPTION

Shadrin V. A., Khabibulin F. F. Problems of qualification of the objective side of imaginary mediation in bribery. Electronic scientific journal «Science. Society. State», 2018, vol. 6, no. 4, available at: http://esj.pnzgu.ru (In Russian).