Научная статья на тему 'Проблема восприятия власти в отечественной литературе 1917 начала 1920-х годов'

Проблема восприятия власти в отечественной литературе 1917 начала 1920-х годов Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
1330
138
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ВЛАСТЬ / КУЛЬТУРА / РЕВОЛЮЦИЯ / ЛИТЕРАТУРА / БОЛЬШЕВИКИ / ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ / POWER / CULTURE / REVOLUTION / LITERATURE / THE BOLSHEVIKS / INTELLIGENTSIA

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Шалаева Н. В.

В статье рассматриваются вопросы восприятия советской власти деятелями русской литературы. Сложные революционные процессы 1917 начала 1920-х гг, свержение монархии и Временного правительства, приход к власти большевиков вызвали в обществе социокультурный раскол и, как следствие, полемику в литературных кругах. Предметом исследования является неоднозначная реакция представителей творческой интеллигенции на факт утверждения советской власти и мероприятия в период ее становления. В основу методологии статьи положен принцип историзма, историко-сравнительный и историко-системный методы, которые позволили провести анализ позиций и взглядов представителей культуры на политические процессы 1917 1920-х гг Метод исторического моделирования способствует исследованию атмосферы культурной жизни революционной России; использование междисциплинарных связей (литературный анализ) помогает лучше понять позиции и взгляды конкретных представителей русской литературы благодаря их художественным произведениям. В статье представлен процесс формирования новых литературных тенденций, основанных на культурных задачах советской власти.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

PERCEPTION OF AUTHORITIES IN RUSSIAN LITERATURE of 1917 EARLY 1920s

The paper deals with perception of Soviet authorities in Russian literary circles. The turbulent revolutionary processes of 1917 early 1920s, overthrow of monarchy and Provisional government, the Bolsheviks' rise to power caused social and cultural split in the society and, therefore, debates in literary circles. The object of the research is heterogeneous response to the establishment of Soviet rule by intelligentsia. The methodology of the paper is based on the principle of historicism, historical, comparative, historical and systematic methods which allowed analyzing positions and views of people of culture on the political processes in 1917 1920-ies. Historical simulation method facilitates the study of cultural life in an atmosphere of revolutionary Russia, use of interdisciplinary relations (literary analysis) helps to better understand the positions and views of certain representatives of Russian literature through their works. The paper presents the process of forming new literary trends based on the cultural objectives of the Soviet regime.

Текст научной работы на тему «Проблема восприятия власти в отечественной литературе 1917 начала 1920-х годов»

По нашему мнению, требуется серьезная модернизация семейного законодательства. Семейный кодекс регулирует только внутрисемейные отношения; требуется разработка второй части кодекса, в которой будут оформлены отношения между семьей и государством, семьей и государственными институтами, семьей и системами здравоохранения, образования и др. Необходимо также создать концепцию семейной политики, системы государственных документов и формирования органов власти по работе с семьями. При этом нужно отчетливо разграничивать две основные цели:

1) защищать от жесткого воздействия рынка социально уязвимые слои населения, которым не обойтись без социальной поддержки государства;

2) способствовать средствами социальной политики экономической активизации различных слоев населения, развитию их способности адаптироваться к рынку; реализовать те преимущества, которые формируются новыми социально-экономическими условиями и выражаются в возможности увеличения трудового вклада и дохода.

В этой связи необходимо решение следующих актуальных задач:

- поддержка самообеспечения, а не иждивенчества семьи. Семья не должна зависеть от государства. Для этого нужно создать условия, в которых семья с работоспособными родителями имела бы от своей экономической деятельности доход, достаточный для нормального развития детей (это предполагает совершенствование оплаты труда, занятости и подготовки кад -ров, налогообложения, кредитования и т.п.);

- поддержка семей с детьми, оказавшихся в особо трудных условиях (многодетные, неполные семьи, семьи беженцев, безработных, семьи с инвалидами и т.п.);

- совершенствование системы семейных пособий, а также минимальных (бесплатных) социальных гарантий для детей в сфере образования, здравоохранения, культуры, оздоровительного отдыха, развитие социального страхования и частичной компенсации расходов в сфере платных услуг;

- содействие семье в реализации воспитательных функций (льготные режимы занятости для родителей, сохранение и развитие системы дошкольного воспитания, не подменяющей семью, а помогающей ей воспитывать детей, педагогическое просвещение родителей и т.п.;

- сохранение семейной среды и воссоздание ее для детей, лишившихся родительского попечения (про-

филактика распада семьи, работа с семьями групп риска, профилактика отказа от родившихся детей, правовая и экономическая поддержка опеки и усыновления и т.п.).

Главным критерием развития государства должен быть уровень жизни и защищенность семьи, материнства и детства. Выполнение этой программы - забота не только Президента и Правительства, но и каждого гражданина страны. Лишь при объединении всех социально-политических сил можно достичь поэтапного выполнения вышеуказанных целей семейной политики.

1. Антология социальной работы. М., 2010. Т. 3.

2. Ельцин Б.Н. Россия: человек, семья, общество, государство. М., 1996.

3. Здоровая семья - здоровое поколение // Аналитический вестник Совета Федерации ФС РФ. 2001. № 13 (144).

4. Международный год семьи в Российской Федерации: информационный бюллетень. М., 2008. № 2.

5. Население и общество: информационный бюллетень. М., 1999. № 34.

6. Климантова И. Семья: XXI век. Проблемы формирования региональной семейной политики // Аналитический вестник Совета Федерации ФС РФ. 2002. № 11 (167).

7. Концепция государственной семейной политики Российской Федерации. М., 1993.

8. Кузьмин А.И. Предложения к тексту Концепции государственной семейной политики Российской Федерации. М., 1994.

9. Мацковский М.С. Основные тенденции в сфере брачносемейных отношений и возможные пути их регулирования на современном этапе. М., 2004.

10. Нормативно-правовые основы социального обслуживания семьи, женщин и детей: сб. мат. и норматив. док. М., 1999.

11. О мерах демографической политики в регионах России. М., 2006.

12. Римашевская Н.М. Исследование жизнедеятельности семьи как теоретическая основа семейной политики // Семья в России. 1998. № 2.

13. Сборник федеральных конституционных законов. М., 1996. Вып. 7 - 12.

14. Семейный кодекс Российской Федерации. М., 1995.

15. Статистический бюллетень. М., 1998.

16. Заседание Совета при Президенте РФ по реализации приоритетных национальных проектов и демографической политике. 17.04.2007 // Текущий архив Президента Российской Федерации.

17. Указ Президента РФ от 14 мая 1996. № 712 «Об основных направлениях государственной семейной политики» // Собрание актов Президента и Правительства РФ. 1996 - 1998. Вып.11.

удк 821.161.1.09 "1917/1920" н.В. Шалаева

ПРОБЛЕМА ВОСПРИЯТИЯ ВЛАСТИ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЕ 1917 - начала 1920-х годов

В статье рассматриваются вопросы восприятия советской власти деятелями русской литературы. Сложные революционные процессы 1917 - начала 1920-х гг, свержение монархии и Временного правительства, приход к власти большевиков вызвали в обществе социокультурный раскол и, как следствие, полемику в литературных кругах. Предметом исследования является неоднозначная реакция представителей творческой интеллигенции на факт утверждения советской власти и мероприятия в период ее становления.

В основу методологии статьи положен принцип историзма, историко-сравнительный и историко-системный методы, которые позволили провести анализ позиций и взглядов представителей культуры на политические процессы 1917 - 1920-х гг Метод исторического моделирования способствует исследованию атмосферы культурной жизни революционной России; использование междисциплинарных связей (литературный анализ) помогает лучше понять позиции и взгляды конкретных представителей русской литературы благодаря их художественным произведениям. В статье представлен процесс формирования новых литературных тенденций, основанных на культурных задачах советской власти.

Ключевые слова: власть, культура, революция, литература, большевики, интеллигенция.

N.V. Shalayeva

PERCEPTION OF AUTHORITIES IN RUSSIAN LITERATURE of 1917 - early 1920s

The paper deals with perception of Soviet authorities in Russian literary circles. The turbulent revolutionary processes of 1917 - early 1920s, overthrow of monarchy and Provisional government, the Bolsheviks' rise to power caused social and cultural split in the society and, therefore, debates in literary circles. The object of the research is heterogeneous response to the establishment of Soviet rule by intelligentsia. The methodology of the paper is based on the principle of historicism, historical, comparative, historical and systematic methods which allowed analyzing positions and views of people of culture on the political processes in 1917 - 1920-ies. Historical simulation method facilitates the study of cultural life in an atmosphere of revolutionary Russia, use of interdisciplinary relations (literary analysis) helps to better understand the positions and views of certain representatives of Russian literature through their works. The paper presents the process of forming new literary trends based on the cultural objectives of the Soviet regime.

Key words: power, culture, revolution, literature, the Bolsheviks, intelligentsia.

Социокультурная динамика власти - внутренний план исторического процесса, его движущая формула. В этом контексте ключевыми элементами истории являются личность, свобода и знание, которые, взаимодействуя с властью, определяют историческую динамику всех ее составляющих. На протяжении всей истории носители высшей политической власти в государстве всегда стремились воздействовать на общество, его сознание и психологию. При этом государство нацелено на формирование сценариев власти, ее образов, моделирование которых не может обойтись без активного обращения к культуре, в том числе и к литературе.

Сегодня в исторической науке наиболее широкое распространение получило изучение проблемы взаимодействия власти и общества, власти и культуры в различные периоды исторического развития России. Исследователей особенно интересуют взаимоотношения власти и личности, власти и интеллигенции, власти и писателей и т.д., основанные на философских понятиях свободы и несвободы. В связи с этим становится очень важной проблема отражения власти в русской/советской литературе, которая способствовала формированию в обществе определенных представлений о власти, вырабатывала позитивное или негативное отношение к ней, влияла на общественное мнение.

Социокультурные процессы периода революционных потрясений и преобразований в России 1917 - начала 1920-х гг. имели свои особенности. Наиболее ярко и наглядно процесс идейно-культурного раскола представлен в русской литературе того времени. В последние годы внимание акцентировалось на точке зрения тех писателей и поэтов, кто отверг революцию и последовавшие за ней события. При этом игнорировалась

или вообще отвергалась позиция тех, кто остался в революции, пошел за новой властью или согласился на политический и культурный компромисс.

Формирование отношения к революции в отечественной литературе началось задолго до событий 1917 г. Но если до революции эти дискуссии в большей степени относились скорее к области культурно-исторического восприятия, то реалии времени перевели споры о новой системе и власти в политическую плоскость. При этом русские писатели и поэты открыто заявляли о своих политических предпочтениях. Так, например, Д. Мережковский, З. Гиппиус, И. Бунин, В. Набоков, К. Бальмонт еще в начале века отрицали революцию и после 1917 г. сохранили свою позицию. В. Набоков в «Других берегах», И. Бунин в «Окаянных днях», Д. Мережковский в «Больной России» выразили свое негативное отношение к революции и большевистскому режиму называя все происходящее «жестоким и бессмысленным» бунтом под названием «большевизм». И. Бунин, принимая революцию как примитивный бунт черни, не видел в нем движения «того самого европейского пролетариата, который несет будто бы в мир новую прекрасную религию величайшей гуманности...» [4, с. 35]. Литературная интеллигенция в начале XX в. воспринимала революцию не как социальный, а как культурный феномен - как революцию обновления человеческого духа. Ф. Степун считал, что новая власть готова обеспечить иной путь духовного, культурного и социального творчества, а большевики не захватили власть, а были принесены к ней народной стихией [5, с. 218].

Далеко не однозначным было понимание и восприятие власти среди тех, кто поддержал революцию. Яр-

ким свидетельством этого является эволюция взглядов А. Блока, В. Короленко, М. Волошина.

Большой интерес продолжают вызывать сегодня «Несвоевременные мысли» М. Горького. Современные исследователи часто сопоставляют взгляды писателя, отраженные в публицистических заметках газеты «Новая жизнь», с мыслями и идеями, высказанными в сборнике «Вехи», произведениях Н. Бердяева, М. Булгакова, И. Бунина, В. Розанова и др. При этом Горький остался приверженцем власти и после 1917 г Он «доказывал важность понимания неразрывной слитности культуры и науки, культуры и искусства всеми классами общества, видел в этом залог успешного движения к этическому социализму, утверждению этой идеи как основной в сознании политиков и народов.» [3, с. 117]. Победу революции писатель, как и многие его современники, видел в культурном единстве и духовном возрождении России. Уже в первом номере «Новой жизни» он писал о необходимости духовного развития России: «Революция, в лице ее руководящих сил, должна сейчас же, немедля, взять на себя обязанность создания таких условий, учреждений, организаций, которые упорно и безотлагательно занялись бы развитием интеллектуальных сил страны» [9, с. 181 - 182].

Но новой власти в условиях продолжающегося социального и национального размежевания, глубокого структурного кризиса было не до культурного строительства, поэтому высказанные в 1917 г. мысли Горького Временным правительством не были услышаны. А советская власть в вопросах культуры исходила из позиции своего лидера В. Ленина, обозначенной еще в 1905 г. в статье «Партийная организация и партийная литература». В ней В. Ленин говорил о необходимости поставить на службу власти литературу и художественное творчество масс. М. Горький высказал несогласие с методами утверждения новой власти. Неразрешимые противоречия в понимании сути революции привели к эмиграции писателя.

Другой русский писатель, принявший революцию, но отрицавший ее методы борьбы, был В. Короленко. В своей переписке с А. Луначарским он неоднократно поднимал волновавшие его вопросы: «Вводя немедленно коммунизм, вы надолго отбили охоту даже от простого социализма, введение которого составляет насущнейшую задачу современности» [10, с. 38].

Конечно, революционная стихия и первые преобразования советской власти нашли свое отражение и в литературном творчестве писателей этого периода. Спектр настроений публикуемой литературы был чрезвычайно велик: от резкой критики до раздумий о судьбах русского народа и революции; от восторженного восхищения до глубокого разочарования; от стремления выступить палачом своего народа до попыток его понять. Нередко в произведениях звучали ноты некоторой растерянности и недоумения:

Кто ты, Россия? Мираж? Наважденье?

Была ли ты? Есть или нет?

Омут. стремнина. головокруженье...

Бездна. безумие. бред. [6, с. 184].

Культурная жизнь революционных столиц была насыщена событиями, встречами. «Понедельники» Дома искусств (бывший особняк купца Елисеева) проводились регулярно и собирали много слушателей. Здесь К. Чу-

ковский читал свои статьи о В. Маяковском и М. Горьком, главы из книги о творчестве Н. Некрасова [7, с. 36], выступал А. Кони со своими воспоминаниями, В. Шкловский читал свои произведения. Воспоминания, лекции все чаще сменялись острыми и резкими дискуссиями, в которых участвовали лучшие представители культурной интеллигенции того времени. «Великая эпоха! Вечнозеленые, золотые 20-е годы! Какое скопище тревожных и чутких талантов! Блок, Маяковский, Есенин, Хлебников, Пастернак, Ахматова, Белый, Бабель, Эренбург, Фадеев, Фурманов. Перед вами не одно созвездие, а Млечный Путь!» - восклицал В. Иванов [7, с. 46]. Появилось огромное количество новых литературных и творческих объединений. Культурная жизнь представляла собой мозаичное полотно, в ко-тором смешались разные устремления, интересы, стили и направления. Это культурное разноцветье было обусловлено тем, что власть в силу сложившихся политических условий (Гражданская война) еще не имела четкой культурной политики.

Советская власть, безусловно, выделяла тех, кто выражал открытую поддержку революции и готовность пойти к ней на службу: Д. Бедный, Э Багрицкий. А. Серафимович, В. Маяковский. Для многих из них революция стала «путевкой» в большую литературную жизнь. Так, например, А. Толстой писал: «Если бы не революция, в лучшем случае меня бы ожидала. серая бесцветная деятельность дореволюционного среднего писателя. Октябрьская революция как художнику мне дала все» [14, с. 494]. Многим другим писателям революция и новая власть просто дали возможность заработать себе на хлеб. «Моя повседневная работа - писание стихов к плакатам - .была только обязанностью, способом добывать хлеб, тогда как истинные помыслы и художественные интересы были связаны с “серебряным веком”, с легендой о граде Китеже», - писал в автобиографии Э. Багрицкий [2, с. 34].

Особую позицию занимали белоэмигрантские писатели. Достаточно показательно в этом отношении произведение Б. Савинкова «Конь вороной». Его герой, сражающийся на стороне белой гвардии, однажды задает себе вопрос: «.За что ненавижу я?. Мне все равно, чья именно власть владеет страной - Лубянки или охранного отделения, ведь кто сеет плохо, плохо и жнет. Что же изменилось?. Но я ненавижу их. Враспояску, с папироской в зубах, предали они Россию на фронте. Оскверняют быт Оскверняют язык. Оскверняют само имя: русский» [13, с. 448]. Впоследствии герой сталкивается с другим пониманием власти и отношением к ней. Его мировоззрение меняется в результате объяснений с возлюбленной, ставшей коммунисткой. Их встреча - встреча людей, по-разному понимающих свободу власть и Россию. Он говорит ей, что власть большевиков - это власть грабителей, убийц и нравственных раскольников, на что она отвечает: «Свободы нет? А вы? Не вешаете? Не расстреливаете? Не жжете?» [13, с. 496]. Герой понимает, что рядом с возлюбленной ему не хватает воздуха, как в тюрьме, а жизнь и борьба постепенно теряют свой смысл. «В нас нет невинности. Мы знаем, что виноваты. По-разному но все-таки виноваты.», - размышляет он [13, с. 500]. В конечном смысле власть и служение ей для героя Б. Савинкова, как и для него самого, заключались в понятии Родина, Россия.

Нет родины - и все кругом неверно,

Нет родины - и все кругом ничтожно,

Нет родины - и вера невозможна,

Нет родины - и слово лицемерно... [12, с. 30].

В определенной степени мысли Б. Савинкова перекликаются с идеями, высказанными Г. Газдановым в романе «Вечер у Клэр», где главный герой - юнкер, совсем еще мальчик, - спросил у своего дяди, не кажется ли ему что правда не на стороне белых? Умудренный жизненным опытом, дядя ответил, что «и красные правы, и зеленые тоже, а если были бы еще оранжевые и фиолетовые, то и те были бы в равной степени правы» [14, с. 29]. И смысл существования этих людей был связан с Россией, ее благополучием и процветанием.

С укреплением советской власти все больше возникает потребности в тех писателях, которые ее поддержали. В печати постепенно утверждается идея морального устаревания литературной беллетристики и поэтических изысков символистов. «’’Чистый”, “теплый”, прозрачный стиль какого-нибудь Б. Зайцева и его последователей, беллетристов из “Современных записок”, стиль осенний, закатный, элегический, едва ли может служить для выражения жизни нашего энергичного времени. Увлечение некоторых наших литераторов словесной игрой Пруста, Дос-Пассоса, Джойса, “унанимистов”

- только от бессилия бороться за свой стиль» [8, с. 424]. Эти мысли были высказаны Ф. Гладковым в 1931 г., но они полностью соответствовали периоду 1920-х гг. и совпадали с культурной политикой в области литературы. Не случайно, как только стихает Гражданская война, советская власть стремится взять под свой контроль литературное творчество. Если в условиях Гражданской войны было более востребовано плакатное, графическое искусство, как самое наглядное и доступное для понимания неграмотного человека, то в период мирного развития, утверждения нэпа литературное творчество снова вышло на первый план, его задачей стало отражение событий революции и Гражданской войны, а также современного социалистического строительства.

С начала 1920-х гг власть активно использует механизмы воздействия на литературные процессы. С одной стороны, она не препятствует публикациям литературных произведений белой эмиграции, которые выходят в частных издательствах (например, литератур-

но-мемуаристская серия «Революция и Гражданская война в описаниях белогвардейцев»). В 1920-е гг. в России были изданы «Ледяной поход» Р Гуля, «Дюжина ножей в спину» и «Осколки разбитого вдребезги» А. Аверченко, «Под новым серпом» К. Бальмонта и др. Власть таким образом стремилась наглядно, зачастую без всяких комментариев показать истинное лицо врагов революции, которые разоблачали себя в своих же произведениях. С другой стороны, со временем контроль над литературными процессами все более усиливается, что находит свое отражение в постановлениях по Пролеткульту, организации секции пролетарских писателей при наркомпросе, создании РАПП. При этом надо заметить, что политика в области культуры и литературы была направлена не столько на развитие интеллектуального потенциала России, сколько на формирование контролирующих культуру и литературу органов. Об этом свидетельствует появившаяся летом 1925 г резолюция ЦК РКП(б) «О политике партии в области художественной литературы», которая ознаменовала собой переход к более жесткому партийному руководству стала отправной точкой в процессе рождения советской литературы и метода соцреализма.

1. Аксенов В. 1917 г. в художественном восприятии современников.

2. Багрицкий Э. Автобиография // Советские писатели. Автобиографии. М., 1966. Т. 3.

3. Белова Т.Д. Горький: концепция культуры. Художественное и публицистическое воплощение. Саратов, 1999.

4. Бунин И. Из «Великого дурмана» // Бунин И. Окаянные дни. Горький М. Несвоевременные мысли. М., 2004.

5. Вишняк В. Современные записки: воспоминания редактора. СПб., 1993.

6. Волошин М. Избранные стихотворения. М., 1988.

7. Воспоминания о К. Федине. М., 1988.

8. Гладков Ф. Мятежная юность: очерки, статьи, воспоминания. М., 1961.

9. Горький М. Несвоевременные мысли. М., 2004.

10. Короленко В.Г Письма к Луначарскому // Есть всюду свет. М., 2001.

11. Михайлов О. Горький и Бунин. «Несвоевременные мысли» и «Окаянные дни»: предисл. к изд. // Бунин И. Окаянные дни. Горький М. Несвоевременные мысли. М., 2004.

12. Очерки русской усобицы. Воронеж, 1993.

13. Савинков Б. Конь вороной. М., 2004.

14. Толстой А. Собр. соч.: в 15 т. М., 1949. Т. 13.

15. Эренбург И. В смертный час. Киев, 1919.

УДК 94(470.44) ''1923/1933" И.И. Шульга

ТРАНСФОРМАЦИЯ ВЗГЛЯДОВ РЕГИОНАЛЬНОГО ПАРТИЙНОГО РУКОВОДСТВА НА «УКРАИНСКИЙ ВОПРОС» В НИЖНЕМ ПОВОЛЖЬЕ (1923 - 1933 годы)

Статья посвящена политике украинизации в Нижнем Поволжье в 1920 - 30-е гг В качестве предмета исследования выступает процесс изменения взглядов партийного руководства на политику украинизации в нижневолжском регионе. Цель работы - провести анализ опыта осуществления политики украинизации в Нижнем Поволжье. В статье рассмотрены факторы, влиявшие на формирование у региональной партийной и советской элиты представлений о степени этнического самоопределения нижневолжских украинцев и необходимости проведения украинизации в регионе в указанный период.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.