Научная статья на тему 'Проблема формирования концепции уголовной ответственности юридических лиц в России'

Проблема формирования концепции уголовной ответственности юридических лиц в России Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
596
136
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
СУБЪЕКТ ПРЕСТУПЛЕНИЯ / ЮРИДИЧЕСКОЕ ЛИЦО / УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ / УГОЛОВНО-ПРАВОВОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ / МЕРЫ УГОЛОВНО-ПРАВОВОГО ХАРАКТЕРА / SUBJECT OF CRIME / LEGAL ENTITY / CRIMINAL LIABILITY / CRIMINAL LAW IMPACT / CRIMINAL LAW MEASURE

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Минин Р.В.

Рассматриваются два концептуальных подхода к формированию правовой конструкции уголовной ответственности юридических лиц. Согласно одному подходу, исторически первоначально сложившемуся в российской уголовно-правовой науке, юридическое лицо определяется как полноценный субъект преступления с соответствующими правовыми последствиями. Такая модель должна соответствовать всем законодательным принципам и органично вписываться в существующую систему права. Неотъемлемыми элементами этой модели являются вина юридического лица и система наказаний. Другой подход позволяет воздействовать на причастных к преступлению юридических лиц через меры уголовно-правового характера. Сторонником данной модели является Следственный комитет Российской Федерации, предложивший для общественного и научного обсуждения соответствующий проект закона. В такой модели основанием применения мер уголовно-правового воздействия в отношении юридических лиц является их причастность к совершению преступления. Автор использует сравнительно-правовой метод и сопоставляет административную ответственность юридических лиц с предлагаемым институтом уголовной ответственности. Законодатель достаточно успешно решил проблему привлечения организаций к административной ответственности, соблюдая принципы вины, презумпции невиновности и другие. Исходя из этого сделан вывод, что юридическое лицо должно быть признано субъектом преступления наравне с физическими лицами.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The problem of forming the concept of criminal liability of legal entities in Russia

Two conceptual approaches to forming the legal structure of criminal liability of legal entities are considered. One approach, initially developed in the Russian criminal law, defines a legal entity as a subject of crime with the corresponding legal consequences. Such model should comply with all legislative principles and be integrated into the existing system. The integral elements of this model are the guilt of a legal entity and the system of punishments. Another approach makes it possible to influence the legal entities involved in the crime through criminal law measures. Being the supporter of this model, the Investigative Committee of the Russian Federation proposed the relevant draft law for public and scientific discussion. In this model, the basis for the application of criminal law measures against legal entities is their involvement in the crime. The author uses the comparative legal method and compares the administrative liability of legal entities with the proposed institution of criminal liability. The legislator has successfully solved the problem of bringing organizations to administrative responsibility, observing the principles of guilt, presumption of innocence and others. Having conducted this analysis, the author comes to the conclusion that a legal entity should be recognized as the subject of crime on an equal basis with individuals.

Текст научной работы на тему «Проблема формирования концепции уголовной ответственности юридических лиц в России»

МИНИН Р.В.,

кандидат юридических наук, rvminin@gmail.com Кафедра уголовного права и процесса; Тюменский государственный университет, 625000, г. Тюмень, ул. Ленина, 38

MININ R.V.,

Candidate of Legal Sciences,

rvminin@gmail.com

Chair of criminal law and procedure;

Tyumen State University,

Leni^ St. 38, Tyumen, 625000,

Russian Federation

ПРОБЛЕМА ФОРМИРОВАНИЯ КОНЦЕПЦИИ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ В РОССИИ

Аннотация. Рассматриваются два концептуальных подхода к формированию правовой конструкции уголовной ответственности юридических лиц. Согласно одному подходу, исторически первоначально сложившемуся в российской уголовно-правовой науке, юридическое лицо определяется как полноценный субъект преступления с соответствующими правовыми последствиями. Такая модель должна соответствовать всем законодательным принципам и органично вписываться в существующую систему права. Неотъемлемыми элементами этой модели являются вина юридического лица и система наказаний. Другой подход позволяет воздействовать на причастных к преступлению юридических лиц через меры уголовно-правового характера. Сторонником данной модели является Следственный комитет Российской Федерации, предложивший для общественного и научного обсуждения соответствующий проект закона. В такой модели основанием применения мер уголовно-правового воздействия в отношении юридических лиц является их причастность к совершению преступления. Автор использует сравнительно-правовой метод и сопоставляет административную ответственность юридических лиц с предлагаемым институтом уголовной ответственности. Законодатель достаточно успешно решил проблему привлечения организаций к административной ответственности, соблюдая принципы вины, презумпции невиновности и другие. Исходя из этого сделан вывод, что юридическое лицо должно быть признано субъектом преступления наравне с физическими лицами.

Ключевые слова: субъект преступления; юридическое лицо; уголовная ответственность; уголовно-правовое воздействие; меры уголовно-правового характера.

THE PROBLEM OF FORMING THE CONCEPT OF CRIMINAL LIABILITY OF LEGAL ENTITIES IN RUSSIA

Annotation. Two conceptual approaches to forming the legal structure of criminal liability of legal entities are considered. One approach, initially developed in the Russian criminal law, defines a legal entity as a subject of crime with the corresponding legal consequences. Such model should comply with all legislative principles and be integrated into the existing system. The integral elements of this model are the guilt of a legal entity and the system of punishments. Another approach makes it possible to influence the legal entities involved in the crime through criminal law measures. Being the supporter of this model, the Investigative Committee of the Russian Federation proposed the relevant draft law for public and scientific discussion. In this model, the basis for the application of criminal law measures against legal entities is their involvement in the crime. The author uses the comparative legal method and compares the administrative liability of legal entities with the proposed institution of criminal liability. The legislator has successfully solved the problem of bringing organizations to administrative responsibility, observing the principles of guilt, presumption of innocence and others. Having conducted this analysis, the author comes to the conclusion that a legal entity should be recognized as the subject of crime on an equal basis with individuals.

Keywords: subject of crime; legal entity; criminal liability; criminal law impact; criminal law measure.

Проблема введения уголовной ответственности юридических лиц в Российской Федерации широко обсуждается в отечественной правовой науке уже более 20 лет. Переходный период становления гражданского общества и правового госу-

дарства, связанный с фундаментальными изменениями экономического регулирования, сопровождался масштабными юридическими реформами, результатом которых явилось формирование новой системы права.

Институт уголовной ответственности юридических лиц является теоретической новеллой, которая еще не нашла своего законодательного закрепления. В настоящей статье предлагается обоснование концепции, признающей юридическое лицо субъектом преступления.

С изменением структуры хозяйственных отношений и переходом страны к рыночной экономике идея осуществления уголовно-правового воздействия на юридических лиц, деятельность которых связана с существенным причинением вреда охраняемым уголовным законом общественным отношениям, перестала казаться неприемлемой. В это время провозглашенная свобода предпринимательской деятельности привела к массовому возникновению юридических лиц различных организационно-правовых форм, многие из которых начали участвовать в создании теневого сектора экономики. Ученые отмечают, что процессы, связанные со сменой общественно-экономической формации, вызвали «активизацию экономической преступности, целью которой является надежно скрываемое обогащение» [1, с. 65-74]. В таких условиях юридическое лицо может выступать не только как инструмент осуществления экономической деятельности, но и как дееспособный субъект хозяйственных отношений, обладающий определенной свободой, самостоятельностью и ответственностью, в том числе и публично-правовой.

В советский период развития правовой науки в стране идеи привлечения юридических лиц к уголовной ответственности не могли быть признаны обоснованными только потому, что все организации того времени были полностью государственными. Иной подход мог бы нивелировать саму сущность уголовно-правовых отношений, так как абсурдным представляется привлечение государством к уголовной ответственности самого же государства.

Подстраивая уголовное законодательство под современные социально-экономические требования, прогрессивно мыслящие юристы при разработке нового уголовного закона предложили сформировать институт уголовной ответственности юридических лиц. Эти предложения нашли свое отражение в одном из проектов Уголовного кодекса Российской Феде-

рации 1994 г. под редакцией профессора С.Г. Келиной [2, с. 59]. Однако они остались только в форме проекта и не были воплощены в законе.

С самого начала обсуждение разворачивалось вокруг основополагающих проблем института уголовной ответственности юридических лиц. Спор происходил в отношении принципа вины, принципа личной ответственности, объективной стороны преступления, совершенного юридическим лицом, круга преступлений, за совершение которых организацию можно было бы привлечь к уголовной ответственности, системы наказаний и т.д. [3].

Вместе с тем первоначальное категорическое неприятие института уголовной ответственности, обусловленное, по мнению некоторых ученых, инерцией мышления, по традиции связывающей уголовную ответственность только с физическими лицами [4, с. 73], сменилось более конструктивным подходом. Многочисленные исследования в этой сфере привели к тому, что все больше ученых стали склоняться к признанию обусловленности уголовно-правового запрета общественно опасных действий юридических лиц.

В марте 2014 г. в Государственную Думу Российской Федерации был внесен проект федерального закона N 750443-6 «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с введением института уголовной ответственности юридических лиц»*. Данный проект предусматривал комплексные изменения в Уголовном кодексе Российской Федерации, Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации, Уголовно-исполнительном кодексе Российской Федерации, Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях, Федеральном законе от 6 марта 2006 г. N 35-ФЗ «О противодействии терроризму» и фактически должен был установить институт уголовной ответственности юридических лиц. Однако проект не был принят.

* О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с введением института уголовной ответственности юридических лиц: проект федерального закона N 750443-6. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

Несмотря на то, что в науке сохраняют позиции оппоненты уголовно-правового воздействия на юридических лиц [5, с. 99106], свою заинтересованность в решении этого вопроса выразил Следственный комитет Российской Федерации. Его руководитель в одном из интервью заявил, что «этот вид ответственности станет мощным стимулом для принятия организациями мер, направленных на недопущение совершения преступлений подконтрольными им физическими лицами» [6].

На официальном сайте Следственного комитета Российской Федерации в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» размещен проект Федерального закона «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с введением института уголовно-правового воздействия в отношении юридических лиц» (далее - Проект Следственного комитета РФ) [7]. Этот документ опубликован в целях обсуждения и не является предметом официальной законодательной инициативы.

Таким образом, можно констатировать, что дискуссия об уголовной ответственности юридических лиц из плоскости обсуждения ее обоснованности и целесообразности перешла в плоскость поиска законодательной конструкции, которая могла бы вписаться в существующую систему отечественного права.

В зарубежном законодательстве институт корпоративной уголовной ответственности существует и применяется достаточно давно. Концепции уголовной ответственности юридических лиц различаются в зависимости от стран и правовых систем. Так, в странах с англосаксонской системой права в основе уголовной ответственности корпораций лежит модель «строгой» ответственности, которая позволяет не учитывать виновность юридических лиц, поскольку вред от преступных действий корпораций существует независимо от намерения. Такой подход все чаще подвергается критике со стороны ученых. Утверждается, что «как для корпораций, так и для руководителей корпораций, строгая субсидиарная ответственность несправедлива, является плохой государственной политикой и должна быть отменена» [8, с. 79-98]. В связи с этим некоторые юристы призывают к соответствую-

щему реформированию законодательства [9, с. 81-107].

В странах континентальной Европы, несмотря на единство романо-германской правовой системы, подходы к регламентации института уголовной ответственности юридических лиц различны. Например, французская модель признает организацию полноценным субъектом преступления [10, с. 18]. Такая позиция позволяет в полной мере защитить интересы привлекаемого к уголовной ответственности юридического лица, поскольку требует установления не только материального элемента, но и морального элемента, то есть вины. Недостатком этой концепции является очень редкая правоприменительная практика [11, с. 41-47], что, на наш взгляд, обусловлено сложным механизмом привлечения к ответственности.

В ФРГ концепция ответственности юридических лиц за совершение ими преступлений получила название квазиуголовной [12]. Суть такого подхода заключается в том, что организация не признается субъектом преступления. Уголовный кодекс ФРГ не предусматривает применения уголовных санкций в отношении корпораций, однако меры воздействия на организацию, совершившую преступление, осуществляются в рамках уголовно-процессуального законодательства и включают конфискацию и денежные штрафы. Такая концепция имеет определенный компромисс: с одной стороны, у правоприменителя есть возможность воздействия на юридическое лицо в рамках уголовных процедур, с другой стороны, нет необходимости в установлении сложных и труднодоказуемых оснований уголовной ответственности.

В уголовно-правовой науке Российской Федерации в настоящее время разработаны две концепции законодательной регламентации уголовно-правового воздействия на юридических лиц. Первая - классическая теория, согласно которой юридическое лицо должно быть признано полноценным субъектом преступления, вторая - теория ответственности, предполагающая воздействие на организации через иные меры уголовно-правового характера, то есть посредством мер безопасности.

Последний подход, безусловно, имеет определенные преимущества практического характера. Главное из них то, что при реали-

зации подобной конструкции не требуются системные изменения уголовного законодательства, достаточно лишь дополнить уголовный закон отдельной главой и внести соответствующие изменения в процессуальное и исполнительное законодательство.

Согласно Проекту Следственного комитета РФ основанием для применения мер уголовно-правового воздействия в отношении юридических лиц является их причастность к совершению преступления. Термин «причастность» используется в отечественном законодательстве. В частности, ст. 24 Федерального закона от 6 марта 2006 г. N 35-Ф3 «О противодействии терроризму»* регламентирует ответственность организаций за причастность к терроризму. При этом, исходя из буквального и логического толкования данной нормы, можно прийти к выводу о том, что причастность означает, с одной стороны, цель организации или ее деятельность, направленную на пропаганду, оправдание или поддержку терроризма, а также совершение преступлений террористической направленности, с другой стороны, причастность следует понимать как осуществление от имени организации или в ее интересах действий, направленных на организацию, подготовку и совершение преступлений террористического характера. В Постановлении Правительства Российской Федерации от 6 августа 2015 г. N 804 «Об утверждении Правил определения перечня организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму, и доведения этого перечня до сведения организаций, осуществляющих операции с денежными средствами или иным имуществом, и индивидуальных предпринимателей»** также ис-

* О противодействии терроризму: федер. закон от 6 марта 2006 г. N 35-Ф3 // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2006. N 11. Ст. 1146.

** Об утверждении Правил определения перечня организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму, и доведения этого перечня до сведения организаций, осуществляющих операции с денежными средствами или иным имуществом, и индивидуальных предпринимателей: постановление Правительства Российской Федерации от 6 авг. 2015 г. N 804 // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2015. N 33. Ст. 4835.

пользуется термин «причастность», однако отсутствуют дефиниции, позволяющие раскрыть содержание этого понятия. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации не раскрывает понятие причастности, но определяет непричастность, под которой понимается неустановленная причастность либо установленная непричастность лица к совершению преступления (ст. 5 УПК РФ).

Таким образом, термин «причастность» используется в отечественной системе права, однако не имеет дефинитивной нормы, раскрывающей содержание данного понятия.

Разработчики Проекта Следственного комитета РФ попытались определить условия причастности юридического лица к преступлению. Выделяется два таких условия: 1) совершение преступления в интересах юридического лица лицом, выполняющим в нем управленческие функции либо осуществляющим в нем фактическое руководство; 2) использование юридического лица в целях совершения, сокрытия преступления или последствий преступления лицом, выполняющим в нем управленческие функции либо осуществляющим в нем фактическое руководство, в том числе финансирование преступления с использованием денежных средств или расчетных счетов юридического лица, заключение сделок от имени юридического лица для облегчения совершения или сокрытия преступления или имущества, полученного в результате совершения преступления.

Элементом концепции, разработанной Следственным комитетом Российской Федерации, является система мер уголовно-правового характера, в которую предлагается включить предупреждение, штраф, лишение лицензии, квоты, преференций или льгот, лишение права заниматься определенным видом деятельности, запрет на осуществление деятельности на территории Российской Федерации, принудительную ликвидацию.

Следует также отметить правильность подхода, предоставляющего иммунитет от уголовного преследования государственным и муниципальным органам.

С практической точки зрения концепция, представленная Следственным комитетом Российской Федерации, имеет целый ряд положительных моментов. Во-

первых, правоприменительным органам предоставляется право самостоятельно решать вопрос о выдвижении обвинения о причастности определенного юридического лица к преступлению. Данная дискре-ция позволит более экономно использовать организационные и процессуальные ресурсы, избежать привлечения к ответственности «фирм-однодневок»; обществ, не имеющих никаких активов, фактической самостоятельности; коллектива работников, отдельных физических лиц, использующихся только в качестве орудий совершения определенных преступлений. Во-вторых, условия применения мер уголовно-правового воздействия к юридическим лицам имеют определенные объективные характеристики, что несколько ограничит усмотрение правоприменителя и минимизирует коррупциогенный фактор. В-третьих, правоохранительные органы получат реальный рычаг воздействия на юридическое лицо, причастное к совершению преступления.

Между тем при всей положительной практической составляющей рассматриваемой концепции, по нашему мнению, она не может быть положена в основу конструирования уголовно-правовых норм об ответственности юридических лиц ввиду следующих факторов.

Право представляет собой комплексную систему, в которой все элементы взаимосвязаны и взаимодействуют между собой. Как «законность не может быть калужская и казанская» [13, с. 198], так и термины, понятия и категории не могут быть исключительно уголовно-правовыми, гражданско-правовыми или административно-правовыми. Нельзя один и тот же вопрос регламентировать по-разному в зависимости от отраслевых интересов. Необходимо учитывать системное взаимодействие между нормами, институтами, отраслями и унифицированно подходить к определению понятийно-категорийного аппарата.

Следует согласиться с С.А. Белоусо-вым, утверждающим, что «...неуравновешенность системы законодательства, ее неустойчивость и разнокачественность различных ее уровней и элементов, действительно, негативно сказывается на эффективности механизма правового регулирования, на формировании порой

противоположной практики применения нормативных правовых актов, что, в конечном счете, сказывается на уровне законности и правопорядка, на состоянии обеспеченности прав и свобод человека и гражданина, на возможности эффективно защищать права и интересы» [14, с. 336]. Согласимся также и с Ю.И. Бытко, который отмечает, что «в России сложилась определенная система права и существуют определенные связи и отношения между различными ее отраслями. У уголовного законодательства в этой системе существует наиболее тесная связь с административным законодательством» [15, с. 187].

Действительно, по своей правовой природе уголовное и административное право являются «равностатутными» отраслями. В связи с этим представляется неверным игнорирование опыта регламентации института административной ответственности юридических лиц. Этот опыт показывает, что законодатель не стал искать «квазиадминистративные» конструкции, а полноценно определил юридическое лицо в качестве субъекта административного правонарушения и ответственности, не нарушив принцип вины. Такой механизм уже много лет успешно применяется на практике, что позволяет соблюсти баланс публичных и частных интересов.

Феномен юридического лица прошел длительный эволюционный путь от фикции к реально существующему субъекту хозяйственных отношений, обладающему правами и обязанностями. В юридическом поле любая организация имеет не только правоспособность, но и деликтоспособность, то есть несет самостоятельную, отличную от физических лиц, ответственность. Этот субъект существует в объективной действительности и имеет волю, которая может подавлять волю физических лиц, направляя их на совершение преступления.

Разрабатывая механизмы правового воздействия на юридических лиц, необходимо в полной мере обеспечить защиту прав этих субъектов, как и при формировании такого механизма в отношении физических лиц. В связи с этим уголовно-правовое воздействие на юридическое лицо должна обусловливать не его причастность к совершению преступления, а наличие всех признаков состава престу-

пления в деянии организации (так же, как основанием административной ответственности юридических лиц является административное правонарушение).

Концепция уголовной ответственности юридических лиц должна формироваться с учетом системного отраслевого взаимодействия и базироваться на посту-

лате о том, что юридическое лицо является самостоятельным полноценным субъектом преступления. Только такой подход позволит в полной мере обеспечить реализацию фундаментальных правовых принципов, без которых невозможно существование современной системы права Российской Федерации.

Список литературы

1. Теневая экономика и коррупция как формы проявления экономической преступности / В.Ю. Буров, Н.И. Атанов, В.Н. Андриянов, Т.М. Судакова // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. 2014. N 4. С. 65-74.

2. Келина С.Г. Ответственность юридических лиц в проекте нового Уголовного кодекса Российской Федерации // Уголовное право: Новые идеи. М.: ИГП РАН, 1994. С. 50-60.

3. Минин Р.В. Институт уголовной ответственности юридических лиц в России: проблемы обусловленности и регламентации: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Тюмень, 2008. 193 с.

4. Никифоров А.С. Юридическое лицо как субъект преступления и уголовной ответственности. М., 2002. 204 с.

5. Арбузов С.С., Кубанцев С.П. О перспективе введения в России института уголовной ответственности юридических лиц // Журнал российского права. 2012. N 10. С. 99-106.

6. .С конфискацией // Рос. газ.: сайт. URL: https://rg.ru (дата обращения: 9 янв. 2019 г.).

7. Тексты законопроектов // Следственный комитет Российской Федерации: официальный сайт. URL: http://sledcom.ru (дата обращения: 9 янв. 2019 г.).

8. Greenberg, J.D., Brotman, E.C. Strict vicarious criminal liability for corporations and corporate executives: stretching the boundaries of criminalization // American criminal law review. 2014. N 51 (1). Рр. 79-98.

9. Nwafor, A. Corporate Criminal Responsibility: A Comparative Analysis // Journal of African Law. 2013. N 57 (1). С. 81-107.

10. Deckert K. Corporate Criminal Liability in France // Pieth M., Ivory R. (eds). Corporate Criminal Liability. Dordrecht, Springer, 2011. lusGentium: Comparative Perspectives on Law and Justice. Vol. 9. Рр. 147-176.

11. Минин Р.В. Уголовная ответственность юридических лиц в законодательстве Франции // Журнал гражданского и уголовного права. 2016. N 1 (5). С. 41-47.

12. Bose M. Corporate Criminal Liability in Germany // Pieth M., Ivory R. (eds). Corporate Criminal Liability. Dordrecht, Springer, 2011. lusGentium: Comparative Perspectives on Law and Justice. Vol. 9. Рр. 227-254.

13. Ленин В.И. О «двойном» подчинении и законности // Полное собрание сочинений. 5-е изд. М.: Полит. лит., 1970. Т. 45. 730 с.

14. Белоусов С.А. Баланс и дисбаланс в российском законодательстве сквозь призму техники его специализации и унификации // Юридическая техника. 2016. N 10. С. 336-340.

15. Бытко Ю.И. Нужен ли России такой закон (к вопросу о проекте закона об уголовной ответственности юридических лиц) // Вестник Саратовской государственной юридической академии. 2015. N 2 (103). С. 182-193.

References

1. Burov V.Yu., Atanov N.I., Andriyanov V.N., Sudakova T.M. Tenevaya ekonomika i korruptsiya kak formy proyavleniya ekonomicheskoy prestupnosti [The shadow economy and corruption as a form of manifestation of economic crime]. Criminological journal of the Baikal State University of Economics and Law - Kriminologicheskiy zhurnal Baykal'skogo gosudarstvennogo universiteta ekonomiki i prava, 2014, no. 4, рр. 65-74.

2. Kelina S.G. Otvetstvennost' yuridicheskih lits v proekte novogo Ugolovnogo kodeksa Rossiyskoy Federatsii [Responsibility of legal entities in the draft of the new Criminal Code of the Russian Federation]. Ugolovnoe pravo: Novye idei [Criminal Law: New Ideas]. Moscow, Institute of State and Law, Russian Academy of Sciences, 1994. Рр. 50-60.

3. Minin R.V. Institut ugolovnoy otvetstvennosti yuridicheskih lits v Rossii: problemy obuslovlennosti i reglamentatsii. Avtoref. Kand. Diss. [Institute of criminal liability of legal entities in Russia: problems of conditionality and regulation. Autoabstract Cand. Diss.]. Tyumen, 2008. 193 р.

4. Nikiforov A.S. Yuridicheskoe litso kak sub"ekt prestupleniya i ugolovnoy otvetstvennosti [Legal entity as a subject of crime and criminal liability]. Moscow, 2002. 204 р.

5. Arbuzov S.S., Kubantsev S.P. O perspective vvedeniya v Rossii instituta ugolovnoy otvetstvennosti yuridicheskih lits [On the prospect of introducing the institute of criminal liability of legal entities in Russia]. Zhurnal rossiyskogo prava - Journal of Russian Law, 2012, no. 10, pp. 99-106.

6. .. .S konfiskatsiey [...With confiscation]. Rossiyskaya gazeta: sayt [Russian newspaper: website]. Available at: https://rg.ru (Accessed January 9, 2019).

7. Teksty zakonoproektov [Texts of draft laws]. Sledstvenniy komitet Rossiyskoy Federatsii: ofitsial'niy sayt [Investigative Committee of the Russian Federation: official site]. Available at: http://sledcom.ru (Accessed January 9, 2019).

8. Greenberg, J.D., Brotman, E.C. Strict vicarious criminal liability for corporations and corporate executives: stretching the boundaries of criminalization. American criminal law review, 2014, no. 51 (1), pp. 79-98.

9. Nwafor, A. Corporate Criminal Responsibility: A Comparative Analysis. Journal of African Law, 2013, no. 57 (1), pp. 81-107.

10. Deckert K. Corporate Criminal Liability in France. In: Pieth M., Ivory R. (eds). Corporate Criminal Liability. Dordrecht, Springer, 2011. lusGentium: Comparative Perspectives on Law and Justice. Vol. 9, pp. 147-176.

11. Minin R.V. Ugolovnaya otvetstvennost' yuridicheskih lits v zakonodatel'stve Frantsii [Criminal liability of legal entities in French law]. Zhurnal grazhdanskogo i ugolovnogo prava - Journal of civil and criminal law, 2016, no. 1 (5), pp. 41-47.

12. Bose M. Corporate Criminal Liability in Germany. In: Pieth M., Ivory R. (eds). Corporate Criminal Liability. Dordrecht, Springer, 2011. IusGentium: Comparative Perspectives on Law and Justice. Vol. 9. Pp. 227-254.

13. Lenin V.I. O "dvoynom" podchinenii i zakonnosti [On the "double" subordination and the rule of law]. Polnoe sobranie sochineniy [Complete Works]. Moscow, Politicheskaya literatura Publ., 1970. Volume 45. 730 p.

14. Belousov S.A. Balans i disbalans v rossiyskom zakonodatel'stve skvoz' prizmu tekhniki ego spetsializatsii i unifikatsii [The balance and the imbalance in the Russian legislation through the prism of the technique of its specialization and unification]. Yuridicheskaya tehnika - Legal Engineering, 2016, no. 10, pp. 336-340.

15. Bytko Yu.I. Nuzhen li Rossii takoy zakon (k voprosu o proekte zakona ob ugolovnoy otvetstvennosti yuridicheskih lits) [Does Russia need such a law (to the question of the draft law on criminal liability of legal entities)]. Vestnik Saratovskoy gosudarstvennoy yuridicheskoy akademii - Bulletin of the Saratov State Law Academy, 2015, no. 2 (103), pp. 182-193.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.