Научная статья на тему 'Привлечение представителей российской военной эмиграции к боевым операциям в составе войсковых и полицейских частей вермахта и войск СС в период Великой Отечественной войны на территории СССР'

Привлечение представителей российской военной эмиграции к боевым операциям в составе войсковых и полицейских частей вермахта и войск СС в период Великой Отечественной войны на территории СССР Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
229
46
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Russian Colonial Studies
Область наук
Ключевые слова
Белоэмигранты / РОВС / РННА / Абвер / гестапо / Зондерштаб-Р / РККА / НКВД / партизаны / добровольцы / Германия / СССР / White emigrants / ROVS / RNNA / Abwehr / Gestapo / Sondershtab-R / Red Army / NKVD / partisans / volunteers / Germany / USSR

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Котюков Константин Львович

В статье рассматривается деятельность российской военной эмиграции в период Великой Отечественной войны на оккупированных территориях СССР. В результате показано, что созданные лидерами военной эмиграции различные военные формирования и их участие в боевых действиях на стороне Германии, не оказало сколько–нибудь заметного влияния на ход войны, однако в качестве идеологического противника российская военная эмиграция представляла определенную угрозу для СССР, поскольку под воздействием идеологии «пораженчества» происходила «легитимизация предательства» как среди советских военнопленных, так и на оккупированных противником территориях. Однако вся эта деятельность была заведомо обречена на провал, так как подавляющее большинство граждан оккупированных территорий СССР являлись патриотами своей родины.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Котюков Константин Львович

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Attracting representatives of the Russian military émigrés to combat operations as part of military and police units of the Wehrmacht and the SS troops during the Great Patriotic War on the territory of the USSR

The article discusses the activity of the Russian military emigration during the Great Patriotic War in the occupied territories of the USSR. As a result, it was shown that various military formations created by the leaders of military emigration and their participation in hostilities on the German side did not have any noticeable effect on the course of the war, but as an ideological opponent, Russian military emigration posed a certain threat to the USSR, because the ideology of «defeatism» took place in the «legitimization of betrayal» both among Soviet prisoners of war and in the territories occupied by the enemy. However, all this activity was doomed to failure, since the overwhelming majority of citizens of the occupied territories of the USSR were patriots of their homeland.

Текст научной работы на тему «Привлечение представителей российской военной эмиграции к боевым операциям в составе войсковых и полицейских частей вермахта и войск СС в период Великой Отечественной войны на территории СССР»

УДК 94(1941-1944)

Привлечение представителей

российской военной эмиграции к боевым операциям в составе войсковых и полицейских частей вермахта и войск СС в период Великой Отечественной войны на территории СССР

К.Л. Котюков1

В статье рассматривается деятельность российской военной эмиграции в период Великой Отечественной войны на оккупированных территориях СССР. В результате показано, что созданные лидерами военной эмиграции различные военные формирования и их участие в боевых действиях на стороне Германии, не оказало сколько-нибудь заметного влияния на ход войны, однако в качестве идеологического противника российская военная эмиграция представляла определенную угрозу для СССР, поскольку под воздействием идеологии «пораженчества» происходила «легитимизация предательства» как среди советских военнопленных, так и на оккупированных противником территориях. Однако вся эта деятельность была заведомо обречена на провал, так как подавляющее большинство граждан оккупированных территорий СССР являлись патриотами своей родины.

Ключевые слова: Белоэмигранты, РОВС, РННА, Абвер, гестапо, Зондерштаб-Р, РККА, НКВД, партизаны, добровольцы, Германия, СССР.

1 Котюков Константин Львович - кандидат исторических наук, Московская коллегия адвокатов № 1, Российская Федерация, 129085, Москва, пр. Мира, 101; kotukov@bk.ru

Kotukov Konstantin Lvovich - PhD in history, Moscow bar аssociation № 1, Russian Federation, 129085, Moscow, av. Mira, 101; kotukov@bk.ru

Attracting representatives of the Russian military émigrés to combat operations as part of military and police units of the Wehrmacht and the SS troops during the Great Patriotic

War on the territory of the USSR

K.L. Kotyukov

The article discusses the activity of the Russian military emigration during the Great Patriotic War in the occupied territories of the USSR. As a result, it was shown that various military formations created by the leaders of military emigration and their participation in hostilities on the German side did not have any noticeable effect on the course of the war, but as an ideological opponent, Russian military emigration posed a certain threat to the USSR, because the ideology of «defeatism» took place in the «legitimization of betrayal» both among Soviet prisoners of war and in the territories occupied by the enemy. However, all this activity was doomed to failure, since the overwhelming majority of citizens of the occupied territories of the USSR were patriots of their homeland.

Keywords: White emigrants, ROVS, RNNA, Abwehr, Gestapo, Sondershtab-R, Red Army, NKVD, partisans, volunteers, Germany, USSR.

За месяц до нападения фашистской Германии на СССР, 21 мая 1941 г., начальник «Объединения Русских Воинских Союзов» (ОРВС) генерал А. А. фон Лампе направил главнокомандующему сухопутными силами вермахта генерал-фельдмаршалу В. фон Браухичу письмо, в котором выразил уверенность, что в предстоящем столкновении «доблестная германская армия будет бороться не с Россией, а с овладевшей ею и губящей её коммунистической властью совнаркома», а также «что в результате этой борьбы придёт мир и благополучие не только для Германии, но и для Национальной России...» и предоставил себя и своё Объединение в расположение германского верховного командования, чтобы «дать возможность принять участие в борьбе тем из чинов его, которые выразят своё желание это сделать и физически окажутся пригодными»2.

Фон Лампе установил также связи с начальниками III и IV отделов РОВСа в Болгарии и Югославии генералами Ф.Ф. Абрамовым и И.Б. Барбовичем, и получил от них ответ, что они присоединяются к его решению и выражают готовность действовать

2ГА РФ. Ф. 5953. Оп. 1. Д. 69. Л. 244.

сообща. Тем временем в адрес генерала фон Лампе, так же как и в адрес начальников отделов РОВСа, поступало много заявлений от руководителей и рядовых чинов этих организаций, а также военнослужащих, не состоявших в них. Они заявляли о готовности вести борьбу против большевиков вместе с Германией.

Однако прошло уже более месяца, а ответа от генерал-фельдмаршала фон Браухича всё не было. И спустя пять дней после начала «крестового похода на Восток» 27 июня 1941 г. фон Лампе подготовил письмо самому А. Гитлеру и новое послание фон Браухичу. Письмо для фюрера было передано 5 июля рейхсминистру О. Мейснеру, а 10 июля фон Лампе получил ответ от последнего, где сообщалось, что по распоряжению Гитлера обращение передано на обсуждение Верховного командования германскими вооружёнными силами (ОКВ.)3. Пока фон Лампе вёл эту переписку, ни он, ни другие военные белоэмигранты не могли знать, что еще 30 июня 1941 г. вопрос об использовании белоэмигрантов в германской армии был рассмотрен на совещании представителей Верховного командования вермахта, Главного управления СС, министерства иностранных дел и Отдела внешнеполитических связей Национал-социалистской рабочей партии Германии (НСДАП).

Допуская к участию в «крестовом походе» представителей всех европейских народов, немцы исключили из этого числа чехов и русских военных эмигрантов. Это обосновывалось тем, что участие бывших белогвардейцев в войне на стороне Германии даст хороший повод советской пропаганде говорить о реставраторских намерениях немцев, что в свою очередь лишь усилит сопротивление Красной Армии.

По этому поводу один из лидеров белоказачьей эмиграции генерал от кавалерии П.Н. Краснов писал: «В данное время немецкому командованию нежелательна никакая лишняя болтовня. Войну с Советами ведут немцы - и в целях пропаганды среди советских войск и населения, - они тщательно избегают какого бы то ни было участия эмиграции. Все, кто угодно - финны, словаки, шведы, датчане, испанцы, венгры, румыны, - но не русские эмигранты. Это ведь даст возможность Советам повести пропаганду о том, что с немцами идут «помещики» - отнимать землю, что идёт «офицерьё» загонять под офицерскую палку и пр. и т.п. - и это усилит сопротивление Красной Армии, а с нею надо скорее кончать.. ,»4

Но в действительности же использование российских военных эмигрантов в войне против СССР не входило в планы Гитлера по иной причине. Их стремление восстановить

3Между Россией и Сталиным. Российская эмиграция и Вторая мировая война. М., 2004. С. 215.

4ГА РФ. Ф. 5761. Оп. 1. Д. 5. Л.212.

«Единую и Неделимую Россию» никак не соответствовало его собственным намерениям, заключавшимся в борьбе со славянством и уничтожением российского государства с большей частью населения и превращения, оставшихся в бесправных подданных с последующим их онемечиванием.

Министр Восточных областей А. Розенберг, выходец из прибалтийских немцев, проживавший до революции в Российской империи также изначально был против создания каких-либо воинских формирований и национальных организаций из белоэмигрантской среды, за исключением сепаратистов. Он активно препятствовал проникновению русских эмигрантов на оккупированные территории СССР. В итоге, российских эмигрантов не допускали на оккупированные территории без специального разрешения. Вообще же передвижение по оккупированных немцами странам Европы для них было чрезвычайно затруднено.

Некоторым эмигрантам удалось подключиться к деятельности немецких военно -хозяйственных частей. Так, например, германская организация «Шпеер» в 1941 г. осуществляла набор эмигрантов -шофёров и технического персонала для мастерских и последующего укомплектования автомобильных колонн5. Таким путём эта категория российских эмигрантов надеялась попасть на фронт, чтобы затем уже вступить в воинские части.

К тому же командование вермахта на Восточном фронте остро нуждалось в переводчиках, поэтому, несмотря на запреты Гитлера и Розенберга, армейское командование использовало российских военных эмигрантов, по мере необходимости, в своих целях.

Также набором на Восточный фронт занимались Управления по делам русской эмиграции в Германии и Франции. Управляющий делами русской эмиграции во Франции Ю.С. Жеребков вместе с начальником I отдела РОВС профессором, генерал-лейтенантом Н.Н. Головиным зарегистрировал более 1500 офицеров, готовых участвовать в вооруженной борьбе с большевиками, но на фронт из них было отправлено лишь около 200 человек, носивших специально созданную для них форму, отдалённо напоминавшую форму старой русской армии6.

Вербовкой русских эмигрантов в части вермахта на должность переводчиков занималось также в Берлине так называемое «Русское представительство» под руководством небезызвестного С. Таборицкого, скандально прославившегося в 1922 г.

5ГА РФ. Ф. 5845. Оп. 1. Д. 61. Л.255.

6ГА РФ. Ф. 5845. Оп. 1. Д. 61. Л.255.

убийством публициста-либерала Набокова во время неудавшегося покушения на одного из лидеров кадетской партии П.Н. Милюкова7.

Например, только в 9-ю армию Вермахта из Берлина прибыло 110 человек, среди них были и бывшие военнослужащие Добровольческой армии, и просто гражданские лица, выражающие желание поехать на Восточный фронт8. Они по роду своей службы как переводчики помогали немецким армейским властям на оккупированных территориях при опросах пленных, при допросах лиц, заподозренных в связях с партизанами и органами советской разведки. Большую роль играли переводчики при налаживании контактов с местным населением. Была у них и так называемая «тайная деятельность», невидимая на первый взгляд. Каждый переводчик имел на связи «доверенных лиц» - агентов из числа гражданского населения, которые регулярно доносили о положении дел в той или иной местности.

В повседневной работе переводчики доводили до сведения немецких властей жалобы и просьбы местного населения. Одни переводчики старались максимально облегчить жизнь простых людей под оккупацией. Другие же, наоборот, старались нажиться на чужом горе или выслужиться перед немцами, подводя людей под расстрел или концлагерь. Генерал П. Н Краснов писал в связи с этим начальнику Общеказачьего Объединения в Германии Е. И. Балабину: «.Русские, поехавшие переводчиками и в отряды красноармейцев (коллаборационистские отряды, сформированные оккупантами из советских военнопленных-К. К), оказались местами далеко не на высоте. Много было с одной стороны слюнявого сентиментализма, с другой стороны грабежей и насилия над местным населением, вообще русские оказались в некоторых местах забывшими дисциплину и распоясавшимися за долгие годы эмигрантской жизни, и немцы стали очень осторожными с ними.»9.

В первый период Великой Отечественной войны немецкое фронтовое командование признавало ценность российских эмигрантов и, было ими довольно. Многие из них были награждены знаками отличия за храбрость. Некоторые погибли. Но с июня 1942 г. по решению Верховного главнокомандования (ОКВ) в Германии отправка на фронт бывших белых офицеров -эмигрантов была прекращена10.

7Штрик-Штрикфельд В. К. Против Сталина и Гитлера. Генерал Власов и Русское Освободительное движение. М., 1993. С. 58.

8Там же. С. 17.

9Чуев С. Проклятые солдаты. Предатели на стороне III рейха. М., 2004. С. 15.

10Штрик-Штрикфельд В.К. Указ. соч. С. 58.

Есть сведения о русском белоэмигрантском отряде в составе 9 -й армии вермахта под командованием генерал -полковника А. Штрауса. Он был сформирован в конце августа - начале сентября 1941 г. в г. Велиш, в составе 6 -й пехотной дивизии. Инициаторами создания отряда (роты) стали русский эмигрант из Парижа, член РОВС капитан А.П. Заустинский (ротмистр 1 -го лейб-драгунского Московского Императорского Петра Великого полка русской армии), назначенный командиром отряда, ротмистр Б.Н. Карцев, О. Горбачевский, А. Власов, Шурюгин, князь Мещерский (парижский), полковник Сакирич, капитан Козлов и другие.

Отряд принимал участие в боевых действиях против частей Красной Армии в районе Вязьмы-Ржева-Зубцева и Сычевки. Военнослужащие отряда носили немецкую униформу, но имели свой отличительный знак - белый крест на черном поле, носимый на левом рукаве11. В составе 9-й армии действовала также отдельная сотня по борьбе с партизанами под командованием капитана А.Н. Подранцева, в 1941 -1942 гг., рота по борьбе с партизанами штабс-ротмистра Белова.

Русские белоэмигранты служили и в разведывательных органах Германии, в основном в военной разведке - Абвере. Их сотрудничество началось ещё до Великой Отечественной войны. Германские спецслужбы вели сбор разведывательных данных о военной и экономической мощи Советского Союза, разрабатывали контрразведывательные мероприятия.

Основной средой для вербовки агентуры были русские эмигрантские колонии и, прежде всего, участники различных антисоветских военных организаций. Для получения интересовавшей Абвер информации агентам поручалось заводить знакомства с сотрудниками зарубежных советских представительств, моряками торгового флота и лицами, прибывшими из СССР или имеющими связи на его территории. Кроме использования отдельных эмигрантов, Абвер при необходимости объединял таких лиц в резидентуры. Известно, например, что сотрудником Абвера был бывший командир Дроздовской дивизии Добровольческой армии генерал-майор А.В. Туркул. Секретарь болгарского отдела «Русского обще-воинского союза» и начальник его разведотдела К. Фосс снабжал Абвер информацией об СССР, полученной от членов РОВС и лиц, приехавших из СССР12.

В военной организации Абвера «Финляндия», более известной как «Бюро Целлариуса», ведшей сбор информации о советском Балтийском флоте, Ленинградском

пОкороков А.В. Русская эмиграция. Политические, военно-политические и воинские организации 1920-1990 гг. М., 2003. С.181.

12Там же. С. 17.

военном округе и в целом о Северо-Западном регионе СССР, официальными сотрудниками были бывшие офицеры царской и белой армий Добровольский, Пушкарев, Алексеев, Батуев, а также ряд сотрудников из балтийских немцев13.

После начала Великой Отечественной войны все русские сотрудники Абвера из числа «эмигрантских» резидентур были включены в состав фронтовых органов Абвера либо работали на оккупированной немцами территории.

Наибольшее число русских белоэмигрантов было сосредоточено в подразделении Абвера Абвернебенштелле «Юг Украины», проводившем контрразведывательную работу на территориях Херсонской, Сталинской, Запорожской, Кировоградской, Одесской областей, а с 1942 г. - в Крыму, где согласно справке Управления контрразведки «Смерш» отдельной Приморской армии в составе абверкоманды -301, действовал контрразведывательный орган «Геркулес», сформированный из старых белоэмигрантов, прибывших из Болгарии14 Эмигранты возглавляли штатные контрразведывательные резидентуры, состоявшие из 2-3 штатных резидентов, самостоятельно вербовавших агентуру. Помимо вербовки в Абвер, велась постоянная работа по привлечению в РОВС15.

Служили белоэмигранты и в полицейских формированиях созданных гитлеровцами из предателей Родины, участвовали в карательных антипартизанских операциях на оккупированной советской территории. Вот, например что сообщалось об одном боевом эпизоде в выдержке из истории партизанского отряда № 1 первой партизанской бригады соединения «Бати», действовавшего в Смоленской области: «.11 апреля 1942 года группа партизан сделала засаду в дер. Фалисы. Появились полицейские. Они ходили от дома к дому и спрашивали у жителей о партизанах. Когда они подошли к дому, где сидели в засаде Цуранов, Новиков, Чужов, Воронов, Кузьмин, их встретили гранатами. Полицейские побежали. Началась паника. В результате было убито 5 полицейских, два взято в плен, в том числе русский белоэмигрант Игорь Шлыков»16.

В Смоленской области, в городе Дорогобуже, абвером и СД была сформирована истребительная команда «Бишлер», печально известная также под наименованием «Военная команда охотников с Востока». Создание команды началось в июне 1942 г., после вторичного захвата города немцами. Возглавил команду капитан немецкой военной

13ГА РФ. Ф. 5761. Оп 1. Д. 5. Л. 10.

14Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. Сборник документов. Т. 5. Книга 1. С. 364

15Там же. С. 21.

16Партизанская борьба с немецко-фашистскими оккупантами на территории Смоленщины 19411943 гг. Документы и материалы. Смоленск, 1962. С. 202.

разведки белоэмигрант Владимир Бишлер. В середине июля 1942 г. в его подразделении насчитывалось около 600 человек. В то время в ее составе было 8 стрелковых рот - среди них рота специального назначения и пулеметная рота. У Бишлера был взвод личной охраны (25 человек). Как коменданту Дорогобужа, ему также подчинялись гражданская администрация, городская (45 человек) и сельская полиция (829 человек). За счет членов вспомогательной полиции команда, несшая боевые потери, пополнялась личным составом17.

«Военная команда охотников Востока» приступила к поиску и уничтожению народных мстителей сразу, как было завершено ее формирование. Члены команды вели планомерные и жестокие операции по истреблению лидеров партизан и антифашистского подполья, нанеся до конца 1942 года патриотам, действовавшим в Дорогобужском районе, настолько тяжелые потери, что они не смогли оправиться от них до конца оккупации18.

Кроме карательных частей русские белоэмигранты служили и в структурах пропаганды вермахта. Так, в Смоленске при штабе группы армий «Центр» действовал батальон пропаганды, которым командовал майор Кост. Сотрудники батальона, среди которых были и русские белоэмигранты, были призваны убедить местное население в необходимости оказывать германским войскам и полиции помощь в деле розыска и уничтожения «бандитов», то есть советских партизан19.

Но среди белоэмигрантов состоявших на службе у оккупантов находились и истинные патриоты своей Родины, поступившие туда, чтобы перейти на сторону Красной Армии. Вот что, например, сообщал начальник Центрального штаба партизанского движения (ЦШПД) П.К. Пономаренко на имя И.В. Сталина и Л.П. Берия о переходе князя Н.М. Гагарина на сторону советских партизан: «В партизанский отряд члена ЦК КП (б) Белоруссии т. Королева, действующий в Осиповическом районе, Могилевской области, перешли добровольно 16 солдат и заместитель командира эскадрона казачьего добровольческого полка с 5 пулеметами, 16 винтовками, автоматом, ротным минометом, 2 пистолетами, 8 гранатами и 2. 000 патронов. Все солдаты - бывшие военнопленные.

Заместитель командира эскадрона - князь Гагарин Николай Михайлович, 1913 года рождения, родился в Ленинграде, в 1919 году эмигрировал с матерью в Турцию, затем Францию, Бельгию, Югославию, где окончил Донской кадетский корпус и Военную академию в 1937 году, получил звание - лейтенант, и служил в 1-м альпийском полку югославской армии.

11 Жуков Д.А., Ковтун И.И. Русская полиция. М., 2009. С. 158.

18Там же. С. 161.

19Там же. С. 212.

Во время войны 1939 года присвоено звание - старший лейтенант. Командовал отдельной минометной ротой, участвовал в боях против итальянцев. 23 апреля 1939 года попал в плен к немцам, где находился до 1942 года. В мае 1942 года поступил в казачий полк.

Переход объясняет тем, что «не может» переживать и терпеть тех издевательств, над русским народом, которые проводят немцы». Знает французский, немецкий, сербский, словенский и русский языки. Имеет близких родственников - мать, братьев, сестер, проживающих в Америке, Франции, Бельгии, Польше, Австралии.

Братья Дмитрий и Алексей - офицеры, служат в американской армии. Сергей -офицер французской армии, пропал без вести.

Полагая, что такой человек может представить интерес для НКВД или Разведупра, дал указание о доставке его в Москву.»20.

В центре своевременно среагировали на донесение Пономаренко и через некоторое время князь Н.М. Гагарин был вывезен самолетом в Москву, дальнейшая его судьба, к сожалению, неизвестна. Правда, таких патриотов среди русской военной эмиграцией было немного.

Но всё же заветной целью белоэмигрантов -реваншистов было создание собственных воинских формирований. Однако, учитывая отрицательное отношение Гитлера к подобным инициативам, создание полноценных воинских формирований на Восточном фронте из числа русской эмиграции было в то время нереальным. Правда, подобный запрет не распространялся на использование русских эмигрантов в интересах германских спецслужб, а также на подразделения, дислоцированные на оккупированных территориях Юго-Восточной Европы.

И всё-таки, начиная с 1942 г. благодаря настойчивости и связям отдельных высокопоставленных представителей российской военной эмиграции, а также заинтересованности, проявленной в отношении их начинаний некоторыми представителями верховного командования вермахта, которые считали возможным ради достижения победы игнорировать установки политического руководства Третьего Рейха, несколько таких подразделений удалось создать.

Рассмотрим историю создания и деятельности основных воинских формирований, созданных германским командованием, в составе которых воевали представители русской военной эмиграции.

20РГАСПИ. Ф. 69. Д. 20. Л. 114-115.

Первым среди представителей российской военной эмиграции, которому удалось добиться от немцев разрешения на создание русских вооруженных формирований для Восточного фронта, стал граф Б.А. Смысловский - белоэмигрант и бывший офицер царской армии, взявший для себя псевдоним «фон Регенау». В июле 1941 г. им было создано при штабе группы армий «Север» воинское формирование для сбора разведывательной информации о противнике, которое получило наименование «1 -й русский зарубежный учебный батальон». Он насчитывал более 1 000 человек личного состава21. По времени создания это была первая воинская часть, состоявшая из русских, созданная немцами на Восточном фронте. Первоначально личный состав части состоял исключительно из старых эмигрантов, но затем стал пополняться за счёт пленных красноармейцев. Батальон Смысловского создавался как база для развёртывания других русских разведывательных подразделений. И в течение 1941 -1942 гг. на его основе были развёрнуты 12 учебно-разведывательных батальонов (фактически - разведшкол) объединённых в «Северную группу». Их предназначением была борьба с партизанами и разведывательно-диверсионная деятельность в советском тылу.

Ядро батальонов «Северной группы» составил 1001 -й русский гренадерский разведывательный полк, инспектором которого являлся Смысловский. Кадры в полк подбирались из числа белоэмигрантов, но затем в него стали принимать и бывших военнопленных. Помимо набора советских военнопленных из лагерей крупнейшим поставщиком кадров для Смысловского являлась Варшавская разведшкола Абвера.

В марте 1942 г. при штабе Абвера «Вали» был сформирован «Зондерштаб-Р» («Р» -Россия) - специальное отделение для борьбы с партизанским движением, а также разведывательной и контрразведывательной деятельности. «Зондерштаб-Р», объединял под своим началом практически все русские подразделения, подведомственные Абверу. Общая численность сотрудников «Зондерштаба-Р» составляла более 1000 человек. Его агенты действовали под видом служащих хозяйственных, дорожных, заготовительных учреждений оккупационных властей, разъезжих торговцев и т. п. Часть этого актива использовалась для разведывательной работы в тылу советских войск. «Зондерштаб-Р» также занимался засылкой агентуры в партизанские отряды22. Кроме того люди Смысловского занимались созданием собственных лжепартизанских отрядов, которые, выдавая себя за советских партизан, учиняли насилия над мирным населением. Вот что впоследствии писал Смысловский о партизанском движении против гитлеровских

21В поединке с абвером. М., 1974. С.116.

22Там же

оккупантов: «...Партизанское движение во время Второй мировой на Восточном фронте приняло такие грандиозные размеры, что носило оно уже явно стратегический характер. В тылу 4-х миллионной регулярной германской армии, действовавшей в 1944 г. на востоке на фронте протяжением около 1.000 километров, гуляло приблизительно 200.000 регулярных и иррегулярных советско-партизанских «банд», которые не давали ни проезда, ни прохода германскому снабжению не только в тылу, но часто даже в непосредственной близости прифронтовой полосы. Отряды эти снабжались и держали

23

связь со своим управлением за сотни, иногда за тысячи километров.» .

«Зондерштаб-Р» вел очень активную агентурную заброску в партизанские соединения, что подтверждалось и сообщениями советских органов безопасности, например в 1-й антифашистской партизанской бригаде в Белоруссии в 1943 г. было разоблачено 23 агента противника, засланных из Варшавы «Зондерштабом-Р», полицией и другими разведорганами. Среди разоблаченных бывший помощник резидента «Зондерштаба-Р» в г. Опочка, белоэмигрант, капитан царской службы Леваковский и члены «Национально-трудового союза нового поколения» агенты гестапо Скрижалин, Мороз, Былинский и др24.

«Зондерштаб-Р» поддерживал также связь и с антисоветски настроенными вооружёнными группами в тылу Красной Армии, а также с отрядами Украинской повстанческой армии (УПА) и польской Армии Крайовой (АК).

В качестве добровольцев Смысловский активно вербовал белоэмигрантскую молодежь, идеалистически настроенную на борьбу с большевиками, но о судьбе отправленных за линии фронта, в советский тыл, агентов вред ли задумывался. Один из помощников Смысловского полковник Е.Э. Месснер позже писал об этом: «Набрав некоторое количество русских юношей-варшавян и наскоро обучив их разведывательному ремеслу, он отправлял их через линию фронта, и они все погибли, вследствие неопытности, незнания советского жаргона и вообще плохой организации этого дела немцами»25. Это подтверждают и воспоминания советских чекистов. Например, одним из тех, о ком писал Месснер, был сын мирового судьи Лобачевский - старший разведгруппы абвера, раскрытой в 1942 г. Особым отделом НКВД 25 -й кавалерийской дивизии26. Иногда в советский тыл забрасывались диверсионные группы, целиком состоявшие из

23Хольмстон-СмысловскийБ.А. Избранные статьи и речи. Буэнос-Айрес., 1953. С. 47.

24Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. Сборник документов. М., 2007. Т. 5. Кн. 1. С. 137.

25Александров К.М. Русские солдаты вермахта. Герои или предатели. М., 2005. С. 197.

26 Армейские чекисты. Л., 1985. С. 59-60; Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. Сборник документов. Т. 3. Книга 1. М., 2003. С. 156-157.

белоэмигрантов. Вот что сообщалось об одном таком случае в справке об организации и деятельности истребительных батальонов НКВД Ростовской области: «9 мая 1943 г. во время бомбежки вражеской авиацией территории Мясниковского района с самолета противника были сброшены 4 разведчика-парашютиста. Одеты они были в нашу военную форму и имели документы комсостава РККА. Разведке удалось установить, что все сброшенные фашисты - белогвардейцы, и фамилия одного из них СОРОКИН И.Г. Диверсанты были выловлены»27.

При всём этом Смысловский не забывал и о «хлебе насущном». Получая громадные, никем не контролировавшиеся суммы, он скупал валюту и драгоценности у евреев и поляков, наживал астрономические прибыли на валютных операциях, пользуясь разницей в официальном и «чёрном» курсе немецкой марки. Его состояние, по воспоминаниям одного из сотрудников «Зондерштаба-Р», оценивалось в миллионную сумму, а квартира была забита дорогими вещами28.

В декабре 1943 г. заподозренный немцами в двурушничестве, в поддержке украинских националистов из УПА, Смысловский был посажен под домашний арест, а созданные им структуры были расформированы. Лишь после шестимесячного расследования, которое вёл фельдмаршал В. Кейтель, руководитель «Зондерштаба-Р» был оправдан, награжден орденом Германского Орла, и возглавил организацию диверсионных отрядов в советском тылу, а также информационную службу Восточного фронта.

Выбывший в распоряжение штаба «Вали» после ареста Смысловского основной руководящий состав «Зондерштаба Р» из русских белоэмигрантов в августе 1944 г. находился в районе г. Вайгельсдорф (Верхняя Силезия). Там Смысловский возглавил «Русскую объединенную разведшколу». В ней обучались агенты, отчисленные из бывшей Варшавской и других школ немецкой разведки. В это же время люди Смысловского вели разведывательную работу против частей Красной Армии на территории Польши. Из сформированных и разбросанных по фронту русских учебно-разведывательных батальонов было начато формирование 1 -й Русской Национальной дивизии. В дальнейшем произведённый немецким командованием в звание генерал-майора Смысловский, взявший себе новый псевдоним Артур Хольмстон, возглавил это 6 -тысячное подразделение. 2 февраля 1945 г. дивизия была переименована в «Зелёную армию особого назначения» (с марта 1945 г. - «1-я русская национальная армия» (РНА). Состояла она в основном из бывших курсантов разведшкол и новобранцев из лагерей

27ГА РФ. Ф. 9478. Д. 328. Л. 25-27.

28Между Россией и Сталиным. Российская эмиграция и Вторая мировая война. С. 223.

78

военнопленных29. После переговоров Смысловского с генералом фон Лампе, последний предоставил в распоряжение РНА 2500 членов РОВСа и бывших генштабистов. Это воинское объединение получило статус союзника вермахта, сохраняло нейтралитет по отношению к армиям США и Великобритании и имело право на использование трехцветного дореволюционного русского флага. Все командные должности в подразделении Смысловского занимали бывшие офицеры -белоэмигранты. Начальником штаба «Зеленой армии» был назначен белоэмигрант, георгиевский кавалер, полковник С. Н. Ряснянский. Штаб армии возглавил бывший офицер царской и белой армий подполковник Е.Э. Меснер, помимо него туда вошли майор Клементьев и подполковник Истомин. Контрразведку возглавил майор Каширин, отдел снабжения - подполковник Кондырев, штаб-квартиру - подполковник Колюбакин. 1 -й полк РНА возглавил полковник Тарасов-Соболев, 2-й - полковник Н.Н. Бобриков. Общее количество личного состава «армии» насчитывало около 6 000 человек30.

Очевидно, что столь большой рост и развитие подчиненных Смысловскому формирований и повышение его личного статуса были связаны не только с его профессиональными качествами как крупного организатора разведывательной и диверсионной деятельности, но и с занятой им с самого начала войны политической позицией. Он постоянно подчеркивал безусловную приоритетность военно -политических задач, решаемых Германией на Востоке, по отношению к проблемам строительства новой «российской государственности», и не стремился к созданию самостоятельных российских воинских формирований, действовавших автономно от германского командования. В то же время многолетний опыт разведывательной работы, широкие международные связи и информированность позволили Смысловскому достаточно объективно оценить гибельность германской оккупационной политики на Востоке и дальнейшие перспективы войны. Поэтому уже в 1942 г. он прагматично начинает завязывать контакты с политическими и военными силами и движениями, которые, будучи вполне антисоветскими, ориентировались не только на Германию, но и на западные державы, такие как упоминавшиеся ранее УПА и АК. В 1943 г. Смысловский вел переговоры с политическими кругами Швейцарии о возможности предоставления швейцарскими властями политического убежища ему и его воинским формированиям в случае тотального военного поражения стран фашистской коалиции31.

29Алехин Г.В. Генерал Хольмстон-Смысловский и Русское Освободительное движение // Материалы по истории РОД. Вып. 2. М., 1998. С.5-6.

30Ершов В.Ф. Российское военно-политическое зарубежье в 1919-1945 гг. М., 2000. С. 245.

31Алехин Г.В. Указ. соч. С. 7.

В первых числах апреля 1945 г. части РНА, находившиеся на марше, подверглись ожесточенной воздушной бомбардировке и не смогли прибыть в район сбора. В результате этого многие ее подразделения погибли под ударами союзников или попали в плен. В мае Смысловский бежал со своим штабом в княжество Лихтенштейн, где и был интернирован вместе с остатками своей «армии», насчитывавшей всего 494 человека32. Несмотря на требования советской репатриационной комиссии, парламент Лихтенштейна отказался выдать Смысловского и его сподвижников.

Созданные Смысловским формирования в основном выполняли задачи разведывательно-диверсионного характера. Сведений об их непосредственном участии в боевых действиях на Восточном фронте, кроме специальных операций нет. Фактически это были подразделения и части вермахта, но укомплектованные советскими военнопленными и офицерами-эмигрантами на командных должностях.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Только в 1942 г. главное командование сухопутных войск Германии приняло решение о «вспомогательных силах на Востоке», в том числе и о использовании эмигрантов-добровольцев, бывших офицеров-белогвардейцев и казаков33.

Ещё одна попытка белоэмигрантов создать собственную воинскую часть на Восточном фронте известна, как «Осинторфская попытка». Большие потери Вермахта в 1941-1942 гг. заставили немецкое верховное командование изыскивать дополнительные пути по укомплектованию своих частей «унтерменшами», несмотря на идеологические и расовые догмы А. Розенберга. Сторонниками этой идеи были командующий тыловым районом группы армий «Центр» генерал М. фон Шенкендорф, полковник К. фон Штауффенберг (впоследствии, в 1944 г. неудачно покушавшийся на жизнь Гитлера и казненный в том же году), генерал Х. Штиф и другие. Под их патронажем была осуществлена акция, получившая наименование «Русская национальная народная армия» (РННА).

С эмигрантской стороны инициатива формирования этой воинской части принадлежала берлинскому белоэмигранту радиоинженеру С.Н. Иванову (в прошлом — ближайшего соратника генерал-лейтенанта Е.К. Миллера). В марте 1942 г. Иванов обратился к командующему группой армий «Центр» фельдмаршалу Г. фон Клюге и получил от него разрешение на отбор военнопленных из концлагерей, располагавшихся в тылу группы армий «Центр», для личного состава формируемой особой русской воинской части. При этом рядовой состав предполагалось комплектовать из советских

32Между Россией и Сталиным. Российская эмиграция и Вторая мировая война. С. 329.

33Ершов В.Ф. Указ. соч. С. 246.

военнопленных, а офицерские должности должны были занять старые военные белоэмигранты.

Именно белые эмигранты - С.Н. Иванов, полковник К.Г. Кромиади, полковник И.К. Сахаров, И.Л. Юнг, В.А. Ресслер, граф Г.П. Ламсдорф, граф С. Пален, граф А. Воронцов-Дашков и В. Соболевский составили организационную группу, начавшую формирование РННА. Местом постоянной дислокации был избран посёлок Осинторф, располагавшийся в 6 км от станции Осиновка на железной дороге Орша - Смоленск в Белоруссии. Первая партия военнопленных из 20 человек послужила основой для дальнейшего развёртывания части.

Представители инициативной группы РННА во главе с К. Кромиади объезжали концлагеря, отбирая людей. Картина всюду была устрашающая, даже по немецким данным за зиму 1941-1942 гг. в лагерях умерло 80-90% военнопленных34. Это был настоящий геноцид. В связи с таким положением в добровольцах недостатка не было. При этом в состав РННА не допускались бывшие советские лётчики и танкисты, поскольку белоэмигранты справедливо считали, что в эти рода войск принимаются только особо отобранные бойцы Красной Армии, партийный и комсомольский актив. Первоначально офицеры-эмигранты стремились отбирать убеждённых противников советской власти, в первую очередь бывших репрессированных. Однако, учитывая стремление многих военнопленных любой ценой вырваться из нечеловеческих условий концлагерей, они объявили о приёме в РННА всех желающих. Командный состав был набран из числа военнопленных командиров Красной Армии. К началу августа 1942 г. в части насчитывалось 1500 человек35.

Как писал впоследствии начальник белорусского штаба партизанского движения, секретарь ЦК Компартии Белоруссии П.З. Калинин: «.. .Уже позже нам стали известны от перебежчиков и такие детали. Чтобы как -то подбодрить завербованных в «армию», «особый руководитель» С. Н. Иванов разъяснял: «Москву будут брать не немцы и не японцы, а мы, русские, своими руками будем брать ее и восстанавливать свои порядки. Поэтому после окончательного сформирования наша армия должна занять один из участков фронта для борьбы против советских войск. Еще дальше шел в своих бредовых планах начальник осинторфского гарнизона граф Санин. На одной из вечеринок, где присутствовали только «господа русские офицеры», он заявил: «Нам необходимо создать двухмиллионную армию и полностью вооружить ее. Немцы после этой войны ослабеют,

34Чуев С. Спецслужбы III рейха. Книга 1. М., 2003. С. 276.

35Окороков А.В. Антисоветские воинские формирования в годы Второй мировой войны. М., 2000. С.

тогда мы и ударим по ним. Возьмем власть в свои руки, восстановим в России... монархию»»36.

В случае с РННА имеет место феномен сочетания деятельности военного формирования и создания под его эгидой органов местного самоуправления на оккупированной территории. С разрешения немецкого командования РННА приступило к созданию на контролируемой ею территории местных органов самоуправления. Однако завершить данный проект не удалось: генерал М. фон Шенкендорф отменил это решение, как не относящееся к компетенции военных властей.

Своё боевое крещение соединение получило в мае 1942 г. в ходе операции против действовавшего в немецком тылу в районе Вязьмы и Дорогобужа 1 -го гвардейского кавалерийского корпуса генерал-лейтенанта П.А. Белова. Переодетые в советскую форму группы РННА пытались проникнуть в расположение корпуса и захватить в плен его штаб. В результате из 300 бойцов, принимавших участие в операции, около 100 перешли на советскую сторону, до 70 было уничтожено и, лишь 120 вернулись назад вместе с

37

незначительным количеством присоединившихся к ним красноармейцев37.

Советское руководство, естественно учитывало опасность, которую могут представлять создаваемые на оккупированной немцами территории воинские формирования из советских граждан. При соответствующих военно-политических условиях они были способны стать мощным оружием в борьбе за умы и настроения людей оказавшихся под пятой оккупантов. В то же время объективная оценка морально -психологического состояния личного состава этих частей приводила к другому мнению. Так, в РННА, по оценкам партизанской разведки, 50-60% бойцов и командиров были настроены просоветски и ожидали удобного случая для перехода к партизанам: 30 -40% -люди, искренне верившие в идеи РННА и победу немцев - большинство из них были лица, в той или иной мере пострадавшие от советской власти38.

За летний период 1942 г. части РННА четыре раза направлялись для участия в крупных антипартизанских операциях, которые в основном заканчивались безрезультатно. В отличие от других белоэмигрантских воинских формирований, легко втягивавшихся в борьбу с партизанами (как, например, Русский Охранный Корпус, о котором речь пойдет в главе третьей), у РННА с советскими партизанами серьёзных столкновений в то время не происходило, и отношения развивались по принципу

36Калинин П.З. Партизанская республика. М., 1964. С.178.

31Кукридж Е.Х. Секреты Сталина // Военно-исторический журнал. 1992. № 1. С. 72.

38РГАСПИ. Ф. 69. Д. 853. Л. 87-88.

нейтралитета. Более того, оккупационная политика немцев в рамках плана «Ост» -уничтожение мирных деревень, карательные рейды и т. п., - вызывала острое недовольство у солдат и офицеров РННА, в связи с чем, начались переходы на сторону партизан. Так, только за период с 6 по 15 августа 1942 г. к ним ушли с оружием в руках около 200 человек39. А уже 18 августа перешла к партизанам целая рота из 80 человек во главе с бывшим старшим лейтенантом Н.П. Максютиным. Даже начальник Центрального штаба партизанского движения (ЦШПД) П.К. Пономаренко сообщил об этом в докладной записке на имя И.В. Сталина и Л. П. Берия 22 августа 1942 г. «... в партизанские бригады тов. Заслонова и Бойко, действующие в районе Орша - Осинторф добровольно перешли 80 человек из национального добровольческого формирования именуемого «Москва».

Группа состоит из бывших красноармейцев во главе со старшим лейтенантом Максютиным.

Перешедшая группа принесла с собой: 3 миномета, 25 пулеметов, 6 автоматов, 50 винтовок и радиостанцию с немецким кодом.»40. Видимо, в связи с этим в конце августа 1942 г. германским командованием были удалены из руководства РННА все российские эмигранты, которые, собственно, её и создавали, их место заняли советские офицеры-военнопленные.

2 сентября 1942 г. П. К. Пономаренко послал итоговое сообщение И. В. Сталину и К.Е. Ворошилову о деятельности РННА: «.В Оршанском и Дубровенском районах Витебской области дислоцировались части «Русской национальной народной армии». Штаб армии находился в поселке торфоразработок Осинстрой. Во главе армии стояли русские офицеры-белогвардейцы и барон фон Розен, полковник царской армии.

Армия состояла из частей:

1. «Урал» численностью 500 чел.,

2. «Волга» численностью 500 чел.,

3. «Москва» численностью до 200 чел.

«Армия» состояла из красноармейцев и начсостава, попавших в плен, и окруженцев.

Имелось в виду, что «армия» будет значительно расширена.

Задача «армии» - борьба с партизанами, засылка в тыл Красной Армии диверсантов.

39Там же. Д. 749. Л. 65.

40Там же. Д. 20. Л. 53.

Партизанскими отрядами и спецгруппам других органов удалось завести связи с бойцами армии и проникнуть в ее части. В результате работы, проведенной внутри «армии», из гарнизона, расквартированного в селе Новая Земля, ушли в партизанский отряд с оружием 97 солдат и командиров.

Одному из партизанских отрядов удалось обезоружить гарнизон, расквартированный в селе Гичи; в результате захвачена мощная действующая радиостанция, 12 пулеметов, 3 миномета, 85 винтовок, шифр и код.

14 августа в поселке Центральном восстала пулеметная рота этой «армии». Рота открыла огонь по немцам и затем ушла в лес, где соединилась с партизанами.

14 и 15 августа части «армии» продолжали уходить в леса к партизанам. Оставшаяся часть «армии» расформирована, разоружена, значительная часть расстреляна, часть начсостава арестована и отправлена в Берлин.»41. Руководитель советских партизан несколько поторопил события, так как оставшийся личный состав бригады еще активно привлекался оккупантами к антипартизанским акциям. Так, 14 ноября 1942 г. при налете подразделений РННА на деревню Куповать был убит легендарный командир партизанской бригады «Дядя Костя» Герой Советского Союза К.С. Заслонов42. 22 декабря 1942 г. в районе Березино при проведении операции против партизан РННА потерпела неудачу. В ходе боя 2 -й батальон бригады потерял убитыми 120 и ранеными 37 человек, а при отходе попал под огонь 1-го батальона принявшего его за партизан43.

Однако после ухода из РННА группы офицеров -белоэмигрантов, занимавших в ней руководящие должности, в «армии» возник внутренний кризис, несмотря на то, что численность соединения выросла до 8000 человек. Переходы на сторону партизан значительно участились. Так, только в течении одной ночи, после того как немцы приказали переодеть личный состав подразделения в немецкую униформу, ушло в лес к партизанам с оружием в руках до 300 человек. В целом попытки германского командования использовать подразделения РННА на фронте полностью провалились. Брошенные на передовую под Великими Луками в конце ноября 1942 г. три батальона не смогли сдержать прорыва советских войск, были рассеяны и почти полностью истреблены44. В течение того же месяца в партизанские отряды перебежало около 600 человек, из них 115 - из артиллерийского дивизиона45. Дело в том, что офицеры-эмигранты не только составляли руководящую структуру подразделения, но и создавали

41 Там же. Д. 20. Л. 69.

42Там же. Д. 945. Л.10.

43Там же. Д. 853. Л. 93.

44Там же. Д. 945. Л. 5-6.

45Чуев С. Проклятые солдаты. Предатели на стороне III рейха. М., 2004. С. 61.

84

определённую идеологию РННА, что давало личному составу возможность самооценки в качестве так называемых «идейных борцов». Когда же этот «идеологический стержень» был выдернут, РННА просто превратилась в обычных пособников фашистов, а точнее сказать наемников, что принять её личному составу было всё-таки нелегко. В итоге в РННА начинается системный кризис, и немцам пришлось расформировать ее в конце 1942 г. Вышеизложенное позволяет сделать вывод о той значительной роли, которую играли в антисоветских вооружённых формированиях российские военные эмигранты, приносившие в них не только свои военно-профессиональные знания, но и определенную идеологическую программу антибольшевистской борьбы.

Дальнейшая судьба этой «армии» вполне закономерна. После имевших место событий гитлеровцы поставили во главе остатков формирования бывшего советского майора РККА В.Ф. Риля, присвоив ему, звание полковника, параллельно был создан немецкий штаб во главе с подполковником Каретти, который фактически стал командиром соединения, именовавшегося теперь 700 -м Восточным полком особого назначения. Германское командование отказалось от практики использования бывших «народоармейцев» на фронте, переориентировав их исключительно на борьбу с партизанами. Бойцы и командиры формирования, не видя никаких перспектив в своей дальнейшей судьбе, не говоря уже о борьбе за «новую Россию», продолжали уходить группами и в одиночку к партизанам. После ухода группы из 130 человек, терпение немцев кончилось. Риль был отстранен от командования и арестован. Немцы расформировали русский штаб соединения, а отдельные батальоны разбросали по тыловым гарнизонам46. Таким образом, РННА как предполагаемая основа будущих «вооруженных сил России» окончательно канула в лету.

Российские военные эмигранты участвовали и в деятельности так называемой «Дружины Боевого Союза Русских Националистов (1 -я Русская национальная бригада СС). Инициатива создания этого вооруженного формирования, предназначавшегося для разведывательно-диверсионной работы в тылу Красной Армии принадлежала «Предприятию Цеппелин», действовавшему на правах Отдела VI управления РСХА -имперского управления безопасности под руководством бригаденфюрера СС В. Шеленберга. Организация «Цеппелин» занималась подбором добровольцев из лагерей военнопленных для агентурной работы в советском тылу. Наряду с передачей текущей информации в их задачи входили политическое разложение населения и диверсионная

46Дробязко С.И. Под знаменами врага. Антисоветские формирования в составе германских вооруженных сил. 1941-1945. М., 2004. С.136.

деятельность. При этом добровольцы должны были действовать от имени специально созданных политических организаций, якобы независимо от немцев ведущих борьбу против большевизма. Так, в апреле 1942 г. в лагере военнопленных в Сувалках был организован «Боевой союз русских националистов» (БСРН), который возглавил бывший начальник штаба 229-й стрелковой дивизии подполковник В. В. Гиль, принявший псевдоним «Родионов». В программу Союза входила вооруженная борьба против советской власти и установление в России после войны фашистской диктатуры по германскому образцу.

Для того чтобы как -то использовать добровольцев до их отправки за линию фронта и одновременно проверить их благонадежность, из членов БСНР был сформирован 1 -й Русский национальный отряд СС, известный также как «Дружина». В его задачу входила охранная служба на оккупированной территории и борьба с партизанами, а в случае необходимости боевые действия на фронте. Отряд состоял из трех рот (сотен) и хозяйственных подразделений - всего около 500 человек. В состав 1 -й роты входили исключительно бывшие командиры Красной Армии. Она являлась резервной и занималась подготовкой кадров для новых отрядов47 Командиром отряда был назначен

B.В. Гиль-Родионов, по требованию которого всему личному составу было выдано новое обмундирование из (запасов бывшей чехословацкой армии) и вооружение включая 150 автоматов, 50 ручных и станковых пулеметов и 20 минометов48. Сформированная часть была направлена в генерал-губернаторство (Польша) в местечко Парчев, близ г. Люблин, где приняла участие в боевых действиях против партизан и скрывавшегося в Парчевских лесах местного еврейского населения. В результате карательной операции «Дружина» уничтожила до 1500 человек49.

В октябре 1942 г. соединение Гиль-Родионова было направлено в Белоруссию в Кличевский район Могилевской области где с ноября вела бои против партизан и взаимодействовала с немецкими войсками и полицией. К декабрю часть была уже изрядно разложена партизанами, к которым в конце месяца перешла в полном составе офицерская рота, перебив гитлеровских солдат и офицеров и взорвав железнодорожный мост через р. Друть, который ей было приказано охранять50.

В декабре 1942 г. в учебном лагере СС «Гайдов» в районе Люблина был сформирован 2-й Русский национальный отряд СС численностью до 300 человек под

47РГАСПИ. Ф.69. Оп. 1. Д.746. Л.15.

48Дробязко С.И. Под знаменами врага... С. 137-138.

49Окороков А.В. Антисоветские воинские формирования в годы Второй мировой войны. М., 2000.

C.81.

50Чуев С. Проклятые солдаты. Предатели на стороне III рейха. С. 236.

86

командованием бывшего майора НКВД А.Э. Блажевича. В марте 1943 г. оба отряда были объединены под руководством В.В. Гиль -Родионова в 1-й Русский национальный полк СС. Пополненный за счет военнопленных полк насчитывал до 1500 человек (в том числе 126 офицеров и 146 унтер-офицеров) и состоял из трех стрелковых и одного учебного батальонов, артиллерийского дивизиона, рот - штурмовой, боепитания, учебной, транспортной и связи, взводов - двух кавалерийских, саперного, комендантского и полевой жандармерии, санитарной и хозяйственной части, а также, по данным партизанской разведки, авиаотряда51.

Именно в это время в полку побывал представитель так называемого «Общеказачьего Объединения в Германской империи» подъесаул Моисеев, который являлся сотрудником уже упоминавшегося «Зондерштаба «Россия».

Вот что Е.И. Балабин писал об этом визите в своем письме А. Ф. Егорову: «.Мой Представитель в Генерал-Губернаторстве Подъесаул Моисеев прислал мне вчера письмо. Он побывал в Люблине и провел день под бело-сине-красным флагом в русском батальоне СС. Лейтенант-немец, который является инструктором в отряде начал с того, что Россию представляют не эмигранты, а вчерашние большевики, теперь националисты. Эмигранты же имеют множество партий и еще больше разных взглядов и их в армию «официально» не принимают, а не официально милости просят. Отрядам СС в Белоруссии и Великороссии будет предоставлена вся власть. Кроме СС создается армия под командой генерала Власова и там для белых будет место. Моисеев познакомился с офицерами батальона и порядками там. Подбор солдат сделан идеально - дисциплина, подтянутость и вообще «душа порадовалась». Офицерский состав носит армейские золотые погоны: прапорщик без звезды, подпоручик - одна звездочка, поручик две звездочки, обе вдоль погона, капитан - три звездочки, как раньше было у поручика, но к немецкому мундиру СС золото не особенно подходит. Командир батальона майор Блажевич из Петербурга. Его начальник штаба капитан Богданов (в прошлом прапорщик, а в начале войны был начдивом в чине полковника, а теперь только капитан). В составе батальона бывший генерал - теперь только поручик. Вообще офицерский состав напоминает бывших прапорщиков, но все большие патриоты и умеют подойти к людям. В батальоне применяется мордобойство. Все полны веры в то, что Россия будет и будет дружба между двумя великими державами.

Надеются, что большевистская армия узнав (а воззвания разбрасываются), что создалось Русское правительство будут переходить на сторону немцев и ускорять конец

51 Чуев С. Спецслужбы III рейха. Кн. 2. М., 2003. С. 212.

87

войны. То, что это не эмигрантское правительство, а бывшие советские у большевиков выбьет козырь для пропаганды.»52.

Командные должности в формируемой бригаде занимали бывшие советские офицеры и белоэмигранты. Из последних: капитан Даме, который с развертыванием батальонов в полки стал начальником штаба 1 -го полка, полковник, князь Л.С. Святополк -Мирский (командир артиллерийской батареи), бывший офицер Добровольческой армии -штабс-капитан Шмелев (офицер контрразведки), граф Вырубов и др. Майор А.Э. Блажевич занял должность командира 2 -го батальона. Взаимодействием бригады с германскими частями, вопросами снабжения, обеспечения всеми видами довольствия и общим контролем ведали приданные от немецкого командования различные чины СС (всего 10-12 человек). Постоянным «шефом» «дружины» являлся оберштурмбанфюрер СС Аппель.

В мае 1943 г. германское командование закрепило за полком особую зону для самостоятельных действий против партизан - на территории Белоруссии с центром в местечке Лужки. Здесь была проведена дополнительная мобилизация населения и набор военнопленных, что дало возможность приступить к развертыванию полка в 1 -ю Русскую национальную бригаду СС трехполкового состава общей численностью 8 тыс. солдат и офицеров, причем военнопленных среди них было теперь не более 20%, а остальную часть составляли местные полицейские и насильно мобилизованное мужское население призывного возраста. На вооружении бригады имелось 5 полевых орудий калибра 76,2 мм, 10 противотанковых пушек, 32 ротных миномета и 164 пулемета53.

Последующее увеличение состава привело к переформированию бригады: взводы были расширены до рот, роты до батальонов, а батальоны - до полков. Были сформированы также танковый и артиллерийский дивизионы. Бурный рост соединения В.В. Гиль-Родионова весной - летом 1943 г. совпал по времени с пиком пропагандистской компании вокруг якобы формируемой бывшем генерал-лейтенантом А.А. Власовым пресловутой Русской Освободительной Армии (РОА). Предполагалось, что полк Гиль -Родионова станет первой частью Русской Освободительной Армии, непосредственно подчиненной Власову, о чем была достигнута договоренность с руководством СД. Однако переговоры власовских представителей с командиром полка зашли в тупик. По мнению эмиссаров Власова, полк нуждался в реорганизации и кадровых перестановках, поскольку его личный состав был основательно деморализован в ходе карательных операций на

52ГА РФ. Ф. 5761. Оп. 1. Д. 11. Л. 71.

53РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 850. Л.11-12.

территории Белоруссии, а многие офицеры не удовлетворяли предъявляемым к ним требованиям. В то же самое время Гиль -Родионов и его офицеры (в том числе и эмигранты) желали, чтобы полк был включен в состав РОА целиком и в неизменном виде. В конце концов выход был найден: полк оставили в покое, выделив из его состава учебную и пропагандистскую команды, а также сформированный недавно в г. Бреслау в качестве маршевого пополнения «Особый русский батальон СС», и приняли решение сформировать на их основе Гвардейскую бригаду РОА54.

Выделенные подразделения были размещены в поселке Стремутка (15 км от Пскова). Из их личного состава и двух небольших пополнений удалось сформировать стрелковый батальон, хозяйственную роту, запасную офицерскую роту и команду пропагандистов - всего 650 человек. Командиром формирования стал уже упоминавшийся белоэмигрант С. Н. Иванов, его помощником - И. К. Сахаров, начальником штаба - К.Г. Кромиади, представителем А.А. Власова при штабе бригады бывший бригадный комиссар РККА - Г.Н. Жиленков. Организационно формируемые части находились в подчинении СД, представленной при штабе соединения группой связи во главе со штурмбанфюрером СС Хайнцем55. В течение лета стрелковый батальон три раза привлекался к участию в антипартизанских операциях, а 22 июня 1943 г. на военном параде в Пскове промаршировала сводная рота бригады.

«Дружина» Гиль-Родионова участвовала с 2 мая 1943 г. при поддержке немецких войск СС в очередной карательной экспедиции против партизанской Бегомольской зоны в Белоруссии. Она продолжалась почти два месяца и закончилась провалом. В боях с партизанами понесли значительные потери как части СС, так и «дружинники». Не сумев решить поставленную задачу по уничтожению партизан, эсесовские каратели в дикой злобе обрушились на население партизанских зон. Они сожгли почти все населенные пункты, забрали весь скот и сельхозпродукцию, расстреливали стариков и детей, а молодежь угоняли в Германию. «Дружинники» воочию убедились в истинных целях фашистских оккупантов, старавшихся под предлогом искоренения большевизма истребить советский народ. Это обстоятельство наряду с провалом немецкого летнего наступления в операции «Цитадель», очень негативно сказывалось на настроениях солдат и офицеров бригады и еще более усилило стремление к переходу на сторону партизан, и к началу августа 1943 г. к ним перебежало около 700 человек56.

54Кромиади К.Г. За землю и волю.Сан-Франциско. 1980. С.92-93; Чуев С. Спецслужбы III рейха. Кн. 2. С. 213-214.

55 Кромиади К.Г. За землю и волю. С. 93-95.

56 Пережогин В.А. Солдаты партизанского фронта. М., 2001. С. 27.

Немалую роль в разложении личного состава бригады сыграла массированная агитационная работа партизанских пропагандистов. Известно, что переписку и переговоры с солдатами и офицерами бригады с осени 1942 г. вели представители Полоцко-Лепельских партизанских соединений, с весны 1943 г. - бригады имени К.Е. Ворошилова (командир Д.В. Тябут), имени Дубова (командир Ф.Ф. Дубровский), имени В.И. Чапаева (командир В.В. Мельников), имени ЦК КПБ (командир А.Д Медведев), с июля 1943 г. - партизанской бригады «Железняк» (командир И.Ф. Титков).

И наконец, последним, по всей видимости, наиболее веским аргументом в изменении взглядов Гиль-Родионова стало прибытие в первой декаде августа 1943 г. на ст. Парафьяново 2-го немецкого полицейского полка и других частей СС, усиленных артиллерией и бронемашинами. Концентрация немецких частей вблизи «Дружины» не оставляла ни малейших сомнений, что она связана со стремлением германского командования разоружить находившиеся в их тылу ненадежное формирование.

14 августа (по другим сведениям - 16) 1943 г. бригада под командованием В.В. Гиль-Родионова перешла к партизанам. Перед этим состоялась личная встреча командира «дружинников» с командиром партизанской бригады «Железняк» полковником И. Ф. Титковым. В соответствии с предоставленными ЦШПД полномочиями командование бригады «Железняк» гарантировало всему личному составу бригады, что никто из них не будет арестован, кроме тех лиц, изоляции которых они потребуют сами. Все офицеры РККА будут восстановлены в своих воинских званиях и получат возможность полностью реабилитировать себя перед Родиной. Накануне перехода наиболее антисоветская часть русского командования, в том числе и А.Э. Блажевич и весь немецкий персонал были расстреляны, 26 человек, включая бывшего генерал-майора Красной Армии П.В. Богданова, возглавлявшего контрразведку бригады и белоэмигрантов арестованы и 20 августа переброшены самолетами в Москву, всего на сторону партизан перешло 2200

57

человек57.

Из перешедших на сторону партизан «дружинников» была сформирована 1 -я антифашистская партизанская бригада под командованием полковника В.В. Родионова (фамилия Гиль звучала слишком по-немецки). На ее вооружении имелось 10 пушек, 24 станковых и 54 ручных пулемета, 23 миномета, 153 автомата и более 1800 винтовок, бригада в течение 11 месяцев принимала участие в боевых действиях против бывших хозяев вплоть до полного освобождения территории Белоруссии. Находясь по приказу командования партизанских соединений в авангарде наступления, бригада несла большие

51Дробязко С.И. Под знаменами врага. С. 140.

90

потери, особенно во время боев за г. Зембин. О самоотверженности бывших «дружинников» в боях, их стремлении кровью смыть свою вину перед Родиной свидетельствует тот факт, что на момент соединения с частями Красной Армии в ней осталось всего 422 человека58. Гиль-Родионов, при прорыве вражеской блокады в районе Ушачи был тяжело ранен осколком авиабомбы и 14 мая 1944 г. скончался от ран.

Что же касается 1 -й гвардейской бригады РОА, то соединение так и не было развернуто более чем в батальон. После перехода «Дружины» на сторону партизан, СД отказалось от дальнейших планов по ее формированию.

В августе 1943 г. старший командный состав батальона был отозван в Берлин. Часть подразделений передислоцирована в другие места, а во главе оставшихся бы поставлен белоэмигрант капитан Г.П. Ламсдорф. В ноябре того же года значительная часть военнослужащих батальона (150 человек) перешла на сторону партизан. Оставшиеся, около 100 человек, были арестованы немцами и заключены в Псковский

59

концлагерь59.

Небольшое количество русских добровольцев служило в легионе СС «Валлония» (впоследствии 28-я добровольческая мотопехотная дивизия СС «Валлония»). Первоначально русскими военнослужащими этого бельгийского формирования стали 20 русских белоэмигрантов из Льежа и Брюсселя во главе с братьями Сахновскими, вступившими в ряды этого подразделения в 1943 г. Н.И. Сахновский был одним из членов Российского имперского союза -ордена (РИСО) - организации, созданной эмигрантами -монархистами в 1929 г. и ставившей своей целью восстановление «православной самодержавной России». С началом Великой Отечественной войны руководство РИСО воздержалось от призыва к своим сторонникам принять участие в войне на стороне Гитлера, однако при этом не препятствовало отдельным своим членам вступать в ряды германской армии.

За время действия бельгийского легиона на Восточном фронте братьям Сахновским удалось сформировать в его составе небольшой отряд из русских военнопленных. Братья были убежденными монархистами. Так Н.И. Сахновский писал по этому поводу: «Ни для кого не является секретом, что почти каждый русский человек -монархист в душе. Но когда к реальному делу начинает быть причастной какая-либо русская воинская организация, то немедленно вспоминаются пресловутые «Заветы Вождей», «Аполитичность» армии и прочие красивые, но пустые слова. С упорством,

58Пережогин В.А. Солдаты партизанского фронта. С. 29.

59КромиадиК.Г. За землю и волю. С.106; Окороков А.В. Антисоветские воинские формирования С.

достойным лучшего применения, забывается, что вся наша борьба имеет чисто политический Смысл, а поэтому как раз политическая часть имеет решающее значение. Неизлечимая душевная болезнь РОВС -а, перекинувшаяся затем на «Русский Корпус» в Югославии, не могла не привести к печальным результатам. Российская императорская армия никогда не была аполитичной - она была чисто монархической, Французская армия, построенная на атеистическом республиканском принципе и есть республиканская. Советский Союз имеет чисто сатанинскую шайку, а вовсе не русскую армию, как это стараются нам представить совпатриоты»60.

По прибытии на временно оккупированную территорию СССР вместе с бельгийскими легионерами братья Сахновские развернули активную пропаганду среди местного населения. Незадолго до этого Н.И Сахновский сделал доклад командиру 5 -й танковой дивизии СС «Викинг», в состав которой входила бригада «Валлония», сводившийся к следующему: «.Следует немедленно сформировать русскую добровольческую дивизию при дивизии «Викинг». Дать этой дивизии абсолютную свободу действий и право сражаться за свой собственный идеал. Вооружить ее можно захваченным у большевиков оружием, имеющимся у нас в изобилии. Дать через Валлонский Легион возможность русским эмигрантам добровольцам, конечно, по нашему выбору, пополнить ее, объявив соответствующий призыв во Франции и в Бельгии. Перевести некоторое число офицеров из Русского Корпуса в Сербии сначала в Валлонский Легион, а затем - командирами в новую дивизию. В течении двух месяцев можно этим путем создать базу совершенно нового русского национального движения, которому и предоставить свободу действий на русской территории. Само по себе подобное движение не может начаться; но затем все пойдет своим собственным путем. Если этого не сделать теперь же, пока мы на Днепре, потом, пожалуй, будет поздно.»61. Немецкое командование довольно скептично отнеслось к этой идее, но все же дало разрешение на формирование подразделения.

Н.И. Сахновский был отправлен в командировку в Берлин для подбора командных кадров для будущего формирования. Судя по его воспоминаниям, берлинское эмигрантское «болото» не смогло дать ни одного офицера, а те, что были, имели закваску РОВСа и для нового дела подходили мало.

По возвращении в дивизию Н.И. Сахновский доложил командиру бригады Л. Липперту о том, что офицеры якобы найдены, и приступил к формированию.

60Юбилейный сборник РИСО. Нью-Йорк, 1959. С. 120-121.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

61 Там же. С. 123.

Значительную помощь в этом ему оказал начальник бельгийского отдела РОВС Н. Н. Воейков. Он также снабдил Н. И. Сахновского монархической литературой, а также несколькими тысячами православных крестов с надписью «Сим победиши».

Среди населения, проживавшего в районах дислокации валлонской бригады, распространялись воззвания следующего содержания: «Вы все прекрасно знаете разницу между большевиками, немцами и нашей Валлонской частью. Не мне, русскому белому эмигранту, объяснять вам, живущим все эти годы тут, что такое большевизм и колхозы. Также не мне, носящему германскую форму, объяснять вам, что такое немцы - вы их видите здесь уже два года. Вы напрасно ожидали. что они спасут вас от большевиков. Пора понять, что немцы служат не России, а Германии.»62.

К рождеству 1943 г., несмотря на все старания братьев Сахновских, им удалось собрать не более 200 человек добровольцев. Рота гордо именовалась «Российским Народным Ополчением». Пропаганда была развернута под лозунгом восстановления монархии в России, императором которой предполагался великий князь Владимир Кириллович.

Единственном сражением, в котором пришлось участвовать «ополчению», была Корсунь-Шевченковская операция (24 января - 17 февраля 1944 г), где в окруженной немецкой группировке генерала В. Штемермана оказались и бельгийские легионеры вместе с ротой Н.И. Сахновского. В начале января 1944 г. окруженные пошли на прорыв, сойдясь в ожесточенном бою с советскими стрелковыми частями. Н.И. Сахновский впоследствии писал об этом: «.Все перемешалось, передо мной возникали какие-то тени. Ручные гранаты рвались со всех сторон, крики и шум. Я не могу сказать, сколько времени длился этот бой. Все было как в тумане. Однако русские Народного Ополчения с крестами на груди дрались с советскими группой, хотя мы видели, как таят наши ряды. После этого началось истребление окруженных частей атаками авиации и непрекращающейся артиллерийской бомбардировкой, продолжавшимися больше двух недель. Уже потом, пробившись из окружения, я увидел, какие огромные потери русские добровольцы понесли в том нашем первом и последнем рукопашном бою.»63. После этой операции «ополчение» практически перестало существовать. Оставшиеся в живых «ополченцы» вместе с остатками бельгийских легионеров были выведены с фронта и отправлены в Европу. Русская рота была расформирована, а ее солдатам была

62Там же. С. 152.

63Там же. С. 168-169.

предоставлена полная свобода действий, некоторые из них продолжили службу в эсесовской части, другие же демобилизовались.

В конце войны на территориях, куда вступала Красная Армия, белоэмигранты, сотрудничавшие с немецкими спецслужбами или служившие в различных германских подразделениях и учреждениях и не успевшие скрыться, были арестованы сотрудниками «Смерш» («Смерть шпионам»), т.е советской военной контрразведкой. Так, например, согласно письму начальника Главного управления контрразведки «Смерш» В.С. Абакумова Л.П. Берии, датированным мартом 1945 г. Главным Управлением «Смерш» и его органами, в Румынии, Болгарии и Югославии было арестовано 169 руководителей и активных членов РОВСа. Следствием была установлена причастность 38 человек к органам германской разведки. Среди них: В. В. Кошарновский, направленный в августе 1941 г. из Болгарии в г. Николаев; В.К. Шиллер, служивший с 1941 г. в отделении абвера «Марине айнзац командо» также в г. Николаеве; Стерлигов и Полонский, служившие в «Абвер-штелле юга Украины; П.Г. Попов, внедренный в 1943 г. в партизанский отряд Цендровского; капитан Н.К. Самбор и сын полковника царской армии Н.П. Афонский. Двое последних являлись сотрудниками отдела германской разведки в Киеве64.

На протяжении всего периода существования антисоветских вооружённых формирований в 1941-45 гг., включавших в себя и «старых военных эмигрантов», среди них активно действовала антисталинская пропаганда: выпускались листовки и воззвания, в значительной степени тиражировавшие идеи Белого движения. Однако идеологическая война была проиграна белой эмиграцией. 22 июня 1941 г., когда гитлеровская Германия вероломно напала на СССР, став для советского народа Отечественной войной. Предложить серьёзной идейной альтернативы этому белая военная эмиграция не смогла, а участие её представителей в войне на стороне нацистской Германии навсегда наложило на них клеймо предателей.

Разумеется, не все русские военные эмигранты (и даже члены РОВСа) избрали сторону гитлеровцев, считая, что их война с СССР даёт им столь долгожданный шанс на реванш в борьбе с большевиками за поражение в Гражданской войне. Последовательный критик РОВСа генерал-лейтенант А.И. Деникин отрицательно относился к коллаборационизму, и в том числе к сотрудничеству с фашистами руководителей РОВСа, указывая, что «на поклон к немцам шли прихвостни, мракобесы и часть сбитой с толку мирной эмиграции». В письме генералу А.П. Архангельскому в 1946 г. Деникин оценивал деятельность его и руководства Союза в годы войны как ошибочную или даже

64ГА РФ. Ф. 9401. Оп. 1. Д. 2212. Л. 109-116.

преступную: «Теперь, в свете раскрывшихся страниц истории, невольно встаёт вопрос: что было бы, если бы все намерения их были бы приведены в исполнение? Только недоверие к нам немцев и пассивное сопротивление большинства членов Союза предохранило их от массовой и напрасной гибели»65.

Действительно, большинство бывших офицеров и, тем более, рядового состава белых армий остались в стороне от бушующих сражений Второй мировой войны, предпочитая отсидеться в эпоху военно-политических бурь, не видя выбора, полагая, что победа нацистской Германии не даст возможностей возродиться России, а победа Советского Союза лишь укрепит те порядки, против которых они в свое время безуспешно боролись или, наконец, просто не имея физических возможностей принимать участие в разворачивающихся событиях.

Через две чисто эмигрантские воинские части за всю войну прошло не более 18 тысяч человек. Ещё около 2000 эмигрантов одиночным порядком и мелкими группами служили в немецких частях, или «восточных частях», сформированных из советских граждан. Таким образом, всего в немецкой армии служили около 20 тысяч российских эмигрантов. Численность и удельный вес военных эмигрантов в «восточных войсках» также был крайне незначительным66.

Но в целом же, можно заключить, что планы эмигрантов первой волны, настроенных радикально антисоветски, принять участие в «крестовом походе против большевизма», равно как превратить советско-германскую войну в гражданскую, потерпели сокрушительное поражение. Однако, несмотря на их относительную малочисленность они развили достаточно активную деятельность, что в определённой степени сделало российских эмигрантов -«пораженцев» более заметными в политической жизни российской эмиграции во время Второй мировой войны.

Несмотря на то, что российская военная эмиграция и сумела в годы Второй мировой войны создать некоторое количество вооружённых формирований (РНА, РННА и т. п.), однако она не смогла распространить идеологию (Белого движения) ни на массы советских военнопленных, ни на население временно оккупированных немцами территорий СССР. Причина этого в значительной степени заключалась в том, что идеология Белого движения базировалась на определённых социальных категориях населения - дворянства, предпринимателях, купечестве, кулачестве, которые уже отсутствовали в СССР к кануну Второй мировой войны. Поэтому она не смогла выйти из

65Судьба России важнее судеб эмиграции. Из письма генерала А. И. Деникина начальнику Русского общевоинского союза генералу А. П. Архангельскому // Родина. 1991. № 6-7. С. 104.

66Дробязко С.И. Под знаменами врага. С. 99.

95

«лабораторий» РОВСа, как это представляли себе различного рода белые идеологи. Реанимировать старую программу им не удалось, а создать что-либо новое они в 1930-40-е гг. не смогли, оказавшись, таким образом, «пленниками» своего прошлого.

Список литературы

Александров К.М. Русские солдаты вермахта. Герои или предатели. М.: Яуза; Эксмо, 2005. 748 с.

Белоусов М.А. Об атом не сообщалось. М.: Воениздат, 1984. 238 с.

Голдин В.И. Роковой выбор. Русское военное зарубежье в годы Второй мировой воины. Архангельск-Мурманск: Солти, 2005. 614 с.

Гончаренко О. Г. Белоэмигранты между звездой и свастикой. М.: Вече. 2005. 352 с.

Дробязко С.И. Под знаменами врага. Антисоветские формирования в составе германских вооруженных сел. 1941-1945. М.: Эксмо, 2004. 604 с.

Ершов В.Ф. Русское военно-политическое зарубежье в 1919-1945. М.: Моск. гос. ун-т. сервиса, 2000. 294 с.

Жуков Д.А., Ковтун И.И. Русская полиция. М.: Московский писатель, 2009. 67 с.

Между Россией и Сталиным: Русская эмиграция и Вторая Мировая Война. М.: РГГУ, 2004. 344 с.

Чуев С. Г. Проклятые солдаты. Предатели на стороне III Рейха. М.: Эксмо, 2004.

133 с.

Чуев С. Г. Спецслужбы III Рейха. Книга 2. СПб: Нева, 2003. 443 с. Неотвратимое возмездие. М.: Воениздат, 1973. 352 с.

Окороков А.В. Русская эмиграция: Политика, военно-политические и воинские организации 1920-1990. М.: Авуар Консалтинг, 2003. 329 с.

Органы государственной безопасности СССР в годы Великой Отечественной воины. Сборник документов. Часть 5. Книга 2. М.: Русь, 2003. 700 с.

Партизанская борьба с немецко-фашистскими оккупантами на территории Смоленщины 1941-1943 гг. Документы и материалы. Смоленск: Смоленское кн. изд-во, 1962. 520 с.

Калинин П.З. Партизанская республика. М.: Воениздат, 1964. 336 с. Краснов Н.Н. Незабываемое. Сан -Франциско: Русская жизнь, 1957. 351 с. Кромиади К.Г. За землю, за волю... Сан-Франциско: Глобус, 1980. 297 с. Пережогин В.А. Солдаты партизанского фронта. М.: ИРИ РАН, 2001. 280 с. Смирнов А.А. Атаман Краснов. М.: АСТ, 2000. 365 с.

Цурганов Ю.С. Неудавшийся реванш. Белая эмиграция во Второй мировой воине. М.: Интрада, 2001. 270 с.

Штрик-Штрикфельд В.К. Между Сталиным и Гитлером. Генерал Власов и Русское Освободительное движение. М.: Посев, 1993. 447 с.

Юбилейный сборник РИСО. Нью -Йорк: РИСО, 1959. 225 с.

Хоффман Й. История Власовской Армии. Париж: ИМКА-Пресс, 1990. 381 с.

References

Aleksandrov K.M. Russkie soldaty vermahta. Geroi ili predately. M.: Yuza; Aksmo, 2005. 748 s. (In Russian)

Belousov M.A. Ob etom ne soobshalos. M.: Voenisdat, 1984. 238 s. (In Russian)

Goldin V.I. Rokovoi vybor. Russkoe voennoe zarubezhie v gody Wtoroy mirovoy voiny. Arkhangelsk-Murmansk: Solty, 2005. 614 s. (In Russian)

Goncharenko O. G. Beloemigrantu mezdu zvezdoi i swastikoi. M.: Veche, 2005. 352 s. (In Russian)

Drobyazko S.I. Pod znamenamy vraga. Antesovetskie formirovaniy v sostave germanskih vooruzhennyh sel. 1941-1945. M.: Aksmo, 2004. 604 s. (In Russian)

Ershov V.F. Russkoe voenno-politicheskoe zarubezhie v 1919-1945. M.: Mosk.gos.yn-t. servisa, 2000. 294 s. (In Russian)

Zhukov D.A., Kovtun I.I. Russkaya politsiya. M.: Moskovskiy pisatel, 2009. 67 s. (In Russian)

Mezhdu Rossiei and Stalinym: Russkaya emigratsiya i Vtoraya Mirovaya Woina. M.: RGGU, 2004. 344 s. (In Russian)

Chuev S. G. Proklyatye soldaty. Predately na storone III Reicha. M.: Aksmo, 2004. 133 s. (In Russian)

Chuev S. G. Spechsluzhby III Reicha. Kniga 2. SPb: Neva, 2003. 443 s. (In Russian)

Neotvratimoe vozmezdie. M.: Voenisdat, 1973. 352 s. (In Russian)

Okorokov A.V. Russkaya emigratsiya. Politica, voenno-politicheskie and voinskie organizatsii 1920-1990. M.: Avuar Konsalting, 2003. 329 s. (In Russian)

Organy gosudarstvennoy bezopasnosty SSSR v gody Velikoy Otehestvennoy voiny. Sbornik dokumentov. Thast 5. Kniga 2. M.: Rus, 2003. 700 s. (In Russian)

Partizanskay borba s nemethko-fathistskime okkupantame na territoree Smolentheny 1941-1943 gg. Dokumenty i materialy. Smolensk: Smolenskoe kn. izd-vo, 1962. 520 s. (In Russian)

Kalinin P. Z. Partizanskay respublika. M.: Voenisdat, 1964. 336 s. (In Russian)

Krasnov N.N. Nezabuvaemoe. San-Francisco: Russkaya zhizn, 1957. 351 s. (In Russian)

Kromiadi K.G.Za zemly za volu... San-Francisco: Globus, 1980. 297 s. (In Russian)

Perezhogin V.A. Soldaty partisanskogo fronta. M.: IRI RAN, 2001. 280 s. (In Russian)

98

Russian Colonial Studies. 2019. № 1. Smirnov A.A. Ataman Krasnov. M.: AST, 2000. 365 s. (In Russian)

Tsurganov Yu.S. Neudavshisy revanth. Belaya emigratsiya vo Wtoroy merovoy voine. M.: Intrada, 2001. 270 s. (In Russian)

Shtrik-Shtrikfeld V. K. Mezhdy Stalinym i Hitlerom. General Vlasov i Russkoe Osvoboditelnoe dvizhenie. M.: Posev, 1993. 447 s. (In Russian)

Ubileinij sbornik RISO. New-York: RISO, 1959. 225 s. (In Russian)

Hoffman Y. Istoriya Vlasovskoi Armii. Paris: YMCA-Press, 1990. 381 s. (In Russian)

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.