Научная статья на тему 'Приоритеты альтернативной энергетической политики и экономическая безопасность'

Приоритеты альтернативной энергетической политики и экономическая безопасность Текст научной статьи по специальности «Экономика и экономические науки»

CC BY
71
20
Поделиться
Ключевые слова
АЛЬТЕРНАТИВНАЯ ЭНЕРГЕТИКА / ОБЩЕМИРОВАЯ ТЕНДЕНЦИЯ / РЕФОРМИРОВАНИЕ ЭНЕРГЕТИКИ / ЭНЕРГЕТИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА / СТРАНЫ СЕВЕРНОЙ ЕВРОПЫ

Аннотация научной статьи по экономике и экономическим наукам, автор научной работы — Туинова С.С.

Рассматривается энергетическая политика в области возобновляемых источников энергии в странах Северной Европы, а также определяются трудности на пути развития российской возобновляемой энергетики. Сделан вывод о том, что при формировании региональной энергетической политики в области энергосбережения и развития возобновляемой энергетики необходимо учитывать общемировые тенденции к сокращению потребления ископаемого топлива и развития новых возобновляемых технологий получения энергии.

Текст научной работы на тему «Приоритеты альтернативной энергетической политики и экономическая безопасность»

приоритеты альтернативной энергетической политики и экономическая безопасность

с. с. туинова,

кандидат экономических наук, научный сотрудник

отдела экономической политики и хозяйственной деятельности

в районах Крайнего севера и Арктики

E-mail: touinova@iep. kolasc. net. ru

Институт экономических проблем им. Г. П. Лузина

Кольского научного центра РАН

Рассматривается энергетическая политика в области возобновляемых источников энергии в странах Северной Европы, а также определяются трудности на пути развития российской возобновляемой энергетики. Сделан вывод о том, что при формировании региональной энергетической политики в области энергосбережения и развития возобновляемой энергетики необходимо учитывать общемировые тенденции к сокращению потребления ископаемого топлива и развития новых возобновляемых технологий получения энергии.

Ключевые слова: альтернативная энергетика, общемировая тенденция, реформирование энергетики, энергетическая политика, страны Северной Европы.

Общемировая тенденция такова, что в период с 1980 по 1990 г. произошли радикальные изменения в электроэнергетической отрасли. Предпосылки изменений в том, что в большинстве стран электроэнергетика, будучи вертикально интегрированной структурой, рассматривалась как естественная монополия. При этом тарифы на энергетические услуги жестко контролировались государством. В условиях удорожания углеводородного топлива, необходимости ввода новых генерирующих мощностей и модернизации старых и потребности обеспечения опережающего спроса на электроэнергию такая система функционирования оказалась неэффективной.

В большинстве стран было проведено структурное реформирование электроэнергетики [1] с целью повышения эффективности функционирования энергосистем за счет: разделения монополий

с выделением в них конкурирующих компаний; предоставления права допуска к сети новым независимым производителям энергии; либерализации рынков электроэнергии. Цели государственного регулирования: развитие антимонопольного законодательства, обеспечение недискриминационного доступа конкурирующих участников к инфраструктуре рынков электроэнергии, ускорение модернизации энергетических мощностей в связи с ужесточением экологического законодательства.

Первой в реализации конкурентной модели рынка электроэнергии в Европейском Союзе (ЕС) была Великобритания, где в конце 1970-х гг. к власти в стране пришли консерваторы, в результате произошло сокращение государственного вмешательства во многие отрасли экономики. Закон об энергетике 1983 г. (Energy Act) [3] обеспечил свободный доступ частных независимых генерирующих компаний к национальным энергетическим сетям. Закон об электроэнергетике 1989 г. (Electricity Act) разделил электроэнергетический сектор на передачу/диспетчеризацию (естественномонопольные функции) и производство/сбыт (конкурентные). Закон о предприятиях общего пользования 2000 г. (Utilities Act) стал основой для принятия Нового порядка торговли электроэнергией (New Electricity Trading Act, NETA). NETA обеспечил принцип свободной купли-продажи электроэнергии за счет предоставления всем лицам права вступать в любые двусторонние договорные отношения между собой. Обязательства по возобновляемым источникам энергии 2000 г. (Renewables Obligation, RO) привели к

-123

появлению в 2001 г. Директивы по возобновляемым источникам энергии (Renewables Directive, RD), а позднее, в 2008 г., — Директивы по возобновляемой энергетике (Renewable Energy Directive (RED). Закон об энергетике 2008 г. (Energy Act 2008) регламентировал вопросы использования возобновляемых источников энергии. Сегодня энергетическую политику Великобритании определяет Министерство энергетики и изменения климата (the Department of Energy and Climate Change).

Возникновение международных электроэнергетических рынков стало следствием общей либерализации рынков. Скандинавский рынок Nord Pool [4] стал первым в мире, потому что с 1963 г. специальный консультационный орган Nordel координировал деятельность операторов передачи электроэнергии в Дании, Финляндии, Исландии, Норвегии. Швеции. В период с 1991 по 1999 г. был принят ряд отраслевых законов, что тоже привело к выделению конкурентных и естественно-монопольных видов деятельности (разделение вертикально интегрированных компаний). Nord Pool, как и рынок электроэнергии Великобритании, работает по модели остаточного пула, которая также закреплена в законодательстве Российской Федерации: генерирующие и сбытовые компании, а также потребители электрической энергии вправе заключать сделки купли-продажи электроэнергии как на бирже, так и в результате заключения двухсторонних контрактов вне биржи. Переход к общеевропейскому регулированию электроэнергетики выразился в том, что Nordel отдал в 2009 г. свои функции общеевропейскому органу — Европейской сети операторов передачи электроэнергии (European Network of Transmission system Operators for Electricity, ENTSO-E) [5]. Правительства развитых стран начали формировать политику ухода от ископаемого топлива к альтернативной энергетике посредством «зеленого» налогообложения и взимания платы за выбросы парниковых газов.

Заявленные цели реформирования энергетики в России и Европейском Союзе схожи, только результаты различны. Закон об электроэнергетике 2003 г. упоминает «ускоренное развитие сетевых источников на основе возобновляемых источников энергии (ВИЭ)». Закон об энергосбережении 2009 г. (редакция 27.07.2010 № 237-Ф3) вводит понятия «энергосбережения, энергосберегающих технологий и повышения энергетической эффективности», а также устанавливает отношения в области энергосбережения и повышения энергетической эффективности, определяет соответствующие меры в целях защиты прав и законных интересов граждан

124-

России путем создания условий для сохранения невозобновляемых природных ресурсов России и охраны окружающей среды России.

Однако созданная Минпромэнерго России и действующая в настоящий момент генеральная схема размещения объектов электроэнергетики до 2020 г. планирует высокий рост электропотребления от 4 до 5,2 % в год на основе предполагаемого увеличения удельного электропотребления с 7 до 15 МВт ч на человека в год. Главной причиной торможения энергосберегающей политики является «инвестиционный фактор»: частные инвесторы в электроэнергетике и бизнес заинтересованы в получении прибыли и росте капитализации. Частный бизнес уже вложил в новые компании, которые остаются после реформирования РАО «ЕЭС», почти триллион рублей, поэтому очевидно, что для сохранения высокой прибыльности дочерними компаниями РАО «ЕЭС» необходимо превышение спроса над предложением. Для поддержания стоимости основных активов быстрый вывод старых мощностей невыгоден, а значит, снижение удельного потребления топлива по сравнению с ростом капитализации также не является основной целью энергетической политики. Формально заявленной причиной продления срока службы старых низкоэффективных мощностей является удовлетворение быстро растущего спроса на электроэнергию при недостатке финансовых средств на полную реновацию мощностей.

Бороться с «галопирующим» спросом государственный представитель Минпромэнерго России, который тоже входит в ту же монополистическую государственную корпорацию, являющуюся преемницей созданного в период плановой экономики топливно-энергетического комплекса (ТЭК), просто не будет. Ведь Минпромэнерго России тоже заинтересованно в росте капитализации и прибыли новых энергетических компаний, а не в энергосбережении на стадии конечного потребления. Формально «топтание на месте» в области энергосбережения объясняется отсутствием либерализованного рынка энергии (его либерализация намечена на 2011 г.) и низкими тарифами. Без повышения тарифов нет реальной мотивации к развитию энергосбережения у конечного потребителя, но и наращивание цен само по себе недостаточно и во многом вредно — либерализация цен в системе ЖКХ показала, что повышение тарифов может привести к увеличению прибыли энергетиков без изменения качества энергопотребления.

В России, несмотря на довольно активную законотворческую деятельность в сфере энергети-

ки, создать мощный ветропарк, сопоставимый по масштабам с мировыми, не удалось ни одному региону. Некачественное государственное управление в сфере энергетики усугубляется неограниченной коррупцией, которая уводит имеющиеся ограниченные средства в заведомо не работающие схемы. Все попытки что-либо сделать в сфере возобновляемых источников энергии (ВИЭ) по линии конверсии показали, что военно-промышленный комплекс (ВПК) может поглотить любые средства, не выдав ничего толкового взамен. Коррумпированные чиновники заинтересованы в бесконечном поддержании энергозатратных схем. Примером может служить северный завоз, представляющий собой схему в виде очень многосторонних отношений заинтересованных сторон. Средства в этой схеме оттягиваются практически на всех этапах: на этапе заключения контрактов на топливо, на прокрутке денег под северный завоз, на оплате транспортных услуг, которые в ряде случаев завершаются заброской солярки вертолетами. Участники этой схемы не допустят появления ВИЭ в регионе, потому что это несет угрозу описанной схеме.

Реальное снижение коррупции в системе нынешней вертикали власти пока не представляется возможным. Важнейшим лимитирующим фактором советско-российской власти всегда были цены на ископаемое топливо. Оценивая порой противоречивые данные по российским нефтегазовым ресурсам, можно предположить, что до 2020 г. существующая система не претерпит значительных изменений, если цены на топливо продержатся. За последние два десятилетия реформ государство законодательно значительно устранилось от ответственности за различные виды ресурсов (земельные, водные, недра, лесные), но это не привело к всплеску роста инвестиций, развитию модернизации, внедрению инновационных решений на российских предприятиях, и как следствие, не улучшило качества использования этих ресурсов. Напротив, есть тенденция хищнического использования ресурсов новыми собственниками, что можно объяснить неустойчивостью отношений собственности, неуверенностью, что завтра это приобретенное право собственности будет сохранено.

Существуют различные варианты расчетов мировых резервов ископаемого топлива [6] (табл. 1). Примерно треть поверхности планеты находится за пределами возможностей современных технологий и не могут пока быть детально проанализированы.

На сегодняшний день рассчитанные примерно мировые объемы возобновляемых источников

Таблица 1 Доказанные мировые энергетические резервы ископаемого топлива*

Вид топлива Зета Дж (х1021 Дж)

Уголь 19,8

Нефть 8,1

Газ 8,1

* Данные на конец 2009 г.

энергии составляют, в частности: солнечная энергия — 86 000 ТВт, ветровая — 870 ТВт, геотермальная — 32 ТВт, гидроэнергия — 7,2 ТВт. При этом глобальное энергопотребление составляет 15 ТВт [2].

Структура потребления первичных энергоресурсов в мире проанализирована автором по данным Энергетической информационной Администрации США (United States Energy Information Administration, US EIA, ЭИА) [8]. Данные за три года в табл. 2 показывают, что возобновляемая энергетика развивается в мире очень динамично. В то же время за ХХ в. произошло двадцатикратное увеличение использования ископаемого топлива. С 1980 по 2006 г мировой ежегодный рост составил 2 %.

Таблица 2

Потребление первичных энергоресурсов в 1980-2006 гг., ТВт

Вид первичных энергоресурсов 1980 2004 2006

Нефть 4,38 5,58 5,74

Газ 1,80 3,45 3,61

Уголь 2,34 3,87 4,27

Гидроресурсы 0,60 0,93 1,00

Ядерная энергия 0,25 0,91 0,93

Геотермальная, ветровая, солнечная, древесная энергии 0,02 0,13 0,16

Всего... 9,48 14,87 15,71

В 2008 г. мировое энергопотребление составило примерно 15 ТВт. В 2009 г. впервые за 30 лет произошло снижение на 1,1 %, что связано с мировым экономическим кризисом (мировой ВВП упал на 0,6 % в 2009 г.). Однако просматриваются два противоположных тренда. Энергопотребление продолжает нарастать в нескольких развивающихся странах, особенно в Азии (+4 %). В то время как страны экономического содружества (Organization of Economic Co-operation and Development, OECD) к 2009 г. снизили энергопотребление (—4,7 %) и почти достигли уровня 2000 г. Снижение потребления в Северной Америке, Европе (—4,5 %) и странах бывшего Советского Союза (—8 %) произошло из-за сокращения экономического производства. Китай стал крупнейшим мировым потребителем (18 % от общего потребления), в 2008 г. его потребление

-125

1965

1970

1975 1980

1985

1990

1995

2000 2005

Рис. 1. Динамика мирового энергопотребления с 1965 по 2005 г., ТВт

выросло (+4 %), а в 2009 г. произошло ускорение (+8 %). Нефть по-прежнему остается важнейшим источником, несмотря на тенденцию к снижению. Структура глобального энергопотребления [2] в 2009 г.: нефть — 37 %, уголь — 25, газ — 23, ядерная энергия — 6, биогаз — 4, гидроэнергия — 3, солнечное тепло — 0,5, ветроэнергия — 0,3, геотермальная — 0,2, биотопливо — 0,2, солнечная фотовольтаика — 0,04 %. Многолетняя динамика мирового потребления традиционных источников энергии дана на рис. 1 [2].

Данные по энергоемкости экономик различных стран отражены на рис. 2. Приводится соотношение уровня энергопотребления и валового национального продукта (ВНП) в странах в

12.9

1

2

3

4

5

6 7

8

9

Рис. 2. Энергоемкость экономик в отдельных странах в 2004 г., МДж/долл. США:

1 — Норвегия; 2 — Иран; 3 — Нидерланды; 4 — США; 5 — Китай; 6 — Германия; 7 — Япония; 8 — Великобритания; 9 — Индия

126-

2004 г., рассчитанного с учетом инфляционных уточнений и приведения к цене доллара в 2000 г. Энергопотребление непосредственно связано с ВНП и климатом каждой отдельной страны. Однако существуют огромные различия даже между высокоразвитыми странами, такими как Япония и Германия, с 6 КВт на человека и США с 11,4 КВт на человека. В Индии энергопотребление составляет 0,7 КВт на человека, а в Бангладеш — 0,2 КВт на человека. США потребляют 25 % мировых энергоресурсов, доля ВНП США в мировом валовом продукте составляет 22 %, а население всего 5 % от всего человечества. Самый стремительный в мире рост энергопотребления происходит в Китае (5,5 % в год в течение последних 25 лет) с населением 1,3 млрд человек (20 % населения Земли) — достигнут уровень 1,6 КВт на человека. Промышленность (включая сельское хозяйство, горное производство, фабрики и строительство) потребляет 37 % от общемирового потребления. Частный и коммерческий транспорт — 20 %, отопление жилья, освещение и бытовые приборы — 11 %, коммерческое потребление (освещение, отопление и вентиляция коммерческих зданий, водоснабжение и водоотведение) — 5 %. Оставшиеся 27 % составляют потери при производстве и передаче энергии. Как это происходит? Например, в 2005 г. мировое потребление электроэнергии составило примерно 2 ТВт. Уровень энергии, затраченной на производство этих 2 ТВт, составил 5 ТВт, ведь средняя эффективность работающих электростанций составляет примерно 38 %. Низкий КПД — бич многих угольных электростанций. Газовые электростанции нового поколения имеют более высокие показатели КПД (55 %).

Направления развития альтернативной энергетики многообразны. Оценка производства энергии от возобновляемых источников в мире на конец 2008 г. дана в табл. 3 [2].

В табл. 4 даны показатели возобновляемой энергетики в балансе электропотребления стран Европейского Союза в 2006 г. и соответствующие планы на 2020 г.

На рис. 3 представлена динамика мировой ветроэнергетики. Прирост рынка

Таблица 3

Мировое производство энергии от возобновляемых источников в 2008 г.

Вид возобновляемого источника Единицы измерения Значение показателя

Крупная гидроэнергетика ГВт 860

Отопление от биомассы ГВтч 250

Солнечные коллекторы для горячего водоснабжения и отопления ГВтч 145

Ветроэнергия ГВт 121

Малая гидроэнергетика ГВт 85

Производство этанола Млрд л/год 67

Энергия биомассы ГВт 52

Геотермальное отопление ГВтч 50

Солнечная фотовольтаика, присоединенная к сети ГВт 13

Производство биодизеля млрд л/год 12

Геотермальная энергия ГВт 10

Энергия концентрированного солнечного тепла ГВт 0,5

Энергия океанов (приливов) ГВт 0,3

Таблица 4

Возобновляемая энергия в общем энергопотреблении согласно прогнозу на 2020 г., % [8]

Государство, член Евросоюза 2006 г. 2020 г., прогноз Рост потребления

Великобритания 1,5 15 13,5

Ирландия 2,9 16 13,1

Дания 17,2 30 12,8

Франция 10,5 23 12,5

Нидерланды 2,7 14 11,3

Испания 8,7 20 11,3

Греция 7,1 18 10,9

Европейский Союз 9,2 20 10,8

Италия 6,3 17 10,7

Латвия 31,4 42 10,6

Бельгия 2,6 13 10,4

Кипр 2,7 13 10,3

Германия 7,8 18 10,2

Люксембург 1 11 10

Мальта 0 10 10

Португалия 21,5 31 9,5

Словения 15,5 25 9,5

Финляндия 28,9 38 9,1

Австрия 25,1 34 8,9

Литва 14,6 23 8,4

Эстония 16,6 25 8,4

Венгрия 5,1 13 7,9

Швеция 41,3 49 7,7

Польша 7,5 15 7,5

Словакия 6,8 14 7,2

Болгария 8,9 16 7,1

Румыния 17 24 7

Чешская Республика 6,5 13 6,5

ветроэнергии в 2009 г. составил 25 %. За трехлетний период США, Испания и Китай более чем удвоили свои ветроэнергетические мощности.

Итак, анализ зарубежной энергетической политики в сфере использования возобновляемых источников доказывает, что альтернативная энергетическая политика в нашей стране должна строиться в русле общемировых тенденций с учетом

собственных возможностей конкретной территории. Основными перспективными направлениями деятельности в области развития ВИЭ являются: ветроэнергетика (особенно «офшорные», вынесенные в море); жидкое биотопливо для автомобильного транспорта; солнечная фотовольтаика; ТЭЦ на биомассе; биогазовое производство на основе органических отходов; геотермальные установки по

принципу теплового насоса; приливные и волновые энергетические установки. Приоритет энергетической политики в сфере возобновляемой альтернативной энергетики сегодня в полной мере определяет экономическую безопасность завтрашнего дня России.

Список литературы

1. Вишнякова А. С. Зарубежный опыт реформирования электроэнергетики // Вопросы государственного и муниципального управления. 2010. № 10. С. 92—99.

2. Википедия: статья по возобновляемой энергетике. URL: http://en. wikipedia. org/wiki.

3. Официальный сайт Управления государственного сектора информации (OPSI) — национального архива (National Archives). URL: http:// www. opsi. gov. uk.

4. Официальный сайт Скандинавской энергетической биржи Нордпул. URL: http://www. nordpool. com.

5. Официальный сайт Совета европейских энергетических регулирующих органов. URL: http://www. energy-regulators. eu.

Рис. 3. Объем мощностей по производству ветровой энергии в 2000— 2009 гг., МВт [7]

6. Официальный сайт Международного энергетического агентства (International Energy Agency, IEA). URL: http://www. iaea. org.

7. Официальный сайт Международной ассоциации ветровой энергетики (World Wind Energy Association, WWEA). URL: http://www. wwea. org.

8. Официальный сайт Энергетической информационной Администрации США (United States Energy Information Administration, US EIA), ЭИА. URL: http://www. eia. doe. gov.