Научная статья на тему 'Приобщение к красоте как средство передачи поколением современным японцам традиционных ценностей'

Приобщение к красоте как средство передачи поколением современным японцам традиционных ценностей Текст научной статьи по специальности «Искусствоведение»

CC BY
757
166
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЯПОНСКИЕ ТРАДИЦИИ / РОЛЬ ТРАДИЦИЙ / СОВРЕМЕННАЯ ЯПОНИЯ / ЭСТЕТИКА / ЛЮБОВАНИЕ ЦВЕТУЩЕЙ ВИШНЕЙ («ХАНАМИ») / ЧАЙНАЯ ЦЕРЕМОНИЯ («ТЯДО») / ТЕАТР КАГУРА / ТЕАТР КАБУКИ / ТЕАТР НО / ENJOYING THE CHERRY BLOSSOMS (HANAMI) / TEA CEREMONY (CHADO) / JAPANESE TRADITIONS / ROLE OF TRADITIONS / MODERN JAPAN / AESTHETICS / KAGURA / NOH / KABUKI

Аннотация научной статьи по искусствоведению, автор научной работы — Курганская Юлия Владимировна

Статья посвящена роли таких японских традиций, как любование цветущей вишней («ханами»), осенней листвой («момидзигари»), полной луной («цукими»), чайная церемония («тядо»), искусство аранжировки цветов («икэбана»), традиционное театральное искусство (театры Кагура, Но, Кабуки), приобщающие современных японцев к культурному наследию страны и красоте в понимании традиционной японской культуры

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Introduction to Beauty as Means of Traditional Values Transportation to Contemporary Japanese People by the Generation

The article is devoted to the role of Japanese traditions, like enjoying the cherry blossoms (hanami), autumn leaves (momidzigari), a full moon (tsukimi), tea ceremony (chado), the art of flower arrangement (ikebana), theater (Kagura, Noh, Kabuki), introducing the contemporary Japanese people to cultural heritage and beauty in the understanding of traditional Japanese culture

Текст научной работы на тему «Приобщение к красоте как средство передачи поколением современным японцам традиционных ценностей»

УДК 008

Курганская Юлия Владимировна Yulia Kurganskaya

ПРИОБЩЕНИЕ К КРАСОТЕ КАК СРЕДСТВО ПЕРЕДАЧИ ПОКОЛЕНИЕМ СОВРЕМЕННЫМ ЯПОНЦАМ ТРАДИЦИОННЫХ ЦЕННОСТЕЙ

INTRODUCTION ТО BEAUTY AS MEANS OF TRADITIONAL VALUES TRANSPORTATION TO CONTEMPORARY JAPANESE PEOPLE BY THE GENERATION

Статья посвящена роли таких японских традиций, как любование цветущей вишней («ханами»), осенней листвой («момидзигари»), полной луной («цукими»), чайная церемония («тядо»), искусство аранжировки цветов («икэбана»), традиционное театральное искусство (театры Кагура, Но, Кабуки), приобщающие современных японцев к культурному наследию страны и красоте в понимании традиционной японской культуры

Ключевые слова: японские традиции, роль традиций, современная Япония, эстетика, любование цветущей вишней («ханами»), чайная церемония (<<тядо>>), театр Кагура, театр Кабуки, театр Но

The article is devoted to the role of Japanese traditions, like enjoying the cherry blossoms (hanami), autumn leaves (momidzigari), a full moon (tsukimi), tea ceremony (chado), the art of flower arrangement (ikebana), theater (Kagura, Noh, Kabuki), introducing the contemporary Japanese people to cultural heritage and beauty in the understanding of traditional Japanese culture

Key words: Japanese traditions, role of traditions, modem Japan, aesthetics, enjoying the cherry blossoms (hanami), tea ceremony (chado), Kagura, Noh, Kabuki

Многие современные исследователи отмечают, что в последнее время в условиях мировой глобализации в Японии растет интерес к традиционной культуре своей страны. Несмотря на то, что Япония принадлежит к развитым державам, географически и исторически она — часть Востока, с его особым восприятием окружающего мира, философским взглядом на человека, вещи, явления. Многие традиции, зародившиеся несколько веков назад в «Стране восходящего солнца», существуют и поныне. Некоторые из них со временем утратили своё первоначальное значение, другие — приняли иной вид и получили «второе дыхание» [11].

В японском обществе традиции и обряды играют важную роль в формировании эстетического вкуса и социализации чле-

нов общества. Через традиции передаются национальные ценности, такие как умение видеть, созерцать красоту, уважение к природе, философское отношение к жизни и т.д. [12]. Япония, богатая культурным наследием, понимает важность сохранения традиций и их передачи последующим поколениям. Приобщение к красоте проходит чаще всего коллективно, группой. Ярким примером этого являются любование цветущей вишней («ханами»), осенней листвой («момидзигари»), полной луной («цуки-ми»), чайная церемония («тядо»), искусство аранжировки цветов («икэбана») и тому подобное [5].

Каждый год на протяжении многих веков одни и те же природные явления, которые на первый взгляд кажутся обыденными, заставляют японцев семьями, дружеской

компанией или коллективом выезжать на природу, чтобы полюбоваться ее красотой [1]. Синтоизм, исконная религия Японии, воспел природу, одухотворил ее, природа для японцев стала вечным, не иссякающим источником идей, мыслей, чувств, которые в свою очередь могут быть доступны восприятию каждого, ведь любой человек представляет собой все ту же природу, является ее неотъемлемой частью [8]. Можно сказать, что именно это является одной из причин, почему каждый год большинство японцев едут в разные уголки страны, чтобы полюбоваться цветением вишни.

Традиция любования цветами появилась в Японии в эпоху Хэйан (1Х-ХП вв.), когда эстетизация всего окружающего мира была на инке. В то время в Японии духовный авторитет имел буддизм, пришедший в VI в. из Китая. Буддизм проповедовал терпение, воздержание и сдержанность, что было близко сердцам японцев. В конце XII в. из Китая в Японию пришло учение школы дзэн — буддизма, проповедовавшего непосредственное постижение реальности на основе интуитивного проникновения в собственную природу, отрешенность от бренного мира, быстротечность жизни, всего происходящего. Благодаря синтезу синтоизма и буддизма, у японской нации сформировалось то трепетное отношение к природе, умение видеть ее красоту, проникать в ее сущность, которым восхищается весь мир.

В Японии приход весны совпадает с цветением сакуры, которое начинается на юге страны с островов Окинава и Кюсю в марте и постепенно движется на север, достигая Хоккайдо. Всего с момента расцветания первых деревьев на юге страны до отцветания последних деревьев на севере проходит около месяца. Еще до начала цветения сакуры Метеорологическая служба Японии делает прогнозы о начале цветения, а затем официально заявляет через СМИ о его начале. В марте — апреле в ежедневных сводках погоды синоптики непременно сообщают о том, как движется «фронт цветения», в какой части страны сакура уже расцвела, а где цветки вот-вот раскроются.

Вся страна внимательно следит за такой информацией. Ведь как только ветки сакуры начинают украшать нежные бело-розовые цветы, японцы стремятся поехать туда, где можно побродить по украшенным пышным цветом аллеям, устроить пикник с семьей или коллегами под цветущими деревьями.

Лучшими местами для любования цветущей сакурой считаются парк Горёкаку на Хоккайдо, на территории которого высажено 1500 вишневых деревьев, а также столичные парки Синдзюк Гёэн, где от имени премьер-министра проводятся церемонии ханами для политической, экономической, культурной элиты страны и иностранных дипломатов, и парк Уэно, который может посетить любой желающий, полюбоваться цветами. Однако по всей Японии существует множество мест для ханами, 15 из которых признаны наиболее удобными и лучшими для данного действа. В каждом городе, в каждой деревне найдется место, где можно полюбоватьсяцветениемсакуры [2].

Если бы у японцев не было желания, духовной необходимости созерцать красоту, то они не сохранили бы до наших дней такие формы коллективного эстетического приобщения к красоте природы, как «ханами», «момидзигари», «цукими» [15].

Японцам даже такое простое действо, как чаепитие, удалось довести до совершенства, придав эстетическую ценность не только самому процессу, но и каждой детали, начиная от сада, окружающего чайный домик, и заканчивая чашкой для чая.

Чай завезли в Японию из Китая в VII в. в качестве лекарственного растения. Сначала он получил популярность среди буддийских монахов как напиток, помогающий утолить жажду, расслабиться и настроиться на медитацию. Постепенно чай стал напитком для приятного времяпрепровождения. В XII в. под сильным влиянием дзэн-буддизма испитее чая оформилось в чайную церемонию, окончательно же доведено оно было досовершенствакХУ1в. [6].

В чайной церемонии воплотился стиль «ваби» — стиль простоты, скромности, в которой и можно рассмотреть естественную красоту. Ваби — это понятие, которое по-

мимо внешнего вида вещей еще и определяет и передает внутреннее содержание, суть вещи. Оно проявляется в неком состоянии души, «в котором сочетаются чувства одиночества, спокойствия, чистоты и отрешенности, носит отпечаток романтизма и изысканности. Понятие «ваби» было тесно связано с другим, очень близким, но более литературным — «саби». Последнее предполагает ощущение более выраженной тяги к умеренности, когда в любой деятельности человек стремится к сосредоточению и скромности посреди великолепия и величия» [7].

Участники чайной церемонии еще до самого действа начинают испытывать на себе влияние ваби и саби. Сама дорожка в саду, ведущая к чайному домику, скромный вид чайного домика, его внутреннее убранство, чуть приглушенное освещение помогают настроиться участникам на особый лад. В чайном домике проходит не просто церемония приготовления и распития чая, происходит общение людей на уровне красоты, которая не бросается в глаза, не навязывается кем-либо, а затрагивает тонкие струны человеческой души своей природной естественностью и отсюда — своей неповторимостью.

Со временем чайной церемонией стали заниматься в основном женщины. Изменилась и процедура церемонии. Она стала более демократичной, и уже в наше время ее проводят не только в чайных домиках, но и в обычных комнатах в японском стиле. Однако, несмотря на это, дух чайной церемонии остается неизменным. И в наши дни главная задача мастера чайной церемонии — создать обстановку душевности, спокойствия, когда все участники могли бы забыть о заботах, отойти от повседневных дел, наслаждаясь чаем и дружеской атмосферой за разговорами о прекрасном, об искусстве, литературе, живописи, красоте [9].

Помимо чайной церемонии, особый дух сохранило и традиционное театральное искусство Японии, которое продолжает радовать зрителей и в наши дни. Самым древним из японских театральных зрелищ считают театр Кагура, истоки которого ле-

жат в глубокой древности и тесно связаны с религиозным культом синто. Кагура возник еще в УП-УШ вв. и к 1Х-Х вв. приобрел наиболее законченную форму. По своей форме он является музыкальной пантомимой, сопровождаемый пением хора, игрой барабанов и флейт. Изначально Кагура представлял собой ритуал поклонения синтоистским богам, поэтому действо происходило при синтоистских храмах, а исполнителями танцев являлись жрецы, которые исполняли танец в красочных церемониальных костюмах и масках с целью умилостивить богов, просить здоровья и хорошего урожая, поэтому эстетика театрализованных постановок имела огромное значение. Наиболее древний Кагура состоял из 75 актов, действо начиналось вечером, а заканчивалось на рассвете. Так происходило общение простых смертных с богами, не было ни зрителей, ни актеров, все присутствующие являлись участниками и частью ритуала. Позже ритуальный танец стал театром, а вместо жрецов его начали исполнять и актеры [3]. В наши дни танцы Кагура исполняются на храмовых площадках синтоистских храмов или на подмостках, воздвигнутых специально вблизи храмов вне храмовой территории, они не носят уже тот ритуальный характер, который вкладывался изначально, но доставляют большое удовольствие прихожанам и посетителям храмов, позволяя приобщиться к традициям прошлого [13]. Развиваясь, Кагура приобретал все большее число разновидностей, традиции этого театра дали начало появлению новых сценических форм Японии, таких как Но и Кабуки.

Театр Но — самая строгая театральная классика, которая является первой всесторонне развитой формой театрального искусства Японии — зародился в XIV в., впитав элементы дэнгаку (крестьянские танцы и развлечения, связанные с синтоистскими религиозными ритуалами) и саругаку (вид японского народного фарса, содержащего акробатику, клоунаду, жонглирование, хождение на ходулях, танцы, фокусы и т.д.). В то время военная аристократия, оттеснившая придворную, способствовала

развитию новых форм театрального искусства. Религиозно-мистический, феодально-монархический романтизм театра Но вполне соответствовал ее вкусам и требованиям, в связи с чем этот жанр театрального искусства получил большую популярность в ее кругах [4]. С того времени Но претерпел мало изменений, интерес к этому жанру не исчез и в новое время. Возможно, такая длительная популярность связана с пышностью и красотой постановок театра Но, которые вряд ли можно найти где-либо ещё. Не случайно имя Но зачастую связывают с понятием югэн (эстетическая категория в японской культуре, обозначающая интуитивное, предполагаемое, нежели явное, очевидное восприятие сущности объекта). Строгая простота и грация Но делает этот вид драматического искусства поисти-не уникальным благодаря благородству и элегантности театрального действа. Маски, используемые в представлениях, помогают зрителям понять потаённую сущность, дух, а не формы и внешние атрибуты персонажей и явлений.

Повествования всех событий пьес ведутся на древнеяпонском языке, что добавляет необыкновенное ощущение причастности к событиям прошлого, действу сопутствует спокойная мелодия флейты и безмятежные звуки барабанов. Сейчас представления театра Но демонстрируются в специальных помещениях, но в последнее время возвращается популярность организации театрализованных действий под открытым небом. Японцы утверждают, что ощущают некое чувство избранности при посещении этого театра [14].

Кабуки — еще один вид традиционного театрального искусства Японии, который пользуется широкой популярностью среди японцев даже в наше время. Жанр Кабуки уходит корнями во времена примерно 400-летней давности и представляет собой синтез пения, музыки, танца и драмы, исполнители используют сложный грим и костюмы с большой символической нагрузкой [5]. Само слово «кабуки» происходит от глагола «кабуку», означающего «носить экстравагантную одежду и совершать необыч-

ные поступки». Цветовая палитра, музыка и стилизованные идеалы красоты объединяются на сцене, создавая первоклассный репертуар драматических пьес и эффектную манеру актерской игры. Костюмы и грим, используемые в Кабуки, доставляют не только визуальное удовольствие. Образы красоты героинь, которых в театре играют мужчины — актеры, что является одной из изюминок театра, или портрет мужественности главного героя заключают личностные характеристики персонажей. Акцентируя с помощью линий рельефные тени и вены на лице, грим, называемый «кумадо-ри», заостряет индивидуальность героев и их чувства так, как это возможно только в Кабуки. Например, красные линии грима «кумадори» подчеркивают храбрость и силу отважного героя, синие линии создают зловещую ауру отрицательного героя. Жесткие расширяющиеся плечи мужской одежды и штаны хакама указывают зрителям на то, что перед ними знатный самурай, а героиня, появившаяся на сцене в красном расшитом золотом кимоно, с высокой прической и огромными заколками из черепахового панциря — знаменитая гейша, законодательница мод того времени.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Техника актерской игры в театре Кабуки — не результат достижений современных актеров, а накопленный опыт. Манере игры актеров присущ формальный стиль, он является одним из эстетических принципов, на которых базируется искусство Кабуки. Перед тем, как сыграть роль, актер начинает подготовку с изучения манеры игры, доведенной до совершенства его предшественниками. Этот стиль игры, даже если первоначально он и был нацелен на реалистическое воплощение, обрел совершенно определенную форму и стал ярко символичным в процессе развития искусства Кабуки. Таким образом, даже в реалистической пьесе самые тривиальные жесты и движения часто ближе к движениям танца, чем к движениям актерской игры. Эта своеобразная манера игры является примером того, что Кабуки всеми средствами стремится подчеркнуть величие красоты [10].

Знание и мастерство актеров Кабуки

передается от отца к сыну, от учителя к ученику. В настоящее время в Японии есть семьи, в которых искусством Кабуки владели представители семнадцати поколений. Эта преемственность имеет очень большое значение, так как она в значительной мере способствовала сохранению искусства театра Кабуки до наших дней.

Пожалуй, ни в одной стране не существует такого культа красоты, как в Японии, и никакая другая нация не уделяет созерцанию красоты столько времени. У японцев сильно развито чувство эстетического наслаждения тем, что находится вокруг, будь то природа, вещь или процесс. Для японцев,

у которых развито чувство коллективизма, желание разделить момент любования природной красотой является самим собой разумеющимся, от природы естественным чувством. Через такие традиции, как любование цветением сакуры, красками осенней листвы, чайная церемония, происходит передача из поколения в поколение традиционных ценностей, которые формируют дух нации, ее самобытность, помогают каждому члену общества приобщиться к культурному наследию, почувствовать себя носителем и транслятором этой уникальной культуры [11].

Литература

1. Бенедикт Р. Хризантема и меч: Модели японской культуры / Пер. с англ. — М.: «Росснйс-каяполитическаяэнциклопедия» (РОССПЭН), 2004. —256 с.

2. Буйлова Л. Лучше нету того цвета... // Журнал «Япония сегодня». — 2010. — № 3. — С.

4-7.

3. Визуальный словарь. Кагура. — [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://cult. vslovar.org.ru/2493.html.

4. Википедия. Но. — [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://ru.wikipedia.org/ wiki/%CD%EE.

5. Гаджиева Е.А. Страна восходящего солнца: история и культура Японии. — Ростов н/Д.: Феникс, 2006. — 249 с.

6. ГригорьеваТ.П. КрасотойЯпониирожденный. — М.: Искусство, 1993. — 464 с.

7. Елисеефф В., Елисеефф Д. Японская цивилизация / Пер. с франц. И. Эльфонд. — Екатеринбург: У — Фактория, 2006. — 425 с.

8. Железняк О.Ва// Журнал «Япония сегодня». — 2010. — №3 — С. 22-23.

9. Овчинников В.В. Сакура и дуб: Впечатления и размышления о японцах и англичанах. — М., 1983. — 432 с.

10. Открытие Японии (Niponika). Спецрепортаж. Добро пожаловать в мир Кабуки. — 2010. -№1-27с.

11. Прасол А.Ф. Япония. Лики времени = Japan. The changing face of the times: менталитет и традиции в современном интерьере. — М.: Наталис, 2008. — 360 с.

12. Фредерик Л. Повседневная жизнь Японии в эпоху Мэйдзи / Пер. с фр. А.Б. Овезовой; Науч. редакция М.В. Демченко. — М.: Молодая гвардия, 2007. — 310 с.

13. Японский театр Кабуки. Кагура. — [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http:// teatr-kabyki.com/kagura.html.

14. Японский театр Кабуки. Но. — [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://teatr-kabyki.com/noo.html.

15. Masahiko Fujiwara Kokka — no Hinkaku. — Tokyo: Shinchosha, 2006. — 191 p.

Коротко об авторе____________________________

Курганская Ю.В., аспирантка, Дальневосточный государственный гуманитарный университет (г. Хабаровск), преподаватель Хабаровского пограничного института ФСБ РФ кафедры уиИа.ки^ап8кауа@ gmail.com

Научные интересы: японцы, культура и традиции Японии, культура современной Японии

_____________________Briefly about the author

Y. Kurganskaya, postgraduate student of literature and culture department, Far Eastern State University for the Humanities, Khabarovsk; teacher of Khabarovsk Boundary Institute of Federal Security Service of Russia

Scientific interests: Japanese people, Japanese traditions and culture, modern Japanese culture

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.