Научная статья на тему 'Принц Рудольф и австрийско-российские отношения'

Принц Рудольф и австрийско-российские отношения Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
264
68
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
АВСТРИЙСКО-РОССИЙСКИЕ ОТНОШЕНИЯ / ЧЕРНЫЙ БАЛ / СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ ЕВРОПЫ

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Сироткина Е. В.

В статье рассматриваются взгляды наследника австро-венгерского престола эрцгерцога Рудольфа на австрийско-российские отношения.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

PRINCE RUDOLF AND THE AUSTRIAN-RUSSIAN RELATIONS

The article discusses the views of the heir to the Austro-Hungarian throne, Archduke Rudolf.

Текст научной работы на тему «Принц Рудольф и австрийско-российские отношения»

Сироткина Е. В.

кандидат исторических наук Тамбовский филиал Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации,

г. Тамбов, Россия

ПРИНЦ РУДОЛЬФ И АВСТРИЙСКО-РОССИЙСКИЕ ОТНОШЕНИЯ

Аннотация: в статье рассматриваются взгляды наследника австро-венгерского престола эрцгерцога Рудольфа на австрийско-российские отношения.

Ключевые слова: австрийско-российские отношения, черный бал, Соединенные Штаты Европы.

Sirotkina E. V.

candidate of historical Sciences Tambov branch of the Russian Academy of national economy and public administration when the President of the Russian Federation,

Tambov, Russia

PRINCE RUDOLF AND THE AUSTRIAN-RUSSIAN RELATIONS

Abstract: the article discusses the views of the heir to the Austro-Hungarian throne, Archduke Rudolf.

Keywords: Austrian-Russian relations, the black ball, a United States of Europe.

8 февраля 1889 г. в Аничковом дворце Санкт-Петербурга состоялся Черный бал. Австро-Венгрия в те дни переживала траур по наследнику престола кронпринцу Рудольфу, который 30 января покончил с собой в замке Майерлинг. Черный бал в российской столице производил впечатление удивительного, похожего на странный сон праздника: на дамах были бальные туалеты, все черного цвета, зал убран черным тюлем, шелком и газом. Показной траур на фоне безудержного светского веселья. Развлечения и танцы продолжались до половины третьего утра. Музыкальную программу

составляла исключительно венская музыка, все вальсировали под звуки «Wiener Blut», а затем ужинали в сопровождении мелодии «Венгерской пляски», напоминавшей чардаш [1; Л. 43]. Откровенный цинизм акции вызвал недовольство у многих, причем даже у влиятельных особ, например обер-прокурор Священного синода К.П. Победоносцев назвал, «танцевание в черных платьях... кощунством» [3, С. 345]. Однако императрица Мария Федоровна, почувствовав «вкус» необычной идеи, могла себе позволить пренебречь подобным мнением. Бал имел антиавстрийскую направленность и не соответствовал нормам светских церемониалов императорских дворов прошлого. Демонстративная, весьма жестокая акция, организованная а период отношений между двумя государствами из-за балканских проблем, стала своеобразным символом новой эпохи в отношениях двух крупнейших государств на востоке Европы.

Между тем кронпринц Рудольф являлся признанным лидером оппозиционных настроений в отношении к официальной внешнеполитической практике Австро-Венгерской империи. В сложившихся между Австрией и Германией отношениях наследник австрийского престола принц Рудольф видел роковую участь для Австрии. Он полагал, что Австрию мог спасти только австро-франко-английский альянс. Познакомившись в 1886 г. с Ж. Клемансо, принц Рудольф так излагал ему свои взгляды на положение Австро-Венгерской империи: «Германия никогда не поймет, какие исключительные значение и мудрость заключаются в консолидации немцев, славян, венгров, поляков вокруг короны. Государство Габсбургов уже давно осуществило, хотя и в миниатюрной форме, мечту Виктора Гюго -Соединенные Штаты Европы. Австрия -это государственный блок самых различных наций и самых разных рас под единым руководством. Во всяком случае, это основополагающая идея Австрии, это идея самой что ни на есть невероятной важности для мировой цивилизации. И хотя предварительное исполнение этой идеи, если выразиться более дипломатично, не совсем гармонично, это не означает, что сама по себе идея фальшива. Это означает

только то, что такая идея должна гарантировать в либеральном смысле, гармонию и равновесие. Поэтому, по моему мнению, Австрия должна сближаться с западной демократией. Ведь там уже действительно господствует настоящий либерализм - индивидуальная свобода, презрение к расовой идее и расовой ненависти» [5; Б. 245].

Еще в 1875 г. семнадцатилетний Рудольф написал сочинение «Положение Вены и наше будущее»: «Основной характер Австрии -множество - проявляет себя, как в большом - в целом государстве, так и в малом - в Вене... В Австрии 9 миллионов немцев и 28 миллионов не немцев. А потому невозможно представить ее немецким государством. Чем же поможет этим девяти миллионам немцев аншлюс к Германской империи? Как некультурный и необразованный придаток будут висеть они на высокообразованном, но вследствие раздора разобщенном государстве, которое не станет единым. К тому же они окажутся связны с государством, которое по обычаям, характеру, сущности и даже по самому внешнему облику имеет совершенно другой народ. Наши немцы чувствовали бы себя поэтому еще более тревожно, чем эльзасцы и голштинцы...» [5; Б. 248].

Во внешнеполитическом ведомстве России знали и внимательно наблюдали за личной конфронтацией, возникшей между кронпринцем Рудольфом и новым германским императором Вильгельмом II, впрочем, кажется, не придавая ей особо значения, т.к. она носила скорее характер личной неприязни.

В. Н. Ламздорф в своем дневнике сделал запись 21 марта 1889 г., посвященную столкновению наследника австрийского престола с германским императором. Сведения были почерпнуты им из письма русского посланника в Брюсселе князя Урусова и посвящены летнему путешествию 1888 г. императора Вильгельма в Австрию, и обращали внимание, что «заносчивость этого монарха восстановили против него императора Франца Иосифа и правительство» [4; С. 217-218]. По словам Урусова, германский император проводил смотр войск в Австрии не как монарх-гость, а как

«инспектор, которому поручено сделать самую тщательную ревизию». Результаты смотра оказались самыми неблагоприятными и Вильгельм II начал особенно критиковать пехоту, главным инспектором которой в то время был эрцгерцог Рудольф. Вильгельм II не щадил наследника престола и с крайней откровенностью выразил свое мнение императору и императрице Австрии. При этом императрица Елизавета была настолько обижена, что заявила, что не желает более находиться в присутствии германского императора, так что тот был вынужден извиниться. По возвращении в Берлин Вильгельм II написал императору Францу Иосифу письмо, в котором объяснял, что имеет право и обязан обращать внимание своего союзника на то, как обстоят дела в его армии, потому что они должна плечом к плечу защищать общие интересы, и прочил, чтобы в качестве главного инспектора пехоты было назначено лицо более опытное, чем эрцгерцог Рудольф. Результатом этого письма была драматическая сцена между Францем Иосифом и его сыном, который отказался добровольно уйти. «Драма, разыгравшаяся в Мейерлинге, - делал вывод Ламздорф, - вероятно, не без влияния этих обстоятельств и вызванной ими горечи, положила конец положению, грозившему крайне серьезными последствиями» [4; С. 218].

Еще ранее в записи от 13 марта 1889 г. Ламздорф приводит слова близкого друга эрцгерцога Рудольфа графа Сечени, переданные русским поверенным в делах в Вене князем Кантакузеном. «Есть много, - говорил Сечени, - серьезных государственных деятелей, которые приписывают это несчастье исключительно политическим причинам. По их мнению, наследный принц так скомпрометировал себя своей все более или более проявлявшейся враждебностью по отношению к политике нынешнего кабинета и его союзникам, положение его в глазах императора Вильгельма II и Германии столь ухудшилось, а возвращение стало настолько невозможным, что он не мог не сознавать того, что становится для своей страны источником серьезных затруднений и даже опасности, придерживаясь этого пути ».

Далее Ламздорф опираясь на слова тех же источников отмечает: «Еще совсем недавно, когда предстояло нанести визит в июне германскому императору и император Франц Иосиф сказал сыну о необходимости сопровождать его в Берлин, кронпринц настаивал на том, что было бы гораздо лучше, если бы он, вместо того чтобы ехать в Берлин, воспользовался этим временем и поехал с визитом к нашему августейшему монарху (Александру III. - Е. С.). Сначала этому проекту горячо воспротивились, затем было в принципе решено, что после Бурлина кронпринц может ехать в Россию. Эта перспектива его бесконечно радовала. В ней он черпал утешение от многочисленных огорчений, связанных с его положением» [4; C. 199].

Преждевременная гибель наследника австрийско-российского престола помешала возможному восстановлению австрийско-российских отношений. Трудно сказать, состоялось бы восстановление союза, если бы Рудольф все-таки стал императором Австро-Венгрии. Однако убеждения наследника австро-венгерского престола, что союз с Российской империей способен стабилизировать ситуацию в Центральной Европе, свидетельствуют, что события могли бы развивать по иному сценарию, чем это произошло в начале XX в.

Список литературы

1. ГАРФ. № 553. Оп. 1. Ед. хр. 61.

2. Иванова И. П. Об эксплицитном и имплицитном способах представления цитат в немецком публицистическом дискурсе [Текст] Вестник ТГУ. Сер. Гуманитарные науки.- 2009.- Вып.9 (77).-С.196-201.

З.Зимин И. Взрослый мир императорских резиденций. Вторая четверть XIX - начало XX в. / И. Зимин. - М.: Центрополиграф, 2011. - 560 с.

4. Ламздорф В. Н. Дневник. 1886-1890 / В. Н. Ламздорф. - М.: Харвест, 2003. - 400 с.

5. Heer F. Der Kampf um die österreichische Identität / F. Heer. - WienKöln-Graz: Böhlau, 1981. - 348 с.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.