Научная статья на тему 'Применение нормативного и позитивного анализа в изучении экономического поведения'

Применение нормативного и позитивного анализа в изучении экономического поведения Текст научной статьи по специальности «Экономика и экономические науки»

CC BY
1123
118
Поделиться
Ключевые слова
ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПОВЕДЕНИЕ / ПОТРЕБИТЕЛЬСКОЕ ПОВЕДЕНИЕ / ИНТЕГРАЦИЯ / НОРМАТИВНЫЙ И ПОЗИТИВНЫЙ АНАЛИЗ / ФАКТОРЫ ВОЗДЕЙСТВИЯ / НЕОИНСТИТУЦИОНАЛИЗМ / ПОВЕДЕНЧЕСКАЯ ЭКОНОМИКА (ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ) / ИСТОРИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МЫСЛИ / BEHAVIORAL ECONOMICS (ECONOMIC PSYCHOLOGY)

Аннотация научной статьи по экономике и экономическим наукам, автор научной работы — Шульгин М. В.

Приводится краткий анализ истории исследования экономического поведения, включающего элементы позитивного, нормативного и междисциплинарного подходов, отраженных в свете основных направлений экономической теории, таких как классическая экономическая теория, неоклассическая теория, институционализм, неоинституционализм, поведенческая экономика (экономическая психология)

A brief analysis of the history of the economic behavior studying, which includes elements of positive, normative and interdisciplinary approaches, reflected in view of the major areas of economic theory such as classical economic theory, neoclassical theory, institutionalism, neoinstitutionalism, behavioral economics (economic psychology)

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Применение нормативного и позитивного анализа в изучении экономического поведения»

Вопросы экономической теории

М.В. ШУЛЬГИН

Применение нормативного и позитивного анализа в изучении экономического поведения

Приводится краткий анализ истории исследования экономического поведения, включающего элементы позитивного, нормативного и междисциплинарного подходов, отраженных в свете основных направлений экономической теории, таких как классическая экономическая теория, неоклассическая теория, институционализм, неоинституционализм, поведенческая экономика (экономическая психология).

Ключевые слова: экономическое поведение, потребительское поведение, интеграция, нормативный и позитивный анализ, факторы воздействия, неоинституционализм, поведенческая экономика (экономическая психология), история экономической мысли.

The use of normative and positive analysis in the study of economic behavior. M.V.SHULGIN.

A brief analysis of the history of the economic behavior studying, which includes elements of positive, normative and interdisciplinary approaches, reflected in view of the major areas of economic theory such as classical economic theory, neoclassical theory, institutionalism, neoinstitutionalism, behavioral economics (economic psychology).

Key Terms: economic behavior, consumer behavior, integration, normative and positive analysis, impact factors, neoinstitutionalism, behavioral economics (economic psychology), history of economic thought.

Экономическая теория выделяет в человеке главным образом то, что отвечает задаче объяснения экономического поведения людей в процессе создания, распределения и потребления материальных и духовных благ [9, с. 23], и рассматривает экономику как человеческое поведение с точки зрения отношения между целями и ограниченными средствами, которые могут иметь различное употребление [13, с. 18]. При этом поведение трактуется как рациональное преследование целей, определенных системой устойчивых предпочтений [15, с. 38].

Хотя экономическое поведение и является ключевой категорией экономического анализа, но изучается не само поведение как способ достижения благ, а его функция, выведенная посредством рационирования обстоятельств в сфере обмена и потребления, обусловленных результатами выбора и последствиями финансовой деятельности, приносящих выгоду или убыток.

В методическом плане поведение изучается с точки зрения как науки, так и искусства управления или морали. Проблемы чистой науки решаются методами позитивного анализа (связаны с определением причин и выделением законов), а мир человеческой практики (нормативный анализ) рассматривается как мир целей и норм, в котором человек выступает как техник и творец [6]. Изучение поведения, производимое на стыке нормативного и позитивного подходов, равно как и междисциплинарные усилия ученых в исследовании поведения, становится весьма перспективным методом, поскольку только максимальная целостность анализа всех проявлений объекта может дать правильное представление о нем [5, с. 247]. Данный подход мы и называем интегративным.

Цель нашей работы - показать аспекты нормативных и позитивных элементов анализа и общие представления о поведении, выработанные выдающимися экономистами и ведущими направлениями в экономической теории.

Можно предположить, что развитие экономической науки как целостной системы обусловлено взаимодействием двух методических подходов к экономическому анализу - позитивным и нормативным. Современная методология экономической науки называет одним из условий сохранения позитивного анализа узкую специализацию каждой науки. В частности, согласно концепции социальной дифференциации каждая сфера общественной жизни должна решать специализированные задачи в определенной области знаний. Но, если мы, например, при рассмотрении принципа справедливого распределения вычленим определенные признаки количественного влияния на экономику, то перейдем от области нормативного отношения к разряду позитивной науки [20, с. 145].

Под позитивной экономической наукой понимается классическая политическая экономия, основанная на безличностном механистическом подходе применительно к процессу рыночного обмена (товарно-денежный обмен, норма процента, земельная рента, статистический анализ, прибыль и издержки, земельная и трудовая ценность, добавленная стоимость, рыночный спрос, свободный саморегулирующийся рынок). Позитивная наука использует концепции и принципы безусловного характера (по аналогии с естественной природой), очищенные от нормативной этики и отражающие доминирующие черты поведения человека (закон естественного права, концепция утилитаризма, склонности к обмену и сбережению). В область данного типа анализа также попадают разделы неоклассического направления, основанные на математическом аппарате, и теории, построенные на субъективных представлениях (теория потребительского выбора, предельной полезности).

Первые заметные шаги в исследовании поведения были сделаны в результате описания категорий «справедливость», «разум» и «естественное право», которые попадают в разряд нормативного анализа

(как должно быть). Однако сопоставление нормативных категорий и применение их к общественной жизни предстает как элемент позитивного анализа. Так, Платон открыл, что справедливость способна уравновешивать разум и страсти (позитивный анализ), Аристотель разделил справедливое на естественно справедливое (позитивный анализ) и институционально справедливое (нормативное отношение); Фома Аквинский под естественным правом понимал то, что общественно целесообразно и необходимо (приспособил позитивную категорию к потребностям общества), а Луис Молина провозгласил совершенство разума [20, с. 141], соединив в нем позитивные и нормативные элементы.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Поведение имеет разный уровень развития, а его базовые формы соотносятся с естественным физико-биологическим состоянием человека: природными склонностями и здравым смыслом (Д. Норс); примитивным эгоизмом, благоразумием и хитростью (Т. Гоббс, Г. Шмоллер); универсальной склонностью к обмену (А. Смит); человеческой природой (Д. Юм, Г. Хофстед); биологической заданностью (А. Пигу) - и вытекают из представлений о естественном праве. Природные склонности рассматриваются как естественные, уходят в сферу позитивного анализа и объясняются действием физического закона, а разум и здравый смысл объясняются нравственным законом [7]. Ф. Кенэ обозначил существующую связь между совершаемыми людьми действиями и упорядоченным ходом исторического развития, наметив при этом возможность интегративного подхода к анализу при совмещении природной и этической компоненты, отраженного позднее в позитивном и нормативном анализе.

Интегративный подход к исследованиям поведения, сочетающий элементы позитивного и нормативного анализа, проявляется в учениях сторонников аналитической этики при объяснении причин, обусловленных интересами, целями, желаниями (XVIII в). Он согласуется с концепцией утилитаризма (И. Бентам), ставящей экономическое процветание выше личных эгоистических интересов и неожиданно оказавшейся основой экономической теории. Т. Гоббс, например, считал, что поведение зиждется на гедоническом эгоизме, а действия людей различаются между собой лишь в отношении путей, что обусловливается отчасти различием человеческих страстей, а отчасти различием знаний и мнений [4, с. 97]. Д. Юм отвергал в поведении приоритет рационального, поскольку полагал, что не разум правит миром, а привычка, и находил оптимальный путь в балансе между страстями и законом, симпатиями и антипатиями. Гельвеций сравнил роль принципа собственного интереса с ролью закона всемирного тяготения в неживой природе [19, с. 56].

Поздние схоласты подошли к проблеме поведения более прагматично, рассматривая его преимущественно с позиции нормативного анализа ценности, полезности и удовлетворения потребностей человека, и наметили подходы к выделению поведения потребителя, трак-

туемого сегодня как потребительское поведение (рис. 1). Ф. Бастиа придал поведению определенные эконометрические черты, поскольку наряду с нормами морали и правилами выделил принципы экономического поведения человека, которые в силу своей специфики должны быть основаны на расчете, вознаграждении, эгоизме и мотивах [1].

А. Смит, подводя итоги исследований своих предшественников, представил поведение, с одной стороны, как результат нормативных проявлений (практика, привычки, воспитание), а с другой - снабдил его признаками позитивного характера (люди одинаково реагируют на элементарные возбудители, обладают склонностью к обмену, капитал создается бережливостью, добродетель основывается на эгоизме, а человек ведом как по плану невидимой рукой) [14, с. 235]. Идея «невидимой руки» Смита стала предпосылкой создания классической модели свободного рынка Ж.-Б. Сэя, построенной на поведении бизнесмена, стремящегося купить на самом дешевом рынке и продать на самом дорогом (при этом потребитель - основной действующий игрок в современной экономике - оказался вне сферы его теоретизирования) [11, с. 21].

Рис. 1. Потребительский характер поведения в фокусе экономической теории поздних схоластов

Неоклассическая модель Л. Вальраса расширила поле действий рационального максимизатора, наделила его стабильными предпочтениями, создала предпосылки для мгновенного выбора, обмена и совершения повторных сделок, обозначила методологию предсказуемости поведения [2]. Неоклассики создали теорию потребительского спроса, объяснив многие особенности поведения (стремление к комфорту и предприимчивости, эффекты Госсена, Веблена, Сноба, присоединения к большинству, насыщения потребностей, излишка потребителя, эластичности спроса), разработали субъективный инструмент оценки предельной полезности и механистический подход к процедуре потребительского выбора (кривые безразличия), внесли в теорию элементы математического анализа и значительную долю субъективизма.

В исследованиях представителей австрийской школы также просматривается интегративный подход, сочетающий субъективнообъективные представления о характере поведения через анализ категорий «деятельность», «предусмотрительность» и «предпочтения», которые можно рассматривать и как позитивные в соответствии с природной сущностью их проявлений (деятельность в ходе выживания, природное благоразумие и хитрость), и как нормативные, выработанные в результате опыта и культурно-исторического развития, признаки. К. Менгер положил принцип удовлетворения потребностей в основу всякой экономической деятельности (позитивный подход) [10, с. 114], а базовой категорией анализа сделал предусмотрительность (нормативная категория), которая развивается при познании условий достижения блага и причин связи блага с человеком. Л. фон Мизес все принципы деятельности свел к универсальному выбору, основанному на первостепенной роли ранжированных предпочтений и целесообразности получения удовольствия (рис. 2).

Однако наиболее значительный крен в сторону от традиционных неоклассических построений в область нормативного анализа сделала немецкая историческая школа, наметив персонифицированный психологизированный подход к анализу поведения, объяснив поведение результатом взаимодействия сил, обусловленных, с одной стороны, эгоизмом (позитивный подход), а с другой - воспитанием и волей (нормативными признаками), выработанными в ходе социально-экономического научения [16, с. 114].

Рис. 2. Обусловленность экономического поведения с позиции неоклассической теории и кейнсианства (междисциплинарный подход)

Позднее, к середине-концу ХХ в. научные представления о поведении рыночных субъектов обогатились всеобщими (позитивными) признаками анализа, выведенными макроэкономикой. Дж. М. Кейнсу удалось вскрыть общую особенность поведения людей в зависимости от развития у них предельной склонности к потреблению или сбережению

(рис. 2), установить затухающий характер кривой роста объемов потребления по мере роста доходов (основной психологический закон) и объяснить парадокс бережливости для бизнеса. А концепции денежных ожиданий (Р. Лукаса), рыночных сигналов (М. Спенса) и рефлексивного взаимодействия (Дж. Сороса) наделили экономический анализ прогнозными признаками, имеющими надындивидуально-индивидуальную природу, которая заключается в интеграции позитивных признаков (общих склонностей людей) и нормативных проявлений - личного опыта, привычек и норм, приобретаемых в ходе рыночных отношений.

Весьма важными критериями для анализа эффективности поведения выступают нормативные категории трудолюбия и бережливости, с помощью которых М. Вебер объясняет достижение богатства, рассматривая его как богоугодное дело, а также то, что экономическая ориентация есть результат традиций и рациональности (нормативные признаки) и направлена на достижение цели. Ориентация на традиции либо создает конструктивную моральную основу для экономической деятельности, либо препятствует ей, если она не согласуется с моральными принципами. М. Вебер различает рационализацию средств и целей (сугубо экономическое поведение) и ценностно-рациональное действие, обусловленное нормами и моралью. Кроме того, он выделяет нерациональные типы действия - традиционное (вызванное устаревшими традициями и нормами) и аффективное (обусловленное эмоциями и аффектами) [17, с. 123].

Институционализм, возникший как результат эмоционального протеста против рационального максимизатора, интегрировал инструментарий нормативного и позитивного анализа, поставил проблемы поведения человека в зависимость от позитивных (объективных) факторов и социальных институтов (нормативных форм): инстинктов и привычек (Т. Веблен); циклов деловой активности (У. Митчелл); влияния коллективных действий, права и профсоюзов (Дж. Коммонс). Неоинституционализм создает модель обмена, противоположную неоклассической, ставит сущность рациональности как позитивного природного компонента под сомнение и апеллирует к социальнопсихологическим элементам, которые можно рассматривать как социально-экономические нормы, - к несовершенству потребителей, близорукости при принятии решений, оппортунистическому поведению, замене полной рациональности на стремление к максимизации полезности, - но оставляет базовые предпочтения неизменными (отводя им позитивную - объективную природу). Неоинституционализм создает теории, объясняющие устойчивость структуры институциональных отношений (прав собственности, фирмы, контрактов, графов, концепцию равновесия Нэша), и обращается к когнитивным реакциям (нормативным элементам) - эффекту формулировки вопроса, ограниченности вычислительных способностей, приоритетов ближайших целей в сравнении с отдаленными (последняя реакция больше соответствует естественному - позитивному когнитивному элементу как правилу).

Институциональная экономика использует для объяснения поведения психологические феномены (поиска внутренних обоснований для выбора, близорукости при принятии решений); прибегает к нормам поведения (технологические и поведенческие рутины), желаемому поведению, правилу безбилетника и разрабатывает индивидуальные ментальные программы поведения. Отправной точкой экономического анализа выступают нормативные элементы: индивиды и мотивы; стимулы, определяющие поведение индивидов, которые и характеризуют состояние экономики [8].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Представления об экономическом поведении за последние четверть века изменились. Появилось понятие о новом типе экономического человека (В. Фрай, К. Фоппа, 1989 г.), который решает сложную проблему максимизации полезности, исходя из совокупных ожиданий и оценок рыночных сигналов. Экономическое поведение расценивается все больше как мотивированное поведение (нормативно обусловленное), корректируемое в жизни предпочтениями, ожиданиями, ценностями и нормами [12]. Не сбрасывается со счетов мнение о том, что поведение индивида может быть обусловлено не столько экономическими причинами и самой природой человека (позитивный анализ), сколько привычкой, практикой и воспитанием (нормативные элементы), поскольку экономический мир является лишь одним из многих миров и не всегда приоритетным. Важной проблемой остается то, что реальное поведение трудно просчитать (природа смешана с нормами), поскольку на него оказывает влияние широкий спектр природных естественных и институционально-психологических факторов, обусловливающих иррациональное поведение.

Итак, концепция естественного права поделила науки на естественные и гуманитарные и предопределила появление ряда научных направлений, закрепив их самостоятельность концепцией социальной дифференциации. Но когда эти направления окрепли, подобное разделение начало сдерживать развитие мысли, и новаторы от науки стали все чаще черпать идеи из смежных дисциплин и направлений. Однако практика использования междисциплинарного подхода в экономической науке и сегодня, когда экономическая наука находится на пороге интеграции [8, с. 17], не получила широкого распространения [3, с. 292]. В то же время интегративный подход, выражающийся в нахождении позитивных и нормативных элементов в теоретических моделях поведения, может быть весьма продуктивным и существенно дополнять историко-экономический анализ.

Исторический анализ показал, что все крупнейшие ученые и научные направления неизменно сочетают позитивные и нормативные категории при объяснении феномена поведения. В ходе исторического развития инструментарий исследований поведения все больше оснащается технократическими методами и институциональнопсихологическими элементами анализа, заимствованными из физики, математики, информатики, психологии потребителя и маркетинга, и

приобретает интегративный вид и междисциплинарный характер, тогда как усиливающаяся в нашу эпоху склонность к управлению и рационированию подталкивает исследователей все чаще апеллировать к нормативным категориям. Преобладание же нормативной или позитивной оценки в исследованиях происходит в зависимости от позиции ученого, фокуса исследований и принадлежности ученого к научному направлению.

Обобщая достижения научных направлений, можно сказать, что классическая политэкономия определила стержень экономической теории, основанный на позитивной науке, выработала механистическую модель поведения экономического человека и свободного от вмешательств государства рынка. Неоклассическая теория расширяет функции рационального максимизатора, намечает основные сущности и очерчивает общие схемы в области потребления и обмена [18]. Она хотя и отражает субъективный характер анализа поведения, но остается приверженной концепции позитивного анализа - свободного саморегулирующегося рынка. Институционально-социологическое направление исследует влияния норм и правил на экономические явления и уходит в плоскость нормативного анализа, равно как и поведенческие теории, выработанные прикладными исследованиями (на стыке экономики и психологии), которые позволяют наметить контуры издержек и потерь отклонения от траектории рационального поведения. Но остается вопрос, каким считать рациональное поведение - позитивным (от природы) или нормативным (приобретенным), а может быть, интегративным, соединяющим противоположные элементы, что можно, впрочем, объяснить законом единства и борьбы противоположностей.

Литература

1. Бастиа Ф. Экономическая гармония. - М.: Дело, 2000. - 211 с.

2. Беккер Г. Экономический анализ и человеческое поведение // Человеческое поведение: экономический подход. Избранные труды по экономической теории. М.: Изд-во ГУ ВШЭ, 2003. С. 31-32.

3. Блини М., Стюарт И. Экономическая наука и родственные дисциплины // Панорама экономической мысли конца ХХ столетия: В 4 т. СПб., 2002. Т. 2. С. 892-896.

4. Гоббс Т. Левиафан. - М.: Изд-во ОГИЗ, 1936. - 113 с.

5. Калмычкова Е.Н. Модели человека в структуре экономической мысли. Экономическое мышление: философские предпосылки. -М.: ИНФРА-М, 2005. - 272 с.

6. Кейнс Дж.Н. Предмет и метод политической экономии // THESIS. 1989. Т. 2, вып. 4. С. 7.

7. Кенэ Ф. Естественное право // Избранные экономические произведения. М.: Изд-во соц.-экон. лит., 1960. С. 333-372.

8. Кузьминов Я.И., Бендукидзе К.А, Юдкевич М.М. Курс институциональной экономики. - М.: Изд-во ГУ ВШЭ, 2006. - 440 с.

9. Курс экономической теории: учебник / под общ. ред. проф. М.Н. Чепурина, проф. Е.А. Киселевой. Изд. 5-е - Киров: АСМ, 2004. - 545 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

10. Менгер К. Основания политической экономии // Австрийская школа в политической экономии. М.: Экономика, 1992. С. 3652.

11. Мизес Л. Человеческая деятельность: трактат по экономической теории. - М.: Экономика, 2000. - 23 с.

12. Раай В. Экономика и психология // Панорама экономической мысли конца ХХ столетия: В 4 т. СПб., 2002. Т. 2. С. 974-990.

13. Роббинс Л. Предмет экономической науки // THESIS. 1993. Т. 1, вып. 1.

14. Смит. А. Исследования о природе и причинах богатства народа // Антология зарубежной классики. - М.: Эконов-Ключ, 1991. -305 с.

15. Хейне П. Экономический образ мышления. - М., 1993. - 444 с.

16. Шмоллер Г.Ф. Народное хозяйство, наука о народном хозяйстве и ее методы. - М.: К.Т. Солдатенков, 1902. - 182 с.

17. Шрайдер Х. Экономическая антропология. - СПб.: Петербургское востоковедение, 1999. - 192 с.

18. Шульгин М.В. Институционально-психологические основы потребления: экономический анализ: монография. - Иркутск: Изд-во ИрГТУ, 2009. - 280 с.

19. Шульгин М.В. Вопросы методологии и интеграции экономической науки // Изв. Иркут. экон. акад. 2010. № 4. С. 11-17.

20. Шумпетер Й.А. История экономического анализа. - СПб.: Экономическая школа, 2001. - 570 с.

© Шульгин М.В., 2011 г.