Научная статья на тему 'Прикладная микология Terra incognita судебной медицины'

Прикладная микология Terra incognita судебной медицины Текст научной статьи по специальности «Прочие медицинские науки»

CC BY
859
163
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
судебно-медицинская токсикология / установление давности смерти / идентификация личности / МИКОЛОГИЯ

Аннотация научной статьи по прочим медицинским наукам, автор научной работы — Богомолов Д. В., Богомолова И. Н.

В обзорной статье приведены данные о перспективах использования достижений прикладной микологии в судебной медицине. Рассмотрена роль изучения микофауны с точки зрения проблем судебно-медицинской токсикологии, установления давности и обстоятельств смерти, идентификации личности, а также с позиций собственно микологических проблем, для решения которых необходимо сотрудничество микологов с судебными медиками. Представлена программа исследований, которая закладывает основы судебно-медицинской микологии новой пограничной отрасли судебной медицины и микологии.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Прикладная микология Terra incognita судебной медицины»

© Д.В. Богомолов, И.Н. Богомолова, 2002

УДК340.67

Д.В. Богомолов, И.Н. Богомолова ПРИКЛАДНАЯ МИКОЛОГИЯ - TERRA INCOGNITA СУДЕБНОЙ МЕДИЦИНЫ

Российский центр судебно-медицинской экспертизы М3 РФ (директор - профессор В.В. Томилин)

В обзорной статье приведены данные о перспективах использования достижений прикладной микологии в судебной медицине. Рассмотрена роль изучения микофауны с точки зрения проблем судебно-медицинской токсикологии, установления давности и обстоятельств смерти, идентификации личности, а также с позиций собственно микологических проблем, для решения которых необходимо сотрудничество микологов с судебными медиками. Представлена программа исследований, которая закладывает основы судебно-медицинской микологии - новой пограничной отрасли судебной медицины и микологии.

Ключевые слова: судебно-медицинская токсикология, установление давности смерти, идентификациялич-ности, микология.

D.V.Bogomolov, I.N.Bogomolova APPLIED MYCOLOGY - “TERRA INCOGNITA” OF FORENSIC MEDICINE

Data of perspective usage of applied mycology in forensic medicine are presented. The role of mycofauna,studying from the forensic-legal point of view, estimation of death time and its circumstances, person’s identification and etc., is considered. The investigation program, which lay the bases of forensic medicine mycology, is suggested.

Key words: forensic-legal toxicology, estimation of death time, person’s identification, mycology.

Роль грибов в мире весьма велика, - недаром они привлекают внимание как специалистов по биотехнологии, экологов и иных ученых биологического профиля, так и медиков. Среди последних особенно большой интерес к морфологии и патогенной роли грибов испытывают дерматологи, специалисты по глубоким микозам и токсикологи, что связано с почти поголовной зараженностью населения дерматомицетами, достаточно значимой частотой отравлений грибами и с необходимостью учитывать возможности наличия клинико-морфологических проявлений глубоких микозов во врачебной практике. По современным данным, медицинское значение имеют не менее 200 видов грибов [27]. К сожалению, внимание судебных медиков к перспективам использования достижений прикладной микологии в нашей дисциплине довольно незначительно и ограничивается в основном лишь идентификацией микотоксинов и их продуцентов при смертельном отравлении грибами. Все же иные проблемы прикладной микологии, которые могли быть с успехом использованы в судебной медицине, остаются вне сферы внимания судебных медиков. На наш взгляд, это неоправданная роскошь, т.к. разработка проблем судебно-медицинской микологии может сделать большой вклад во многие разделы нашей области знания, перспективы чего кратко рассмотрены в настоящем сообщении. В данном сообщении авторы попытались представить общий обзор применения данных микологии в судебной медицине и заложить основы новой и весьма перспективной пограничной отрасли судебной медицины и микологии - судебно-медицинской микологии. Рассмотрена роль изучения микофауны с точки зрения проблем токсикологии, установления давности и обстоятельств смерти, а также собственно микологических проблем.

Хотя отравления грибами встречаются практически повсеместно и регулярно описываются в судебно-

медицинской периодике, значительного прогресса в деле совершенствования диагностики таких отравлений наиболее доступными эксперту-танатологу и патологу методами, а именно путем всестороннего морфологического исследования, не наблюдается [8,25,26]. И дело здесь не только в недостаточной оснащенности танатологов современными методами морфологического исследования, но и в недостаточной изученности собственно грибных ядов. Рационально было бы разделить все нарушения здоровья, связанные с соприкосновением представителей вида Homo sapiens с живыми существами, относящимися к Царству Грибов (Fungi) на несколько больших групп.

■ Отравления продуктами жизнедеятельности микроскопических грибов, населяющих пищевые субстраты (микотоксикозы).

■ Отравления и иные нарушения здоровья, связанные с продуктами жизнедеятельности (или их искусственно синтезированными аналогами) микроскопических грибов, вводимыми в лечебных целях (дисбактериозы, аллергические реакции и проч. в связи с применением грибных антибиотиков или их химических аналогов)

■ Отравления метаболитами макромицетов, принимаемых, как правило, перорально в качестве пищевых продуктов, наркотиков, или по ошибке (макромикотоксикозы по нашей терминологии).

■ Отравления продуктами жизнедеятельности и иные негативные последствия пребывания грибов, населяющих ткани, среды и полости живого организма (собственно микозы с делением их на поверхностные, глубокие и смешанные).

Целесообразно было бы осветить проблемы, связанные с возможностями морфологической диагностики отравлений макромицетами, т.е. макромикотоксикозов. Это тем более важно, что в условиях России,

где потребление дикорастущих грибов очень высоко, уровень диагностики отравлений грибами крайне низок. Важно также и то, что последняя подобная публикация в центральной судебно-медицинской печати была более 10 лет назад [8].

К макромицетам относятся все те грибы, которые способны формировать плодовые тела, видимые невооруженным глазом. Сразу же возникает вопрос о классификационной принадлежности возбудителей эрготизма, стромы которых могут быть видны на колосьях злаков, но совершенно не заметны в перемолотом виде и тем более в хлебе, приготовленном из такой муки. К тому же существует большая группа т.н. Несовершенных грибов (Fungi imperfecti, Митоспоро-вые грибы), половые формы которых (телеоморфы) по большей части известны и могут быть различимы невооруженным глазом, но получить их удается лишь в лаборатории, что и нашло отражение в их традиционном систематическом положении [27]. Поэтому нужно внести в определение макромикотоксикозов дополнительные критерии, включающие близкое к естественному местообитание гриба и употребление собственно плодовых тел, а не их примеси к иным продуктам.

Касаясь состояния вопроса о морфологических проявлениях отравлений макромицетами, нужно признать крайнюю неравномерность разработки данного вопроса. Множество фундаментальных работ посвящено отравлениям аманитовыми грибами (Amanita virosa, A. Phalloides и др. [8,22,26]), много меньше работ по отравлению кортинариусами [18,19,24], спорадически встречаются наблюдения отравлений аскомицетами (чаще всего, строчками) [5], есть единичные работы по патологии макромикотокскозов, связанных с употреблением психотропных грибов [18], но морфология отравлений иными макромицетами (говорушками, рядовками, волоконницами и проч.) практически не изучена. Ещё хуже обстоит дело с отравлениями микофильными грибами, отравлениями токсинами перезрелых и т.н. условно съедобных грибов. С другой стороны, в литературе широко описаны многочисленные страдания внутренних органов, которые в МСКБ шифруются как «без дальнейшего уточнения», а по существу суть заболевания, кажущиеся идиопатическими, т.е. не имеющими очевидной причины. В числе последних, несомненно, заметную роль играют макромикотоксикозы.

В доказательство этого тезиса можно привести историю изучению токсичности свинушки тонкой (Paxillus involutus [4]). Этот широко известный в России гриб долгие годы считался съедобным и использовался в пищу под архаическим именем Губы в Ярославской и иных центральных и северных областях России, однако после открытия его вторичного гемолитического действия был отнесен к грибам ядовитым. Где же последствия предшествующего безбоязненного употребления этого распространенного гриба хотя бы в статистических материалах Российской Федерации? Ясно, что случаи почечной недостаточно-

сти в связи с отравлением ядами свинушки тонкой буквально потонули среди иных причин этого страдания, тем более что идентификация именно этой этиологии поражения почек не разработана. Однако, морфологическая картина отравлений этим грибом осталась фактически не известна. Несомненно, это нанесло и продолжает наносить большой ущерб как науке о макромикотоксикозах, так и практике судебной медицины.

Не известна в подробностях также морфологическая картина отравлений многими паутинниками, рыжеющим шампиньоном, рядовками и многими говорушками, что, конечно, вносит высокую вероятность ошибок в диагностику отравлений грибами судебномедицинскими экспертами.

Особняком стоит вопрос об отравлениях и иных вредных свойствах использования грибов, способных вырабатывать психотропные вещества и первым делом, конечно, знаменитого Psilocybe mexicana, ближайшие родственники которого произрастают в изобилии на территории бывшего СССР. Токсины этих грибов обладают выраженным галлюциногенным действием и среди случаев самоубийств и травматизма, несомненно, присутствуют отравления этими ядами. Морфология последних остается совершенно неизвестной.

По современным данным (которые вряд ли являются исчерпывающими) галлюцинации и опьянение могут вызывать псилоцибин, биоцистин и норбиоци-стин, выделенные из грибов рода Psilocybe и некоторых строфарий и паутинников, а также буфотенин и производные иботеновой кислоты (трихоломовая кислота, мусцимол и мусказон), содержащиеся в воло-коннице Патуйяра (Inocybe patouillardii) и мухоморах красном (Amanita muscaria), порфировом (Amanita porphyria) и пантерном (Amanita pantherina) [7,11]. В свете этих данных особенно важное значение имеют токсикологические исследования паутинников, которые многочисленны и включают виды съедобные, галлюциногенные и просто ядовитые. Все они сходны между собой, а вдобавок похожи для неопытного грибника на грибы рода Psilocybe, известные своим психоактивным эффектом, что способствует отравлениям как при сознательном их использовании с целью опьянения, так и при ошибочном употреблении этих грибов вместо похожих на них галлюциногенных или съедобных видов, что должно создавать большие трудности при выяснении обстоятельств отравления [19].

Ядовитые свойства многих грибов известны лишь только в самых общих чертах, причем нередко лишь узким специалистам. Обстоятельные публикации по клинике и морфологии отравлений ими практически отсутствуют. Таковы многие виды галерин (род Galerina), в т.ч. галерина смертельная [23]. Можно думать, что весьма многие полезные данные можно получить, изучая химизм и морфологию этих отравлений.

Существует большая группа так называемых условно съедобных грибов, ядовитые свойства которых

исчезают при вымачивании, кипячении и других видах кулинарной обработки. Нередко встречаются отравления этими грибами при нарушении правил их приготовления [16]. Клиникаи морфология, аужтем более судебно-медицинская оценка этих отравлений, остается совершенно не известной. А ведь для организма человека, страдающего тяжелыми заболеваниями, даже небольшая диарея может оказаться фатальной согласно разработанной авторами концепции радикального кондиционализма в определении причин смерти [3]. То же касается макромицетов, способных накапливать ядовитые вещества из почвы и воздуха в промышленных зонах. Многие грибы обладают способностью к избирательному накоплению определенных химических элементов, в том числе ионов тяжелых металлов. Так, ртути в плодовых телах грибов может быть в 550 раз больше, чем в почве под ними. Ртуть особенно интенсивно накапливается в шампиньонах и белых грибах, кадмий- в подберезовиках, цинк- в летнем опенке. Поэтому при употреблении в пищу грибов, собранных в парках больших городов или вблизи от шоссейных магистралей, также возможно отравление соединениями тяжелых металлов, а также комбинированное отравление тяжелыми металлами и микотоксинами [4]. Дифференциальная диагностика таких отравлений не разработана. Помимо собственного токсического действия, ионы металлов изменяют обмен веществ в грибах, приводя к образованию ядовитых метаболитов. Их структура и действие на организм неизвестны [4].

Съедобные, но старые или длительно хранившиеся грибы способны вызвать пищевую токсикоинфек-цию или отравление продуктами разложения структурных компонентов и метаболитов грибов [16]. Химическая природа и морфология отравлений последними не изучены.

Имеющиеся в настоящее время работы по отравлениям грибами совершенно недостаточны для решения экспертных вопросов. Прежде всего, это связано с различиями грибной флоры в разных странах, из-за чего данные зарубежных авторов неприменимы для условий нашей страны [20,23,28]. Различия имеются не только в видовом составе грибов, но и в их химическом составе: один и тот же гриб строчок смертельно ядовит в Германии и широко употребляется в пищу в России [5,16]. В связи с недостаточной изученностью вопроса на основании данных современной литературы трудно понять, какие токсины содержатся в грибах, каково их химическое строение и действие на организм и даже какие грибы вообще являются ядовитыми. Так, о чешуйнице гребенчатой известно, что она несъедобна и что ее нередко путают со съедобной лепиотой щитковой; но ядовита она или нет - неизвестно [16]. Желчный гриб, по одним данным, вызывает отравления, по другим - просто несъедобен из-за горького вкуса [5,16]. Смертельная галеринав американской литературе описывается как ядовитый гриб, что отражено в ее названии [23]. В отечественной литературе о ядовитых грибах она не упоминается, хотя про-

израстает и в нашей стране. Главным токсином строчков (Gyromitra esculentaи близких видов) раньше считалась так называемая гельвелловая кислота, сведений о химической структуре которой, однако, не было. Новые исследования показали, что такого вещества не существует, а имеется смесь органических кислот, токсичными же свойствами обладают не они, а гиромит-рин, содержание которого в строчках крайне непостоянно и может колебаться от смертельных доз до практически безвредных [11].

Многие нерешенные вопросы стоят и перед судебными химиками, занимающимся изучением судебной химии грибных ядов. Как правило, они представляют собой многокомпонентную смесь. Например, яд бледной поганки включает 8 аманитотоксинов и 6 фаллотоксинов, а также ряд нетоксичных компонентов, которые мало изучены в химическом отношении [15]. Яды мухоморов представляют собой смеси мус-карина, тропановых алкалоидов, буфотенина и производных иботеновой кислоты, концентрации и соотношения которых непредсказуемы даже при известном виде гриба [11]. Такая сложность состава препятствует проверке чистоты выделенных при судебно-химическом исследовании токсинов. Состав грибных ядов крайне непостоянен и зависит от свойств штамма, от экологических и метеорологических факторов, от срока и условий хранения собранных грибов и от технологии приготовления грибных блюд, что создает дополнительные трудности в идентификации токсинов. Кроме того, яды бледной поганки определяются в биологическом материале лишь в первые трое суток после отравления, а яды других грибов- в течение одних суток. Лечебные мероприятия еще более укорачивают этот срок [15].

Еще одна проблема судебно-медицинской диагностики отравлений состоит в том, что химические, клинические и морфологические методы нередко позволяют идентифицировать токсины, но не вид гриба. Так, мускарин и мускаридин, которые с химической точки зрения являются алкалоидами, а с медицинской - М-холиномиметиками, могут содержаться в мухоморах Amanita muscaria, Amanita porphyria и Amanita pantherina, а также в свинушке тонкой (Paxillus involutus) [11]. Поэтому отравления ими могут возникать при разных обстоятельствах. Так, мухомор Amanita muscaria имеет столь характерный внешний вид, что случайное отравление им возможно только для маленьких детей. Однако этот гриб известен как галлюциногенное средство, употреблявшееся в различных древних ритуалах, в связи с чем возможны отравления им при попытках использовать его для изменения своего психического состояния. Кроме того, настойка мухомора красного широко пропагандируется в сборниках рецептов народной медицины [5,7,11,16]. В связи с этим полезно напомнить, что когда-то она входила и в арсенал научной медицины, а потом была снята с производства и запрещена для использования в связи с ее высокой токсичностью. Учитывая доступность этого гриба, следует ожидать появления в кли-

нической и экспертной практике случаев отравления им при самолечении и лечении у целителей. Что касается мухоморов Amanita porphyria и Amanita pantherina, то они могут быть ошибочно приняты за съедобные виды мухоморов и за деликатесный цезарский гриб[16].

Некоторые токсичные вещества вообще неспецифичны для грибов и могут встречаться также в растениях. Таковы обладающие атропиноподобным действием алкалоиды гиосциамин и скополамин, которые содержатся не только в растениях семейства пасленовых, но и в грибах (Amanita pantherina, Amanita porphyria), причем в клинике отравления их действие может резко преобладать над действием других ядов [11,21].

Более того, даже наиболее исследованные отравления бледной поганкой представляют значительные трудности для экспертной диагностики. В настоящее время разработаны методы обнаружения б-аманити-на в крови и моче, однако в практику они не внедряются из-за высокой стоимости [8]. При обнаружении частиц грибов на месте происшествия, в рвотных массах и содержимом желудка проводится их микологическое исследование, результаты которого, однако, неопределенны [15]. Методы современной микологии нередко не позволяют провести видовую идентификацию гриба, а устанавливают лишь его семейство, особенно при нарушении структуры грибной ткани в процессе кулинарной обработки и переваривания. Между тем даже достоверное выявление ядовитого гриба еще не доказывает, что смерть наступила именно от отравления этим грибом. Для сравнения можно привести пример с острыми отравлениями этиловым спиртом. Такой диагноз считают доказанным только после обнаружения в биологических жидкостях трупа этанола в смертельной концентрации и типичной совокупности морфологических изменений. Что сказали бы об эксперте, который, не проводя судебно-химического исследования, диагностировал бы смертельную алкогольную интоксикацию только на основании обнаружения рядом с пострадавшим бутылок из-под спиртного? Между тем диагноз отравления грибами нередко бывает еще менее обоснован.

Роль морфологических методов в диагностике острых отравлений вообще и грибами в частности в настоящее время весьма невелика и сводится главным образом к исключению смертельных болезней и подтверждению возможности острого отравления [8,9,19]. Это связано, во-первых, с неизученностью морфологических признаков различных вариантов тана-тогенеза, возможных при отравлениях, и, во-вторых, с неспецифичностью выявляемых изменений. При подавляющем большинстве острых отравлений обнаруживаются лишь дисциркуляторные расстройства, типичные для быстрой смерти, дистрофия белкового и жирового типа и некроз клеток паренхимы различных органов, а также признаки повреждения тканей в месте введения яда, выраженность которых колеблется от тотального некроза стенки полого органа до легкого катарального воспаления [7,8,11].

Для отравлений грибами типа бледной поганки и строчков характерна выраженная жировая дистрофия эпителия почек, гепатоцитов и миокарда с исходом в массивный некроз печени и некротический нефроз. Выраженная дистрофия поперечно-полосатых мышечных волокон приводит к слабости трупного окоченения. Кровь иногда находится в состоянии гемолиза. Для этих случаев характерна картина гемоглоби-нурийного нефроза. Практически при любом отравлении грибами отмечается гастроэнтероколит, но признаки дегидратации наиболее выражены при употреблении бледной поганки. Многие грибы могут вызывать также галлюцинации, холинергический или хо-линолитический синдром, однако их морфология, в отличие от клиники, исследована мало. Такие признаки позволяют лишь ограничить круг ядов, отравление которыми могло привести к смерти, и иногда высказать суждение о типе танатогенеза [ 7,8,9,11,17].

Реакции тканей на повреждение стереотипны и зависят более от свойств ткани, чем от характера повреждающего фактора. Тем не менее морфологические методы играли значительную роль в диагностике отравлений в прошлом и могут иметь большое значение в будущем. Перспективы исследований включают прежде всего количественную оценку морфологических изменений и их дифференцированное исследование в разных органах и частях органов, поскольку разные вещества имеют сродство к разным тканям. Необходимо также выявление конкретных биохимических изменений при отравлениях и поиск их маркеров, что требует привлечения методов количественной гистохимии и молекулярной биологии.

Таким образом, микотоксикозы с морфологических и собственно судебно-медицинских позиций изучены явно недостаточно. Это особенно верно в отношении так называемого позднего действия микотоксинов, которое связано с онкогенезом и возникновением казалось бы идиопатических иммунодефицитов и иных страданий [10].

При наркомании и при иных иммунодефицитар-ных состояниях нередко обнаруживаются висцеральные микозы. Их изучение было бы весьма полезно и для диагностики наркоманий и для оценки иммунного статуса того или иного человека. Например, одним из авторов показана возможность развития в ткани мозга наркомана возбудителей кокцидиоидного микоза, который без тяжелого иммунодефицита в России фактически не наблюдается, являясь эндемическим американским микозом [2 ].

Учитывая большую социальную значимость проблем идентификации личности, было бы полезно использовать данные микологии для целей выявления идентифицирующих признаков [12]. Многие люди поражены микозами и естественно возникает мысль о возможности использования этого признака при идентификации личности.

Как известно, грибы принимают участие в разложении трупов и их анализ мог бы многое сказать о давности смерти, месте первичного захоронения и

маршруте перемещения трупа. Но в современных руководствах по экспертизе трупа обыкновенно лишь вскользь упоминается факт участия грибов в утилизации мертвого тела, не более того [1, 14]. Иначе обстояло дело в прошлом, когда судебные медики стремились не к узкой специализации и концентрации на одной частной задаче, а к максимальной широте и глубине познания всех фактов и закономерностей, которые могут быть использованы для установления истины в ходе расследования преступлений. Так, Э. фон Гофман отмечал, что развитие плесневых грибов обнаруживается не только при эксгумации трупов, но и при их пребывании в сыром помещении, например, в подвале. Для ориентировочного установления давности наступления смерти он предлагал использовать степень развития грибов, т.е. количество плесени [6].

Н.В. Попов рассмотрел этот вопрос более подробно и выделил три типа плесневых грибов - живущие на гниющих трупах, на мумифицированных и на скелетиро-ванных. Он отметил также, что эти грибы можно различать по некоторым макроскопическим признакам (например, по цвету), но для точной идентификации необходима консультация ботаника (микология тогда еще ге оформилась в отдельную дисциплину). Как и Э. фон Гофман, он подчеркнул, что диагностика давности смерти по микофлоре трупа могла бы стать важным подспорьем в судебной танатологии [13]. Однако в дальнейшем такие исследования не проводились. Кроме того, остались неизученными плесневые и другие водные грибы, поселяющиеся на трупах, находящихся в водоемах, и их судебно-медицинское значение [10].

Совершенно особняком стоит вопрос о реакциях грибного организма на пищевую или субстратную связь с организмом человека. Хорошо известны явления плеоморфизма дерматомицетов и диморфизма возбудителей глубоких микозов, которые с морфологической точки зрения различны в тканях хозяина и в культуре. Собственно же механизмы этого плеомор-физма и химизм действия веществ субстрата в виде тканей человека (живого или мертвого) изучены явно

Литература

1. Бедрин Л.М., Загрядская А.П. Судебно-медицинские возможности исследования эксгумированного трупа. - Горький. -Изд-во Горьковского мед. ин-та.-1978.-52с.

2. Богомолов Д.В., Должанский О.В., Горностаев Д.В. Грибковое поражение головного мозга при хронической опийно-эфедроновой наркомании (наблюдение из практики).- Принято к печати в журнале «Архив патологии» в 2001г.

3. Богомолов Д.В.,.Казерская И.Н. //Тезисы 2-го съезда Международного Союза Ассоциаций патологоанатомов М.-1999.-с.40-42.

4. Бурова Л.Г. Загадочный мир грибов.-Москва.-Наука.-1991.-СС.74-76.

5. Гарибова Л.В. Грибная индустрия сегодняшнего дня. - БНД.- Вып.2.- 1987.-СС. 115-135.

6. Гофман Э. Учебник судебной медицины. - СПБ. - Издательство К.Л.Риккера.-1891.- С. 688.

7. Кашкин П.Н., Хохряков М.К., Кашкин А.П. Определитель патогенных, токсигенных и вредных для человека грибов .1979.- Л. - Медицина.-270 с.

8. КрасовскаяЕ.А., ГурочкинЮ.Д., Сергеев С.Н. // Судебно-медицинская экспертиза.-1990.-Т.33.-№ 2.-СС.30-31.

9. Лужников Е.А., Костомарова Л.Г. Острые отравления. - М.- Медицина.-1989.- СС.254-288.

10. Методы экспериментальной микологии. - Киев. - Наукова думка. - 1982г. - СС. 287-315.

11.Орлов Б.Н., Гелашвили Д.Б., Ибрагимов А.К. Ядовитые животные и растения СССР.- 1990.-М.-Высшая школа.-272с.

12.Петров В.П.//Судебно-медицинская наука в практическом здравоохранении и экспертизе.-Минск.-1979.-С.170-172.

13.Попов Н.В. Основы судебной медицины: Пособие для студентов медицинских институтов. - М. - Медгиз.-1938. - СС.67-68.

14.Рубежанский А.Ф., Савченко С.В., Вьюн В.В. // Судебно-медицинская экспертиза. -1993. - №2. - С. 3-5.

15.Фартушный А.Ф., Сухин А.П., ФартушнаяЕ.А. //Судебно - медицинскаяэкспертиза.-2000.- Т.43-№ 2.-СС. 21-24.

16.Федоров Ф.В. Грибы.-М.-Росагропромиздат.-1990.-366с.

17.Barriot P., Masson B., FournierS. //Rev Prat 2000 Feb 15;50(4): p396-400

недостаточно [10]. В то же время подробное и рачительное рассмотрение этого вопроса позволило бы узнать много нового о биохимии, физиологии и морфологии грибов. Впрочем, это уже предмет собственно микологического интереса и роль судебных медиков тут остается периферийной.

Много нерешенных вопросов встает перед судебными химиками, которым известно, что грибы наравне с бактериями принмают участие в посмертном метаболизме токсинов, находящихся в тканях трупе, что конечно не может не сказываться на возможностях дальнейшего открытия ядов в тканях и биологических средах трупа.

В плане перспектив было бы целесообразно в дальнейшем собрать материал по тем отравлениям грибами, морфология которых недостаточно описана, атак-же провести компетентное патогистологическое исследование по хорошо известным отравлениям. Необходимым представляется также разработать вопрос о том, какова доля грибных отравлений в структуре летальности при отравлениях неизвестными ядами и смертей от т.н. эссенциальных заболеваний.

Для привлечения данных прикладной микологии к проблеме диагностики давности и обстоятельств наступления следовало бы заинтересовать практикующих микологов проблемами судебной медицины с тем, чтобы они в дальнейшем описали микофлору трупа при различной давности смерти и указали на видовой состав и особенности идентификации наиболее часто вызывающих отравления грибов.

Настоящим в сущности обзорным сообщением авторы хотели бы положить начало судебно-медицинской микологии как особой отрасли прикладной микологии и привлечь внимание как судебных медиков, так и микологов к проблемам этой дисциплины, которая, по нашему мнению, является полем деятельности многих будущих исследователей, которых, несомненно, ждет на этом пути множество поразительных открытий.

18.Bednarova V., BodlakovaB., PelclovaD, SulkovaS. //CasLek Cesk.-1999.-V. 138.-N 17.-P. 540.

19.Calvino J., Romero R., Pintos E. etal. //Am.J. Nephrol.-1998.- V. 18.-N6.-P. 565-569.

20.deHaro L., Jouglard J., Arditti J., David J.M. //Nephrologie.-1998.- V. 19.-N 1.-P. 221-224.

21.Hohn H., Schoenemann J. //Dtsch MedWochenschr .-2000.-V. 125.-N45.-P.1366-1368.

22.Iliev Y.,Andonova S.,Akabaliev V. //Folia Med (Plovdiv).- 1999.- V. 41.-N4.-P. 30-37.

23.Katsaros P. Familiar mushrooms .-Knopf ed.- NY.-1995.-192p.

24.Kilner R.G.,D’Souza R.J.,Oliveira D.B. etal. //Nephrol Dial Transplant.-1999.-V. 14.-N 11.-P. 2779-2780. 25.OstryV.//CasLek Cesk.-1999,- V. 138.-N 17.-P. 515-521.

26. Stickel F.,Egerer G.,Seitz H.K. //Public Health Nutr.-2000.-V. 3.-N2.-P. 113-124.

27.Sutton D.A.,Forthergill A.W.,Rinaldi M. Guide to clinically significant fungi.- NY, London.-1997.- 468p. 28.Warden C.R., Benjamin D.R. //Acad EmergMed.-1998 .-199.-V. 5.-N8.-P. 808-812.

© А.В. Коковихин, 2002 УДК 340.67

А.В. Коковихин РЕЛЯЦИОННЫЕ БАЗЫ ДАННЫХ И АНАЛИЗ СЛУЧАЕВ ОТРАВЛЕНИЯ ЭТАНОЛОМ

Государственное Учреждение Здравоохранения «Бюро судебно-медицинской экспертизы» г. Ижевска (Начальник бюро - В.И. Жихорев)

В статье представлен краткий исторический обзор использования и организации реляционных баз данных, методика и результаты анализа случаев отравлений этиловым спиртом.

Ключевые слова: Базы данных, структурированный язык запросов (SQL).

A.V.Kokovikhin

RELATIONAL DATABASES AND ANALYSIS OF ETHANOL POISONING CASES

Summary historical review of usage and organization of relational databases, methods and analysis results of ethanol poisoning.

Key words: databases, structured query language (SQL).

В судебной медицине существует проблема анализа собранных сведений. В условиях ограниченности сил и средств решением проблемы является использование вычислительной техники.

Как указывается в пункте 5 решения коллегии Министерства здравоохранения РФ от 15.03.2000 г. требует совершенствования система информационного обеспечения здравоохранения через использование компьютерных технологий.

В настоящее время в крупных учреждениях при реализации масштабных научных проектов хранение и обработка сведений осуществляется с использованием специализированных компьютерных программ -баз данных (БД). Использование БД обеспечивает оперативный доступ к данным, высокую мобильность и компактность носителей информации. БД способны эффективно манипулировать информацией, поддерживать системы учрежденческого документооборота, обеспечивать технологические процессы.

Наиболее ранней из известных нам отечественных работ, которая посвящена анализу судебно-медицинской информации с использованием вычислительной техники является публикация Л.С Велишевой и А.А. Сартан (1972) [1]. В работе описывалось строение используемых БД касающихся широкого круга вопросов исследования трупов и экспертизы, либо освидетельствования, живых лиц. При исследовании трупа учитывался комплекс из 15 признаков, таких как пол, возраст, место смерти, месяц смерти, наличие алкоголя, род смерти и др. В случае насильственной смерти кон-

кретизировался вид повреждения. При ненасильственной смерти указывались классы заболеваний. Для анализа экспертизы живых лиц учитывался комплекс 9 признаков. Отмечалось: «...Статистические карты экспертиз одновременно служат картотекой и хранятся в архиве по годам. Шифровка признаков позволяет производить массовую быструю обработку карт на машиносчетной станции, а также значительно облегчает ручную их раскладку.». Запись и кодирование велись на перфокарты и обрабатывались с помощью счетно-перфорационных машин.

В ходе исследования E.-G. Ducho (1967) [2] применялась вычислительная техника, проводилось сопоставление выявленной неврологической симптоматики с результатами лабораторной диагностики экспертизы опьянения. Объем выборки составлял 3400 перфокарт.

При исследовании H. Mallach, P. Torpisch (1968) [3] обрабатывались 13615 перфокарт с целью анализа повторных правонарушений, совершаемых под воздействием алкоголя, и их выявление посредством машиносчетной обработки. При этом выявлено: увеличение концентрации алкоголя в крови рецидивистов от случая к случаю, описана методика исследования.

Следует отметить, что использовавшаяся ранее вычислительная техника и методика анализа морально устарели. Другим недостатком работ по анализу данных в 60-80-е годы XX века является относительно высокая стоимость и ограниченная функциональность.

В областных бюро работают специализированные БД. Целью их работы является проведение расчета па-

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.