Научная статья на тему 'Причины поражения Красной армии в первый период Великой отечественной войны'

Причины поражения Красной армии в первый период Великой отечественной войны Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
10012
766
Поделиться
Ключевые слова
КРАСНАЯ АРМИЯ / ПОРАЖЕНИЕ / ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА / ОБЪЕКТИВНЫЕ И СУБЪЕКТИВНЫЕ ПРИЧИНЫ / RED ARMY / DEFEAT / GREAT PATRIOTIC WAR / OBJECTIVE AND SUBJECTIVE REASONS

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Полканов Владимир Данилович, Титова Евгения Александровна, Набатова Надежда Николаевна

22 июня 2011 года исполняется 70 лет со дня начала Великой Отечественной войны. В статье рассматриваются основные причины поражения Красной Армии в первый период Великой Отечественной войны (22 мая 1941 г. 18 ноября 1942 г.) Причины группируются на два основных блока: объективные и субъективные. Делается заключение о важности Победы советского народа над фашисткой Германией.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Полканов Владимир Данилович, Титова Евгения Александровна, Набатова Надежда Николаевна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

The reasons for the defeat of the Red Army in the first period of the Great Patriotic War

22nd of June 2011 there is 70 year anniversary since the beginning of the Great Patriotic War. The article examines the main causes of the defeat of the Red Army in the first period of the Great Patriotic War (June 22,1941 November 18, 1942). Causes are grouped into two main parts: objective and subjective. Finally, the importance of the Soviet people's victory ov

Текст научной работы на тему «Причины поражения Красной армии в первый период Великой отечественной войны»

ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ

УДК 94(47+57) «1941/45» В. Д. ПОЛКАНОВ

Е. А. ТИТОВА Н. Н. НАБАТОВА

Омский государственный технический университет

ПРИЧИНЫ ПОРАЖЕНИЯ КРАСНОЙ АРМИИ В ПЕРВЫЙ ПЕРИОД ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

22 июня 2011 года исполняется 70 лет со дня начала Великой Отечественной войны. В статье рассматриваются основные причины поражения Красной Армии в первый период Великой Отечественной войны (22 мая 1941 г. — 18 ноября 1942 г.) Причины группируются на два основных блока: объективные и субъективные. Делается заключение о важности Победы советского народа над фашисткой Германией.

Ключевые слова: Красная Армияг поражение, Великая Отечественная война, объективные и субъективные причины.

Приказ о наступлении через границу СССР был подписан Гитлером 17 июня 1941 года. Спустя пять дней фашистская армия вероломно вторглась на нашу землю. Началась Великая Отечественная война, растянувшаяся почти на 1418 дней и ночей ...

Из трех периодов войны самым тяжелым и трагическим явился первый период (с 22 июня 1941 по 18 ноября 1942 г.), на который пришлось более 30 крупных операций. В тот роковой день (22 июня 1941 г.) в границу СССР уперлись в общей сложности 182 дивизии

(из них 153 — германские), 18 бригад, 4300 танков, свыше 47 тыс. орудий и минометов и около 5 тыс. самолетов. В целом общая численность немецкой армии и союзников составляла 8,6 млн. человек [ 1, с. 9].

В первый же день войны германские фашисты уничтожили (в основном на 66 аэродромах) 1200 наших самолетов из 4950 имеющихся; прорвались на глубину 50 — 60 км, а к исходу следующего дня продвинулись до 130 км. Трехмиллионная армия Западного направления была разбита в первые две недели

(командующий — генерал армии Д. Г. Павлов), Северо-Западная — в первые пять недель, Юго-Западная —

10 недель. В целом было разгромлено более 100 дивизий; 28 из них не смогли выйти из окружения [2].

Людские потери СССР до середины июля составили свыше 1 млн солдат и офицеров. За летнее время 1941 года в плену оказалось 2 млн советских воинов. К началу июля 1941 года немецкие войска захватили Литву, часть Молдавии, Латвии, Белоруссии и Украины. В целом в начале войны СССР потерял территорию, на которой проживало около 42 % населения страны и производилось более 30 % промышленной продукции. Враг торжествовал. 3 июля Гальдер, начальник генерального штаба германской армии, записал в своем дневнике: «Не будет преувеличением, если я скажу, этот поход против России был выигран в течение 14 дней» [3, с. 342].

Генерал был близок к правде. За 1941 год в общей сложности Красная Армия потеряла 67 % стрелкового оружия; 90 % минометов и орудий; 91 % танков и САУ; 90 % самолетов; 200 складов (52 %), которые находились в приграничной полосе. И хотя численность советской действующей армии к тому времени возросла до 212 дивизий и трех стрелковых бригад, однако полностью были укомплектованы только 90 дивизий (42,4%) [4].

Над страной нависла смертельная опасность.

Причины той ситуации носили как объективный, так и субъективный характер.

Объективные причины:

1. Перед нападением на СССР Германия имела мощную материальную базу; впрягла в свою кровавую колесницу 11 стран Европы: Чехословакию, Францию, Австрию, Данию, Голландию, Бельгию и др. Вместе с сателлитами экономические ресурсы Германии в 2 — 2,5 раза превосходили матбазу СССР. То есть Советскому Союзу пришлось воевать не только с Германией, а почти со всей Европой!

2. Экономика Германии давно была переведена на военный лад. Военные расходы в стране в 1937 — 1938 годах составляли в среднем 67,6 %. В СССР в 1938 году — лишь 23,2 млрд рублей при общем бюджете в 124 млрд(18,7 %), а в 1940 году — 56,8 млрд при общем бюджете 174 млрд рублей (32,6 %). Причем вся военная техника и личный армейский состав порабощенных европейских стран перешли к Германии. Лишь одна Франция «подарила» Гитлеру 4 930 современных танков, более 3 тыс. самолетов; «поделилась» в целом армией подкрепления — 128 технически оснащенных дивизий. Немалый «куш» внесли в эту копилку Чехословакия — 30 дивизий, Бельгия — 22, Голландия— 18, Норвегия — 6 и т.д. [1, с. 7].

3. В тот тяжелый период СССР вынужден был заняться не ускоренным выпуском военной продукции, а самим демонтировать заводы и срочно вывозить их в восточную часть страны. В июне — октябре 1941 года лишь из Украины было эвакуировано 400 предприятий. Работа была тяжелейшая. Только для перебазировки завода «Запорожсталь» потребовалось 108 тыс. вагонов. А всего за годы войны удалось «перебросить» на Восток около 5 тыс. предприятий, из них 1 530 — военные заводы. Оставшиеся предприятия приходилось взрывать самим. Так, из восьми заводов по производству важнейшей продукции — пороха, сумели эвакуировать лишь два, остальные взорвали собственными руками [5].

4. Германия имела военный блок (входили 7 стран + Германия: Италия, Япония, Испания, Венгрия, Бол-

I гария, Румыния, Финляндия). СССР же военного бло-

ка не имел. К тому же вынужден был держать на Дальнем Востоке 30 — 40 дивизий.

5. Германская армия имела опыт двухлетней современной войны. С участием крупных танковых, воздушных подразделений. Генеральный же штаб Красной Армии встретил войну со старой военной доктриной.

Субъективные причины:

1. Просчет в оценке времени нападения Германии на СССР.

Сталин был уверен (а скорее всего, лишь тешил себя этой иллюзией), что пока Гитлер не покончит с Англией — не нападет на СССР. Логика была проста: ввязываться в новую войну, имея у себя за спиной непокоренную Англию, было, безусловно, безумием. Да и в «Main kampf» фюрер определил Англию как вечного стратегического врага Германии, который должен быть побежден любой ценой.

В 2008 году «Российская газета» опубликовала статью профессора А. И. Уткина—директора Центра международных исследований Института США и Канады РАН, неизвестный доселе документ «Письмо Гитлера Сталину», датированное 14 мая 1941 года. В послании фюрер уверял Сталина, чтобы он не обращал внимания на дислокацию около 80 дивизий на границе СССР. «Хочу заверить Вас и даю слово чести, — изощрялся любезностью фюрер, —что это неправда...» «Начиная, примерно, с 15 — 20 июля я планирую начать массовый перевод войск от Ваших границ на Запад» [6]. Хотя Сталин не был простаком, но это «сердечное признание» падало ему бальзамом на душу: его главнейшей же задачей было как можно оттянуть войну с Германией, дабы наверстать упущенное время.

2. Сталин не прислушался к донесениям разведки насчет даты возможного нападения Германии на СССР.

Вот что вспоминает о той поре Маршал Советского Союза С. К. Тимошенко, бывший с мая 1940 до июля 1941 года наркомом обороны СССР. «В начале июня 1941 года, когда сообщение по разным каналам о готовящейся агрессии против СССР стали очень тревожными, мне удалось добиться у Сталина согласия принять меня вместе с начальником Генштаба генералом армии Г. Жуковым. Мы вручили ему большую пачку последних донесений наших военных разведчиков, дипломатов, немецких друзей — антифашистов и др., убедительно свидетельствовавших

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

о том, что каждый день следует ожидать разрыва Гитлером пакта о ненападении и вторжения врага на советскую землю. Сталин небрежно бросил их на стол со словами: «А у меня есть другие документы». И показал пачку бумаг, по содержанию почти идентичных нашим, но испещренных резолюциями начальника военной разведки генерал-лейтенанта Ф. Голикова. Голиков начисто отметал правдивость и достоверность этих донесений. «Более того, — продолжал Сталин, — нашелся один наш... (тут «хозяин» употребил нецензурное слово), который в Японии уже обзавелся заводиками и публичными домами и соизволил сообщить даже дату германского нападения — 22 июня. Прикажете ему верить?»... [7] «Вот видите, — повторял в подобных случаях Сталин, — пугают немцами, а немцев пугают Советским Союзом и натравливают друг на друга»» [8, с. 225 — 226].

И подобное признание было не спроста. Это сейчас можно разводить руками и винить Сталина в близорукости. Дело же обстояло сложнее. Суть заключалась в том, что перед нападением Германии на СССР

ведомством И. Геббельса была разработана обширная программа дезинформации. В действующие лица включались и высокие чиновники, в том числе и люди из посольства. И уловить в этом потоке «правду» было не так просто. В той неопределенности лишь в 1936 —

1940 годах пять начальников Главного разведывательного управления Генерального штаба были репрессированы и расстреляны: С. П. Урицкий, А. К. Березин, С. Г. Гендий, Н. Н. Прокуроров, А. Г. Орлов [9].

3. Недостатки в строительстве Вооруженных сил.

В 1935 — 1937 годах по инициативе и под руководством М. Н. Тухачевского были сформированы механизированные корпуса. «Будущая война, — утверждал Первый заместитель наркома обороны, — будет войной моторов». Были созданы механизированные танковые корпуса, воздушные армии, десантные войска. Однако в 1939 году они были расформированы. Несколько позднее хватились, однако основное время было упущено. К 1941 году современной техникой было вооружено лишь 15 % авиационных полков и 25% танковых частей [10, с. 380].

4. Не была сформирована современная военная доктрина.

Старая доктрина была разработана К. Е. Ворошиловым и С. К. Тимошенко еще в 20-е годы. Суть ее сводилась к тому, что мы ни на кого не нападаем, но держим основную часть армии и военную технику на границе. А в случае нападения агрессора даем решительный отпор и уничтожаем его в «своей берлоге». То есть главный тезис этой доктрины — вести войну на территории противника, что, к сожалению, не получилось.

Важнейшей причиной подобного упущения явился, по-видимому, тот факт, что за пять предвоенных лет сменилось четыре начальника Генерального штаба, у которых не «доходили руки» для разработки новой военной доктрины.

5. Как известно, СССР подписал 18 сентября 1939года секретный протокол о разделе Польши (возвращение территорий Западной Украины и Западной Белоруссии, отторгнутых от России в 1920 году в результате неудачного похода Тухачевского). Красная Армия стала срочно переносить оборонительные сооружения в глубь Польши, создавая так называемую «Линию Молотова». «Линия Сталина», прикрывающая рубеж старой границы в составе 3 817 долговременных оборонительных сооружений (ДОС), из них 538 недостроенных, была законсервирована. «Линию Молотова» строили, но успели завершить лишь на 15 % к 22 июня 1941 года. Не успев возвести новые укрепленные районы (УРы) и, по сути дела, во многом демонтировав старые укрепления (убрав с тех позиций боевую технику), СССР облегчил вступление фашистской армии на территорию СССР.

На вопрос: мог ли Сталин отказаться переносить границу в конце 1939 года на сотни километров западнее и можно ли было построить современные укрепления за полтора года? Если бы знать о развивающихся стремительно событиях, ответ только отрицательный. В то же время некоторые ученые, военные и строительные эксперты не находят ошибок, утверждая, что делалось все возможное. Так доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института всеобщей истории РАН, президент Ассоциации историков Второй мировой войны О. А. Рже-шевский в своей статье «Перед великим испытанием» утверждает, что «в 1939— 1940 годах советское геостратегическое пространство, выдвинутое до 350 км на запад, обеспечивало возможность для более надежной обороны страны. В иных условиях немецко-фин-

ские войска начали бы наступление, находясь в 32 км от Ленинграда, немецкие — в 35 км от Минска, не-мецко-румынские — в 45 км от Одессы и т. д. Ход войны показал, насколько важными оказались эти «километры» [11].

6. Растерянность и замешательство Верховного командования.

К нападению 22 июня 1941 года советские войска не успели завершить боевое развертывание на Западном фланге. После некоторых заминок в войска была направлена длинная и несколько невразумительная директива Главного военного совета за № 1, в которой содержался перечень конкретных мероприятий по переходу в боевую готовность, но ключевые фразы

о введении планов прикрытия отсутствовали. Не было их и в изданной утром 22 июня директиве № 2 об отражении агрессии. Наконец, вечером 22 июня появилась директива № 3, но в ней говорилось уже о немедленном переходе в контрнаступление, что было серьезной ошибкой [12].

7. Репрессии.

Ныне это одна из важнейших статей обвинения Сталина, советского руководства, допустивших столь трагическое поражение Красной Армии в первый период войны. Более того, развернуто даже соревнование, кто на этот счет больше «даст». А. Солженицын, например, утверждал: «Только от террора коммунистического режима против собственного народа мы потеряли 60 миллионов» [13]. А. Альбац доводит эту цифру до 66 млн человек. Другие и того больше — свыше 80 млн человек. Однако если считать по переписи населения СССР на 17 января 1939 года — 170 467 186 человек, то, выходит, почти каждый второй был репрессирован ?!

«Это же надо, — язвил в 2005 году известный секретарь ЦК КПСС, один из первых перевертышей, Яковлев, — не уставая, лично подписать 366 списков на расстрел 44 440 человек во время репрессий 1937 — 1938 годов» [14].

Остановим внимание на этой цифре. По-видимому, Яковлев имел в виду репрессии в армии. Именно это число чаще называется рядом исследователей.

Откуда взялась подобная цифра? Оказывается, 5 мая 1940 года начальник Главного управления кадров Наркомата обороны, заместитель наркома обороны генерал-лейтенант Е. А. Щаденко направил Сталину, Молотову, Ворошилову и Берии «Отчет о работе управления по начальствующему составу РККА за 1939 год». Там говорилось, что за 1937 — 1939 годы из армии было уволено 36 898 командиров. Каковы были причины увольнения? Самые разные: и возраст, и состояние здоровья, и дисциплинарные проступки, и моральная неустойчивость, и политические мотивы. 9 579 человек, т.е. четвертая часть всех уволенных, были арестованы, т.е. репрессированы в прямом смысле слова.

Однако Щаденко тут же добавлял: «В общем числе уволенных командиров было большое количество арестовано и уволено несправедливо. Поэтому мною в августе 1938 года была создана специальная комиссия для разбора жалоб уволенных командиров. Комиссией было рассмотрено около 30 тысяч жалоб, ходатайств и заявлений». Итог работы Комиссии таков: на 1 мая 1940 года в кадры армии возвращен 12 461 командир. Процесс этот продолжался и, как свидетельствует более поздняя справка — доклад главного управления кадров, к 1 января 1941 года из 37 тыс. уволенных было возвращено в армию свыше

14 тыс. К концу года не восстановленными оставались около 8 тыс. человек. По причинам, названным выше,

репрессированных же оказалось около 8 тыс. офицеров [15].

Безусловно, и отмеченная выше потеря была немалая. Особенно это касалось верховного звена. Сухие статцифры свидетельствуют: в предвоенный период была арестована и казнена почти половина высшего армейского персонала: маршалов (из 5 маршалов — 3); командармов (из 15 — 13); адмиралов (из 9 — 8); комкоров (из 57 — 50), комдивов (из 186 — 154); армейских комиссаров (из 16— 16), корпусных комиссаров (из 28 — 25). В целом из 733 высших командиров и политработников было репрессировано 579 человек [10, с. 379].

К сожалению, расстрелы военачальников продолжались и в годы Великой Отечественной войны. Так, в начале войны «за утерю управления войсками» были приговорены к расстрелу командующий Западным военным округом генерал армии Д. Г. Павлов, начальник штаба округа генерал-майор В. Е. Климовских, начальник связи округа генерал-майор А. Т. Григорьев, командующий 4-й армией генерал-майор А. А. Коробков. Вслед за этим было репрессировано командование Северо-Западного фронта: генералы П. С. Кленов, И. С. Кособуцкий, В. С. Гончаров, К. М. Кочанов ит.д. [16].

Немало было и других причин поражения Красной Армии в названный период войны. Скажем, к началу войны только 7 % командиров вооруженных сил имели высшее образование, а 37 % не прошли даже полного курса в средних специальных военно-учебных заведениях.

С 1935 по 1941 год Красная Армия численно возросла в пять раз. Но качество, прежде всего офицерского и сержантского составов, оставалось неудовлетворительным. Войска были плохо обучены методам современной войны, слабо сколочены, недостаточно организованы. На низком уровне находились управление, взаимодействие войск, разведка, тактика, радиосвязь. К примеру, Киевский округ был обеспечен радиостанциями лишь на 30 %, Западный и того меньше — на 27 % [10, с. 381].

Все это, сплетенное в единую цепочку, и стало началом трагедии Великой Отечественной войны.

От поражения — до Победы.

В заключение, безусловно, напрашивается вывод, кто же основной виновник столь трагической ситуации в первый период Великой Отечественной войны? Ответ ожидаемый: конечно, Сталин! Но это не вся правда.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Безусловно, И. В. Сталин, будучи с 1922 года Генеральным секретарем ЦК партии, сосредоточил в своих руках почти все нити управления страной. Главным же звеном этого руководства все же являлось определение социально-политической линии. То есть до 1938 года задача Генерального секретаря партии заключалась в том, чтобы «накормить» людей, покончить с экономической разрухой, проведя курс индустриализации и коллективизации, поскольку страна в период Гражданской войны была «избита до полусмерти», отброшенная к временам Екатерины И.

Непосредственное же руководство Советскими Вооруженными силами осуществлял народный комиссар обороны Маршал Советского Союза С. К. Тимошенко, сменивший в мае 1940 года на этом посту Маршала Советского Союза К. Е. Ворошилова, назначенного председателем комитета обороны при СНК СССР. Органами управления Вооруженными силами являлись Генеральный штаб и управление родов войск. Начальником Генерального штаба до 18 августа

I 1940 года был Маршал Советского Союза Б. М. Ша-

пошников, которого сменил генерал армии К. А. Мерецков. 1 февраля 1941 года в должность начальника Генерального штаба вступил генерал армии Г. К. Жуков [1, с. 2].

И лишь тогда, когда стала неизбежной перспектива разгрома СССР, Сталин взваливает на свои плечи (безусловно, вроде бы исполняя решение Политбюро) всю ответственность за судьбу страны. С 6 мая 1941 года он становится председателем Совета Народных Комиссаров (Совета министров) СССР. 23 июня

1941 года входит в состав Ставки Главного Командования Вооруженных Сил под председательством С. К. Тимошенко. Однако вскоре, с 10 июля 62-летний пенсионер Сталин сменяет, за «вялость в руководстве», 46-летнего Маршала Советского Союза С. К. Тимошенко. С 8 августа меняется и название Ставки — Ставка Верховного Главнокомандования. 30 июня 1941 года создается Государственный Комитет Обороны (ГКО) во главе все с тем же И. В. Сталиным. То был орган руководства страной, сосредоточивший всю полноту власти. В него входили члены политбюро ЦК ВКП(б) и наркомата обороны. Кстати, заметим, за время войны ГКО принял около десяти тысяч решений и постановлений военного и хозяйственного характера. То есть примерно в среднем принималось около двух приказов ежедневно [8, с. 207]. И, как ни странно, в той тяжелейшей обстановке, все это выполнялось. За четыре военных года было сооружено 3500 новых промышленных предприятий и 7500 восстановлено [17]. С 19 июля 1941 по март 1947 года И. В. Сталин — Нарком обороны, министр Вооруженных сил СССР.

Затем один за другим победоносно следуют 10 важнейших, так называемых «сталинских ударов», по сути дела, решивших судьбу страны. И на всех вышеупомянутых решениях, в приказах о подготовке и проведение крупнейших военных операций стояла подпись Сталина.

Как было отмечено выше, с января 1941 года начальником Генштаба назначается Г. К. Жуков. С августа 1942 года он становится заместителем наркома обороны и заместителем Верховного Главнокомандующего. То есть — правой рукой И. В. Сталина.

С созданием тандема «Сталин — Жуков» в корне меняется (со Сталинградской битвы) и обстановка на фронте. В конце концов, СССР, под руководством И. В. Сталина выходит победителем в той смертоносной схватке с фашистской Германией.

Именно благодаря этому, несмотря на нынешнее либеральное заумствование, что вопреки Сталину была добыта Победа, наша страна спасла не только себя, но и весь хваленый мировой капитализм. Будь Непобеда — жертв было бы гораздо больше, причем не только в СССР, но и во всем мире!

Библиографический список

1. Советский Союз в годы Великой Отечественной войны, 1941 - 1945/В. А. Анфилов [идр.]; отв.ред. А. М. Самсонов/АН СССР; Ин-т истории СССР. — 2-е изд., испр. и доп. — М.: Наука, 1985.- 711 с.

2. Медведев, Р. За ценой не постояли / Р. Медведев // Аргументы и факты. — 2005. — № 16.

3. История России [Текст]: учеб. пособ. для вузов / А. П. Деревянко, Н. А. Шабельникова. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Проспект, 2006. — 557 с.

4. История Второй мировой войны, 1939— 1945. В 12 т. Т. 4. 1973— 1982. / Ин-т воен. истории М-ва обороны СССР [и др.]. — М.: Воениздат 1975. — 536 с.

5. Мурзаков, В. Любимая, непобедимая, легендарная и оболганная (интервью с Д. Т. Язовым) / В. Мурзаков // Омское время. — 2008. — 7 мая.

6. Уткин, А. И. Письмо Гитлера Сталину / А. И. Уткин // Российская газета. — 2008. — 20 июня.

7. Верховский, Я. Сталин. Тайный «Сценарий» начала войны [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.erlib.com/ Яков_Верховский/Сталин._Тайный_«Сценарий»_начала_ войны/37/.

8. Жуков, Г. К. Воспоминания и размышления / Г. К. Жуков. — М.: Изд. агентства печати «Новости» , 1971 . — 703 с.

9. Маколов, В. В. «Загадка» 22 июня 1941 года (интервью с Д. Т. Язовым) / В. В. Маколов // Советская Россия. — 2005. — 24 марта.

10. Россия в мировой истории : учеб. по дисциплине «Отечеств. история» для студентов техн. вузов / В. С. Порохня [и др.] ; под общ. ред. В. С. Порохни. — 2-е изд., испр. и доп. — М.: Логос, 2003. - 591с.

11. Ржешевский, О. А. Перед великим испытанием / О. А. Рже-шевский//Новая и новейшая история. — 2010. — №3. — С. 10.

12. Минц, М. М. Стратегия сокрушения... / М. М. Минц // Российская история. — 2010. — № 3. — С. 14.

13. Кожемяко, В. Светоносецилилжепророк(беседасМ. Лобановым) / В. Кожемяко // Советская Россия. — 1998. — 24 дек.

14. Сварцевич, В. Войну надо очистить от вранья / В. Сварце-вич // Аргументы и факты. — 2005. — № 8.

15. Башко, И. Репрессии в армии / И. Башко // Наше омское время. — 2004. — 22 декабря.

16. История России: учеб. для вузов /А. А. Чернобаев [и др.] ; под ред. М. Н. Зуева, А. А. Чернобаева. — М.: Высш. шк., 2001. — 479 с.

17. Подольский, Ф. Суверенная разруха / Ф. Подольский // Советская Россия. — 2010. — 10 июня.

ПОЛКАНОВ Владимир Данилович, доктор исторических наук, профессор (Россия), заведующий кафедрой отечественной истории.

Адрес для переписки: e-mail: koi-omgtu@bk.ru ТИТОВА Евгения Александровна, аспирантка кафедры отечественной истории.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

НАБАТОВА Надежда Николаевна, аспирантка кафедры отечественной истории.

Статья поступила в редакцию 11.04.2011 г.

© В. Д. Полканов, Е. А. Титова, Н. Н. Набатова

УДК 930.1 ю. П. ДЕНИСОВ

Омский государственный университет им. Ф. М. Достоевского

ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ИСТОРИЧЕСКАЯ ПЕРИОДИКА В УСЛОВИЯХ ТРАНСФОРМАЦИИ КОММУНИКАТИВНОГО ПРОСТРАНСТВА РОССИЙСКОЙ ИСТОРИЧЕСКОЙ НАУКИ НА РУБЕЖЕ XX—XXI ВВ.

В статье анализируются изменения, которые переживает отечественная историческая периодика в 1980—2000-е гг. Автор предпринимает попытку систематизировать, типологизировать и классифицировать научные исторические журналы, издававшиеся в указанный период. Исследуется коммуникативное пространство российской исторической науки.

Ключевые слова: научная коммуникация, коммуникативное пространство, научная периодика, история исторической науки.

Исследование выполнено при финансовой поддержке Федерального агентства по науке и инновациям в рамках федеральной целевой программы «Научные и научнопедагогические кадры инновационной России на 2009—2013 гг.», государственный контракт № 02.740.11.03S0.

С середины 80-х гг. прошлого столетия коммуникативное пространство отечественной исторической науки переживает качественные трансформации, которые были связаны с разложением советской историографии как специфического исторического феномена. Происходившие в коммуникативном пространстве отечественной исторической науки изменения были в значительной степени обусловлены

факторами социокультурного, политического, экономического контекстов. Изменение характера и особенностей научной коммуникации в целом и характера научной коммуникации профессиональных историков в частности находилось в тесной взаимосвязи с процессами политического, социального, экономического, культурного и духовного реформирования, начавшимися в 1985 г. в СССР под лозунгами

ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК №3 (98) 2011