Научная статья на тему 'Преступность в советском обществе в 1953-1964 гг. (социально-криминологический аспект)'

Преступность в советском обществе в 1953-1964 гг. (социально-криминологический аспект) Текст научной статьи по специальности «История России новейшего времени (с XX в.)»

CC BY
1200
148
Поделиться

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Курицына Е. В.

В статье автор обращается к изучению некоторых проблем социального бытия прошлого. Предпринимается попытка анализа состояния преступности как разновидности социальных девиаций с негативным содержанием, показывается влияние данного типа социальных девиаций на жизнь советского общества в 1953-1964 гг.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Преступность в советском обществе в 1953-1964 гг. (социально-криминологический аспект)»

УДК 947.088

ПРЕСТУПНОСТЬ в СОВЕТСКОМ ОБЩЕСТВЕ В 1953-1964 гг. (СОЦИАЛЬНО-КРИМИНОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ)

Е. В. КУРИЦЫНА

Пензенский государственный педагогический университет им. В. Г. Белинского

кафедра истории и права

В статье автор обращается к изучению некоторых проблем социального бытия прошлого. Предпринимается попытка анализа состояния преступности как разновидности социальных девиаций с негативным содержанием, показывается влияние данного типа социальных девиаций на жизнь советского общества в 1953-1964 гг.

Преступность - это сложное социально-правовое явление, представляющее собой разновидность социальных девиаций с негативным содержанием [14, С.457]. Данный тип социальных девиаций является важнейшим показателем состояния общества, уровня его развития и нравственного здоровья. Преступность выступает и в качестве одного из решающих факторов при оценке качества жизни социума. Бесспорным является факт прямопропорциональной зависимости уровня преступности от степени развития общественных отношений и происходящих социальных процессов. Известно, что наивысшего уровня преступность достигает в обществе, испытывающего глубокую трансформацию в различных сферах своей жизнедеятельности. Аналогичная ситуация наблюдалась в СССР в 40-е гг. ХХ в. Великая Отечественная война вызвала стремительный рост преступности, ко-

Так, если принять за базу 1956 г. - год, ознаменовавшийся обличением культа личности Сталина и критикой его политики (начало было положено на ХХ съезде КПСС 14-25 февраля 1956 г.), то в 1957 г. темпы прироста населения составили 1,8 %, а преступность возросла на 16,9 % (677260 зарегистрированных преступлений), а в 1958 г. - 1,7 % и 29,9 % (880332 зарегистрированных преступлений) соответственно (таблица). Рост преступности в 1957-1958 гг. был закономерен и объяснялся последствиями широкой и недифиренцированной амнистии уголовных преступников от 27 марта 1953 г. [8, С. 93]. Готовилась она в спешке и затрагивала значительную часть осужденных. о масштабности амнистии свидетельс-

торая в несколько раз превысила довоенный уровень [9, С. 59]. Распространение преступности в военное время было закономерным и исторически обусловленным процессом.

Иными являются 1953-1964 гг. - период относительной стабильности и спокойствия, либерализации государственного режима, повышения качества и уровня жизни населения, вошедшие в историю под названием «хрущевской оттепели». В связи с этим представляется интересным проанализировать состояние преступности и показать степень криминализации жизни советского общества в 1953-1964 гг.

В исследуемый период преступность начала изменяться не по «нашим», а по общемировым законам, то есть стала расти быстрее, чем численность населения [10, С. 515], о чем свидетельствуют данные, приведенные в таблице.

твуют следующие данные. Перед амнистией в системе МВД СССР находилось 1463 ИТК и лагерных подразделений, 147 обычных и 11 особых лагерей. В них содержалось 2043040 мужчин (82,3 %) и 439153 женщин (17,7 %), а всего 2482193 человека, в том числе осужденных на срок до 3-х лет - 227397 человек (9,2 %), от 3 до 10 - 1497286 человек (60,3 %), от 10 до 20 -569409 человек (22,9 %) и свыше 20 лет - 188101 человек (7,6 %). В 28 трудовых колониях для несовершеннолетних было 26387 человек, в том числе 25887 мальчиков и 500 девочек. После амнистии в 1954-1955 гг. абсолютное число заключенных в стране сократилось практически вдвое [9, С. 436]. Например, в 1953 г. абсолютное число заключенных составляло

Таблица.

Динамика населения и преступности в СССР в 1956-1964 гг. [9, С.64].

Годы Численность населения Зарегистрированные преступления

абс. показатель % темп прироста абс. показатель % темп прироста

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1956 197902000 100 — 579 116 100 —

1957 201414000 101,8 1,8 677 260 116,9 16,9

1958 204000000 103,5 1,7 880 322 152 29,9

1959 208800000 105,5 1,9 614 552 106,3 0,2

1960 212300000 107,3 1,7 651 260 112,4 5,9

1961 261162000 109,2 1,8 877 549 151,5 34,7

1962 219817000 111,1 1,7 881 543 152,2 0,4

1963 223211000 112,8 1,5 795 772 137,4 -9,8

1964 226367000 114,4 1,4 758 306 130,9 4, 8

2650747 человек, а в 1954 г. - уже 1482297 [9, С. 437]. Эта реформа способствовала обострению криминогенной ситуации в советском обществе. Дело в том, что большая часть амнистированных, лишенных поддержки государства в решении социально-бытовых проблем, вновь становилась на путь совершения преступлений [7, С.2 84]. Так, в докладе от 30 сентября 1953 г. заместителя начальника политчасти Управления милиции УМВД Пензенской области капитана милиции Волгина отмечалось, что «в связи с прибытием амнистированных в городе и области уголовная преступность резко возросла»[2, Л. 2], что «в городе и области ... неблагополучно, среди населения создалась напряженность и нервозность в связи с возросшими случаями грабежей, разбоев, краж, хулиганства и нарушений общественного порядка» [2, Л. 14].

Принятие Основ уголовного законодательства в 1958 г., характеризующихся гуманным отношением к преступным элементам, привело к сокращению учтенной преступности в 1959 г. на 30,2 % [9, С. 63]. Принятие новых республиканских кодексов в 1960-1962 гг. повлияло на состояние преступности в советском обществе. Отсутствие практики применения нового законодательства, формальное исполнение новых законов правоохранительными органами, некоторые перегибы в исполнении данных законодательных актов, низкая правовая культура и недостаточная осведомленность граждан о новых законах и другие факторы привели к росту регистрируемой преступности в 1960 г. на 5,9 %, в 1961 г. - на 34,7 %, а в 1962 - на 0,4 % [9, С.64]. Снижение уровня преступности в 1963-1964 гг. являлось следствием осуществления провозглашенного в Программе КПСС 1961 г. курса на искоренение преступности. Судебная практика в связи с этим стала корректироваться. В борьбе с преступностью акцент был сделан на привлечение общественности (добровольные народные дружины по охране общественного порядка, участие общественных обвинителей и общественных защитников в судебном разбирательстве, товарищеские суды, наблюдательные комиссии и прочее), а не на органы суда, прокуратуры и милиции. В результате возникла такая ситуация: в то время как данные статистики иллюстрировали снижение уровня преступности к середине 1960-х г., советская действительность свидетельствовала об обратном [9, С.64].

Все сказанное позволяет сделать вывод, что кривая преступности за период 1953-1964 гг. в своем развитии претерпела значительные изменения, связанные с некоторой либерализацией советского режима на протяжении второй половины 1950-х - первой половины 1960-х годов, с ослаблением контроля государства за общественной жизнью и поведением людей, с существенными изменениями уголовной политики, уголовного законодательства и судебной практики. В исследуемый период в советском обществе сложилась сложная криминогенная обстановка. Преступность не исчезла, опровергая тем самым громкие заявления представителей высших эшелонов власти об отмирании данного вида социальных девиаций по мере социалистического строительства, и по-прежнему являлась неотъемле-

мым элементом жизни социума, во многом определяла ее. Она вызывала у населения чувство страха за свою жизнь, свое имущество, способствовала осознанию им своей беспомощности и незащищенности.

В структуре преступности с точки зрения соотношения групп преступлений обращает на себя внимание значительный удельный вес преступлений, не представляющих большой общественной опасности, и малозначительных преступлений. Так, в 1958 г., когда дела о мелких преступлениях еще не передавались на рассмотрение товарищеских судов и полностью учитывались в судебной практике, дела о побоях, клевете и оскорблениях составляли 14-16 % от общего числа уголовных дел, дела о мелком хищении социалистической собственности - 8-10 %, о незлостном хулиганстве - 18-20 % [6, С. 193].

В сфере тяжких преступлений все еще был высок уровень совершения умышленных убийств, тяжких телесных повреждений, разбоев, изнасилований, злостного хулиганства. доля умышленных убийств в 1956 г. составила 1,7 % от общего числа преступлений (9649 зарегистрированных преступлений), в 1957 г. -1,8 % (11939 преступлений), а в 1960 г. - 2,3 % (14258 преступлений) [6, С. 199]. Основными мотивами совершения умышленных убийств в СССР были следующие: в 1956 г. 52,8 % умышленных убийств совершалось на почве ревности, ссор и других бытовых причин, 19,5 % - из хулиганских побуждений, 7,5 % -матерью новорожденного, 6,3 % - при разбойном нападении, 1,4 % - при изнасиловании, а в 1964 г. на почве ревности и ссор - уже 64 % умышленных убийств, на почве хулиганства - 26,7 %, матерью новорожденного -4,8 %, при разбойном нападении - 2,1 %, при изнасиловании - 1,2 % [9, С. 206]. Таким образом, в 1953-1964 гг. наблюдается тенденция увеличения количества умышленных убийств, совершенных на почве ревности и ссор и из хулиганских побуждений.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Относительно других видов насильственных преступлений, то, например, в 1958 г. умышленные тяжкие телесные повреждения составили 1,6 % от общего числа преступлений, то есть 13853 зарегистрированных уголовно - наказуемых деяний, изнасилования -1,3 % (11135 преступлений), хулиганство - 22 % (194145 преступлений), а в 1964 г. умышленные тяжкие телесные повреждения составили уже 2,2 %, то есть 16337 зарегистрированных преступлений, 1,5 % (11531 преступлений) - изнасилования, 15,4 % (116968 преступлений) - хулиганство [9, С. 211].

В исследуемый период заметно сокращается количество грабежей и разбоев. Так, в 1956 г. данные уголовные составы в совокупности составляли 5,9 % (34389 зарегистрированных преступлений) от общего числа преступлений, в 1961 г. - 3,1 % (27270 преступлений), а в 1964 г. - 3,4 % (26023 преступлений). Интересно соотношение данных видов уголовно наказуемых деяний. до 1961 г. доминировали разбои (80 %), что определялось действующим законодательством, а с 1961 г. лидерство закрепилось за грабежами [9, С. 237].

Характеризуя структуру преступности с точки зрения соотношения умышленных и неосторожных пре-

ступлений, следует отметить увеличение удельного веса последних на протяжении второй половины 1950-х -первой половины 1960-х гг. в основном за счет автотранспортных преступлений, жертвы которых превышали количество потерпевших от всех преступлений против личности вместе взятых, а также преступлений, связанных с нарушением правил по технике безопасности, убийств по неосторожности. Например, удельный вес убийств, совершенных по неосторожности, в 1962 г. составил 11 % от общего числа убийств, в 1963 г. -12,2 %, а в 1964 г. - 14,5 % [6, С. 194].

Следует отметить, что к концу 50-х гг. две трети преступлений, регистрируемых по линии уголовного розыска, составляли имущественные. При этом самыми распространенными преступлениями являлись кражи. Их удельный вес превышал 40 %. В числе краж лидирующее положение занимали кражи личного имущества (свыше 65 %), среди них более 30 % составляли квартирные кражи, на втором месте за которыми закрепились карманные кражи.

Основным мотивом совершения корыстных преступлений, в том числе и краж, было плохое материальное положение населения, которое влияло и на избираемость предметов посягательства. В половине краж ими являлись вещи (одежда, мебель и т. Д.), питание, причем в 30 % случаев похищенное ворами использовалось для личных хозяйственных нужд [3, С. 103].

В данный период интенсивно увеличивается количество краж государственного и общественного имущества, среди которых 31 % составляли кражи из магазинов, 25 % - с промышленных предприятий, 33 % -со складов и баз, 11 % - остальные. При этом многие преступники являлись работниками указанных мест [3, С. 104]. Таким образом, структура преступности с точки зрения соотношения распространенных преступлений, на которые приходилось до 2/3 всех преступлений, представляется в следующем виде: кражи личного и государственного имущества, хулиганство, преступления против личности (убийства, телесные повреждения, включая легкие, изнасилования), дела частного обвинения (клевета, оскорбления, побои), автотранспортные преступления.

Распространенность имущественных преступлений свидетельствовала о том, что преступность в исследуемый период приобрела более выраженное корыстное содержание. Следует отметить, что в данный период сохраняется и большой удельный вес преступлений против личности. А вот уровень должностных преступлений был низок. Так, в 1956 г. в СССР было зарегистрировано 465 случаев взяточничества, то есть 0,2 преступления на 100 тыс. жителей и приблизительно 2-3 деяния на 100 тыс. должностных лиц [9, С. 334]. И это несмотря на то, что Уголовный Кодекс РСФСР 1926 г., действовавший до 1960 г., за должностные преступления привлекал к уголовной ответственности широкий круг должностных лиц [16, С. 166]. Основной причиной низкого уровня зарегистрированных должностных преступлений был тотальный контроль за поведением и деятельностью людей со стороны государства. на динамику должностной преступности не

повлияла и либерализация государственного режима в середине 50-х гг. дело в том, что постепенное укрепление позиций центральной и местной номенклатуры и бюрократии, деятельность которых характеризовалась круговой порукой, вседозволенностью, способствовало уклонению должностных лиц от уголовной ответственности [5, С. 64].

Структура преступности с точки зрения уголовной ответственности за преступления, которая свидетельствует о степени ее общественной опасности, характеризуется высоким удельным весом лишения свободы. Например, в 1961 г. применение лишения свободы составило 60,4 % от общего числа уголовных наказаний [8, С. 94]. В последующие годы случаи применения судами в качестве наказания лишения свободы сократились. Это было связано с переполнением мест заключения, которые находились на государственном финансировании и содержание которых было обременительно для бюджета страны. В связи с этим в уголовной практике исследуемого периода наблюдается расширение сферы применения других альтернативных видов уголовного наказания, таких, как исправительные работы без лишения свободы, условное осуждение к лишению свободы, условное осуждение с обязательным привлечением к труду, штраф и другие. В целом ближе к 1960-м гг. наказания, не связанные с лишением свободы, а также условное осуждение, составляли от 45 до 50 % от общего числа уголовных наказаний, назначаемых судами [6, С. 196]. Например, если в 1958 г. условное осуждение было применено к 6,3 % осужденных, то в 1960 г. процент осужденных условно составлял 17,1 % [1, С. 6]. В 1961 г. применение судами исправительных работ составило 19,5 %, штрафа - 9,6 %, условного осуждения - 8,7 %, других уголовных наказаний - 1,8 %. В 1962 г. суды применили в качестве меры уголовной ответственности лишение свободы в 57,3 % случаях, то есть за 469 320 преступлений, исправительные работы - в 20,7 %, штрафы -в 11%, условное осуждение - в 9,4 %, а в 1964 г. применение лишения свободы составило 55,8 %, то есть за 345 458 преступлений, исправительных работ - 23,7 %, штрафа - 5,9 %, условного осуждения - 13,4 %, иных - 1,2 % [9, С. 426]. Таким образом, очевидная тенденция сокращения применения судами в качестве меры наказания лишения свободы была компенсирована заметным увеличением применения в судебной практике такого вида уголовного наказания, как исправительные работы.

Следует отметить, что на протяжении исследуемого периода судами практиковалось в большинстве случаев применение лишения свободы на небольшие сроки. Так, суды Саратовской области вынесли приговоры с лишением свободы на срок до двух лет в 1960 г. - 58,6 %, в 1961 г. - 69,1 %, в 1962 г. - 72,1 %, в 1963 г. - 69,5 %, в 1964 г. - 62,9 % [6, С. 197]. Применение судами в качестве уголовного наказания лишение свободы сократилось после постановления Пленума Верховного суда СССР от 31 июля 1962 г. «О некоторых недостатках в практике применения судами уголовного наказания», обратившего внимание судов на недопустимость не-

обоснованного применения краткосрочного лишения свободы, если исправление виновного возможно иными мерами воздействия [13, С. 110]. Так, по сравнению с 1961 г. удельный вес осужденных к кратким срокам лишения свободы в общей массе осужденных в 1964 г. сократился на 7,4 %. Но численность так называемых краткосрочников оставалась значительной (1964 г. -17,2 %) [11, С. 29].

Основным сроком лишения свободы был 1 год, реже 6 месяцев. В 1961-1964 гг. к 1 году лишения свободы было приговорено 78,6 % осужденных, к 6 месяцам - 11,7 %, к иным кратким срокам - 9,7 % [11, С. 32]. Случаи применения судами лишения свободы на длительные сроки были немногочисленны [6, С. 197].

одной из наиболее значимых характеристик преступности 1953-1964 гг. был ее высокий профессиональный уровень. Данный факт находит свое подтверждение в материалах конференции по вопросам советского исправительно-трудового права, состоявшейся в 1957 г., в которых отмечалось, что профессиональная преступность и рецидив в стране есть и с ними необходимо вести самую решительную борьбу. например, специальный рецидив (однородный) среди ранее судимых воров достигал 70 %, что свидетельствовало о наличии профессиональной преступности в исследуемый период [3, С. 105].

Рассматриваемый период характеризуется достаточно большим удельным весом преступности несовершеннолетних. Так, если взять в качестве критерия судимость, то в 1955 г. преступления несовершеннолетних по отношению к преступлениям, совершенным взрослыми, составили 6,7 %, а в 1956 г. - 5,2 % [12, С 88].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Если судить о динамике развития преступности несовершеннолетних в исследуемый период, также основываясь на данных привлечения их к уголовной ответственности, то очевидным является ее постепенное сокращение. например, удельный вес несовершеннолетних в возрасте до 18 лет среди всех привлеченных к уголовной ответственности составлял в 1955 г. 5,6 %, в 1956 г. - 5,2 % [12, С. 88], в 1957 г. - 5,4 %, в 1958 г. -4,9 %, в 1959 г. - 3,1 %, в 1960 г. - 2,9 % [6, С. 206].

При рассмотрении данной проблемы необходимо отметить, что судимость несовершеннолетних в рассматриваемый период далеко не в полной мере отражала реальный уровень подростковой преступности. Существовавшие «ножницы» между судимостью несовершеннолетних и их реальной преступностью имели основания в советском уголовном законодательстве, которое весьма гуманно и либерально подходило к проблеме уголовной ответственности несовершеннолетних. например, в уголовном законодательстве предусматривалась возможность применения к несовершеннолетнему мер воспитательного характера, если деяние не представляло большой общественной опасности, а также возможность рассмотрения дел несовершеннолетнего комиссиями по делам несовершеннолетних [15, С. 28]. Так, от 1/3 до 1/2 всех дел о преступлениях, совершенных несовершеннолетними, еще в стадии следствия передавались на рассмотрение комиссий по делам несовершеннолетних [6, С. 207].

Кроме того, суды в качестве меры уголовного наказания часто применяли к несовершеннолетним условное осуждение, передачу их на поруки [15, С. 28]. Либеральный характер советского уголовного законодательства во многом объясняется существовавшим в данный период марксистским взглядом на проблему преступности в целом и на преступность несовершеннолетних в частности, согласно которому преступность воспринималась как пережиток капиталистического прошлого России и подчеркивалось ее постепенное отмирание по мере социалистического строительства.

наиболее распространенными преступлениями несовершеннолетних были кража государственного или личного имущества, а также хулиганство, нанесение телесных повреждений, половые преступления. на имущественные преступления, преступления против личности и хулиганство приходилось 90 % всех преступлений, совершенных лицами в возрасте от 14 до 18 лет [6, С. 207].

Период «оттепели» характеризуется значительными количественными и качественными изменениями в соотношении городской и сельской преступности. В исследуемый период наблюдается снижение сельской преступности по сравнению с городской. Ее уровень был ниже городской преступности на 40 % [6, С. 209]. данная тенденция была закономерным следствием социально-экономических процессов, происходивших в обществе, в частности высокого уровня миграции сельского населения в город и высоких темпов урбанизации в рассматриваемый период. Так, по материалам Всесоюзной переписи населения, проведенной в 1959 г., численность городского населения в СССР на 15 января 1959 г. составила 99978 тыс. человек, или 48 %, численность сельского населения -108849 тыс. человек, или 52 %, а на 1 января 1962 г. -51 % и 49 % соответственно [4, С. 8]. Лидерство городской преступности, которая является фактором, определяющим характер преступности по всей стране и в наибольшей степени влияющим на формирование криминогенной ситуации в обществе, свидетельствовало о значительном уровне криминализации общественной жизни.

В заключение остановимся на некоторых особенностях личности преступника. основная масса осужденных была малограмотна (72 %) [3, С. 104]. Так, по Москве и Московской области из числа лиц, осужденных за умышленное убийство, 48,7 % имели образование до 4 классов, за нанесение умышленных тяжких телесных повреждений- 47,1 % [17, С. 42]. Каждый третий преступник на момент задержания не работал и не учился. При этом половина из числа неработавших преступников добывали средства к существованию путем совершения краж [3, С. 104].

Все сказанное позволяет сделать вывод, что преступность, которая за период 1953-1964 гг. в своем развитии претерпела значительные изменения, связанные с некоторой либерализацией советского режима, с ослаблением контроля государства за общественной жизнью и поведением людей, с существенными изменениями уголовной политики, уголовного зако-

нодательства и судебной практики, являлась неотъемлемым элементом общественной жизни, во многом определяла ее. Преступность не исчезла, несмотря на обещания политических деятелей, а просто в силу своего динамичного и инициативного характера, способности приспосабливаться к меняющейся обстановке приобрела новые формы и особенности.

список литературы

1. Горкин А. Ф. Задачи социалистического правосудия в современных условиях // Советское государство и право. 1962. № 8. С. 3 - 14.

2. Государственный архив Пензенской области (ГАПО). Ф. П.1152. Оп.1. Д.173.

3. Гуров А. И. Профессиональная преступность: прошлое и современность. М.: Юридическая литература, 1990. 304 с.

4. Итоги Всесоюзной переписи населения 1959 года в СССР / Под ред. К.А. Орехова. М.: Госстатиздат, 1962. 284 с.

5. Контроль над преступностью в демократическом обществе (материалы «Круглого стола») // Государство и право. 1993. № 10. С. 54-92.

6. Кузнецова Н. Ф. Преступление и преступность. М.: Издательство Московского университета, 1969. 231 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

7. Кузьмин С. Волки преступного мира (Из истории борьбы с преступностью в России) // Молодая гвардия. 1995. № 7. С. 252-319.

8. Лунеев В. В. Преступность в СССР: основные тенденции и закономерности // Советское государство и право. 1991. № 8. С. 90-97.

9. Лунеев В. В. Преступность ХХ века. Мировые, региональные и российские тенденции: Мировой криминологический анализ. М.: НОРМА, 1995. 525 с.

10. Маркс К. Население, преступность и пауперизм // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. М.: Издательство политической литературы, 1959. Т.13. С. 513-518.

11. Никифоров Б.С. Эффективность уголовно - правовых мер борьбы с преступностью. М.: Юридическая литература, 1968. 256 с.

12. Пионтковский А.А. К вопросу о причинах преступности в СССР и мерах борьбы с ней // Советское государство и право. 1959. № 3. С. 85-98.

13. Рахунов Р. Д. Общие тенденции развития советского уголовно - процессуального права // Вопросы борьбы с преступностью / Под ред. И.И. Карпеца. М.: Юридическая литература, 1967. С. 94-111.

14. Российская социологическая энциклопедия / Под ред. Г.В. Осипова. М.: НОРМА-ИНФРА М, 1999. 672 с.

15. Сафин Ф. Ю. Из истории развития законодательства России об уголовной ответственности несовершеннолетних // История государства и права. 2003. № 1. С. 28-29.

16. Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917-1953/ Под ред. И.Т. Голякова. М.: Госюриздат, 1953. 463 с.

17. Серебрякова В.А. Вторичное использование статистических карточек на обвиняемого для изучения преступности // Вопросы предупреждения преступности / Под ред. И.И. Карпеца. М.: Юридическая литература, 1965. Вып. 1. С. 26-49.

УДК 312

основные показатели, характеризующие демографическое положение россии конца хх в.

О. А. МИРОНОВА

Пензенский государственный педагогический университет им. В. Г. Белинского кафедра новейшей истории России и краеведения

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В статье рассматривается изменение таких факторов, характеризующих общую демографическую ситуацию в стране как рождаемость, смертность, процесс демографического старения и депопуляция. А также отражено влияние социально- экономической политики 1990-х гг. на демографическую ситуацию в России конца ХХ - начала ХХ.I в.

Смертность, рождаемость, процесс демографического старения и депопуляция являются одними из демографических факторов, наиболее ярко отражающих уровень развития страны и происходящие в ней экономические и социальные изменения. Начавшийся в начале 90-х гг. ХХ в. демографический кризис не ослабевает. Такое положение обусловлено уровнем и распределением доходов среди населения, уровнем и динамикой цен, обеспеченностью работой, жилищами, степенью развития социального страхования, объемом ВВП на душу населения, уровнем производительности и интенсивности труда, условиями труда и рядом других социально - экономических факторов.

Демографическая ситуация в современной России характеризуется: высоким уровнем смертности населения и низкими показателями рождаемости. За период с 1982 по 1986 гг. среднегодовая смертность составила 10,3 человек на 1000 жителей СССР.

В 1987-1991 гг. - возросла до 10,7 человек, а за 1992-2000гг.-увеличиласьдо14,3человек.Внастоящее время для России характерна смертность мужчин молодого и среднего трудоспособного возраста (20-45 лет) и женщин в возрасте от 55 до 70 лет. Такая смертность мужчин, в основном, определяется неестественными причинами, главные из которых - несчастные случаи, отравления, травмы. В 1990-1991 гг. среднегодовая величина самоубийств в России составляла 26,4 человек на 100 тысяч населения, в 1992-2000 гг. она поднялась до 38,2 человек, то есть увеличилась на 44,7 %. Так, общее число самоубийств в России за 1992-2000 гг. превысило полмиллиона человек (503,8 тысячи человек). За тот же период в стране было убито около 360 тысяч человек [2, С. 62]. В России вероятность смерти от неестественных причин у мужской половины населения страны в 4,5 раза превышает аналогичный показатель развитых стран Европы. Для женщин