Научная статья на тему 'ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О БОЛЕЗНИ И ПРИВЕРЖЕННОСТЬ МЕДИЦИНСКИМ РЕКОМЕНДАЦИЯМ У ПАЦИЕНТОВ С САХАРНЫМ ДИАБЕТОМ'

ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О БОЛЕЗНИ И ПРИВЕРЖЕННОСТЬ МЕДИЦИНСКИМ РЕКОМЕНДАЦИЯМ У ПАЦИЕНТОВ С САХАРНЫМ ДИАБЕТОМ Текст научной статьи по специальности «Клиническая медицина»

CC BY
60
9
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
психосоматика / сахарный диабет 1-го и 2-го типов / ишемическая болезнь сердца / представления о болезни / репрезентация болезни / приверженность медицинским рекомендациям / отношение к лечению / psychosomatics / type 1 and type 2 diabetes mellitus / coronary heart disease / representations of disease / disease representation / adherence to medical recommendations / treatment attitudes

Аннотация научной статьи по клинической медицине, автор научной работы — Есина Любовь Викторовна, Рассказова Елена Игоревна, Калашникова Марина Федоровна, Тхостов Александр Шамилевич, Шатило Ангелина Валерьевна

В настоящее время приверженность лечению среди пациентов, страдающих хрониче-скими заболеваниями, остается достаточно низкой, что является одной из актуальных проблем современного здравоохранения. Цель исследования – выявление связи пред-ставлений о болезни с приверженностью медицинским рекомендациям у пациентов с СД1 и СД2 в сравнении с пациентами с ИБС. Методы. В исследовании 53 пациента с СД1 в возрасте от 18 до 76 лет, 48 пациентов с СД2 в возрасте от 26 до 86 лет. Группа сравнения включала 36 пациентов с ИБС в возрасте от 34 до 79 лет. Все участники за-полняли «Опросник восприятия болезни», «Шкалы локуса контроля причин болезни и лечения и самоэффективности в отношении болезни», «Шкалу приверженности лече-нию Мориски–Грин», «Опросник убеждений о лекарствах», субшкалу непреднамерен-ного нарушения приверженности лечению из «Краткого опросника лечения», «Шкалу субъективного недоверия медицинской системе». Результаты. Приверженность лече-нию у пациентов с СД выше, чем у пациентов с ИБС, при этом для пациентов с СД2 характерны наиболее высокие показатели декларируемой приверженности лечению, доверия медицинской системе и более низкие – непреднамеренного нарушения меди-цинских рекомендаций. Пациенты с хроническими заболеваниями, считающие свое заболевание цикличным, представляющим собой серию периодических обострений на фоне здоровья, более склонны к нарушению медицинских рекомендаций и чаще счи-тают лекарства вредными для здоровья. Худшее понимание болезни выступало предик-тором представлений о вреде и чрезмерности лекарственных назначений, а также не-преднамеренного нарушения рекомендаций; последний эффект был наиболее выражен у пациентов с ИБС и наименее – у пациентов с СД1. Пациенты с внешним локусом контроля в отношении причин болезни и внутренним локусом контроля в отношении лечения реже непреднамеренно нарушали медицинские рекомендации, а пациенты, более уверенные в лечении и с внешним локусом контроля причин болезни, в большей степени доверяли медицинской системе в целом. Выводы. Ключевыми мишенями пси-хологической работы, направленной на улучшение как целенаправленной, так и не-преднамеренной приверженности лечению, выступают понимание болезни, представления о ее циклическом характере, контроль лечения, а также локус контроля причин болезни и лечения.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по клинической медицине , автор научной работы — Есина Любовь Викторовна, Рассказова Елена Игоревна, Калашникова Марина Федоровна, Тхостов Александр Шамилевич, Шатило Ангелина Валерьевна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Adherence to Medical Recommendations of Patients with Diabetes Mellitus and their Perceptions of the Disease

At present time adherence to treatment among patients suffering from chronic diseases remains rather low, which is one of the urgent problems of modern public health care. The aim is to reveal the correlation between the perception of disease and adherence to medical advice in DM1 and DM2 patients in comparison with patients with CHD. Methods. The study included 53 patients with T1DM aged 18 to 76 years and 48 patients with T2DM aged 26 to 86 years. The comparison group included 36 patients with IBS aged 34 to 79 years. All participants completed "The Revised Illness Perception Questionnaire", "Мethods of illness and treatment-related locus of control and treatment-related self-efficacy", "4-item Morisky Medication Adherence Scale", "The beliefs about medicines questionnaire", the unintentional treatment adherence disorder subscale from "Brief Medication Questionnaire" and "The sub-jective distrust scale of the medical system". Results. Adherence to treatment was higher in DM patients than in CHD patients, with DM2 patients having the highest rates of declared adherence to treatment and trust in the medical system and lower rates of unintentional viola-tion of medical recommendations. Patients with chronic diseases, who viewed their disease as cyclical, representing a series of periodic exacerbation against a background of health, were more likely to violate medical recommendations and were more likely to consider medica-tions harmful to health. Worse understanding of the disease acted as a predictor of perceptions of harmful and excessive medication prescriptions as well as unintentional violation of recommendations; the latter effect was most pronounced in patients with CHD and least pro-nounced in patients with DM1. Patients with an external locus of control for disease causes and an internal locus of control for treatment were less likely to inadvertently violate medical recommendations, and patients who were more confident about treatment and with an external locus of control for disease causes were more likely to trust the medical system as a whole. Conclusions. Key targets of psychological work to improve both purposeful and unintentional adherence to treatment are understanding of illness, perceptions of its cyclical nature, control of treatment, and locus of control over the causes of illness and treatment.

Текст научной работы на тему «ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О БОЛЕЗНИ И ПРИВЕРЖЕННОСТЬ МЕДИЦИНСКИМ РЕКОМЕНДАЦИЯМ У ПАЦИЕНТОВ С САХАРНЫМ ДИАБЕТОМ»

Сибирский психологический журнал.

2023. № 89. С. 116-133. Б01: 10.17223/17267080/89/7

УДК 159.9.015

ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О БОЛЕЗНИ И ПРИВЕРЖЕННОСТЬ МЕДИЦИНСКИМ РЕКОМЕНДАЦИЯМ У ПАЦИЕНТОВ С САХАРНЫМ ДИАБЕТОМ1

Л.В. Есина1' 2, Е.И. Рассказова1, М.Ф. Калашникова2, А.Ш. Тхостов1, А.В. Шатило

1 Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова, Россия, 119991, Москва, Ленинские горы, д. 1

2 Первый МГМУ им. И.М. Сеченова Минздрава России (Сеченовский Университет), Россия, 119991, Москва, ул. Трубецкая, д. 8, стр. 2

Резюме

В настоящее время приверженность лечению среди пациентов, страдающих хроническими заболеваниями, остается достаточно низкой, что является одной из актуальных проблем современного здравоохранения. Цель исследования - выявление связи представлений о болезни с приверженностью медицинским рекомендациям у пациентов с СД1 и СД2 в сравнении с пациентами с ИБС. Методы. В исследовании 53 пациента с СД1 в возрасте от 18 до 76 лет, 48 пациентов с СД2 в возрасте от 26 до 86 лет. Группа сравнения включала 36 пациентов с ИБС в возрасте от 34 до 79 лет. Все участники заполняли «Опросник восприятия болезни», «Шкалы локуса контроля причин болезни и лечения и самоэффективности в отношении болезни», «Шкалу приверженности лечению Мориски-Грин», «Опросник убеждений о лекарствах», субшкалу непреднамеренного нарушения приверженности лечению из «Краткого опросника лечения», «Шкалу субъективного недоверия медицинской системе». Результаты. Приверженность лечению у пациентов с СД выше, чем у пациентов с ИБС, при этом для пациентов с СД2 характерны наиболее высокие показатели декларируемой приверженности лечению, доверия медицинской системе и более низкие - непреднамеренного нарушения медицинских рекомендаций. Пациенты с хроническими заболеваниями, считающие свое заболевание цикличным, представляющим собой серию периодических обострений на фоне здоровья, более склонны к нарушению медицинских рекомендаций и чаще считают лекарства вредными для здоровья. Худшее понимание болезни выступало предиктором представлений о вреде и чрезмерности лекарственных назначений, а также непреднамеренного нарушения рекомендаций; последний эффект был наиболее выражен у пациентов с ИБС и наименее - у пациентов с СД1. Пациенты с внешним локусом контроля в отношении причин болезни и внутренним локусом контроля в отношении лечения реже непреднамеренно нарушали медицинские рекомендации, а пациенты, более уверенные в лечении и с внешним локусом контроля причин болезни, в большей степени доверяли медицинской системе в целом. Выводы. Ключевыми мишенями психологической работы, направленной на улучшение как целенаправленной, так и непреднамеренной приверженности лечению, выступают понимание болезни, представ-

1 Работа выполнена при поддержке Российского научного фонда, грант 22-28-01643

«Психологическая саморегуляция в отношении здоровья: роль повседневного выбора».

ления о ее циклическом характере, контроль лечения, а также локус контроля причин болезни и лечения.

Ключевые слова: психосоматика; сахарный диабет 1-го и 2-го типов; ишемическая болезнь сердца; представления о болезни; репрезентация болезни; приверженность медицинским рекомендациям; отношение к лечению

Введение

Приверженность долгосрочной терапии является одной из актуальных проблем современного здравоохранения. По данным различных исследований, уровень приверженности пациентов с хроническими заболеваниями остается низким, в том числе и среди пациентов с сахарным диабетом (СД) (Osterberg, Blaschke, 2005; Al Johani, Kendall, Snider, 2015): в целом лишь около 50% пациентов соблюдают рекомендации врача. В частности, уровень соблюдения введения инсулина у пациентов с СД достигает 20-38% (Doggrell, Chan, 2015). Для пациентов с СД выполнение медицинских рекомендаций особенно важно ввиду того, что от их поведения в существенной степени зависит прогноз состояния и течение заболевания (Aflakseir, 2012; Калашникова, 2019). В исследовании K. Ruszkiewicz и соавт. было показано, что пациенты с СД демонстрировали средний уровень знаний о своем заболевании, а около 50% респондентов, большинство из которых страдали СД2, не контролировали уровень гликированного гемоглобина. Тем не менее в сравнении с пациентами с СД2 пациенты с СД1 демонстрировали большую осведомленность о заболевании и в большей степени придерживались медицинских рекомендаций, а именно контроля уровня гликированного гемоглобина (Ruszkiewicz, Jagielski, Traczyk, 2020). Данные результаты схожи с результатами исследований M. Yuksel и H. Bektas и C. Currie и соавт.: приверженность лечению у пациентов с СД2 достигала 61% (Yuksel, Bektas, 2021), а несоблюдение режима терапии при СД1 встречалось в 21% случаев (Currie et al., 2013). Несмотря на то, что результаты исследований свидетельствуют о большем соблюдении медицинских рекомендаций пациентами с СД1, уровень приверженности лечению при СД остается невысоким, что свидетельствует о необходимости выявления и коррекции причин неприверженности с целью повышения эффективности терапии.

К причинам невыполнения рекомендаций врача относят нарушения памяти и забывчивость, нарушения координации, низкую осведомленность или отсутствие знаний о схеме лечения, а также трудности организации распорядка дня (Svarstad, Chewning, Sleath, Claesson, 1999; Horne et al., 2005). Согласно представлениям Р. Хорна, данные факторы определяют прежде всего ненамеренное несоблюдение терапии, в то время как убеждения пациентов о лекарствах, риске и пользе их применения, побочных эффектах терапии способствуют намеренному нарушению медицинских рекомендаций (Horne et al., 2005). Необходимо отметить, что предложенные Р. Хорном факторы приверженности лечению не являются единственными. Так, согласно модели саморегуляции в отношении здоровья и болезни Х. Ле-

венталя, к определяющим поведение человека в болезни факторам относят репрезентации болезни, формируемые на когнитивном и эмоциональном уровнях в результате активного поиска пациентом сведений о своем заболевании, осмысления состояния и выбора стратегии совладания с ситуацией болезни. На когнитивном уровне репрезентации болезни выражаются в убеждениях о длительности, причинах болезни, временном течении, последствиях болезни и возможности контролировать болезнь лично или при помощи лечения (Leventhal, Brissette, Leventhal, 2QQ3; Рассказова, 2014). К факторам приверженности лечению также относят локус контроля в отношении болезни и лечения, представления о самоэффективности в отношении болезни (Rotter, 1966; Bandura, 2QQQ) и общее недоверие медицинской системе (Рассказова, Тхостов, 2022). В условиях стационарного и амбулаторного ведения пациентов с хроническими заболеваниями, в том числе с СД, именно эти факторы становятся мишенью психокоррекционного и психопрофилактического воздействия.

Связь представлений о болезни и соблюдения медицинских рекомендаций наблюдается при различных соматических заболеваниях (Dantas, Rocha, Cruz, 2Q2Q; Oliveira, Sousa, Bártolo, Figueiredo, Ribeiro, 2Q22; Zhao et al., 2Q22; Ruksakulpiwat, Liu, Yue, Fan, 2Q2Q; Yildirim, Baykal, 2020), в том числе эндокринных (Bilondi, Noghabi, Aalami, 2022). Так, у пациентов с СД2 уверенность в хроническом течении заболевания (Aflakseir, 2Q12) и возможности лично контролировать болезнь, понимание болезни (Bilondi, Noghabi, Aalami, 2022) и самоэффективность (Shiyanbola, Unni, Huang, Lanier, 2Q18) были связаны с большей приверженностью лечению, в то время как убеждения в том, что назначенные лекарства обладают негативным эффектом (Aflakseir, 2012), а сама болезнь является угрозой повседневному функционированию (Shiyanbola, Unni, Huang, Lanier, 2Q18), снижали приверженность. Причем модератором связи между восприятием болезни как угрозы и приверженностью лечению выступала грамотность пациента в вопросах здоровья: именно при минимальной грамотности отрицательная связь между восприятием угрозы и приверженностью становилась значимой (Shiyanbola, Unni, Huang, Lanier, 2018). В исследовании А. Abubakari и соавт. было показано, что в группе пациентов с СД1 и СД2 уверенность в длительном течении болезни способствовала контролю уровня глюкозы в крови, уверенность в возможности лично контролировать заболевание - уходу за стопами, понимание болезни - уходу за стопами и соблюдению рекомендаций по самоконтролю, а самоэффективность в отношении диабета - соблюдению рекомендаций по самоконтролю (Abubakari, Cousins, Thomas, Sharma, Naderali, 2Q16). M. Alyami и соавт. пришли к выводу, что понимание заболевания у пациентов с СД2 предсказывало выполнение физических упражнений, а представления об эффективности диеты и уверенность в возможности лично контролировать болезнь ассоциировались с лучшим соблюдением диетического питания. Напротив, пациенты, уверенные в том, что не они сами, а Бог контролирует их здоровье, в меньшей степени уделяли внимание уходу за стопами (Alyami, Serlachius, Mokhtar, Broadbent, 2Q2Q).

Вопреки тому что убеждения о болезни оказались так или иначе связаны с приверженностью широкому спектру медицинских рекомендаций при СД, необходимо отметить, что существуют исследования, в которых связь между исследуемыми переменными была незначимой. В частности, представления пациентов о СД2 не предсказывали лучшее соблюдение диеты с низким содержанием жиров, самоконтроль уровня глюкозы и отказ от курения. По мнению авторов, данные особенности могли объясняться возрастом участников исследования и стажем заболевания (А1уат^ Serlachшs, МокЫ:аг, Broadbent, 2020). Необходимо отметить, что большинство обсуждаемых нами исследований было проведено с участием пациентов с СД2, а работы, направленные на изучение представлений о болезни и приверженности лечению у взрослых пациентов с СД1, в настоящее время немногочисленны.

Ввиду противоречивости имеющихся данных, ограниченного количества исследований представлений о болезни и приверженности лечению у пациентов с СД1 и необходимости коррекции и профилактики психологических факторов несоблюдения медицинских рекомендаций в условиях стационарного и амбулаторного лечения целью данного исследования стало выявление особенностей представлений о болезни и их связи с приверженностью лечению у пациентов с СД1 и СД2.

Выдвигались следующие гипотезы:

Приверженность медицинским рекомендациям при СД1 выше, чем при СД2 и пациентов с ишемической болезнью сердца (ИБС).

Во всех группах личный контроль, контроль лечения, лучшее понимание болезни и менее выраженные представления о ее негативных последствиях связаны с лучшей приверженностью лечению.

Существуют специфические связи отдельных представлений о болезни с приверженностью лечению, характерные для пациентов с СД1 и СД2, но не пациентов с ИБС.

Материалы и методы

В одномоментное наблюдательное многоцентровое исследование были включены 137 пациентов с хроническими соматическими заболеваниями: 53 пациента с СД1, 48 пациентов с СД2 и 36 пациентов с ИБС. Пациенты с СД1 и СД2 набирались в отделениях Клиники эндокринологии ФГАОУ ВО Первый МГМУ им. И.М. Сеченова Минздрава России (Сеченовский Университет; директор клиники - проф., д.м.н. Фадеев Валентин Викторович) под руководством проф., д.м.н. М.Ф. Калашниковой, а пациенты с ИБС -в частной клинике, требующей неразглашения названия. Проведение исследования было одобрено Комиссией по биоэтике МГУ им. М.В. Ломоносова (протокол № 139-д-з от 20.01.2022). Исследование не предполагало какого-либо вмешательства в стратегии лечения. Все персональные данные, полученные в результате исследования, были деперсонифицированы.

Группа пациентов с СД1 включала 53 человека, из них 22 (41,5%) мужчины. Возраст пациентов от 18 до 76 лет (средний возраст - 36,6 ± 14,3).

Средний стаж заболевания - 14,9 ± 11,3 лет. Среди них осложнения отсутствовали у 19 (35,8%) пациентов, незначительные осложнения наблюдались у 17 (32,1%) пациентов, а значительные осложнения, мешающие повседневной жизни, присутствовали у 17 (32,1%) пациентов.

Группа пациентов с СД2 включала 48 человек, из них 20 (41,7%) мужчин. Пациенты были в возрасте от 26 до 86 лет (средний возраст -62±10,6). Средний стаж заболевания - 12,8±9,1 лет. Среди них осложнения отсутствовали у 16 (33,3%) пациентов, незначительные осложнения наблюдались у 12 (25%) пациентов, а значительные осложнения, мешающие повседневной жизни присутствовали у 20 (41,7%) пациентов.

Группа пациентов с ИБС включала 36 человек, из них 13 (36,1%) мужчин. Пациенты были в возрасте от 34 до 79 (средний возраст - 60,9 ± 7,9). Средний стаж заболевания - 10,5 ± 8,4 лет. Среди них осложнения отсутствовали у 12 (33,3%) пациентов, незначительные осложнения наблюдались у 6 (16,7%) пациентов, а значительные осложнения, мешающие повседневной жизни, присутствовали у 18 (50,0%) пациентов.

К значительным осложнениям, мешающим пациентам с СД в повседневной жизни, можно отнести: диабетическую артропатию 2-3-й степени, синдром диабетической стопы, хроническую болезнь почек 3-5-й степени, диабетическую ретинопатию 3-й степени, хроническую сердечную недостаточность, атеросклероз сосудов ног.

По полу (х2 = 0,33; df = 2; p = 0,85; ф = 0,05; V = 0,05), стажу заболевания (табл. 1) и тяжести осложнений группы пациентов значимо не различались.

Однако исследуемые группы различались по возрасту (Е = 75,49, p < 0,01, П = 0,53) (см. табл. 1). Пациенты в группе СД1 были моложе пациентов в группах СД2 и ИБС, в то время как группы СД2 и ИБС практически идентичны по возрасту. В связи с этим переменная возраста включалась в анализ модерации в качестве ковариаты, т.е. ее эффект статистически контролировался.

Таблица 1

Сравнение групп по возрасту и стажу заболевания

Шкалы Среднее Е-критерий П2

СД1 СД2 ИБС

Возраст 36,6 ± 14,3 62 ± 10,6 60,9 ± 7,9 75,49** 0,53

Стаж заболевания 14,9 ± 11,3 12,8 ± 9,1 10,5 ± 8,4 2,27 0,33

Примечание. ** р < 0,01.

Группы СД1, СД2 и ИБС статистически значимо различались по динамике состояния (х2 = 9,53; df = 4; p = 0,05; ф = 0,26; V = 0,19) за счет группы с ИБС. Однако группы с СД1 и СД2 статистически значимо не различались по данному показателю (%2 = 3,63; df = 2; p = 0,16; ф = 0,19; V = 0,19).

Психологическое обследование включало краткое интервью и заполнение следующих методик.

Оценка представлений о болезни проводилась на основе:

- Блока оценки представлений о болезни «Опросника восприятия болезни IPQ-R» (Moss-Morris, Weinman, Petrie, Home, Cameron, Buick, 2002; Рассказова, 2016). Методика оценивает убеждения пациентов о длительности, цикличности, контроле заболевания, контроле лечения, понимании болезни и эмоциональной репрезентации.

- «Шкал локуса контроля причин болезни и лечения и самоэффективности в отношении болезни» (Rotter, 1966; Bandura, 2000; Рассказова, Тхостов, 2016). Методика разработана на основе теории локуса контроля Дж. Роттера и теории самоэффективности А. Бандуры и направлена на оценку способов атрибуции причин болезни и лечения и уверенности пациентов в собственных возможностях справиться с болезнью, соблюдать рекомендации врача, контролировать заболевание и вылечиться.

Диагностика приверженности медицинским рекомендациям проводилась при помощи следующих методик:

- «Шкалы приверженности лечению Мориски-Грин» (Morisky, Green, Levine, 1986). Методика является скрининговой шкалой, включающей 4 вопроса, направленных на оценку степени декларируемой комплаентно-сти пациентов в отношении приема лекарств.

- «Опросника убеждений о лекарствах» (Horne, Weinman, Hankins, 1999, Рассказова, Мачулина, Ковров, Палатов, 2014). В исследовании использовано 4 вопроса субшкалы, направленной на оценку убеждений об общем вреде лекарств, и 4 вопроса субшкалы о чрезмерном использовании лекарств врачами.

- Субшкалы непреднамеренного нарушения приверженности лечению из «Краткого опросника лечения» (Svarstad et al., 1999, в адаптации Е.И. Рас-сказовой). Субшкала включает факторы, из-за которых прием лекарств может быть затруднен (стоимость, трудности со вскрытием упаковки, трудности вспомнить время, когда их принять), и используется в данной работе как показатель непреднамеренного нарушения приверженности лечению.

- «Шкалы субъективного недоверия медицинской системе» (Рассказова, Тхостов, 2022), включающей 4 вопроса о степени доверия медицине в целом. На каждый вопрос, как и в предыдущих методиках, предусмотрены ответы по шкале Лайкерта (от 1 - полностью не согласен, до 5 - полностью согласен).

Обработка данных проводилась при помощи программы SPSS Statistics 23 и включала методы описательной статистики, сравнения групп, регрессионного анализа (анализа модерации).

Результаты

Приверженность медицинским рекомендациям у пациентов с СД в сравнении с пациентами с ИБС

Сравнение различных аспектов приверженности лечению у пациентов разных групп указывает на различия по следующим шкалам: привержен-

ности лечению Мориски-Грин, вреда лекарств BMQ, непреднамеренного нарушения и недоверия медицинской системе авторских методик (рис. 1, табл. 2).

При сравнении post hoc по критерию Шеффе выявлено, что меньшую склонность к нарушению медицинских рекомендаций по шкале Мориски-Грин демонстрировали пациенты с СД2, а большую - пациенты с ИБС, при этом различия между группами были значимы (p = 0,05). Пациенты с СД1 хуже соблюдали рекомендации, чем пациенты с СД2, но лучше, чем пациенты с ИБС, однако различия не достигали принятого уровня значимости.

Рис. 1. Сравнение показателей приверженности медицинским рекомендациям в исследуемых группах

Показатели по шкале вреда лекарств BMQ оценки приверженности медицинским рекомендациям у пациентов с ИБС значимо отличались и были выше, чем у пациентов с СД1 (post hoc сравнение по критерию Шеффе, p = 0,01) и СД2 (p = 0,02). Иными словами, пациенты с ИБС, в отличие от пациентов с СД1 и СД2, демонстрировали большую уверенность в общем вреде, причиняемом лекарственными средствами.

Показатели по шкале непреднамеренного нарушения рекомендаций были выше в группе с ИБС и значимо отличались от группы СД2 (post hoc сравнение по критерию Шеффе, p = 0,02). В целом показатели в трех группах были ниже среднего. Пациенты с ИБС и СД1 были более склонны непреднамеренно нарушать врачебные рекомендации, нежели пациенты с СД2.

При сравнении post hoc по критерию Шеффе выявлены значимые различия по шкале недоверия медицинской системе между группами СД2 и

3,2

■ СД 1 типа ■ СД 2 типа ■ ИБС

ИБС (р = 0,02). Так, группа с ИБС демонстрировала наиболее высокие показатели по шкале, в то время как группа с СД2 - наиболее низкие. Группа пациентов с СД1 демонстрировала более высокие показатели по сравнению с группой СД2 и более низкие по сравнению с группой ИБС, однако различия не достигали принятого уровня значимости. В целом показатели в группах с СД1 и СД2 были ниже среднего. Пациенты с ИБС в большей степени не доверяли медицинской системе, в отличие от пациентов с СД1 и СД2. Большее доверие демонстрировали пациенты с СД2.

Таблица 2

Сравнение показателей приверженности медицинским рекомендациям в исследуемых группах: результаты дисперсионного анализа

Шкалы Среднее F-критерий п2

СД1 СД2 ИБС

Склонность к нарушению рекомендаций МО (баллы от 1 до 5) 2,4 ± 1,0 2,1 ± 1,2 2,7 ± 1,0 3,06* 0,04

Чрезмерное назначение лекарств BMQ (баллы от 1 до 5) 2,6 ± 1,0 2,7 ± 1,2 3,0 ± 0,9 2,39 0,03

Вред лекарств BMQ (баллы от 1 до 5) 2,3 ± 0,8 2,3 ± 0,9 2,9 ± 0,9 6,18** 0,08

Непреднамеренное нарушение (баллы от 1 до 5) 2,6 ± 0,9 2,1 ± 1,1 2,7 ± 0,9 4,89** 0,07

Недоверие медицинской системе (баллы от 1 до 5) 2,6 ± 0,8 2,3 ± 1,2 3,0 ± 1,1 3,84* 0,05

Примечание. * p < 0,05; ** p < 0,01.

По шкале чрезмерного назначения лекарств группы не различались. Показатели по шкале были ниже среднего либо соответствовали среднему показателю, что свидетельствует о том, что пациенты в меньшей степени были уверены в злоупотреблении врачами назначением лекарственных средств.

Связь представлений о болезни с приверженностью медицинским рекомендациям у пациентов с СД в сравнении с пациентами с ИБС: результаты анализа модерации

Для выявления роли клинической группы и представлений о болезни в отношении различных аспектов приверженности медицинским рекомендациям проводилась серия анализов модерации (табл. 3). Зависимыми переменными выступали шкалы диагностики приверженности, описанные выше. На первом шаге анализа независимыми переменными выступали клиническая группа (бинарно кодированные - dummy coded) и возраст респондентов (в связи с возрастными различиями в группах). Референтной группой выступала группа пациентов с СД1. На втором шаге пошагово добавлялись представления о болезни. Третий шаг пошагово включал переменные-модераторы между представлениями о болезни и клиническими группами.

Таблица 3

Анализ модерации: связь клинической группы и представлений о болезни с различными аспектами приверженности медицинским рекомендациям

ЗП: Склон- ЗП: Чрезмерное назначение лекарств BMQ

Взаимодействие НП и НП ность к нарушению рекомендаций MG ЗП: Вред лекарств BMQ ЗП: Непреднамеренное нарушение ЗП: Недоверие медицинской системе

в ДR2 (%) в ДR2 (%) в ДR2 (%) в ДR2 (%) в ДR2 (%)

1-й шаг

Возраст 0,15 0,27 0,12 0,29 0,24* 8,2 Ф = 0,01)

СД2 -0,23 5,5 -0,13 6,8* -0,06 9 2** 0,43** 10,7** -0,31*

ИБС 0,03 0,03 0,22 0,11 -0,13

2-й шаг

Длительность - - - - 0,122

Цикличность 0,27** - 0,16* - -

Контроль лечения IPQ - - - - 0,28**

Понимание болезни IPQ - 9 7** -0,34** 10,4** -0,41** 22,6** 0,26** 21,1** - 19 7**

Внутренний ЛК - лечение 0,20*

Внешний ЛК -причины ILC - - - 0,26** 0,32**

Примечание. * p < 0,05; ** p < 0,01.

По результатам первого шага анализа во всех группах пациенты старшего возраста в большей степени не доверяют медицинской системе, тогда как других возрастныгс различий не выявлено. Пациенты с СД1 в меньшей степени непреднамеренно нарушают медицинские рекомендации и не доверяют медицинской системе, в отличие от пациентов с СД2.

На втором шаге были получены значимые результаты - характерные для пациентов всех трех клинических групп (см. табл. 3). Пациенты, оценивающие свое заболевание как цикличное, в большей степени склонны нарушать медицинские рекомендации. Пациенты с лучшим пониманием своего заболевания в меньшей степени оценивают назначение лекарственных средств как злоупотребление. Пациенты с представлением о цикличном течении своего заболевания и худшим пониманием собственной болезни выражают большую уверенность в общем вреде, причиняемом лекарственными средствами. Пациенты, достаточно осведомленные о своем заболевании, субъективно оценивающие возможность самостоятельно контролировать лечение как высокую и уверенные в том, что заболевание возникло из-за внешних обстоятельств, реже непреднамеренно нарушают медицинские рекомендации. Наконец, пациенты с представлениями о возможности контролировать заболевание при помощи лечения и возникновении забо-

левания по причине внешних обстоятельств в меньшей степени выражают недоверие медицинской системе.

На третьем шаге был выявлен один эффект модерации, достигший принятого уровня значимости: хотя худшее понимание своей болезни во всех группах было связано с более частым непреднамеренным нарушением медицинских рекомендаций, у пациентов с СД1 этот эффект был слабее, чем у пациентов с ИБС (в = -0,27, ДЯ2 = 5,3%, p < 0,05). Данный эффект был проверен при помощи простых регрессий (в группе СД1 в = -0,27, p = 0,052; в группе СД2 в = -0,38, p < 0,01; в группе ИБС в = -0,52, p < 0,01).

Обсуждение результатов

Приверженность медицинским рекомендациям у пациентов с СД и ИБС оценивалась по пяти показателям. Группа пациентов с СД1 значимо отличалась от групп с СД2 и ИБС в субъективной оценке склонности к нарушению медицинских рекомендаций, от пациентов с ИБС - в субъективной оценке вреда лекарств, от СД2 - в оценке непреднамеренного нарушения рекомендаций. Группа пациентов с СД1 значимо не отличалась от группы с СД2 и ИБС в оценке чрезмерного назначения лекарств и недоверия медицинской системе.

В соответствии с первой гипотезой приверженность лечению у пациентов с ИБС ниже, а представления о том, что лекарства наносят вред, более выражены, чем у пациентов с СД, однако вопреки гипотезе пациенты с СД1 более, а не менее, чем пациенты с СД2, склонны сообщать о непреднамеренном нарушении рекомендаций в отношении лекарств и меньше доверяют медицинской системе. Однако необходимо отметить, что пациенты с СД1 и СД2 в меньшей степени, чем пациенты с ИБС, считали, что лекарства наносят вред.

Можно предположить, что, с одной стороны, снижение приверженности лечению в случае СД1 и ИБС может быть связано с необходимостью долгосрочного однообразного выполнения медицинских рекомендаций, сложностями приема лекарственных средств, трудностями в организации распорядка дня, забывчивостью пациента и др. ( Home et al., 2005). С другой стороны, данный результат при СД1 и ИБС может быть объяснен особенностями восприятия болезни при хронических соматических заболеваниях, в частности недостаточным пониманием своего состояния (Bilondi, Noghabi, Aalami, 2022), представлениями о нестабильности, цикличности течения заболевания (Barnes, Moss-Morris, Kaufusi, 2004) и невозможностью лично (Hsiao, Chang, Chen 2012) или при помощи лечения контролировать болезнь (Ashur, Shah, Bosseri, Morisky, Shamsud-din, 2015).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Стоит отметить, что полученные нами результаты отчасти противоречат ранее проведенным исследованиям. Несмотря на то, что приверженность лечению у трех групп все же остается ниже среднего, результаты предыдущих исследований свидетельствуют о более высокой привержен-

ности у пациентов с СД1 по сравнению с СД2 (Currie et al., 2013; Ruszkiewicz, Jagielski, Traczyk, 2020; Yuksel, Bektas, 2021).

Связь представлений о болезни и приверженности медицинским рекомендациям у пациентов с различными хроническими заболеваниями

Согласно полученным нами данным, вторая предложенная гипотеза подтверждается лишь частично. Декларируемая склонность к нарушению приема назначенных лекарств выше у пациентов, считающих свое заболевание цикличным, т.е. представляющим собой серию обострений. Пациенты с такими представлениями более склонны принимать лекарственные препараты только во время обострений, поскольку в другое время считают себя здоровыми и не нуждающимися в помощи (Leventhal, Brissette, Leventhal, 2003). С практической точки зрения это требует психологической работы с целью формирования убеждений о своем заболевании как хроническом и требующем регулярной помощи. Интересно, что в отличие от данных других исследований, в том числе среди пациентов с СД2 (Barnes, Moss-Morris, Kaufusi, 2004; Alyami et al., 2019; Hashimoto et al., 2019), понимание болезни не выступало предиктором лучшей декларируемой приверженности лечению, но было связано с другими ее аспектами -более редкими непреднамеренными нарушениями рекомендаций, меньшей выраженностью представлений о вреде и чрезмерном назначении лекарств. Это позволяет предполагать, что понимание болезни определяет приверженность лечению косвенно - способствуя более позитивному отношению к лечению и большей осознанности и ответственности в приеме лекарственных средств. Полученные результаты согласуются с данными исследования на выборке пациентов с раком легких. Было показано, что непонимание заболевания и выраженные эмоциональные переживания относительно болезни оказывают косвенное влияние на приверженность лечению через убеждение о злоупотреблении назначением лекарств (Zhao et al., 2022).

Предиктором представлений о вреде лекарств выступало также убеждение в цикличности заболевания, его периодическом характере в форме обострений. По всей видимости, пациенты, рассматривающие свое заболевание не как постоянное, а как нерегулярно возобновляющееся, не только склонны нерегулярно принимать лекарства, но и не понимают и не принимают назначений врача, которые требуют постоянного приема, считая эти назначения сопряженными с вредом для здоровья, превышающим пользу. Иными словами, представления о своем заболевании как циклическом у пациентов с хроническими соматическими заболеваниями, в том числе СД, выступают фактором риска несоблюдения рекомендаций как напрямую, так и косвенно - по причине представлений о лекарствах как вредящих здоровью.

Интересно, что ключевыми факторами представлений о вреде и чрезмерном назначении лекарств в данном исследовании выступали именно непонимание болезни и представление о ее цикличности, а не общее пози-

тивное и негативное к ней отношение, как это было показано в других исследованиях (Hashimoto et al., 2019, Ruksakulpiwat, Liu, Yue, Fan, 2020).

Реже непреднамеренно нарушали медицинские рекомендации пациенты, лучше понимающие свое заболевание, с внешним локусом контроля в отношении причин болезни и внутренним локусом контроля в отношении лечения. Можно предположить, что непреднамеренное нарушение медицинских рекомендаций действительно связано с недостаточной осведомленностью пациента о собственном заболевании, а принятие на себя ответственности за лечение связано с более четким следованием рекомендациям. Этот результат согласуется с данными о том, что позитивная оценка собственных возможностей влиять на болезнь, менять образ жизни положительно сказывается на приверженности лечению (Hashimoto et al., 2019), хотя, как правило, в этих исследованиях речь идет именно об убеждении в своем контроле за заболеванием и о преднамеренном нарушении медицинских рекомендаций (Fahmi, Saman, Alkhoshaiban, Naimat, Ramzan, Isa, 2022).

Особый интерес представляет тот результат, что менее склонны к непреднамеренному нарушению медицинских рекомендаций пациенты, которые считают причиной своей болезни внешние события и других людей. В отличие от локуса контроля лечения интернальный локус контроля в отношении причин болезни нередко выступает негативным предиктором качества жизни и приверженности лечению у пациентов, поскольку сопряжен с чувством вины и фиксацией на сожалении и воспоминаниях о прошлом, с непринятием произошедшего, что мешает последовательно следовать режиму (Рассказова, Тхостов, 2016). В этом контексте внешний локус контроля причин болезни может, наоборот, облегчать следование лечению за счет большей последовательности, меньшей забывчивости и менее острых реакций на неудобства лечения, напоминающие пациенту о том, что он болен.

Недоверие медицинской системе чаще встречалось у пациентов, воспринимавших заболевание как длительное, трудно контролируемое медицинской системой и развившееся не по внешним причинам. Можно предположить, что в данном случае недоверие медицинской системе у пациентов с хроническими соматическими заболеваниями в большей степени связано не с особенностями организации медицинской помощи, а с восприятием пациентами своего заболевания и особенностями течения болезни, ее последствиями, сложностями контроля. Наше предположение подтверждается и другими исследованиями: в частности, у пациентов с гепатитом B уважительное отношение к пациенту со стороны медицинского персонала повышало доверие пациентов (Jin, Brener, Treloar, 2022). Осознание того, что причиной заболевания явились собственные действия, а не внешние события, также не способствовало формированию доверия медицинской системе у пациентов - возможно также потому, что приводило к фиксации пациентов не на лечении, а на сожалении по поводу заболевания (Расска-зова, Тхостов, 2016). Аналогичное исследование, проведенное с участием

пациентов с ВИЧ-инфекцией, показало, что выраженное доверие врачу или медицинской системе связано с большей уверенностью в необходимости приема лекарств, что, в свою очередь, связано с большей приверженностью терапии (Pellowski, Price, Allen, Eaton, Kalichman, 2017).

Опосредствующая роль представлений о болезни в оценке влияния типа соматического заболевания на оценку приверженности медицинским рекомендациям

Вопреки третьей гипотезе специфических для пациентов с разными диагнозами связей практически не было выявлено. Единственное различие касалось того, что непонимание болезни было наиболее тесно связано с непреднамеренными трудностями приверженности лечению у пациентов с ИБС и наименее тесно - у пациентов с СД1. Иными словами, пациенты с ИБС и СД 2 оказываются группами, в которых наиболее востребована психологическая работа над осведомленностью о болезни, ее симптомах, течении, осложнениях и особенностях лечения для профилактики непреднамеренного нарушения рекомендаций.

Ограничения исследования обусловлены его корреляционным дизайном, недоступностью объективной регистрации приверженности лечению, а также неполным соответствием групп по возрасту (что, однако, было учтено при обработке данных при помощи статистического контроля эффекта возраста).

Заключение

1. Приверженность лечению у пациентов с СД выше, чем у пациентов с ИБС; при этом для пациентов с СД2 характерны наиболее высокие показатели декларируемой приверженности лечению, доверия медицинской системе и более низкие - непреднамеренного нарушения медицинских рекомендаций.

2. Пациенты с хроническими заболеваниями, считающие свое заболевание цикличным, представляющим собой серию периодических обострений на фоне здоровья, более склонны к нарушению медицинских рекомендаций и чаще считают лекарства вредными для здоровья.

3. Худшее понимание болезни выступало предиктором представлений о вреде и чрезмерности лекарственных назначений, а также непреднамеренного нарушения рекомендаций; последний эффект был наиболее выражен у пациентов с ИБС и наименее - у пациентов с СД1.

4. Пациенты с внешним локусом контроля в отношении причин болезни и внутренним локусом контроля в отношении лечения реже непреднамеренно нарушали медицинские рекомендации, а пациенты, более уверенные в лечении и с внешним локусом контроля причин болезни, в большей степени доверяли медицинской системе в целом.

Литература

Калашникова, М. Ф. (2019). Эпидемиологический, фармакоэпидемиологический и клини-ко-экономический анализ в оценке эффективности оказания медицинской помощи больным сахарным диабетом 2 типа (докторская диссертация) / ФГАОУ ВО Первый МГМУ им. И. М. Сеченова Минздрава России (Сеченовский Университет). Москва. Рассказова, Е. И. (2014). Понятие саморегуляции в психологии здоровья: новый подход или область применения? Теоретическая и экспериментальная психология, 7(1), 4356.

Рассказова, Е. И. (2016). Русскоязычная версия опросника восприятия болезни Р. Мосс-Моррис и др.: апробация на выборке больных с непсихотическими депрессиями. Вестник Московского университета. Сер. 14. Психология, 1. doi: 10.11621/vsp.2016. 01.123

Рассказова, Е. И., Мачулина, А. И., Ковров, Г. В., Палатов, С.Ю. (2014). Когнитивная составляющая репрезентации лечения и качество жизни при соматических заболеваниях. Психическое здоровье, 1, 43-51. Рассказова, Е. И., Тхостов, А. Ш. (2016) Апробация методик диагностики локуса контроля причин болезни и лечения и самоэффективности в отношении лечения. Вестник ЮУрГУ. Сер. Психология, 9(1), 71-83. doi: 10.14529/psy160108 Рассказова, Е. И., Тхостов, А. Ш. (2022) Кризис доверия и принятие решений в ситуации пандемии: роль социального контекста при выборе защитных действий. Вопросы психологии, 67(6), 1-14.

Ссылки на зарубежные источники см. в разделе References после англоязычного блока.

Поступила в редакцию 06.07.2023 г.; принята 19.08.2023 г.

Есина Любовь Викторовна - аспирант кафедры нейро- и патопсихологии факультета психологии Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова; ассистент кафедры педагогики и медицинской психологии Института психолого-социальной работы Первого МГМУ им. И.М. Сеченова Минздрава России (Сеченовский Университет). E-mail: esina.lv@mail.ru

Рассказова Елена Игоревна - доцент кафедры нейро- и патопсихологии факультета психологии Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, кандидат психологических наук, доцент. E-mail: e.i.rasskazova@gmail.com

Калашникова Марина Федоровна - профессор кафедры эндокринологии Института клинической медицины им. Н.В. Склифосовского Первого МГМУ им. И.М. Сеченова Минздрава России (Сеченовский Университет), доктор медицинских наук. E-mail: marina_kalash@mail.ru

Тхостов Александр Шамилевич - заведующий кафедрой нейро- и патопсихологии факультета психологии Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, доктор психологических наук, профессор. E-mail: tkhostov@gmail.com

Шатило Ангелина Валерьевна - независимый исследователь. E-mail: angelina.s97@mail.ru

For citation: Esina, L.V., Rasskazova, E. I., Kalashnikova, M. F., Tkhostov, A. Sh., Shatilo, A. V. (2023). Adherence to Médical Recommendations of Patients with Diabetes Mellitus and their Perceptions of the Disease. Sibirskiy Psikhologicheskiy Zhurnal - Siberian journal of psychology, 89, 116-133. In Russian. English Summary. doi: 10.17223/17267080/89/7

Adherence to Medical Recommendations of Patients with Diabetes Mellitus and their Perceptions of the Disease1

L.V. Esina1' 2, E.I. Rasskazova1, M.F. Kalashnikova2, A.Sh. Tkhostov1, A.V. Shatilo

1 Lomonosov Moscow State University, 1, Leninskie Gory, Moscow, 119991, Russian Federation

2 I.M. Sechenov First MSMU MOH Russia (Sechenovskiy University), 8-2 Trubetskaya str., Moscow, 119991, Russian Federation

Abstract

At present time adherence to treatment among patients suffering from chronic diseases remains rather low, which is one of the urgent problems of modern public health care. The aim is to reveal the correlation between the perception of disease and adherence to medical advice in DM1 and DM2 patients in comparison with patients with CHD. Methods. The study included 53 patients with T1DM aged 18 to 76 years and 48 patients with T2DM aged 26 to 86 years. The comparison group included 36 patients with IBS aged 34 to 79 years. All participants completed "The Revised Illness Perception Questionnaire", "Methods of illness and treatment-related locus of control and treatment-related self-efficacy", "4-item Morisky Medication Adherence Scale", "The beliefs about medicines questionnaire", the unintentional treatment adherence disorder subscale from "Brief Medication Questionnaire" and "The subjective distrust scale of the medical system". Results. Adherence to treatment was higher in DM patients than in CHD patients, with DM2 patients having the highest rates of declared adherence to treatment and trust in the medical system and lower rates of unintentional violation of medical recommendations. Patients with chronic diseases, who viewed their disease as cyclical, representing a series of periodic exacerbation against a background of health, were more likely to violate medical recommendations and were more likely to consider medications harmful to health. Worse understanding of the disease acted as a predictor of perceptions of harmful and excessive medication prescriptions as well as unintentional violation of recommendations; the latter effect was most pronounced in patients with CHD and least pronounced in patients with DM1. Patients with an external locus of control for disease causes and an internal locus of control for treatment were less likely to inadvertently violate medical recommendations, and patients who were more confident about treatment and with an external locus of control for disease causes were more likely to trust the medical system as a whole. Conclusions. Key targets of psychological work to improve both purposeful and unintentional adherence to treatment are understanding of illness, perceptions of its cyclical nature, control of treatment, and locus of control over the causes of illness and treatment.

Keywords: psychosomatics; type 1 and type 2 diabetes mellitus; coronary heart disease; representations of disease; disease representation; adherence to medical recommendations; treatment attitudes

References

Abubakari, A. R., Cousins, R., Thomas, C., Sharma, D., & Naderali, E. K. (2016). Sociode-mographic and Clinical Predictors of Self-Management among People with Poorly Controlled Type 1 and Type 2 Diabetes: The Role of Illness Perceptions and Self-Efficacy. Journal of Diabetes Research, 6708164. doi: 10.1155/2016/6708164

1 This work was supported by the Russian Science Foundation, grant 22-28-01643 "Psycho-

logical self-regulation in relation to health: the role of everyday choices".

Aflakseir, A. (2012). Role of illness and medication perceptions on adherence to medication in a group of Iranian patients with type 2 diabetes. Journal of Diabetes, 4(3), 243-247. doi: 10.1111/j.1753-0407.2012.00183.x Al Johani, K. A., Kendall, G. E., & Snider, P. D. (2015). Self-management practices among type 2 diabetes patients attending primary health-care centres in Medina, Saudi Arabia. Eastern Mediterranean health journal = La revue de sante de la Mediterranee orientale = al-Majallah al-sihhiyah li-sharq al-mutawassit, 21(9), 621-628. doi: 10.26719/2015.21.9.621 Alyami, M., Serlachius, A., Mokhtar, I., & Broadbent, E. (2020). The association of illness perceptions and God locus of health control with self-care behaviours in patients with type 2 diabetes in Saudi Arabia. Health Psychology and Behavioral Medicine, 5(1), 329348. doi: 10.1080/21642850.2020.1805322 Ashur, S. T., Shah, S. A., Bosseri, S., Morisky, D. E., & Shamsuddin, K. (2015). Illness perceptions of Libyans with T2DM and their influence on medication adherence: a study in a diabetes center in Tripoli. The Libyan Journal of Medicine, 10(1), 29797. doi: 10.3402/ljm.v10.29797

Bandura, A. (2000). Cultivate self-efficacy for personal and organizational efffectiveness. In E. A. Locke (Ed.), Handbook of principles of organization behavior, Oxford, UK: Blackwell, 120-136.

Barnes, L., Moss-Morris, R., & Kaufusi, M. (2004). Illness beliefs and adherence in diabetes mellitus: a comparison between Tongan and European patients. The New Zealand Medical Journal, 117(1188), U743. Bilondi, S. S., Noghabi, A. D., & Aalami, H. (2022). The relationship between illness perception and medication adherence in patients with diabetes mellitus type II: illness perception and medication adherence. Journal of Preventive Medicine and Hygiene, 62(4), E966-E971. doi: 10.15167/2421-4248/jpmh2021.62.4.2277 Currie, C. J., Peyrot, M., Morgan, C. L., Poole, C. D., Jenkins-Jones, S., Rubin, R. R., Burton, C. M., & Evans, M. (2013). The impact of treatment non-compliance on mortality in people with type 1 diabetes. Journal of Diabetes and its Complications, 27(3), 219-223. doi: 10.1016/j.jdiacomp.2012.10.006 Dantas, L. G., Rocha, M. S., & Cruz, C. M. S. (2020). Non-adherence to hemodialysis, perception of the illness, and severity of advanced nephropathy. Jornal Brasileiro de Nefro-logia, 42(4), 413-419. doi: 10.1590/2175-8239-JBN-2019-0147 Doggrell, S. A., & Chan, V. (2015). Adherence to insulin treatment in diabetes: can it be improved? Journal of Diabetes, 7(3), 315-321. doi: 10.1111/1753-0407.12212 Fahrni, M. L., Saman, K. M., Alkhoshaiban, A. S., Naimat, F., Ramzan, F., & Isa, K. A. M. (2022). Patient-reported outcome measures to detect intentional, mixed, or unintentional non-adherence to medication: a systematic review. BMJ Open, 12(9), e057868. doi: 10.1136/bmjopen-2021-057868 Hashimoto, K., Urata, K., Yoshida, A., Horiuchi, R., Yamaaki, N., Yagi, K., & Arai, K. (2019). The relationship between patients' perception of type 2 diabetes and medication adherence: a cross-sectional study in Japan. Journal of Pharmaceutical Health Care and Sciences, 5(2). doi: 10.1186/s40780-019-0132-8

Home, R, Weinman, J, Barber, N, Elliott, R, & Morgan, M. (2005) Concordance, adherence

and compliance in medicine taking. (UK: National Co-ordinating Centre for NHS Service

Delivery and Organisation R & D, 1-309.

Home, R., Weinman, J., & Hankins, M. (1999). The beliefs about medicines questionnaire: The development and evaluation of a new method for assessing the cognitive representation of medication. Psychology & Health, 14, 1-24.

Hsiao, C. Y., Chang, C., & Chen, C. D. (2012). An investigation on illness perception and adherence among hypertensive patients. The Kaohsiung Journal of Medical Sciences, 28(8), 442-447. doi: 10.1016/j.kjms.2012.02.015

Jin, D., Brener, L., & Treloar, C. (2022). Trust in healthcare providers among Chinese immigrants living with hepatitis B virus in Australia: A qualitative study. Journal of Viral Hepatitis, 29(11), 968-975. doi: 10.1111/jvh.13736 Kalashnikova, M. F. (2019). Epidemiologicheskiy, farmakoepidemiologicheskiy i kliniko-ekonomicheskiy analiz v otsenke effektivnosti okazaniya meditsinskoy pomoshchi bol'nym SD2 [Epidemiological, pharmacoepidemiological and clinical-economic analysis in assessing the effectiveness of medical care for patients with T2DM] (Dr. Diss). Moscow: First Moscow State Medical University. Leventhal, H., Brissette, I., & Leventhal, E. (2003) The common-sense model of self-regulation of health and illness. In L. D. Cameron & H. Leventhal (Eds.). The self-Regulation of Health and Illness Behavior (pp. 42—65). New York: Routledge. Morisky, D. E., Green, L. W., & Levine, D. M. (1986). Concurrent and predictive validity of a self-reported measure of medication adherence. Medical Care, 24(1), 67-74. doi: 10.1097/00005650-198601000-00007 Moss-Morris, R., Weinman, J., Petrie, K., Horne, R., Cameron, L. & Buick, D. (2002) The revised illness perception questionnaire (IPQ-R). Psychology & Health, 17, 1-16. doi: 10.1080/08870440290001494 Oliveira, J., Sousa, H., Bartolo, A., Figueiredo, D., & Ribeiro, O. (2022). Illness perception and treatment adherence in haemodialysis: a systematic review. Psychology, Health & Medicine, 1-15. doi: 10.1080/13548506.2022.2099559 Osterberg, L., & Blaschke, T. (2005). Adherence to medication. The New England Journal of

Medicine, 555(5), 487-497. doi: 10.1056/NEJMra050100 Rasskazova, E. I. (2014). Ponyatie samoregulyatsii v psikhologii zdorov'ya: novyy podkhod ili oblast' primeneniya? [The concept of self-regulation in health psychology: A new approach or area of application?]. Teoreticheskaya i eksperimental'naya psikhologiya, 7(1), 43-56.

Rasskazova, E. I. (2016). Russkoyazychnaya versiya oprosnika vospriyatiya bolezni R. Moss-Morris i dr.: aprobatsiya na vyborke bol'nykh s nepsikhoticheskimi depressiyami [Russian-language version of the illness perception questionnaire R. Moss-Morris et al.: testing on a sample of patients with non-psychotic depression]. Vestnik Moskovskogo universiteta. Ser. 14. Psikhologiya, 1. doi: 10.11621/vsp.2016. 01.123 Rasskazova, E. I., Machulina, A. I., Kovrov, G. V., & Palatov, S.Yu. (2014). Kognitivnaya sostavlyayushchaya reprezentatsii lecheniya i kachestvo zhizni pri somaticheskikh zabo-levaniyakh [Cognitive component of treatment representation and quality of life in somatic diseases]. Psikhicheskoe zdorov'e, 1, 43-51. Rasskazova, E. I., & Tkhostov, A. Sh. (2016) Aprobatsiya metodik diagnostiki lokusa kontrolya prichin bolezni i lecheniya i samoeffektivnosti v otnoshenii lecheniya [Approbation of methods for diagnosing the locus of control of the causes of illness and treatment and self-efficacy in relation to treatment]. Vestnik YuUrGU. Ser. Psikhologiya, 9(1), 71-83. doi: 10.14529/psy160108 Rasskazova, E. I., & Tkhostov, A. Sh. (2022) Krizis doveriya i prinyatie resheniy v situatsii pandemii: rol' sotsial'nogo konteksta pri vybore zashchitnykh deystviy [) Crisis of trust and decision-making in a pandemic situation: the role of social context in the choice of protective actions]. Voprosypsikhologii, 67(6), 1-14. Pellowski, J. A., Price, D. M., Allen, A. M., Eaton, L. A., & Kalichman, S. C. (2017). The differences between medical trust and mistrust and their respective influences on medication beliefs and ART adherence among African-Americans living with HIV. Psychology & Health, 32(9), 1127-1139. doi: 10.1080/08870446.2017.1324969 Rotter, J. B. (1966). Generalized expectancies for internal versus external control of reinforcement. Psychol. Monogr. Gen. Appl, 80, 1-28. doi: 10.1037/h0092976 Ruksakulpiwat, S., Liu, Z., Yue, S., & Fan, Y. (2020). The Association Among Medication Beliefs, Perception of Illness and Medication Adherence in Ischemic Stroke Patients:

A Cross-Sectional Study in China. Patient Preference and Adherence, 14, 235-247. doi: 10.2147/PPA.S235107

Ruszkiewicz, K., Jagielski, P., & Traczyk, I. (2020). Glycemic control and awareness among diabetic patients of nutrition recommendations in diabetes. Roczniki Panstwowego Zakladu Higieny, 71(2), 191-196. doi: 10.32394/rpzh.2020.0116 Shiyanbola, O. O., Unni, E., Huang, Y. M., & Lanier, C. (2018). The association of health literacy with illness perceptions, medication beliefs, and medication adherence among individuals with type 2 diabetes. Research in Social & Administrative Pharmacy: RSAP, 14(9), 824-830. doi: 10.1016/j.sapharm.2017.12.005 Svarstad, B. L., Chewning, B. A., Sleath, B. L., & Claesson, C. (1999). The Brief Medication Questionnaire: a tool for screening patient adherence and barriers to adherence. Patient Education and Counseling, 37(2), 113-124. doi: 10.1016/s0738-3991(98)00107-4 Yildirim, D., & Baykal, D. (2020). Evaluation of treatment adherence and illness perception in cardiology patients. Nigerian Journal of Clinical Practice, 23(9), 1305-1311. doi: 10.4103/njcp.njcp_666_19 Yuksel, M., & Bektas, H. (2021). Compliance with treatment and fear of hypoglycaemia in patients with type 2 diabetes. Journal of Clinical Nursing, 30(11-12), 1773-1786. doi: 10.1111/jocn.15736

Zhao, M., Zhao, J., Chen, J., Li, M., Zhang, L., Luo, X., Zhang, Y., Xiong, C., Guo, Z., & Yan, J. (2022). The relationship between medication adherence and illness perception in breast cancer patients with adjuvant endocrine therapy: beliefs about medicines as mediators. Supportive Care In Cancer, 30(12), 10009-10017. doi: 10.1007/s00520-022-07411-w

Received 06.07.2023; Accepted 19.08.2023

Liubov V. Esina - Postgraduate Student, Department of Neuro- and Pathopsychology, Faculty of Psychology, Lomonosov Moscow State University; Assistant, Department of Pedagogy and Medical Psychology, Institute of Psychological and Social Work, I.M. Sechenov First MSMU MOH Russia (Sechenovskiy University). E-mail: esina.lv@mail.ru

Elena I. Rasskazova - Associate Professor, Department of Neuro- and Pathopsychology, Faculty of Psychology, Lomonosov Moscow State University. Cand. Sc. (Psychol.), Associate Professor.

E-mail: e.i.rasskazova@gmail.com

Marina F. Kalashnikova - Professor, Department of Endocrinology, Institute of Clinical Medicine named after N.V. Sklifosovsky, I.M. Sechenov First MSMU MOH Russia (Sechenovskiy University), D. Sc. (Med.). E-mail: marina_kalash@mail.ru

Alexander Sh. Tkhostov - Head of the Department of Neuro- and Pathopsychology, Faculty

of Psychology, Lomonosov Moscow State University, D. Sc. (Psychol.), Professor.

E-mail: tkhostov@gmail.com

Angelina V. Shatilo - Independent Researcher.

E-mail: angelina.s97@mail.ru

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.