Научная статья на тему 'ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ТЕРРОРИЗМУ В СТРАНАХ ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЫ: ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ'

ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ТЕРРОРИЗМУ В СТРАНАХ ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЫ: ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

CC BY
17
3
Поделиться
Ключевые слова
ПРАВА ЧЕЛОВЕКА / ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ / ТЕРРОРИЗМ / СТРАНЫ ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЫ

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Романовский Георгий Борисович

Систематизированы факторы, влияющие на развитие законодательства стран Западной Европы в сфере противодействия терроризму. Уделено особое внимание правовым актам, принятым в ФРГ, Франции, Великобритании. Показана зависимость развития данного законодательства от произошедших в странах масштабных террористических актов.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Романовский Георгий Борисович,

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ТЕРРОРИЗМУ В СТРАНАХ ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЫ: ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ»

УДК 343.326

Г. Б. Романовский

ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ТЕРРОРИЗМУ В СТРАНАХ

__V __________Л

ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЫ: ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ1

Аннотация. Систематизированы факторы, влияющие на развитие законодательства стран Западной Европы в сфере противодействия терроризму. Уделено особое внимание правовым актам, принятым в ФРГ, Франции, Великобритании. Показана зависимость развития данного законодательства от произошедших в странах масштабных террористических актов.

Ключевые слова: права человека, противодействие, терроризм, страны Западной Европы.

Терроризм является одной из самых опасных угроз XXI в. Это подтверждается не только количеством терактов, уносящих жизни сотен людей, но и распространением самой идеологии насилия. Несмотря на усилия мирового сообщества, терроризм имеет весьма значительное число сторонников. Показательна история с Исламским государством (запрещенным на территории нашего государства). Как только возникла сама идея преступного халифата, сторонники стали стекаться на контролируемые им территории со всего мира. Появились такие явления, как секс-джихад, джихад-туризм, стали распространяться новые виды терроризма, например, кибертерроризм. На фронтах противостояния с Вооруженными силами Сирии и Ирака действовали наемники не только из «бедных» стран, что оправдывало бы социальную подоплеку противостояния, но и выходцы из стран Западной Европы. При этом в последнем случае молодые люди зачастую были далеко не из бедных семей. При этом они сознательно шли на определенные материальные лишения, отказываясь от социальных благ тихой «западной жизни».

В странах Западной Европы долгое время относились к проблеме терроризма как к разновидности уголовно-правового деяния, где любые формы противодействия находятся лишь в плоскости уголовного преследования за совершенное преступление. Примером может служить Закон Франции № 86-1020 от 09.09.1986 «О борьбе с терроризмом» [1], название которого лишь путает исследователя. Так, российская модель противодействия мировому злу исходит из создания специального правового режима, устанавливаемого Федеральным законом № 35-ФЗ от 06.03.2006 «О противодействии терроризму». Обращение к российскому правовому акту показывает, что он в едином документе систематизирует правовые основы деятельности различных органов государственной власти (включая спецслужбы) в целях противодействия терроризму. Определены действия Вооруженных сил России при захвате террористами воздушного (или морского) судна и его направлении на значимые социальные объекты, установлен режим контртеррористической операции, выделены социальные льготы лиц, участвующих в борьбе с терроризмом. Французский же закон не использует подобный механизм; Закон от 09.09.1986 - документ, вносящий изменения в уже существующие нормативные акты: Уголовный кодекс, Уголовно-процессуальный кодекс, Закон об оперативно-розыскной деятельности и др. Иными словами, знакомство с самим Законом от 09.09.1986 затруднит исследователя, поскольку придется обращаться каждый раз к тексту законов, в которые внесены изменения. Необходимо обратить внимание, что подобное отношение к проблеме терроризма по настоящее время сохранено в ряде стран. Так,

1 Публикация подготовлена в рамках поддержанного РФФИ научного проекта № 17-03-00071-ОГН.

Вестник Пензенского государственного университета № 2 (22), 2018

в Уголовном кодексе Испании присутствует гл. 7 «Организация террористических групп и преступлений» [2]. Испанская доктрина исходит из того, что подобного отношения со стороны законодателя вполне достаточно [3]. Любые иные полицейские меры должны вписываться в общий правовой режим деятельности того или иного правоохранительного органа. Германский закон о противодействии терроризму, принятый в 1986 г. (как и во Франции), также вносил лишь изменения в действующие правила, представляя понятие «терроризм» как уголовное преступление.

На принятие специальных нормативных уложений в сфере противодействия терроризму огромное влияние оказывает активность террористических организаций. Последовательность такова: принятию закона предшествует совершение громких преступлений, унесших, как правило, значительное число человеческих жизней. Достаточно вспомнить историю принятия Патриотического акта в США. Ему предшествовало нападение 11 сентября 2001 г. на башни-близнецы - здание Всемирного торгового центра. Практически на следующий день было объявлено о необходимости усиления борьбы с международным терроризмом, а 24 октября Патриотический акт был утвержден Палатой представителей Конгресса США, 26 октября - подписан Президентом США Джорджем Бушем-младшим. За месяц был разработан многостраничный документ, вносящий изменения в значительное число законодательных распоряжений [4]. Такая скорость разработки и принятия закона породила много конспирологических теорий, вплоть до санкционирования теракта со стороны администрации Джорджа Буша.

Во Франции произошла примерно такая же ситуация, только в 2015 г. Напомним, 13 ноября 2015 г. была совершена серия терактов (возле кафе и стадиона Стад-де-Франс), в результате которых погибло около 100 человек. Практически сразу в стране было объявлено чрезвычайное положение, что обусловило обвинения официальных властей в поиске причин для установления тотального контроля в отношении гражданского общества и введение дополнительных ограничений гражданских прав человека. Также за короткое время были приняты Закон № 2016-339 от 22.03.2016 «О противодействии и борьбе с невоспитанностью, против преступлений в сфере общественной безопасности и общественного транспорта» [1] и Закон № 2016-731 от 03.06.2016 «Об усилении борьбы с организованной преступностью, терроризмом и их финансированием, а также о повышении эффективности и гарантий уголовного судопроизводства» [1]. Основное предназначение указанных правил заключалось во введении особого режима в отношении граждан, подозреваемых в связях с террористическими организациями. Помимо появления разведывательных полномочий у французских спецслужб, органы внутренних дел получили право изолировать граждан, подозреваемых в контактах с экстремистскими организациями. Принятие законов также вызвало определенную критику со стороны правозащитных организаций. Практика показала, что масштабных терактов за последние два года во Франции не происходило, но террористическая угроза не снизилась. Террористы-одиночки действуют по настоящее время.

В странах Западной Европы консолидация усилий по противодействию террористическим угрозам также оказывает серьезное влияние на законотворческую практику. Так, 11 сентября 2001 г. привело к масштабным реформам не только в США, но и у их союзников. Более того, принятие новых антитеррористических правил в 2001-2002 гг. оценивалось Соединенными Штатами как одобрение американской политики. Обратная ситуация подвергалась остракизму. Например, Франция (в это время Президентом был Ж. Ширак), которая не поддержала позицию США по Ираку и не стала вносить изменения в собственное уголовное законодательство, была объявлена чуть ли не поборником «оси Зла». Дошло до того, что из названий блюд, подаваемых в Конгрессе США, было исключено слово «французский». Джордж Буш публично высказывал неодобрение политикой Франции, пригрозив применением политических санкций.

Ключевые страны НАТО - Великобритания и ФРГ - вслед за США внесли коррективы в свои правовые системы. В начале 2002 г. в ФРГ был утвержден Закон о борьбе с международным терроризмом [5]. Данный документ продолжил традицию, не систематизировав основы противодействия терроризму, а внеся изменения и дополнения в ранее принятые документы - такие, как Закон о защите федеральной конституции [6], Закон о военной контрразведывательной службе, Закон об условиях и методах проверки безопасности Федерации и защите секретной информации и др.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В Великобритании наблюдалась еще более интересная ситуация. Объемный документ - Акт о терроризме [7] - был принят в 2000 г., т.е. накануне террористической атаки 11 сентября 2001 г. Казалось бы, он и так вобрал в себя все возможные пожелания правоохранительных органов, отразив те полномочия, которые могли бы противодействовать всем современным формам терроризма. Несмотря на это и там в декабре 2001 г. в спешном порядке принимается Акт о борьбе с терроризмом, преступности и безопасности [8]. Многие считали, что он являлся символом поддержки главного союзника, поскольку не вносил принципиальных изменений в уже созданную правовую базу. Если же углубляться в правовую систему Великобритании, то наибольшие дискуссии в британском обществе вызывает Акт о мерах по предупреждению и расследованию терроризма, принятый в 2011 г. [9] и расширивший административный контроль за лицами, подозреваемыми в участии в террористической деятельности. Основная претензия со стороны правозащитников заключается во введении в правоприменительный оборот сомнительного термина - «лицо, в отношении которого есть обоснованные подозрения в его причастности к террористической деятельности или участии в террористической организации». Иными словами, под действие данного закона подпадали лица, лишь подозреваемые в участии в противоправной деятельности. Основаниями для подозрений могли стать частые поездки в страны, в которых активизировались террористические организации, посещение религиозных мероприятий и культовых мест, на которых могут распространяться материалы с неоднозначным содержанием, подозрительные финансовые операции. Перечень ограничительных мер весьма основателен: от взятия проб ДНК и дактилоскопирования до введения ограничений на свободу общения, перемещения, учебу и работу.

Французский закон от 03.06.2016, упомянутый ранее, во многом использовал британский опыт и ввел подобные ограничительные меры. Так, разрешено осуществлять особый контроль за любыми финансовыми операциями на территориях, находящихся в зоне террористической опасности, либо теми лицами, в отношении которых есть подозрения об участии в террористической деятельности. Полицейские службы получили право досмотра транспортных средств - как в присутствии владельца, так и в его отсутствие. Однако наиболее жесткой критике подверглись полномочия задержания лица вне судебного решения на срок не более 4 ч (даже если при нем есть документы, и нет сомнений в установленной личности), если есть серьезные основания полагать, что его деятельность связана с террористической. Аналогичные полномочия даны государственным органам в отношении граждан, пересекающих границу Франции. Был введен административный контроль (решение принимается министром внутренних дел с уведомлением прокурора, но без судебной санкции) в отношении тех граждан, которые покинули страну в целях участия в театре террористических действий, а потом вернулись (при этом достаточно серьезных подозрений). Срок административного контроля - один месяц. Вводимые меры схожи с домашним арестом. Министр может определить место жительства в целях восстановления нормальной семейной жизни и устройства на работу. Допускается введение обязанности находиться дома в течение восьми часов в сутки. Закрепляется обязанность отмечаться в органах полиции не менее трех раз в неделю, в том числе в праздники и выходные. Ограничения могут быть сняты, если гражданин согла-

Вестник Пензенского государственного университета № 2 (il), 1018

шается участвовать в программе восстановления гражданских ценностей. Нарушение административных мер влечет наказание до 3 лет лишения свободы и штраф в 45 тыс. евро.

Подведем итоги. Законодательство стран Западной Европы в сфере противодействия терроризму имеет некоторые общие черты, а также общие тенденции развития. Сформулируем их в общем виде:

1. Терроризм в странах Западной Европы рассматривается в узком аспекте, не выходящим за рамки уголовно-правовой политики, где главная задача законодателя -криминализировать данное деяние и установить максимальные сроки наказания. Несмотря на понимание опасности со стороны современного терроризма, данный преобладающий подход имеет большое число сторонников. Российский опыт противодействия терроризму строится на понимании, что терроризм оценивается не только как противоправная деятельность, заключающаяся в совершении терактов (и смежных преступлений), но и как идеология насилия, нуждающаяся в дополнительных мерах противодействия.

2. Зависимость развития законодательства в сфере противодействия терроризму от внешних факторов - таких, как совершение масштабных терактов в собственной стране или мире. Присутствует также общее давление со стороны основного участника Североатлантического альянса - Соединенных Штатов Америки, оценивающих корректуру указанного законодательства в русле общего понимания террористических угроз, формируемого ими самими.

3. Введение жестких мер административного контроля связано с усилением роли правоохранительных органов в жизни современного государства. Происходит их разрастание, выделяются значительные бюджетные средства на их содержание, принимаются акты, направленные на придание им дополнительных полномочий. При этом полномочия охватывают любые проявления общественной жизни. Террористическая угроза представлена лишь как повод изменения базовых основ деятельности правоохранительной службы государства. Все это подвергается критике со стороны институтов гражданского общества и правозащитных организаций. В ряде случаев критика имеет некоторый успех и приводит к изменениям спорных документов. Однако подобные изменения, как правило, лишь ретушируют общую концепцию установления тотального контроля за всеми гражданами страны.

Библиографический список

1. Legifrance - Le service public de l'accès au droit. - URL: https://www.legifrance.gouv.fr

2. Código Penal (Ley Orgánica № ЮД995, de 23 de noviembre, modificada por la Ley Orgánica № 4/20l5 de 27 de abril). - URL: http://www.wipo.int/wipolex/en/text.jsp?file_id=379477

3. Романовская, О. В. Противодействие терроризму в России и Испании: сравнительная характеристика / О. В. Романовская // Наука. Общество. Государство. - 20l7. - Т. 5, № 4.

4. Романовская, О. В. Акт о патриотизме: ограничения права на неприкосновенность частной жизни в США в целях противодействия терроризму / О. В. Романовская // Наука. Общество. Государство. - 20l7. - Т. 5, № 2.

5. Gesetz zur Bekämpfung des internationalen Terrorismus (TerrorBekämpfG). - URL: http:// www.bmi.bund.de

6. Bundesverfassungschutzgesetz (BVerfSchG). - URL: http://www.gesetze-im-internet.de

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

7. Terrorism Act 2000. - URL: http://www.legislation.gov.uk/ukpga/2000/ll/schedule/7

S. Anti-terrorism, Crime and Security Act 200l. - URL: http://www.legislation.gov.uk

9. Terrorism Prevention and Investigation Measures Act 20ll. - URL: http://www.legislation.

gov.uk

Романовский Георгий Борисович, доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой «Уголовное право», Пензенский государственный университет. E-mail: vlad93@sura.ru

УДК 343.326 Романовский, Г. Б.

Правовые основы противодействия терроризму в странах Западной Европы: проблемы теории и практики / Г. Б. Романовский // Вестник Пензенского государственного университета. - 2018. - № 2 (22). -С. 50-54.