Научная статья на тему 'Правовые детерминанты распространения преступных посягательств несовершеннолетних на половую неприкосновенность и половую свободу личности'

Правовые детерминанты распространения преступных посягательств несовершеннолетних на половую неприкосновенность и половую свободу личности Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

CC BY
291
47
Поделиться
Ключевые слова
НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИЕ / ПРЕСТУПНОСТЬ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ / ПОЛОВАЯ НЕПРИКОСНОВЕННОСТЬ / ПОЛОВАЯ СВОБОДА / ПОЛОВАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ / ВОЗРАСТ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ / ВМЕНЯЕМОСТЬ / НЕВМЕНЯЕМОСТЬ / MINORS / JUVENILE DELINQUENCY / SEXUAL INVIOLABILITY / SEXUAL FREEDOM / SEX CRIME / AGE OF CRIMINAL LIABILITY / SANITY / INSANITY

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Смирнов А.М.

Актуализируется проблема привлечения несовершеннолетних к уголовной ответственности за посягательства на половую неприкосновенность и половую свободу личности в связи с наличием для этого правовых возможностей: достижением определенного возраста и вменяемости. Установление у несовершеннолетнего насильника так называемого социального инфантилизма как обстоятельства, указывающего на его отставание в психическом развитии, исключает постановку вопроса о привлечении его к уголовной ответственности в силу «возрастной невменяемости». Осведомленность современных несовершеннолетних о своей полной уголовно-правовой безнаказанности в возрасте до четырнадцати лет и частичной до шестнадцати, а также достаточное количество возможностей для доказывания их «возрастной невменяемости» способствуют совершению ими различных преступлений, в том числе сексуально-насильственной направленности. В связи с этим предлагается усовершенствовать уголовное законодательство Российской Федерации.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Смирнов А.М.,

Legal determinants of the spread of criminal encroachments on the sexual inviolability and sexual freedom of the person committed by minors

The problem of bringing minors to criminal liability for offences against the sexual inviolability and sexual freedom of the individual is being actualized due to the availability of legal opportunities for this: by reaching a certain age and sanity. Establishing the so-called social immaturity in a juvenile rapist as a circumstance indicating his mental retardation excludes the statement of a question of bringing him to criminal liability due to “age of insanity”. Awareness of modern juveniles about their complete criminal and legal impunity at the age up to fourteen years and partial up to sixteen, as well as sufficient number of possibilities for proving their “age of insanity” contributes to the commission of various crimes by them, including crimes of a sexually violent nature. In this regard, it is proposed to improve the criminal legislation of the Russian Federation.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Правовые детерминанты распространения преступных посягательств несовершеннолетних на половую неприкосновенность и половую свободу личности»

СМИРНОВ А.М., кандидат юридических наук, доцент,

vipnauka@list.ru Центр исследования проблем обеспечения безопасности в учреждениях уголовно-исполнительной системы; Научно-исследовательский институт Федеральной службы исполнения наказаний, 125130, г. Москва, ул. Нарвская, 1/1 а

SMIRNOV A.M., Candidate of Legal Sciences, associate professor, vipnauka@list.ru

Center for the research of the problems of ensuring security in the institutions of the penitentiary system; Research Institute of the Federal Penitentiary Service, Narvskaya St. 1/1 a, Moscow, 125130, Russian Federation

ПРАВОВЫЕ ДЕТЕРМИНАНТЫ РАСПРОСТРАНЕНИЯ ПРЕСТУПНЫХ ПОСЯГАТЕЛЬСТВ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ НА ПОЛОВУЮ НЕПРИКОСНОВЕННОСТЬ И ПОЛОВУЮ СВОБОДУ ЛИЧНОСТИ

Аннотация. Актуализируется проблема привлечения несовершеннолетних к уголовной ответственности за посягательства на половую неприкосновенность и половую свободу личности в связи с наличием для этого правовых возможностей: достижением определенного возраста и вменяемости. Установление у несовершеннолетнего насильника так называемого социального инфантилизма как обстоятельства, указывающего на его отставание в психическом развитии, исключает постановку вопроса о привлечении его к уголовной ответственности в силу «возрастной невменяемости». Осведомленность современных несовершеннолетних о своей полной уголовно-правовой безнаказанности в возрасте до четырнадцати лет и частичной — до шестнадцати, а также достаточное количество возможностей для доказывания их «возрастной невменяемости» способствуют совершению ими различных преступлений, в том числе сексуально-насильственной направленности. В связи с этим предлагается усовершенствовать уголовное законодательство Российской Федерации.

Ключевые слова: несовершеннолетние, преступность несовершеннолетних, половая неприкосновенность, половая свобода, половая преступность, возраст уголовной ответственности, вменяемость, невменяемость.

LEGAL DETERMINANTS OF THE SPREAD OF CRIMINAL ENCROACHMENTS ON THE SEXUAL INVIOLABILITY AND SEXUAL FREEDOM OF THE PERSON COMMITTED BY MINORS

Annotation. The problem of bringing minors to criminal liability for offences against the sexual inviolability and sexual freedom of the individual is being actualized due to the availability of legal opportunities for this: by reaching a certain age and sanity. Establishing the so-called social immaturity in a juvenile rapist as a circumstance indicating his mental retardation excludes the statement of a question of bringing him to criminal liability due to "age of insanity". Awareness of modern juveniles about their complete criminal and legal impunity at the age up to fourteen years and partial - up to sixteen, as well as sufficient number of possibilities for proving their "age of insanity" contributes to the commission of various crimes by them, including crimes of a sexually violent nature. In this regard, it is proposed to improve the criminal legislation of the Russian Federation.

Keywords: minors; juvenile delinquency; sexual inviolability; sexual freedom; sex crime; age of criminal liability; sanity; insanity.

Анализ преступности несовершеннолетних, характерной для современной России, позволяет сделать вывод о том, что в ее структуре имеют место посягательства на половую неприкосновенность и половую свободу личности, которые зачастую в научной литературе именуются «половая преступность» или «половые преступления».

Несмотря на то, что доля лиц, совершивших половые преступления в несовер-

шеннолетнем возрасте, в общей структуре преступности несовершеннолетних незначительна (около 2,5 %), а в масштабах всей российской преступности чрезвычайно мала (около 0,06 %)*, сомнений в серьезности проблемы не возникает.

* Судебный департамент при Верховном Суде России: официальный сайт. URL: http:// www.cdep.ru (дата обращения: 15 марта 2017 г.).

Исследование факторов, обусловливающих совершение несовершеннолетними посягательств на половую неприкосновенность и половую свободу личности, проведенное нами в 2013-2015 гг., которое заключалось в опросе несовершеннолетних, отбывавших наказание в виде лишения свободы в воспитательных колониях за совершение данных посягательств, а также в изучении их личных дел, показало, что половая преступность несовершеннолетних имеет достаточно большой спектр детерминантов. К наиболее существенным из них относится характер уголовно-правового реагирования на рассматриваемый вид посягательств и гуманизм законодателя по отношению к лицам, не достигшим восемнадцатилетнего возраста.

Одним из условий привлечения лица к уголовной ответственности является достижение соответствующего возраста (ст. 19 УК РФ). В случае посягательств на половую неприкосновенность и половую свободу личности - это четырнадцать лет, так как практика показывает, что несовершеннолетние привлекаются к уголовной ответственности только за совершение изнасилований (ст. 131 УК РФ) и насильственных действий сексуального характера (ст. 132 УК РФ), субъектом которых может быть физическое лицо, достигшее указанного возраста. За половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста (ст. 134 УК РФ), и развратные действия (ст. 135 УК РФ) лицо может быть привлечено к уголовной ответственности только в совершеннолетнем возрасте, а практика инкриминирования рассматриваемой категории лиц понуждения к действиям сексуального характера (ст. 133 УК РФ) отсутствует.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Ученые-криминологи обращают внимание на то обстоятельство, что в России практически половина несовершеннолетних правонарушителей не привлекается к уголовной ответственности по причине недостижения возраста уголовной ответственности, в том числе за совершение половых преступлений [1, с. 770]. Так, согласно данным конкретного социологического исследования несовершеннолетних осужденных, проведенного В.И. Игнатенко, в возрасте 11-12 лет принимали участие в насильственных действиях 18,4 % подрост-

ков, в возрасте 13-14 лет - 34 %. Нередко подростки в возрасте 13-14 лет участвовали в изнасиловании [2, с. 57]. Согласно результатам нашего исследования среди несовершеннолетних, попавших в «поле зрения» органов правосудия за совершение половых преступлений (п=53), 28,6 % ранее совершали подобные деяния, но не привлекались к уголовной ответственности в силу недостижения установленного уголовным законом возраста.

Эта «нормативная индульгенция» на фоне отрицания общепринятых норм морали и нравственности определенной частью современного подрастающего поколения России приводит к распространению в его среде различных сексуальных злоупотреблений и раннему началу половой жизни.

Для признания лица субъектом преступления по российскому уголовному закону недостаточно достижения им соответствующего возраста. Необходимо также, чтобы оно было вменяемым (ст. 19 УК РФ).

Анализ юридической практики показывает, что установление в ходе судеб-но-следственных действий того обстоятельства, что несовершеннолетний в ходе совершения им полового преступления не мог осознавать характер и общественную опасность своих действий, либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики (ч. 1 ст. 21 УК РФ), исключает вероятность привлечения его к уголовной ответственности и назначения соответствующего наказания. В этом случае суд может направить его только на принудительное лечение в психиатрический стационар общего типа.

Еще одной «законодательной лазейкой» для безнаказанного совершения несовершеннолетними рассматриваемых преступлений является установление в ходе психолого-психиатрической экспертизы у подозреваемого во время совершения им преступления отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, которое не позволяло ему в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими (ч. 3 ст. 20 УК РФ). Речь в данном случае идет о так называ-

емом психологическом возрасте («возрастной вменяемости» или «возрастной невменяемости») виновного, установление которого влияет на его привлечение к уголовной ответственности.

Под психологическим возрастом в юридической литературе понимаются различные возрастные периоды психического развития, которые по своим показателям могут соответствовать либо не соответствовать хронологическому возрасту выделяемых в науке возрастных групп [3].

Необходимость установления данного возраста возникает в тех случаях, когда психическое развитие несовершеннолетнего, совершившего уголовно-противоправное деяние, существенно отклоняется от возрастных закономерностей и вызывает психическое (умственное и личностное) отставание. Однако, по справедливому мнению Г.В. Назаренко, использование в современной уголовно-правовой доктрине и практике судебно-следственных действий устаревших и неточных понятий неизбежно ведет к смешению различных по своей правовой природе юридических норм о невменяемости психически больных лиц и психической незрелости, что способствует непривлечению к уголовной ответственности психически здоровых несовершеннолетних [4, с. 116]. В частности, О.Д. Сит-ковская и М.М. Коченов считают, что в случае отставания в возрастном развитии у несовершеннолетних можно «в принципе констатировать возрастную невменяемость или, точнее, ограниченную вменяемость» [5, с. 82].

Для установления уголовно-релевантных психических состояний, исключающих уголовную ответственность лиц, не достигших совершеннолетнего возраста, законодатель использует два критерия: психофизиологический, который отдельные авторы, несмотря на отсутствие психического расстройства, именуют медицинским [6, с. 21], и юридический. В силу этого Г.В. Назаренко правильно указывает, что при однотипном подходе законодателя к разным психическим состояниям индивида возникает юридическое противоречие: здоровые в психическом отношении несовершеннолетние вследствие отставания в психическом развитии не подлежат уголовной ответственности (ч. 3 ст. 20 УК РФ). В то же время лица данной возрастной

категории с психическим расстройством в рамках вменяемости подлежат у голов -ной ответственности и, как следствие, к ним могут быть применены принудительные меры медицинского характера (ст. 22 УК РФ) [4, с. 118].

Анализ правоприменительной практики позволяет сделать вывод о том, что юристы, как правило, отождествляют отставание в психическом развитии с умственной отсталостью [7, с. 38], педагогической запущенностью [8, с. 83] или с социальным инфантилизмом [9, с. 188], что является неверным, поскольку первая категория имеет психологическую основу, вторая - медицинскую, третья - педагогическую, а четвертая - социальную, что уже само по себе не дает оснований для их идентификации.

Зачастую установление (выявление) указанных негативных характеристик несовершеннолетних, совершающих рассматриваемые преступления, происходит на основании личного усмотрения правоприменителей, без проведения должных экспертиз.

Так, например, такая весьма пространная категория, как «социальный инфантилизм», не имеет научного определения и четко выработанных критериев для своего установления. Поэтому он обнаруживается талантливыми адвокатами и защитниками практически у всех защищаемых ими несовершеннолетних преступников.

Как верно отмечают ученые, характеристика умственной отсталости несовершеннолетних посредством только интеллектуального критерия явно недостаточна. У таких подростков наблюдаются «нарушения эмоционально-волевой сферы с бесконтрольной реализацией своих потребностей, желаний, эмоциональная неустойчивость, склонность к аффективным реакциям» [10, с. 23]. Следовательно, эти проявления должны быть подтверждены объективной медицинской экспертизой, поскольку умственная отсталость - это патологический процесс, психическое расстройство, его нельзя отождествлять с отставанием в психическом развитии, которое может быть обусловлено психолого-педагогической запущенностью.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

К числу факторов, обусловливающих отставание в психическом развитии, пси-

хологи относят следующие обстоятельства: 1) социально-педагогическая запущенность, под которой понимают неправильные формы воспитания в семье и учебных заведениях [11, с. 133]; 2) сенсорные дефекты - слабое зрение, частичная глухота и другие физические недостатки, препятствующие нормальному темпу развития [12]; 3) длительные или тяжелые соматические заболевания в период появления качественных новообразований в психике ребенка [13]. Как видно, перечень данных факторов весьма широк, и по содержанию они обширны, что весьма облегчает установление у несовершеннолетних психического отставания в развитии, и в связи с этим постановку вопроса о непривлечении их к уголовной ответственности.

Наше исследование показало, что в качестве фактора, играющего существенную роль в отставании в психическом развития, выступают психические лишения, которые испытывает несовершеннолетний в результате недостаточного удовлетворения эмоциональных потребностей, в совокупности именуемые термином «де-привация». Г.Б. Назаренко в связи с этим отмечает, что в отечественной литературе термин «депривация» в некоторой степени отождествляют с такими понятиями, как «педагогическая запущенность», «педагогический дефицит», «социальная запущенность» и «психическая изоляция» [4, с. 123]. По сути, это правильно, поскольку депривация представляет собой полное или частичное лишение индивида возможности реализовывать свои социальные потребности и психофизиологические процессы. Это может оказать существенное деструктивное влияние на характер и поведение несовершеннолетних с недостаточно сформировавшимися психикой и смысложизненными ценностями, что зачастую и проявляется в отставании в психическом развитии, т.к. при этом подросток не всегда может осознавать негативный характер своих действий и их последствий.

Так, Б.Н. Алмазов приводит пример подобного отставания: подросток в возрасте 14 лет и 5 месяцев совершил покушение на изнасилование 12-летней девочки. Защита установила, что подросток не осознавал преступный характер своих действий и не понимал характер и степень

общественной опасности своего поступка в связи с примитивностью его интеллекта, обусловленной его социальной и информационной изоляцией от внешнего мира, созданной его матерью, с которой он проживал в сельской местности [14, с. 128].

Однако следует знать, что социальная запущенность и педагогический дефицит сами по себе не обусловливают депривационных последствий. В таких случаях развитие не задерживается, а идет в негативном для социума направлении, в примитивной среде с недостаточным воспитательным надзором, без пригодных для подражания примеров социально полезного поведения. Социальная запущенность не ведет к отставанию в психическом развитии, но зачастую безнадзорность и дефицит педагогического внимания сочетаются с сенсорной либо эмоциональной недостаточностью, и тогда они выступают в качестве факторов, обусловливающих формирование депривационных ситуаций. Как верно отмечают по этому поводу исследователи, аналогичная зависимость существует между госпитализмом и такими явлениями, как социальная запущенность и педагогический дефицит [4, с. 124].

Практика судебно-психологических экспертиз, опыт практической работы с подростками и наблюдения психологов показывают, что несовершеннолетние, которые демонстрируют криминальные формы поведения, имеют бедный внутренний мир, узкий кругозор, примитивные представления, неглубокие, ситуативные и быстро истощающиеся интересы, внушаемость, неспособность предвидеть отдаленную перспективу своих поступков, что сближает их с несовершеннолетними, имеющими отставание в психическом развитии. В зарубежных психологических литературных источниках указывается, что в силу внутреннего мировоззренческого вакуума девианты испытывают предрасположенность к «острым» ощущениям и легко, не задумываясь о последствиях, совершают деяния, выходящие за рамки своего возраста (например, ранняя половая жизнь) либо социально приемлемого поведения (алкоголизация, наркотизм, преступления) [15].

Исследования, проведенные Г.В. Назаренко, позволили ему установить у несовершеннолетних правонарушителей зна-

чительно искаженную систему ценностных ориентаций, для которой ненормативное поведение является нормальным. Психологические особенности несовершеннолетних преступников, их бездумность и некритичность к своему поведению нередко вызывают у сотрудников правоохранительных органов сомнение в их психической полноценности, хотя такие подростки психически здоровы и не отстают в психическом развитии от своих сверстников. Однако особенности их поведения обусловлены не отставанием в психическом развитии, а теми моральными дефектами, которые присущи их нравственному и правовому сознанию. Тем не менее такие подростки могут производить впечатление умственно отсталых. Вместе с тем в ряде случаев они симулируют отставание в психическом развитии либо дебильность для того, чтобы избежать уголовной ответственности.

В связи с изложенным юридическая формула ч. 3 ст. 20 УК РФ, указывающая на то, что если несовершеннолетний достиг возраста привлечения к уголовной ответственности, но в силу отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, во время совершения общественно опасного деяния не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих деяний либо руководить ими, он не подлежит уголовной ответственности. не поддерживается ни учеными, ни сотрудниками правоохранительных органов, поскольку обеспечивает практически полную безответственность несовершеннолетних. Следовательно, данное положение должно быть согласовано с уголовно-правовыми нормами, характеризующими степень и возможность осознанно-волевого поведения лиц, совершающих деяния, предус-

мотренные уголовным законом. При этом содержащиеся в ч. 3 ст. 20 УК РФ слова «в полной мере» делают невозможным четкое установление медицинского и интеллектуального критериев «возрастной невменяемости» и, как следствие, создают возможность не привлекать несовершеннолетних к уголовной ответственности.

Таким образом, грамотно построенная и реализованная адвокатская защита несовершеннолетнего обвиняемого практически всегда приводит суду достаточно аргументированные доказательства так называемого социального инфантилизма как обстоятельства наличия у несовершеннолетнего насильника отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, что свидетельствует о несоответствии его психологического возраста фактическому (физическому) и исключает постановку вопроса о привлечении к уголовной ответственности.

Осведомленность современных несовершеннолетних о своей полной уголовно-правовой безнаказанности в возрасте до четырнадцати лет и частичной - до шестнадцати, а также достаточное количество возможностей для доказывания их «возрастной невменяемости», освобождающей от уголовной ответственности, в условиях современного функционирования российского общества способствует совершению ими различных преступлений, в том числе сексуально-насильственной направленности.

В связи с этим нам представляется целесообразным исключить ч. 3 из ст. 20 УК РФ и все вопросы об осознании или неосознании субъектом общественно опасного деяния своих действий и возможности руководить ими, независимо от его возраста, решать в порядке ст. 21 УК РФ.

Список литературы

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1. Теоретические основы исследования и анализа латентной преступности: монография / под ред. С.М. Иншакова. М., 2011.

2. Игнатенко В.И. Антиобщественный образ жизни и рецидив преступлений несовершеннолетних: содержание, причины, предупреждение (криминологический и пенитенциарный аспекты): курс лекций. Псков, 2007.

3. Боровых Л.В. Проблема возраста в механизме уголовно-правовой ответственности: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 1993.

4. Назаренко Г.В. Невменяемость: Уголовно-релевантные психические состояния. СПб., 2002.

5. Ситковская О.Д., Конышева Л.П., Коченов М.М. Новые направления судебно-психологической экспертизы: справочное пособие. М., 2000.

6. Уголовная ответственность несовершеннолетних: науч.-практ. пособие / отв. ред. В.П. Кашепов. М., 1999.

7. Игнатов А.Н. Лица, подлежащие уголовной ответственности // Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Общая часть / под ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. М., 1996.

8. Кругликов Л.Л. Лица, подлежащие уголовной ответственности // Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Ростов н/Д, 1996.

9. Наумов А.В. Российское уголовное право: курс лекций. М., 1996.

10. Антонян Ю.М., Горинов В.В., Саблина Л.С. Преступники с умственной отсталостью: учеб. пособие. М.,

1992.

11. Сафуанов Ф.С. Судебно-психологическая экспертиза в уголовном процессе: науч.-практ. пособие. М., 1998.

12. Кудрявцев И.А., Дозорцева Е.С. Психологический возраст: методические проблемы судебно-экспертной практики // Психологический журнал. 1998. N 6. С. 103-115.

13. Печерникова Т.П., Гульдан В.В. Актуальные вопросы психолого-психиатрической экспертизы // Психологический журнал. 1985. N 1. С. 96-104.

14. Алмазов Б.Н. Правовая психопатология. М., 2009.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

15. Amdrose A(ed). Stimulation in Early Infansy. London; New Work. 1969.