Научная статья на тему 'Правосубъектность спортивных организаций'

Правосубъектность спортивных организаций Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
133
56
Поделиться
Область наук
Ключевые слова
ЮРИДИЧЕСКИЕ ЛИЦА / ОБЩЕСТВА / СПОРТ / СПОРТИВНЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ / ПРАВОСУБЪЕКТНОСТЬ СПОРТИВНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ / LEGAL ENTITY / SOCIETY / SPORT / SPORT ORGANIZATION / LEGAL PERSONALITY OF SPORTS ORGANISATION

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Беляев А. А.

Статья посвящена определению правосубъектности спортивных организаций как участников гражданских правоотношений. Правосубъектность определяется как состоящая из трех компонентов: право-, дееи деликтоспособности. Правоспособность зависит от формы существования спортивной организации и может быть универсальной, специальной и смешанной. Дееспособность реализуется спортивной организацией посредством создаваемых органов.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Беляев А. А.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

LEGAL PERSONALITY OF SPORT ORGANIZATION

Article is devoted to definition legal personality of the sports organisations as participants of civil legal relationships. Legal personality it is defined as consisting of three components: the legal capacity and delict capacity. Legal capacity depends on the form of existence of the sports organisation and can be: universal, special and mixed. It is defined that capacity is realised by the sports organisation by means of created bodies.

Текст научной работы на тему «Правосубъектность спортивных организаций»

УДК 347.122:061.237](477)

А.А. Беляев,

ассистент

Национальный университет «Юридическая академия Украины имени Ярослава Мудрого», г. Харьков

ПРАВОСУБЪЕКТНОСТЬ СПОРТИВНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ

Участие любого лица в гражданских правоотношениях возможно только с момента признания его субъектом права, каковым оно может стать лишь при наличии у него правосубъектности. Субъектами гражданских правоотношений являются физические и юридические лица. В отличие от лица физического, элементами правосубъектности которого являются гражданская правоспособность и дееспособность, приобретаемые вследствие юридического факта - рождения и изменяющиеся в процессе жизни, юридическое проходит стадию не рождения, а возникновения (создания), в процессе чего и приобретает свою правосубъектность, становясь субъектом права. «Исследование проблем правосубъектности является крайне важным, так как именно это понятие является обобщающим выражением возможностей субъекта права, а следовательно, позволяет уяснить механизм участия юридического лица в гражданском обороте» [3, с. 33].

Понимание правовой природы правосубъектности признаётся одной из самых сложных проблем в юридической науке. Разнообразное толкование лишает данное понятие ограничений, определённости содержания [7, с. 18].

В юридической литературе в различные периоды исследования были высказаны довольно неоднородные концепции относительно содержания категории «правосубъектность», суть которых можно объединить следующим:

1) отождествление правосубъектности с правоспособностью и определение её как способность иметь права и обязанности [См.: 5, с. 6; 13, с. 84, 85; 21, с. 9 - 11];

2) введение в понятие «правосубъектность» наряду с правоспособностью и дееспособностью правового статуса [См.: 2, с. 196; 16, с. 87; 20, с. 123];

3) рассмотрение правосубъектности как целостного явления, состоящего из правоспособности и дееспособности и характеризующегося как способность иметь права и обязанности и осуществлять их [См.: 17, с. 172; 19, с. 185].

Выражая свою точку зрения относительно приведенных выше позиций цивилистов, отметим, что считаем целесообразным придерживаться тех, которые основаны на самостоятельности такого правового понятия, как правосубъектность. Как представляется, невозможно отождествлять категории «правосубъектность» и «правоспособность» в силу различного их объёма, ибо объём последней значительно уже. Правоспособность - это, прежде всего способность иметь права и обязанности и, если уравнивать оба понятия, то последняя уже является способностью быть субъектом правоотношений. При этом сразу возникает вопрос о дееспособности, так как субъекту права кроме способности иметь права и обязанности необходимо обладать способностью и приобретать их вследствие своих действий.

Относительно элементного состава правосубъектности также существует достаточное количество разнообразных суждений. Одни ученые признают ее составляющими правоспособность и дееспособность [См.: 8, с. 615; 12, с. 55, 56; 15, с. 14], другие рассматривают ее на основании 3 -х структурных элементов, присоединяя к вышеуказанным ещё и деликтоспособность [См.: 11, с. 192; 9, с. 354; 1, с. 71,80]. Ещё дальше в своих исследованиях продвинулся О.А. Красавчиков добавив к этим 3-м элементам еще и 4-й -трансдееспособность, т.е. способность лица своими действиями создавать права и обязанности для других лиц и приобретать для себя права и обязанности в результате действий этих лиц [14, с. 106].

Наиболее приемлемым, с нашей точки зрения, относительно элементного состава правосубъектности является наличие 3-х основных составляющих - правоспособности, дееспособности и деликтоспособности. И если вопрос о первых 2-х составляющих уже давно перестал быть дискуссионным в науке гражданского права, что и было закреплено Гражданским кодексом Украины (статьи 91 и 92), то о деликтоспособности как структурном элементе правосубъектности следует сказать отдельно. «Деликтоспособность - это способность субъекта права нести ответственность за свои противоправные действия» [10, с. 341]. «Наличие именно такого элемента правосубъектности юридических лиц позволяет говорить о них как о полноценных, реальных субъектах правоотношений, которые способны не только иметь права и обязанности, собственными действиями их приобретать, а и нести за них ответственность» [18, с. 10]. Такое проявление деликтоспособности находит своё отражение и сквозь призму признаков

юридического лица. С.М. Братусь считал, что самостоятельная имущественная ответственность хотя и является вторичным (производным) признаком, но более глубоким, нежели все остальные, входящие в содержание понятия «юридическое лицо». По мнению ученого, именно он «свидетельствует о завершении развития юридической личности социального образования» [7, с. 151]. Таким же путем пошел и законодатель, отметив именно самостоятельность ответственности юридического лица по своим обязательствам (ч. 1 ст. 96 ГКУ), что дает нам основания для сделанного ранее вывода о

трехкомпонентности структурного состава такой категории, как «правосубъектность».

Содержание правоспособности позволяет выделить её виды. В отличие от лиц физических, наделенных общей (универсальной) правоспособностью, юридические могут обладать ещё и специальной (ограниченной). Гражданский кодекс 1963 г. в ст. 26 наделял последние специальной правоспособностью -обладать правами и обязанностями в соответствие с целями, конкретизирующимися в их уставе. Ныне действующий Гражданский кодекс отошел от принципа такой правоспособности, закрепив за юридическими лицами, несмотря на их виды, формы, род деятельности, правоспособность общую. Так, в его ст.91 определяется, что лицо юридическое способно иметь такие же гражданские права и обязанности (гражданская правоспособность), как и физическое, за исключением тех, которые по своей природе могут принадлежать только человеку. Однако, разделив юридические лица на предпринимательские (ст.84) и непредпринимательские (ст. 85), законодатель тем самым отошел от принципа общей правоспособности, заранее определив цель каждого лица: к примеру предпринимательское общество создаётся с целью получения прибыли и дальнейшего её распределения между его участниками, а непредпринимательское - с любой иной целью, но только не для получения прибыли. При этом законодатель предоставляет право непредпринимательским организациям и учреждениям заниматься предпринимательской деятельностью (ст. 86 ГК).

Полагаем, что общей правоспособностью, без сомнения, наделены все предпринимательские общества, несмотря на то, что цель их заранее известна и определена: получение прибыли и дальнейшее её распределение среди его участников. Данная цель является естественной для предпринимательства, присуща ему и не ограничивает такие общества в выборе вида их деятельности.

Что касается непредпринимательских обществ и учреждений, по общему правилу они тоже наделены общей правоспособностью. Насколько данное утверждение соответствует действительности? Статья 85 ГК предполагает, что при создании непредпринимательского общества их цель отлична от получения прибыли. Если, создавая предпринимательское общество, его участники (учредители) не обязаны в уставных документах указывать цель своей деятельности, то для непредпринимательских обществ и учреждений данное положение является обязательным (например, ст. 13 Закона Украины «Об объединениях граждан»). Как видим, объем прав и обязанностей последних ограничивается требованиями закона указывать в учредительных документах цели и задачи таких организаций, что и является подтверждением специального характера их правоспособности. На наш взгляд, сохранение именно специальной правоспособности за непредпринимательскими обществами и учреждениями не только оправдано, но и необходимо. Предоставлением им правоспособности общей без уставных ограничений, были бы игнорированы интересы учредителей, создавших такую организацию.

Как уже упоминалось, законодатель всё-таки предоставил возможность непредпринимательским обществам и учреждениям заниматься предпринимательской деятельностью, если иное не предусмотрено законом и если эта деятельность отвечает цели, для которой они были созданы и способствует её достижению. Полагаем, что таким образом он предпринял попытку расширить возможности подобных организаций, хотя сам же наделил их специальной правоспособностью, т.е. ограничил целью создания. Можно ли вести речь о том, что при этом у непредпринимательских обществ и учреждений возникает общая правоспособность? Считаем что нет, а поэтому и следует согласиться с мнением В.И. Борисовой, что вышеупомянутые организации «в этом случае обладают специальной правоспособностью, содержание которой определяется целями их деятельности, предусмотренными в уставе или ином учредительном документе. А при осуществлении ими предпринимательской деятельности возникает как бы «смешанная» правоспособность. Она не будет тождественна специальной, так как появляются дополнительные субъективные права, но её нельзя характеризовать и как общую, ибо она будет ограничена определёнными рамками» [3, с. 37].

Поднимая вопрос о спортивных организациях, об их правоспособности, мы опираемся на вышеизложенное нами утверждение о разнообразии организационно-правовых форм таких юридических лиц, что позволяет сделать вывод об их правоспособности: спортивные организации могут быть наделены любым из видов правоспособности, кроме исключительной. Обладание каким-либо из видов правоспособности ставится в прямую зависимость от классификации юридических лиц на предпринимательские и непредпринимательские. Первые наделяются общей правоспособностью с учётом, указанных выше замечаний о возможности её самоограничения, вторые - специальной.

Другим элементом правосубъектности, как уже говорилось ранее, является дееспособность. Это способность лица своими действиями приобретать для себя гражданские права, создавать гражданские

обязанности и самостоятельно их осуществлять, исполнять и нести ответственность в случае их неисполнения. Этот элемент своей правосубъектности юридическое лицо может реализовывать через свои органы или участников, действующих на основании учредительных документов либо закона. Органы юридического лица представляют собой его составную часть. Согласно имеющимся у них полномочиям они формируют и выражают его волю, руководят его деятельностью. Порядок назначения или избрания этих органов определяется законом и учредительными документами юридического лица, порядок их деятельности - законом, иными правовыми актами и учредительными документами.

Существует несколько точек зрения, сложившихся относительно конструкции «орган юридического лица». Большинством ученых орган признаётся частью юридического лица, совместно же они составляют единое целое и правоотношений между ними не возникает. Другие исследователи рассматривают его как лицо, выражающее извне волю организации и (учреждения, общество) являющееся ее представителем. Третьи объясняют отсутствие правоотношений представительства, основываясь на толковании термина «лицо»: только лицо (физическое или юридическое) может быть представителем лица юридического, а никак не орган. Приведенные точки зрения были проанализированы В.И. Борисовой, которая приходит к собственному выводу, по нашему мнению, наиболее приемлемому для дальнейшего правоприменения. «Орган юридического лица представляет собой юридическую конструкцию, которая создаётся правом с целью предоставить ему возможность сформировать и выразить волю юридического лица и отстаивать её интересы. Орган формируется в структуре юридического лица и означает лицо (единоличный орган) или группу лиц (коллегиальный орган). Его необходимо рассматривать как особенного представителя юридического лица, это его законный представитель, так как его полномочия основаны на указаниях закона и могут осуществляться без доверенности. Особенность состоит в том, что законодатель устанавливает в законе не только возможность, но и необходимость формирования определённых органов юридического лица, их состав, порядок создания, а также компетенцию» [4, с. 36].

Принимая во внимание специфику такого юридического лица, как спортивная организация, считаем необходимым ввести в ее состав такой обязательный орган, присущий только спортивным организациям, как тренерский совет. Такая потребность обусловлена прежде всего интересами самой организации, точнее конечной целью её создания - достижение спортивного результата. Зачастую учредители (участники) спортивной организации не имеют специальных знаний в той области спорта, в которой она действует как юридическое лицо, и принятие решений по вопросам её жизнедеятельности основано на жизненном опыте, без учета особенностей конкретного вида спорта. Кроме того, жизнедеятельность такого юридического лица связано с постоянной ротацией кадров, построенной на основании непрекращающегося отбора наиболее талантливых и перспективных спортсменов (для командных видов спорта - это система, модель игровых действий, предлагаемая тренером (=ами), а также их подготовки к соревнованиям на основании календарного плана, составленного тренером (-ами). Функциональное назначение тренерского совета заключается в совещательном или консультативном характере деятельности, (а) вынесение обязательного заключения по проектам решений, отнесенных к компетенции волеобразующих органов юридического лица (к примеру, принятие в состав спортивной организации нового участника, определение размера его материальной заинтересованности и т.д.), и (б) законодательное ограничение возможности принятия решений органами, предусмотренными законодательством для различных видов организаций без прохождения такой процедуры. Подчеркнем что, действующее на сегодняшний момент законодательство не содержит запрета на создание подобного органа и наделения его указанными полномочиями.

Список литературы: 1. Алексеев С.С. Общая теория права: Курс в 2-х т. - М.: Юрид. лит., 1981. - Т.2; 1982. - 360 с. 2. Бегичев Б.К. Правовой статус гражданина в трудовом праве // Матер. теорет. конф.: Сб. - Свердловск: Изд- во СЮИ, 1966. - С.195 -200. 3. Борисова В.И. К проблеме правосубъектности юридического лица // Пробл. законності.- Х.: Нац. юрид. акад. України, 2000. -Вип. 43. - С. 33 - 38. 4. Борисова В.И. Органи юридичної особи // Пробл. законності.- Х.: Нац. юрид. акад. України, 2002. - Вип. 53. -С. 33 - 40. 5. Братусь С.Н. Субъекты гражданского права. - М.: Госюриздат, 1950. - 408 с. 6. Братусь С.М. Юридические лица в советском гражданском праве (понятие, виды, государственные юридические лица) // Учен. тр.- М.: Всесоюз. ин-т юрид. наук М-ва юстиции СССР, 1947. - Вып. 12. - 364 с. 7. Веберс Я.Р. Гражданская и семейная правосубъектность советских граждан. - Рига: Зинанте, 1976. - 190 с. 8. ВенедиктовА.В. Государственная социалистическая собственность. - М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1948. - 839 с. 9. Дробязко С.Г., Козлов В.С. Общая теория права: Учеб. пособ. для вузов. - Минск: Амалфея, 2005. - 464 с. 10. Загальна теорія держави і права: Підруч. для студ. юрид. спец. вищ. навч. закл. / За ред. М.В. Цвіка, В.Д. Ткаченка, О.В. Петришина. - Х.: Право, 2002. - 432 с. 11. Загальна теорія держави і права: Підруч. / За ред. В.В. Копєйчикова. - К.: Юрінком, 1997. - 320 с. 12. Иоффе О.С. Спорные вопросы учения о правоотношении: Очерки по гражд. праву. - Л.: Изд-во ЛГУ, 1957. - 234 с. 13. Кечекьян С.Ф. Правоотношения в социалистическом обществе. - М.: Изд-во АН СССР, 1958. - 187 с. 14. Красавчиков О. А. Модели гражданской правосубъектности // Пробл. соц. законности на совр. этапе ком. строительства. - Х.: Харьк. юрид. ин-т, 1978. - 146 с. 15. Красавчиков О.А. Социальное содержание правоспособности // Правоведение. - 1960. - № 1. - С. 12 - 25. 16. Мальцев Г.В. Социалистическое право и свобода личности: Теорет. вопр. - М.: Юрид. лит., 1968. - 143 с. 17. Матузов Н.И. Личность, права, демократия. Теоретические проблемы субъективного права. - Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1972. - 290 с. 18. Старинський М. Деліктоздатність юридичної особи: поняття та види // Юрид. Україна. - 2006. - .№6. - С. 10 - 13. 19. СпиридоновЛ.И. Теория государства и права: Учеб. - М.: Проспект, 1996. - 302 с. 20. Теория государства и права: Учеб. / Под ред. Г.Н. Манова. - М.: Изд-во БЕК, 1996. - 336 с. 21. Толстой Ю.К. К теории правоотношения. - Л.: Изд-во ЛГУ, 1959. - 88 с.

ПРАВОСУБЪЕКТНОСТЬ СПОРТИВНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ

Статья посвящена определению правосубъектности спортивных организаций как участников гражданских правоотношений. Правосубъектность определяется как состоящая из трех компонентов: право-, дее- и

деликтоспособности. Правоспособность зависит от формы существования спортивной организации и может быть универсальной, специальной и смешанной. Дееспособность реализуется спортивной организацией посредством создаваемых органов.

Ключевые слова: юридические лица, общества, спорт, спортивные организации, правосубъектность спортивной организации.

LEGAL PERSONALITY OF SPORT ORGANIZATION Belyaev A.A.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Article is devoted to definition legal personality of the sports organisations as participants of civil legal relationships. Legal personality it is defined as consisting of three components: the legal capacity and delict capacity. Legal capacity depends on the form of existence of the sports organisation and can be: universal, special and mixed. It is defined that capacity is realised by the sports organisation by means of created bodies.

Key words: legal entity, society, sport, sport organization, legal personality of sports organisation.

Поступила в редакцию 23.03.2011 г.