Научная статья на тему 'Православная церковь и правительство А. В. Колчака'

Православная церковь и правительство А. В. Колчака Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
1550
221
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
iPolytech Journal
ВАК
Область наук
Ключевые слова
РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ / ДУХОВЕНСТВО / ВОСТОЧНАЯ СИБИРЬ / А.В. КОЛЧАК / ДОБРОВОЛЬЧЕСКОЕ ДВИЖЕНИЕ / ДРУЖИНЫ СВЯТОГО КРЕСТА / ПАРТИЗАНЫ / A.V. KOLCHAK / RUSSIAN ORTHODOX CHURCH / CLERGY / EASTERN SIBERIA / VOLUNTEER MOVEMENT / SQUADS OF THE HOLY CROSS / PARTISANS

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Новикова Татьяна Михайловна

Рассматриваются различные аспекты деятельности Русской православной церкви (РПЦ) на территории Восточной Сибири при правительстве А.В. Колчака. Автор исследует развитие государственно-церковных отношений в 1917-1919 гг., эволюцию церковного управления в условиях гражданской войны в Восточной Сибири. Рассмотрена специфика деятельности православного духовенства в армии Колчака. Затронут вопрос о выступлениях священнослужителей на стороне «красных», в частности, об их участии в партизанском движении.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

THE ORTHODOX CHURCH AND THE GOVERNMENT OF A.V. KOLCHAK

The author deals with the various aspects of the activity of the Russian Orthodox Church (ROC) on the territory of the Eastern Siberia under the Government of A.V. Kolchak. The author studies the development of state-church relations in 1917-1919, the evolution of episcopacy during the Civil War in the Eastern Siberia. The specific activity of the Orthodox military chaplains in Kolchak's army is considered. The author discusses the issue of clergy performance on the side of the "red", in particular, their participation in the partisan movement.

Текст научной работы на тему «Православная церковь и правительство А. В. Колчака»

УДК 94 «1917/21»

ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ И ПРАВИТЕЛЬСТВО А.В. КОЛЧАКА Т.М. Новикова1

Иркутский государственный университет, 664003, г. Иркутск, ул. К.Маркса, 1.

Рассматриваются различные аспекты деятельности Русской православной церкви (РПЦ) на территории Восточной Сибири при правительстве А.В. Колчака. Автор исследует развитие государственно-церковных отношений в 1917-1919 гг., эволюцию церковного управления в условиях гражданской войны в Восточной Сибири. Рассмотрена специфика деятельности православного духовенства в армии Колчака. Затронут вопрос о выступлениях священнослужителей на стороне «красных», в частности, об их участии в партизанском движении. Библиогр. 19 назв.

Ключевые слова: Русская православная церковь; духовенство; Восточная Сибирь; А.В. Колчак; добровольческое движение; дружины Святого Креста; партизаны.

THE ORTHODOX CHURCH AND THE GOVERNMENT OF A.V. KOLCHAK T.M. Novikova

Irkutsk State University, 1 Carl Max St., Irkutsk, 664003.

The author deals with the various aspects of the activity of the Russian Orthodox Church (ROC) on the territory of the Eastern Siberia under the Government of A.V. Kolchak. The author studies the development of state-church relations in 1917-1919, the evolution of episcopacy during the Civil War in the Eastern Siberia. The specific activity of the Orthodox military chaplains in Kolchak's army is considered. The author discusses the issue of clergy performance on the side of the "red", in particular, their participation in the partisan movement.

Key words: Russian Orthodox Church; clergy; Eastern Siberia; A.V. Kolchak; volunteer movement; squads of the Holy Cross; partisans.

Гражданская война занимает особое место в отечественной истории. Придерживаясь различных точек зрения на роль «красных» и «белых» в войне, историки едины в одном: исход Гражданской войны определил дальнейший вектор истории России, ее политическое, социально-экономическое и духовное развитие на многие десятилетия вперед.

Предшествующие Гражданской войне события Октября 1917 г. кардинально изменили общественно-политическое устройство государства. В основу нового религиозного законодательства был положен принцип секуляризации, а свободу совести вытеснила антирелигиозная пропаганда и атеизм. Начались репрессии среди духовенства и верующих.

События лета - осени 1918 г., ознаменовавшие начало вооруженной борьбы, окончательно поставили Русскую православную церковь (РПЦ) и большевиков по разные стороны баррикад. Несмотря на заявления высших церковных иерархов о «невмешательстве церкви» в политическую борьбу, православное духовенство играло активную роль в событиях Гражданской войны, особенно на территориях, контролировавшихся белыми правительствами.

К осени 1918 г. с разгромом войск Центросибири в Восточной Сибири установилась власть антибольшевистского Временного Сибирского правительства во главе с кадетом П.В. Вологодским. Это образованное 30 июня 1918 г. в Омске правительство взяло курс на

восстановление демократии, земств на местах и возрождение рыночной экономики.

22 сентября 1918 г. в Уфе 170 представителей различных антибольшевистских группировок избрали единое Временное всероссийское правительство, или Директорию. В нее вошли представители Временного Сибирского правительства и Самарского комитета членов Учредительного собрания (Комуча). Однако преобладавшие в Комуче эсеры оказались неспособными организовать вооруженную борьбу с большевиками. 18 ноября 1918 г. в Омске в результате военного переворота Директория была свергнута, а адмирал А.В. Колчак провозглашен Верховным правителем и Верховным главнокомандующим всеми вооруженными силами России.

А.В. Колчак объявил главной целью создание боеспособной армии, победу над большевиками и установление законности. В своей присяге он поклялся «всемогущим богом и святым его евангелием и животворящим крестом быть верным и неизменно преданным Российскому государству» [1, с. 23]. Адмирал Колчак был весьма религиозным человеком и надеялся, что Православная церковь поможет ему одержать победу над большевиками: «Единственная наша надежда - это святая наша Церковь» [2, с. 1]. Он был уверен, что провозглашение приоритета православия и исконных духовных национально-патриотических традиций может привлечь русское крестьянство, всю

1 Новикова Татьяна Михайловна, соискатель, тел.: (3952) 312253, 89501135123, e-mail: novik_t77@mail.ru Novikova Tatiana Mihailovna, competitor of the chair of the History of Russia, tel.: (3952) 312253, 89501135123, e-mail: novik_t77@mail.ru

нацию на его сторону. Газета «Русская армия» передавала читателям слова Верховного правителя: «Идет война не за приобретение территории неприятеля, не из-за каких-либо корыстных целей, а война, главным образом, за Святую Православную Церковь» [2]. Эта позиция находила поддержку у духовенства, оказавшегося на территории, контролируемой правительством А.В. Колчака.

Известие о перевороте в Омске было положительно воспринято сибирским духовенством. По всей Сибири прошли епархиальные съезды духовенства и мирян, выразившие поддержку и одобрение новой власти.

Гражданская война разделила страну на несколько частей. Сообщение между регионами было затруднено. Епархии, находящиеся на территориях, контролируемых различными белогвардейскими правительствами, лишились связи с Патриархом и Св. Синодом. В этих условиях возникла идея об образовании временных высших органов церковного управления, которые должны были решать вопросы, выходящие за рамки полномочий епархиальных архиереев. Решение о создании таких временных органов управления принималось на церковных совещаниях и соборах.

С 1 по 20 ноября 1918 г. в Томске состоялось Все-сибирское соборное церковное совещание, в котором приняли участие 13 архиереев, возглавлявших епархии Поволжья, Урала, Сибири и Дальнего Востока, а также 26 членов Всероссийского поместного собора. На совещании было принято решение об организации Временного высшего церковного управления (ВВЦУ). В его состав вошли архиепископ Симбирский и Сыз-ранский Вениамин, епископ Уфимский Андрей, священники Я.Я. Галахов и В.П. Садовский, профессор Томского университета доктор церковного права П.А. Прокошев и профессор Казанской Духовной академии Л.И. Писарев [3, с. 24]. Окончательно ВВЦУ было оформлено на Сибирском Поместном соборе, состоявшемся в Омске. Возглавил ВВЦУ архиепископ Омский и Павлодарский Сильвестр (Ольшевский).

Таким образом, в задачи нового органа церковного управления входили организация и регулирование церковной жизни на территориях, отрезанных от высшей церковной власти. При создании ВВЦУ предполагалось, что после восстановления связи с патриархом и Синодом ВВЦУ даст отчет о своей деятельности патриарху, после чего прекратит свою работу.

Всесибирское соборное церковное совещание в Томске в ноябре 1918 г. обратилось с воззванием к воинству, в котором призывало его встать теснее около своего верховного вождя. Оно также провозгласило, что пастыри церкви имеют нравственное право на борьбу с большевизмом и никто не должен рассматривать эту борьбу как неподобающую церкви, как вмешательство церкви в политические общественные дела государства [4, с. 58].

Совет министров Колчака 28 марта 1919 г. признал ВВЦУ временным высшим представительным органом православной церкви и ежемесячно выделял на его нужды 32350 руб. [5, с. 181]. Для руководства ВВЦУ 27 декабря 1918 г. было создано Главное

управление по делам вероисповеданий во главе с главноуправляющим П.А. Прокошевым. Его товарищем (заместителем) 7 февраля 1919 г. стал Л. И. Писарев, получивший право совещательного голоса в ВВЦУ и ставший редактором органа ВВЦУ - журнала «Сибирский благовестник».

Советский декрет «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» был отменен. Духовенству вернули права и привилегии, церквям и монастырям были возвращены конфискованные ранее земли, вновь вводились штаты духовенства в армии и на флоте, в школах возобновилось преподавание Закона Божьего.

Правительство Колчака обязывалось содержать церковь за счет государственных средств. По данным историка И.Д. Эйнгорна, расходы на содержание центральных учреждений церкви составили 1.260.993 руб., на содержание духовенства 4386 причтов Сибири и Дальнего Востока отпускалось 11.866.300 руб., из них 1612 причтам Сибири - 4.406.400 руб. По Енисейской и Иркутской епархиям было открыто 505 сельских церковных приходов. Оклады духовенству были увеличены в 2,5 раза. В 1919 г. в Сибири были вновь открыты 5 духовных семинарий и 5 духовных училищ [4, с. 59].

А.В. Колчак считал, что Православная церковь, соединенная с режимом «жесткой руки», столь, по его мнению, близким и созвучным настроениям русского крестьянства, поможет ему стабилизировать ситуацию в Сибири и, в конечном итоге, справиться с большевизмом [6, с. 164-165]. Поэтому он не раз подталкивал ВВЦУ признать его полномочия и в религиозно-церковной области. После сложных переговоров с ВВЦУ П.А. Прокошев добился, чтобы при сохранении фактического руководства этим органом архиепископом Сильвестром, церковными иерархами было провозглашено, что Верховный правитель Сибири располагает еще и «Божией благодатью быть одновременно и главой Церкви Русской вне большевистских пределов».

ВВЦУ предпринимало большие усилия по разъяснению опасности большевизма как в России, так и за ее пределами. В начале 1919 г. правительство Колчака удовлетворило просьбу ВВЦУ об организации вагонов-церквей для поездок на фронт с целью агитации солдат и крестьян верой и правдой служить правительству [7, с. 46]. А 3 февраля 1919 г. ВВЦУ выступило с посланием, адресованным духовенству стран-союзников России по Первой мировой войне: архиепископам Парижскому, Кентерберийскому, Папе Римскому, митрополитам Сербскому, Афинскому и ряду других церковных иерархов. В послании говорилось, что захватившие в конце 1917 г. в свои руки верховную власть в России коммунисты-большевики принялись подвергать уничтожению не только интеллигенцию и культурные ценности гражданские, но также преследуют все религии с их представителями и уничтожают почитаемые памятники религиозных культов. Убиты около 20 епископов, сотни священников.

В апреле 1919 г. Омский съезд (собор) сибирского духовенства объявил А.В. Колчака главой церкви,

предложив священнослужителям упоминать его имя во время богослужений [8, с. 14]. Омский архиепископ Сильвестр благословил Колчака и преподнес ему икону Христа. Участники собора предали анафеме руководителей большевистской партии [4, с. 60].

Армия и мирное население нуждались в идеологически обоснованной доктрине антибольшевистской борьбы. Церковь, пострадавшая в период Советской власти и справедливо опасавшаяся в случае реванша большевиков ужесточения антирелигиозной политики, взяла на себя решение вопроса о формировании религиозно-проповеднических отрядов, призванных разъяснить цели «священной войны».

Высшее временное церковное управление 24 июня 1919 г. постановило принять участие в организации проповеднических религиозно-патриотических отрядов «в целях пробуждения в сельском населении духа гражданственности и патриотизма». ВВЦУ предлагало епархиальным архиереям обсудить на местах вопрос по организации в приходах проповедничества на патриотические темы и уведомить его о последующих решениях [9, с. 139]. Однако историк Эйнгорн И.Д. указывает, что первый проповеднический отряд был создан ВВЦУ по указанию А.В. Колчака еще 28 января 1919 г. Отряд выехал на Пермско-Уфимский фронт и в течение двадцати дней проводил на фронте антисоветскую агитацию [4, с. 74-75].

В этот период активно включилась в борьбу с большевизмом и церковная печать. Распространялись издания «О волках в овечьей шкуре», «О поругании святых мощей», «Пришествие антихриста» и др. Необходимо отметить, что церковная печать в период Гражданской войны насчитывала сравнительно небольшое число газет и журналов. За время с июля 1918 по конец 1919 гг. ее представляли: «Енисейские епархиальные ведомости», «Иркутские епархиальные ведомости», «Забайкальские епархиальные ведомости». Кроме этого, в Красноярске выпускалась газета «Общее дело» (орган «общественной христианской мысли»), в Иркутске - газета «Голос церкви». Наряду с церковными проблемами в этих газетах публиковались статьи по вопросам текущей политики, как правило, монархической ориентации. Высшее временное церковное управление Сибири с 1 марта 1919 г. издавало журнал «Сибирский благовестник».

Главной чертой повседневной жизни церкви в данный период времени является то, что деятельность православного духовенства в целом вернулась в традиционное русло. Были и важные отличия, накладывавшиеся Гражданской войной.

К концу 1918 г. на территории, контролировавшейся А.В. Колчаком, собралось более трех с половиной тысяч священнослужителей, в том числе немало военного духовенства. Его в колчаковской армии было примерно две тысячи человек [6, с. 164; 17, с. 191].

Духовенство регулярно служило молебны о даровании победы белому воинству, были организованы вагоны-церкви для поездок на фронт, введены должности полковых священников, благочинных гарнизонов и дивизий, священников армий. Значительное количество духовенства находилось при госпиталях. Все

они подчинялись Главному священнику армии и флота, представляя ему доклады о своей деятельности и о духовном состоянии вверенных им воинских частей. Главным священником армии и флота вооруженных сил А.В. Колчака в феврале 1919 г. был избран протоиерей Александр Касаткин.

Функции военного духовенства заключались в следующем. Священники выступали духовными наставниками военнослужащих и должны были проводить с ними беседы воспитательного характера, таким образом поднимая боевой дух армии. Они также выполняли обязанности санитаров, помогая раненым во время боя и в госпиталях, осуществляли погребение воинов, сопровождая его соответствующими церковными обрядами. Сообщали о гибели военнослужащих их близким, организовывали благотворительную помощь родственникам погибших. Кроме этого, как указывает В.И. Василевский, полковые и лазаретные священники обязаны были вести летописи с ежедневными записями событий в части, лазарете [10, с. 80].

Войска Красной армии весной-летом 1919 г. развернули масштабное наступление на востоке страны с целью полного уничтожения армии А.В. Колчака. Одновременно шли решающие сражения на Южном фронте и под Петроградом. В связи с этим колчаков-ское правительство предприняло ряд новых мобилизаций в армию. Однако льготами белых властей, в том числе освобождением от воинской повинности, пользовалось не только православное духовенство, но и представители всех вероисповеданий. По Указу Верховного правителя от 9 августа 1919 г. городское и сельское духовенство освобождалось от воинской повинности. Согласно ст.4 Указа, от призыва освобождались священнослужители всех христианских вероисповеданий, настоятели-наставники старообрядческих и сектантских - христианских общин, лица высшего магометанского духовенства, а из числа приходского духовенства хатымы, имамы и муллы и духовенство всех прочих вероисповеданий [11, с. 3-4].

Кроме того, церковнослужители, несущие военную службу в армии А.В. Колчака, имели ряд льгот. В частности, ВВЦУ 6 июня 1919 г. постановило, что штатные псаломщики, призванные по мобилизации в ряды войск, по возвращении с военной службы сохраняют занимаемые ими псаломщические места, а семьи мобилизованных псаломщиков не подлежат выселению из занимаемых ими причтовых квартир и получают полное положенное казенное жалование и половину кружечных доходов [12, л. 43].

Тем временем, обстановка на Восточном фронте все больше осложнялась: во-первых, красным путем сосредоточения группы армий удалось развить контрнаступление и нанести белым ряд тяжелых поражений. Колчаковская армия несла большие людские потери. Только под Челябинском 3-я армия белых потеряла более 15.000 одними пленными [13, с. 6]. Во-вторых, подпольные партийные организации большевиков развернули в тылу белых армий огромную политическую работу, особенно среди пополнения, направляемого из глубокого тыла для спасения фронта белых.

Условия внутренней, гражданской войны предъявляли значительно большие требования к мотивации рядовых бойцов. Военные неудачи подтолкнули белых к поиску и организации новых форм привлечения населения для борьбы с Красной армией. Ставка была сделана на развитие добровольческого движения под знаменем религиозной борьбы за Отечество и поруганную большевиками православную веру. Создание христианских воинских частей должно было укрепить боевой дух белой армии и вдохновить ее на борьбу с «большевиками-антихристами», разрушавшими основы веры и народного быта России.

Проект организации христианских православных воинских частей появился еще весной 1919 г. Отзываясь о проекте, Главный священник армии и флота протоиерей А. Касаткин писал о ненужности ломиться в открытую дверь, поскольку провозглашавшиеся принципы и так составляли основу строительства Сибирской армии. Однако уже в середине июля 1919 г., по итогам объезда частей на фронте, А. Касаткин констатировал снижение духа сражавшихся. В качестве основной причины он указывал на то, что пополнение боевых частей происходит из людей равнодушных, без сознания важности борьбы с большевиками как с предателями Родины и разрушителями государственности, но с сочувствием к прекращению войны [14, с. 84].

По инициативе Омского архиепископа Сильвестра и английского генерала А. Нокса, из священников и офицеров формировались полки, которым давали почетные наименования - «полк Иисуса», «полк Богородицы», «полк Ильи Пророка» и т.п.

На занятой белой армией территории было создано «Церковно-народное братство Святителя Гермоге-на». Проповедники братства направлялись на самые опасные участки боевых действий. В сентябре-октябре 1919 г. их направили в Алтайскую губернию, охваченную массовым крестьянским повстанчеством [3, с. 26]. Штаб боевых дружин, созданный при «Братстве Святителя Гермогена», состоял из представителей всех вероисповеданий. Начиная с сентября 1919 г. православное, мусульманское и лютеранское духовенство Томска приступило к формированию «крестоносных» дружин [4, с. 80]. Особенно активно в их создание включились старообрядцы, а 29 августа священник И.Г. Кудрин утвержден Главным (Старшим) Старообрядческим священником армии и флота.

В числе инициаторов создания дружин Святого Креста выступил и главнокомандующий Восточным фронтом генерал-лейтенант М.К. Дитерихс, известный своей религиозностью. По инициативе М.К. Дитерихса в Омске из добровольцев стали формировать боевые дружины Святого Креста, их участников в обиходе именовали «крестоносцами» [15, с. 103].

Однако главным идеологом крестоносной борьбы с большевизмом был молодой философ и публицист, директор пресс-бюро Русского бюро печати при правительстве адмирала Колчака Д. В. Болдырев. Борьба с большевиками была для Д.В. Болдырева не только политической, но и религиозной задачей. Большевизм для Д.В. Болдырева - «это целая школа, целая сис-

тема утонченного сатанизма, рассчитанная на искоренение в народной душе путем кощунства всех христианских ростков и воспоминаний. Это - заговор против христианства, следовательно, всей той культуры, которая вскормилась на христианстве» [16, с. 26]. Когда к осени 1919 г. обстановка на фронте для белых ухудшилась, Д.В. Болдырев активно принялся за организацию братства Святителя Гермогена. 6 августа в Омске прозвучал призыв Д.В. Болдырева в дружины Святого Креста.

Развернувшееся добровольческое движение нуждалось в организационном оформлении. В начале сентября 1919 г. были учреждены должности начальника добровольческих формирований с соответствующим управлением и региональных уполномоченных со своими управлениями. На должность начальника добровольческих формирований А.В. Колчак назначил генерал-лейтенанта В.В. Голицына, бывшего командира 3-го Уральского корпуса горных стрелков. Положение о должности указом Колчака было утверждено позднее, 19 октября 1919 г.

19 сентября 1919 г. было утверждено «Положение о дружинах Святого Креста». В нем, в частности, говорилось: «§1. Дружина Святого Креста есть воинская добровольная часть (рота, батальон), борющаяся с большевиками как с богоотступниками, за веру и Родину. §2. Каждый вступающий в дружину Святого Креста, кроме обычной присяги, дает перед крестом и Евангелием обет верности Христу и друг другу» [17, с. 191-192]. Таким образом, дружина одновременно представляла собой воинскую часть и религиозное братство. Каждая дружина имела небесного покровителя и братский устав, а все дружины образовывали братство Святого Креста. Члены дружины обращались друг к другу словом «брат»: «брат-поручик», «брат-капитан» и т.д. Добровольческие дружины сражались в Петропавловской операции, в боях на реках Тобол и Ишим.

Несмотря на поступавшие в распоряжение белых добровольческие дружины, части колчаковской армии, оказывая упорное сопротивление, отступали. 14 ноября пал Омск. Под контролем белых оставались крупные города Восточной Сибири - Красноярск, Нижне-удинск, Иркутск. Последний сыграл видную роль в деле организации антибольшевистского добровольческого движения. В городе была организована 1-я Иркутская дружина Святого креста. По свидетельству Н.С. Романова, 19 октября 1919 г. в Иркутске прошел праздник дружин Святого Креста. По мере прибытия большого числа беженцев с запада, в городе начали формироваться новые добровольческие дружины для отправки на фронт. Согласно Н.С. Романову, «с 10 августа отъезд на фронт ежедневно по несколько эшелонов» [18, с. 361, 369].

Следует особо отметить, что советская пропаганда значительно преувеличивала масштабы религиозного добровольчества.

Иркутск был занят Красной армией в марте 1920 г., но история дружин Святого Креста на этом не прекратилась. В Забайкалье, в составе каппелевцев вышла Добровольческая дивизия полковника Крамарен-

ко, состоявшая из 500 человек 1-го и 3-го Добровольческих полков.

Среди причин, объясняющих тот факт, почему антибольшевистское добровольческое движение религиозной направленности не стало массовым, можно назвать и глубокий духовный кризис, в котором находился русский народ после трагических событий 1917 г., и позицию руководства Русской православной церкви, заявившего о «нейтралитете» в делах политических, и антирелигиозную пропаганду, умело организованную большевиками. Однако определенная вина лежит и на командовании Белой армией. Добровольческое движение стало ярким фрагментом трагических событий Гражданской войны. Не сумев организовать и удержать порыв повстанчества и первых мобилизаций, белым пришлось формировать отдельные стойкие добровольческие части в подкрепление рыхлым мобилизованным. Но одна эта мера уже не могла спасти фронт [14, с. 94].

Необходимо также отметить, что деятельность Русской православной церкви и действия красных партизан в сельских районах региона неоднократно пересекались. В годы Гражданской войны в Восточной Сибири существовали крупные партизанские формирования: Северо-Канский, Степно-Баджейский, Шит-кинский, Восточно-Забайкальский фронты, множество более мелких отрядов и групп.

Священники в полном соответствии с христианскими принципами пытались предотвратить братоубийственный конфликт. Духовенство часто становилось и первыми жертвами партизанских репрессий. В большинстве случаев партизаны жестоко расправлялись с «попами», видя в них пособников белогвардейцев. Партизаны налагали на духовенство контрибуцию за сохранение жизни священнику и его семье. Сравни-

тельную терпимость проявляли к духовенству партизаны Степного Баджея, не желая раздражать религиозные чувства крестьян.

В то же время, отдельные священники, по данным белых, выступили в роли организаторов партизанских выступлений. Например, в Тассевской волости этим отличились священник Орлов, который с крестом и евангелием произносил большевистские проповеди, и его последователь И.А. Вашкорин, призывавший записываться в Красную армию [19, с. 105].

Среди красных партизан Восточной Сибири было немало выходцев из семей духовенства. Например, сыновья священника Свято-Никольской церкви в с. Додо-Онинское (Хоринск) Спиридона Капитоновича Носырева - Гавриил, Николай, Владимир, Михаил. Братья сыграли большую роль в партизанском движении Западного Забайкалья (Бурятии).

В целом, православное духовенство епархий Русской православной церкви Восточной Сибири приветствовало падение Советской власти и установление белогвардейского режима. Это было связано, во-первых, с антирелигиозной и антицерковной политикой, проводившейся большевиками. Во-вторых, белые власти повсеместно отменили все ограничения, наложенные Советской властью на деятельность церкви. Это давало основания православному духовенству надеяться на постепенное восстановление условий для нормальной работы всей церковной структуры. Колчаковское правительство рассчитывало на помощь церковнослужителей в деле мобилизации добровольцев в армию под флагом защиты Отечества и православной веры от большевиков. В свою очередь, это давало повод большевикам всячески подчеркивать единство целей белой армии и РПЦ, и они старались одним ударом покончить с обоими врагами.

1. Абросенко К.П. Религия на службе контрреволюции в Сибири. Иркутск, 1938.

2. Русская армия. 1919. 11 июля.

3. Корзун М.С. Русская православная церковь, 1917-1945 Минск: Беларусь, 1987.

4. Эйнгорн И .Д. Очерки истории религии и атеизма в Сибири (1917-1937 гг.) Томск: Изд-во Томского ун-та, 1982.

5. Попов А.В. Временные высшие церковные управления на территориях, контролируемых белогвардейскими правительствами // История белой Сибири: материалы 6-й Меж-дунар. науч. конф. (Кемерово, 7-8 февраля 2005 г.). Кемерово: Кузбассвузиздат, 2005.

6. Алексеев В.А. Иллюзии и догмы. М.: Политиздат, 1991.

7. Звягин С.П. Русская православная церковь и режим А.В. Колчака: к постановке вопроса. // Духовная культура: проблемы и тенденции развития: тезисы докл. Всерос. науч. конф. Сыктывкар, 1994. С. 46.

8. Кандидов Б.П. Церковь и гражданская война на юге (Материалы к истории религиозной контрреволюции в годы гражданской войны) М., 1931.

9. Государственный архив Забайкальского края (ГАЗК). Ф. 8. Оп. 3. Д. 239.

10. Василевский В.И. Забайкальская белая государственность: Краткие очерки истории. Чита: Поиск, 2000.

Библиографический список

11. Государственный архив новейшей истории Иркутской области (ГАНИИО). Ф. 393. Оп. 5. Д. 400.

12. Государственный архив Иркутской области (ГАИО). Ф. 485. Оп. 2. Д 11.

13. Воробьев В.Ф. Тобольско-Петропавловская операция. М.: Воениздат, 1939.

14. Посадский А.В. Страницы Белого добровольчества на востоке России. // Белая армия. Белое дело. 2002. №11.

15. Волков Е.В. Колчаковские офицеры: опыт исторического исследования. Челябинск: Изд-во ЮрГУ, 2001.

16. Болдырев Н.В, Болдырев Д.В. Смысл истории и революция / сост., вступит. статья и прим. М.Б. Смолина. М.: Изд-во журнала «Москва», 2001.

17. Терехина Т.А. Духовная связь Белой армии и церкви в годы Гражданской войны. // История белой Сибири: материалы 6-й Междунар. науч. конф. (Кемерово, 7-8 февраля 2005 г.). Кемерово: Кузбассвузиздат, 2005.

18. Романов Н.С. Летопись города Иркутска за 1902-1924 гг. / сост., пред. и прим. Н.В. Куликаускене. Иркутск: Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1994.

19. Партизанское движение в Сибири. Т. 1: Приенисейский край. - М-Л., 1925.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.