Научная статья на тему 'Праворадикальные течения в российской эмиграции в конце 1930-х годов: обзор концепций'

Праворадикальные течения в российской эмиграции в конце 1930-х годов: обзор концепций Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
234
88
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Митрохин В. А.

Статья посвящена анализу взглядов представителей русской эмиграции на проблему сотрудничества с фашистами.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Radical right flows in the russian emigration in the end 1930th years: survey of the concepts

Clause is devoted to the analysis of sights of representatives of Russian emigration on a problem of cooperation with fascists.

Текст научной работы на тему «Праворадикальные течения в российской эмиграции в конце 1930-х годов: обзор концепций»

рично-заводская промышленность, складывались условия для повышения культурного уровня. После выполнения основной задачи они были распущены. В 1934 г. начинается повсеместное разукрупнение краёв, а в 1936

- переименование новых объединений в области. Что касается автономий, то абсолютное их большинство, в том числе и народов Среднего Поволжья, в 1930-х гг. уже имело или приобрело республиканский статус, позволивший им дальнейшее условно самостоятельное существование. Постепенно самостоятельность автономных образований ограничивалась партийно-государственным аппаратом. Шёл процесс централизации власти. По-прежнему территориально-административные единицы по своим размерам значительно превосходили автономии, чем было обусловлено несоответствие между первыми и вторыми в политическом и экономическом развитии.

1 См.: Иванов В.П. Этническая география чувашского наро-да. Историческая динамика численности и региональные особенности расселения. Чебоксары, 2005. С. 1 6.

2 См.: ГИА ЧР Ф. Р -22. Оп. 1. Д. 69. Л. 18.

3 См.: ГАРФ. Ф. Р-1318. Оп. 1. Д. 51. Л. 309.

4 См.: ГАРМЭ. Ф. Р-250. Оп. 1. Д. 48. Л. 8.

5 ГАРФ.Ф. Р-1318. Оп. 1. Д. 3. Л. 7.

6 Там же. Д. 29. Д. 38.

7 См.: ГИА ЧР Ф. Р-202. Оп. 2. Д. 134. Л. 9 (об.).

8 Там же.

9 Там же.

10 Там же. Л. 29 (об.).

и Там же. Ф. Р -202. Оп. 2. Д. 135. Л. 101 (об.).

12 Там же. Ф. Р-125. Оп. 2.Д. 343. Л. 53, 57-57 (об.).

13 См.: СУ. 1928. № 79. Ст. 544.

14 См.: ГАДНИ РМ. Ф. 326. Оп. 1. Д. 52. Л. 1.

УДК 94(470)

ПРАВОРАДИКАЛЬНЫЕ ТЕЧЕНИЯ В РОССИЙСКОЙ ЭМИГРАЦИИ В КОННЕ 1930-х годов: ОБЗОР КОНЦЕПЦИЙ

В 30-е гг XX в. русская эмиграция была на перепутье. Гсд за годом надежда на мировой крестовый поход против Советской России становилась все призрачней. В то же время надвигающаяся мировая война могла, с одной стороны, принести долгожданный для многих эмигрантов конец большевизму в России, а с другой - стереть саму Россию с политической карты мира Эта дилемма вызвала в массах русской эмиграции брожение. Перед ней встал выбор: поддержать фашистскую Германию и ее союзников или СССР и страны западной демократии. Фашистская идеология и фашистские режимы, пришедшие к власти в ряде стран Европы, привлекали наиболее экстремистские организации русского зарубежья. Среди них был «Русский национальный союз участников войны» (РНСУВ, председатель генерал-майор - А.В. Туркул), созданный в недрах Русского Общевоинского Союза (РОВС), но вскоре вышедший из него в связи с активной политической деятельностью. В своих организационных и идеологических установках открыто подражал фашистским партиям Национально-трудовой союз нового поколения (НТСНП, председатель

- В.М. Байдалаков), группы которого действовали более чем в 15 странах Европы. Ряд профашистских российских эмигрантских группировок действовал в Германии: «Российское освободительное народное движение» (РОНД, руководитель - АП. Пельхау-Светозаров), созданное сразу после прихода к власти национал-социалистов; «Российское национальное и социальное движение» (РНСД, полковник Н .Д. Скалон) и др. На Дальнем Востоке, в Харбине, активно действовала «Русская фашист -ская партия» К.В. Родзаевского. Во второй половине 1930-х гг руководители РОВСа также пришли к идее сотрудничества с гитлеровской Германией, заявив, что Союз «с радостью пойдет на сотрудничество с государством, которое заинтересовано в свержении советской власти и образовании в России общенационального правительства».

Одним из самых дискутируемых по сей день остается вопрос о характере и степени воздействия фашистской идеологии на правый лагерь российской эмиграции. В ряде работ западных исследователей отстаивается тезис о теснейшей взаимосвязи и взаимовлиянии идей европейского фашизма и праворадикальной эмигрантской идеологии. Дальше всех в этом направлении пошел У. Лакер1. Историк полагал, что не только край-

В.А. Митрохин,

кандидат исторических наук, СГУ

ВЕСТНИК. 2008. № 1(20)

не правые монархисты, группировавшиеся вокруг Ве -ликого Князя Кирилла Владимировича, но и отдельные представители военной эмиграции сыграли существенную роль в формировании фашистской идеологии в Германии на раннем этапе.

Концепция У. Лакера оказала большое влияние на последующее развитие западной историографии и имеет своих сторонников и противников. Нельзя не отметить тенденциозности западных авторов в рассмотрении проблемы «российская эмиграция и фашизм». Бросается в глаза не только явное преувеличение влияния фашистской идеологии на выходцев из России, но и целенаправленное искажение, замалчивание фактов предвоенной истории, кощунственное стремление доказать соответствие языческих идей фашизма, взращенных на европейской политической почве, духовной природе российской эмиграции.

Убедительное, на наш взгляд, свидетельство идейной ангажированности западных авторов при рассмотрении проблем русского зарубежья приведено в диссертационном исследовании С.В. Онегиной2. Она опубликовала письмо бывшего члена Верховного Совета Всероссийской фашистской партии Н.Н. Петлина, оказавшего содействие американскому историку Д. Стефану в подготовке книги «Tragedy and Fars in Exile»3 Н .Н. Пет-лин подчеркивает крайнюю тенденциозность и субъективизм исследователя в подборе и использовании фактов: «Даже мои сведения, данные ему, он исказил, умолчав о положительных и подчеркнув отрицательные факты, чтобы сохранить тенденцию презрения и высмеивания политического движения»4. Уместно будет отметить, что столь нелицеприятная оценка относится к исследованию, долгое время считавшемуся на западе «классикой» научного осмысления проблем российского зарубежья5.

Нет единства в рассмотрении фашистского влияния на эмиграцию и в среде современных отечественных исследователей. Достаточно ярко плюрализм научных оценок проявляется в характеристике восприимчивости фашистской идеологии Русским Общевоинским Союзом

- «наиболее организованной и активной политической силы Зарубежной России»6 С точки зрения В.Ф. Ершова, РОВС в 1930-е гг «все более превращается в правоконсервативную националистическую организацию фашистско-монархического толка»7. Заигрывание с итальянским и германским фашизмом, по мнению автора диссертационного исследования, «привели к изоляции РОВС, потере престижа и сужению социальной базы» организаци и.

Подробно исследуется эволюция взглядов руководства РОВС в отношении фашизма в работе Я .В. Шабанова. В его представлении альянс с национал- социалистами - вынужденная реакция на потерю поли -тической перспективы и надежд на интервенцию. Общность антикоммунистической направленности «белой» и «фашистской» идей, тем не менее, не позволяет, по убеждению ученого, поставить между ними знак равенства.

Анализ белоэмигрантской прессы и реакции РОВСа на важнейшие политические события дает основания утверждать, что долгие годы организация устойчиво при -держивалась правоцентристской ориентации, демонст-

рируя при этом «аполитизм» и «непредрешенчество» в отношении общественного строя будущей России. Однако кризис, очертания которого наметились уже в конце 1920-х гг, низкая эффективность приемов и методов антикоммунистической борьбы, приводившая многих к осознанию бессилия РОВС, вынуждали руководство Союза к изысканию новой опоры в своей деятельности. Еще в конце 1927 г. генерал Врангель так оценивал в письме к отделам РОВС сложившуюся ситуацию: «Многолетняя беспросветная жизнь беженца... черный, подчас непосильный труд, распри и политические дрязги русских зарубежных кругов, наконец, отсутствие видимой действенной работы русского зарубежья - все это вместе взятое смущает сердца доселе крепких духом людей»8.

Материалы личного архива Алексея Александровича фон Лампе убеждают в том, насколько непросто выз -ревала идея альянса с фашистами. Однако отсутствие союзнических альтернатив и особенно опасение оказаться невостребованными побуждали белоэмигрантов к деятельности в данном направлении, подтверждением чему служит переписка руководителей воинского объединения. 15 января 1933 г А А. фон Лампе пишет Е.К. Миллеру о целесообразности использования неизбежного конфликта СССР и Германии в качестве «способа сдвинуть положение с мертвой точки, так как без этого мы сами умрем, прежде чем понадобимся Росси и »9.

Увидев возможности приложения своих сил и пытаясь найти пути сотрудничества с фашистами в антикоммунистической борьбе, руководство РОВС тем не менее отчаянно стремилось не допускать расползания организации по «политическим квартирам», что имело отношение как к фашистским, так и к любым другим организациям. Данная линия еще раз была продекларирована на съезде старших начальников в Белграде в ноябре 1938 г: «Движение возникло не во имя защиты какой-либо определенной политической доктрины, а во имя защиты прав русского народа на установление своей национальной государственной власти »10. Высокое собрание еще раз подтвердило значимость основных догматов в деятельности РОВС - непредрешенчества и аполитизма.

Определенная часть современных исследователей эмиграции придерживаются мнения о сближении в конце 1930-х гг. РОВС и реваншистского крыла монархистов11. Анализ архивных данных заставляет усомниться в справедливости этого стереотипа. В фонде ГАРФ («Гал -липолийский союз» в Праге) хранится письменный ответ начальника РОВС генерал-лейтенанта А.П. Архангельского на очередной призыв к объединению со стороны Великого Князя Владимира Кирилловича. Глава РОВС твердо стоял на позиции недопущения подчине-ния организации Великому Князю, считая, что объеди -нение с «удачно оклеветанными» монархистами усилит позиции советской власти и отдалит решение насущных задач. С точки зрения генерала, осуществление идеи явилось бы ударом по самой организации: «Подчинение РОВСа в настоящее время привнесло бы изменение нашей идеологии, так нас спаивающей, и тем самым внесло бы раскол в нашу среду, что не могло бы не нанести ущерб и престижу Великого Князя»12.

Несмотря на продекларированную «аполитичность», само развитие военно-политической обстановки все больше убеждало руководство РОВС в том, что не страны демократии, а именно блок фашистских государств может сыграть решающую роль в ликвидации советской системы. Постоянные антикоммунистические заявления фашистских лидеров, заключение Антикоминтер-новского пакта, формирование оси Берлин - Рим - Токио увеличили число сторонников сближения с Гитлером в руководстве организации. Критическое отношение к фашизму имевшее место в первой половине 1930-х гг, меняется на признание его в качестве единственной реальной антикоммунистической силы.

Анализ эмигрантской прессы и периодики позволяет говорить также об определенной доле романтизма и идеалистичности в восприятии фашизма (особенно в 1920-е гг.). Достаточно показательна в этой связи точка зрения сторонника легитимного монархизма Николая Снесарева: «Его национализм (фашизма. - В.М.) ничего общего не имеет с политическим захватным национализмом, строящим свое благополучие на чужом и являющимся одной из причин войн и раздоров»13 Фашистское движение как в Баварии, так и в Италии рассматривается автором в качестве спасительной реакции на общемировую политическую деструкцию: «Не сговариваясь, а следуя инстинкту самосохранения и народному здравому смыслу, две нации нашли сами выход из тупика»14.

Реальная практика фашистского строительства, «ампутация» Чехословакии и дальнейшие территориальные захваты Германии оказали существенное влияние на мировоззрение и политические ориентиры эмигрантов. Убедительным примером такой эволюции может служить изменение позиции «младороссов». При всем критическом отношении к фашизму с начала 1930-х гг «младороссы» на определенном этапе признавали «духовное родство» своего движения с фашистским. Полемизируя с Ю. Семеновым, рупор движения, газета «Бодрость» писала в 1934 г.: «Семенов естественно не понимает нашего рсдства с фашизмом .нас рсднит устремление к новому миру миру социальной справедливости и национального сознания, миру здоровому, бодрому четкому и, главное, одухотворенному»15. В совершенно ином духе выдержан «Русский ответ» лидера «младороссов» Александра Казем-бека Адольфу Гитлеру, обнародованный в мае 1939 г: «Мы русские, не можем быть глухи и к правде, и к справедливости. Адольф Хитлер создал учение о международном хищничестве. Наши симпатии будут на стороне намеченных им жертв»16.

Сбывшимся пророчеством выглядит сегодня прогноз А.Л. Казем-бека относительно итогов «войны на уничтожение», сделанный в конце 1930-х гг: «После второй мировой войны, вызванной Германией, решения победителей будут по необходимости беспощадными. Мир не может больше жить под постоянной угрозой экспан-сии и «динамизма» какой бы то ни было, хотя бы и самой « избранной» из рас»17 Грядущее «уничтожение Германии» виделось главе «младороссов» при выдающейся роли России: «Россия не перестала быть не только

великой, но и мировой державой, несмотря на «красные» эксперименты »1S.

1 См.: Laqueur W. Russia and Germany: A Century of Conflict. London, 1 9б5; Лакер У. Черная сотня: происхождение русского фашизма. М., 1994.

2 См.: Онегина С. В. Пореволюционные политические движения российской эмиграции 1925 - 1945 гг. Варианты российской государственной доктрины Автореф. дис. ... канд. ист. наук. М., 1997. С. S.

3 Переиздание см.: Стефан Д. Русские фашисты: трагедия и фарс в эмиграции 1 925 - 1945. М., 1992.

4 Было бы несправедливо огульно упрекать всех западных исследователей в субъективизме. Среди литературы, посвященной эмигрантской проблематике, встречаются издания, яв-ляющиеся примерами научной взвешенности и основательно -сти. К таковым, на наш взгляд, относится монография Марка Раева (Раев М.Россия за рубежом: история культуры русской эмиграции 191 9 - 1939. М., 1 994).

5 С началом демократической реформации в России проблема « российская эмиграция и фашизм » вышла за рамки сугубо научного поиска. Вусловиях обострившегося противосто -яния разных культурных и цивилизационных укладов тема (в несколько видоизмененном варианте - «русские и фашизм») оказалась в центре развернувшейся идеологической борьбы. Стремлением нанести удар по духовному оплоту русской ци -вилизации объясняет М. Hазаров попытки влиятельных миро -вых сил связать культурные антиподы (фашизм и правосла -вие) в единое целое. Само циничное определение «православ -ный фашизм» рассматривается в качестве плода западной имиджмейкерской деятельности (см.: Назаров М. Триумф ми -ровой закулисы. М., 199б).

6 Шабанов Я.В. Российское зарубежье и фашизм в Европе в 1 920 - 1 930-х годах (по материалам Русского Общевоинского Союза): Автореф. дис. ... канд. ист. наук. М., 1997. С. 1.

7 Ершов В. Ф. Российская военная эмиграция 1 921 - 1939 гг.: Дис. ... канд. ист наук. М., 1 99б. С. 1 S2.

S ГАРФ. Ф. 5S53. Оп. 1. Ед. хр. 31. Л. 14S.

9 ГАРФ. Ф. 5S53. Оп. 1 .ед. хр. 51 а. Л. 17-1S.

10 Галлиполийский вестник. 1 93S. 1 дек.(№ бб).

11 См.: Костиков В.В. He будем проклинать изгнанье. (Пути и судьбы русской эмиграции). М., 1990; Ершов В. Ф. Указ. соч . и др.

12 ГАРФ. Ф. 5759. Оп. 1. Ед. хр. 32. Л. 129.

13 СнесаревН. Провокация монархизма. Берлин, 1923. С. S.

14 Там же. С. S.

15 Бодрость. 1934. 1S нояб. (№ 3).

16 Там же. 1939. 7 мая (№ 224). Убедительный пример влияния немецкого национал-социализма на умонастроения русских эмигрантов приводит в своей книге В. С. Варшавский. Князь Ю. А. Шир инский -Ш ихматов, дол гое вре мя сч итавш ий се бя по -борником « национал-максимализма», освобождался от «черносотенства» по мере воплощения на практике идей расизма. В период немецкой оккупации Ю. А. Ширинский-Шихматов выразил желание зарегистрироваться как еврей и носить желтую звезду. Мученически погиб в немецком концентрационном ла -гере при попытке вступиться за заключенного.

17 Бодрость. 1939. 7 мая (№ 224).

1S Там же .

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.