Научная статья на тему 'Права человека как социальная ценность в контексте мировой истории'

Права человека как социальная ценность в контексте мировой истории Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
1809
183
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЧЕЛОВЕК / ПРАВА / КОНСТИТУЦИОНАЛИЗМ / ФАРБЕР / HUMAN BEING / RIGHTS / CONSTITUTIONAL SYSTEM / FARBER

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Невинский Валерий Валентинович

В статье рассматривается история формирования прав человека как особой социальной ценности. Оценивается вклад российской науки конституционного права в их доктринальное развитие, роль в этом процессе саратовской научной школы конституционного права, одним из основателей которой был профессор И.Е. Фарбер.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Human Rights as a Social Value in the Context of World History

Human rights as a special social value have been formed over a period of many centuries. Russian science of Constitutional law made a significant contribution to their doctrine development. Particularly, Saratov scientific school of Constitutional Law with one of its founder Professor I.E. Farber takes the leading role in this process.

Текст научной работы на тему «Права человека как социальная ценность в контексте мировой истории»

ЗАЩИТА ПРАВ И СВОБОД ГРАЖДАН

В.В. Невинский

ПРАВА ЧЕЛОВЕКА КАК СОЦИАЛЬНАЯ ЦЕННОСТЬ В КОНТЕКСТЕ МИРОВОЙ ИСТОРИИ

В статье рассматривается история формирования прав человека как особой социальной ценности. Оценивается вклад российской науки конституционного права в их доктриналь-ное развитие, роль в этом процессе саратовской научной школы конституционного права, одним из основателей которой был профессор И.Е. Фарбер.

Ключевые слова: человек, права, конституционализм, Фарбер.

V.V. Nevinskii

HUMAN RIGHTS AS A SOCIAL VALUE IN THE CONTEXT OF WORLD HISTORY

Human rights as a special social value have been formed over a period of many centuries. Russian science of Constitutional law made a significant contribution to their doctrine development. Particularly, Saratov scientific school of Constitutional Law with one of its founder Professor I.E. Farber takes the leading role in this process.

Key words: human being, rights, constitutional system, Farber.

Не будет преувеличением признать важную роль российской юридической науки вообще и науки конституционного (государственного) права в частности в общем процессе научного познания социальной природы человека, создания и развития человеком организационно-правовых форм взаимодействия с окружающей средой. При смене государственной идеологии, основ политической и экономической систем стержень преемственности многих базовых теоретических юридических конструкций в этой сфере научных знаний все же сохранялся. Последнее зиждилось на интуитивном понимании хода истории, закономерностей государственно-правового развития общества, на преломлении собственного видения тех или иных социально-правовых явлений через определенный житейский опыт, на восприятии теоретического багажа исследователей предшествующих поколений, научных знаний других правовых культур. Особое значение имеют взгляды исследователей на ключевые проблемы определения места и роли человека в природе, обществе и государстве, которые позволяют чувствовать не только дыхание эпохи исследователя-современника, но и видеть связь времен в их динамике с сохранением преемственности и отрицанием нежизненных теоретических конструкций. Тем более, когда речь идет об исследователях с четко очерченной гражданской и профессиональной позицией.

© Невинский Валерий Валентинович, 2013

Доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой конституционного и международного права (Алтайский государственный университет).

К плеяде таких исследователей, безусловно, можно отнести Исаака Ефимовича Фарбера (1913-1987 гг.), видного советского государствоведа, одного из основателей саратовской школы конституционного (государственного) права. Разносторонность, системность и твердость научных знаний позволили ему предвосхитить позитивное отношение российской государственно-правовой науки к отдельным, нередко критически характеризуемым в советский период категориям: к конституционному праву в противовес праву государственному; «общественному договору» как либеральной правовой идеологии; «правам человека» в сопоставлении с правами и свободами личности и т. п.1

Классовый подход в оценке социально-правового статуса человека, очевидный крен в сторону заданности определенного объема прав и обязанностей человека государством в советской юридической науке не способствовали взвешенному определению социоприродной сущности человека, активной его роли в экономической и политической жизни. Одновременно они разрушали системный взгляд на историю развития социально-правового статуса человека, в т. ч. его прав и свобод. Тем ценнее на этом фоне являются «опередившие время идеи выдающегося отечественного ученого-конституционалиста — профессора Исаака Ефимовича Фарбера»2 в области определения конституционно-правовой сущности человека, конституционно-правового регулирования взаимоотношений человека, общества и государства, развития прав и свобод личности в историко-правовой ретроспективе. Идеи эти нашли достойное развитие в научных изысканиях многих учеников И.Е. Фарбера (В.Т. Кабышева, Б.С. Эбзеева и др.), обеспечивающих связь времен в научном поиске, всесторонность и целенаправленность исследований. Обращение в настоящей статье к теме эволюции прав человека как социальной ценности есть лишь незначительный фрагмент общего учения о правах человека, развиваемого под различным углом правового мировоззрения в современном сложноустроенном мире.

Одним из уникальных явлений нашей планеты является человек, высокоорганизованное живое существо, которому присущи телесные формы, более приспособленные для преобразования самого себя и окружающего мира; сознание и самоосознание собственной жизни, собственного «Я» (душа), позволяющие ему целенаправленно, планомерно и творчески (не только на инстинктивном, но и рациональном уровне) осуществлять жизнедеятельность; индивидуальный дух, устанавливающий связь человека с окружающим его материальным миром и мыслительной деятельностью, идеями другого человека, сообщества людей и тем самым способствующий установлению различных форм социализации людей с использованием определенных социальных регуляторов (права, обычаев, традиций, морали, этики, религии, корпоративных норм). Возвышение человека в силу его особых качеств над миром живых существ уже много столетий назад позволило воспринимать его как «меру всех вещей» (древнегреческий мыслитель V в. до н. э. Протагор). Таковым он воспринимается и в наши дни. Правда, усиливающаяся социализация человека притупляет осознание естественно-природной сущности человека как неотъемлемой части живого мира, имеющей для природы «голубой» планеты равную ценность наряду с иными живыми существами. Апогеем такого «притупления сознания» является провозглашение человека господином природы, всего сущего в ней, имеющим абсолютное право на вторжение в закономерный ход развития окружающего мира и соответственно разрушающим его.

Известно, что биосоциальная сущность человека и осознание им собственной роли в окружающем мире покоятся на его материальных и духовных интересах

позитивного либо негативного характера, которые вытекают из соответствующих человеческих потребностей. Интересы человека предопределяют содержание (вид и меру) возможного его поведения, обусловленного личными качествами, объективными естественно-природными условиями, своеобразием положения его в социуме, вытекающего из интересов других людей, человеческого сообщества в целом. Иначе они проявляются через субъективные права каждого в отдельности человека. Очевидно, в таком качестве субъективные права присущи человеку с эпохи первобытнообщинного общества как результат самоопределения человека в роде, племени. Речь не идет об отчетливо выраженных субъективных правах в силу господства общины (рода) над человеком, ограничения общиной свободы выбора его поведения. К тому же регулировавшие в тот период поведение человека, отношения между членами общины правила невозможно отнести ни к нормам морали, ни к религиозным нормам, ни к нормам права, хотя сплав отдельных ростков этих социальных регуляторов уже формировался, утверждая и консервируя привычки, дозволения и запреты. В поздний период развития первобытного общества (в «протогосударствах») по мере упрочения власти общинной (родовой) верхушки степень свободы последней значительно возрастает в сравнении с рядовыми общинниками. Процесс социализации человека совершенствовался. Однако его нарождавшиеся права еще не стали предтечей универсальных прав человека как самостоятельной социальной ценности.

В эпоху становления и расцвета рабовладельческих государств на Древнем Востоке и в Европе вместе с четким выстраиванием личностных и социальных отношений членов общества происходит и все более отчетливое восприятие человеком окружающего мира и собственной ценности как живого существа с ш присущими ему потребностями и интересами. Ретроспективный взгляд на эти н процессы позволяет обратить внимание на три важных обстоятельства. С

а

Во-первых, формировавшиеся рабовладельческие отношения объективно т

о

разделяли членов общества и на Востоке, и на Западе по их «месту в системе к

о

производственных отношений» и соответственно по степени устанавливаемых о' дозволений, долженствований и запретов в семье, общине и обществе. Край- | ними точками различий выступали, с одной стороны, признание у отдельных в

членов общества сверхестественных качеств с неограниченными субъектив- нн

ой

ными правами, а с другой стороны, обезличивание человека с лишением его Ю природных и социальных субъективных прав, приравниванием к животным, и приводящим себя в движение парой ног или «говорящему орудию». Подобное с

к

различное отношение к человеку и человека к самому себе положило начало а жесткой дифференциации субъективных прав и обязанностей человека в после- Л дующих общественно-экономических формациях (феодальной, капиталистиче- | ской, социалистической). Соответственно «формационный» взгляд на развитие • субъективных прав (и обязанностей) отдельного человека позволяет увидеть 99

о о )

достаточно сложный и противоречивый путь формирования прав человека как ^ универсальной социальной ценности. 3

Во-вторых, для понимания своеобразия формирования и развития прав человека в рабовладельческую и последующие эпохи важен взгляд на восприятие человеком окружающего мира и самого себя через призму зарождавшихся культур и религиозных культов, т. е. через призму возникающих цивилизаций. В регионах Европы (Древняя Греция, Древний Рим), где родились идеи достоинства человека как основа его прав, демократии и высокой духовной культуры, возобла- 199

дал «персоноцентристский» подход с его идеологией «от человека к государству». В традиционалистских же обществах (древнеегипетской, древнекитайской, индусской и иной азиатской цивилизации) утвердился «системоцентристский» подход, сущность которого выражалась в абсолютном подчинении человека государству, сообществу единоверцев, т. е. в идеологии «от государства к человеку». Такой цивилизационный срез в характеристике взаимоотношений человека и государства на ранних стадиях государственно-правового развития человечества позволяет лучшим образом понять природу субъективных прав человека в их развитии, своеобразие становления прав человека в различных уголках планеты.

В-третьих, уже в древнюю, рабовладельческую эпоху субъективные права становятся (прежде всего в странах европейской цивилизации) осознаваемой человеком обособленной социальной ценностью, которой придают то сакраментальный характер (божественное, внеземное начало), то естественно-природный (природное начало, отличающее человека от иных живых существ), то государственно-правовой (обусловлены велениями, правовыми предписаниями государства). Каждое из этих начал в определении происхождения, сущности и роли прав человека в той или ной интерпретации прошло через толщу веков до наших дней. При этом особое значение для человечества приобрели представления древних мыслителей о человеке как «мере всей вещей», свободе, равенстве и справедливости, естественных, данных от природы правах человека, достоинстве как внутренне присущем человеку качестве (Аристотель, Демокрит, Сократ, Эпикур; М. Аврелий, Сенека, Цицерон).

В эпоху Средневековья представления о месте и роли человека в окружающем мире, о самоценности человека либо были законсервированы в пределах а уже имевшихся воззрений, либо утеряли свой естественно-гуманистический ? пафос Афино-Римской эпохи. Абсолютизация государственной власти, лич-а ное, экономическое и политическое бесправие подавляющей части населения в | различных уголках планеты, всесилие церковных догматов как официальной, I государственной идеологии, возвышающей статус правителей в качестве по-

1 сланников высшего существа (бога) на земле, и принижающей возможности | человека, обусловленности его прав сверхестественным разумом либо правите-| лями, предопределили качество развития и субъективных прав и прав человека | вообще. При этом не только в традиционалистском (азиатском) обществе, но и в

2 европейском средневековом (феодальном) обществе приоритет в регулировании ° поведения человека отдавался его обязанностям и запретам, которые, к тому « же, в силу строгого деления населения по сословиям, гильдиям, цехам и прочим | разрядам имели различное содержание. Отдельные светские и духовные мысли-е тели Европы (Ф. Аквинский, Ф. де Бомануар, П. де Мираделла, М. Падуанский и 1 другие) развивали идеи естественных прав и достоинства человека («дигнитас»)

0

° как высшей ценности, данной человеку высшим разумом и выделяющей его из

го

¿5 животного мира. В частности, взгляды Ф. Аквинского на божественное наделение

1 человека достоинством и естественное право каждого на достоинство явились | «большим вкладом Фомы Аквинского и в целом христианского гуманизма в

концепцию неотчуждаемых естественных прав человека»3.

Качественно новый этап в развитии прав человека наблюдается в эпоху Нового времени (ХУП-Х1Х вв.) и приходится на период кризиса феодализма и формирования сначала в Европе, а затем и в Северной Америке капиталистических отношений, для которых характерно признание в государственном устройстве

200

формально-юридической свободы личности, формально-юридического равенства

членов общества, суверенитета народа, разделения государственной власти на три взаимноуравновешиваемые власти, независимости суда. Особое значение в этом перечне имеют элементы, характеризующие взаимоотношения человека и государства. «Свобода», «равенство», «справедливость» чаще всего звучат в трактатах английских, голландских, американских и французских просветителей XVП-XIX вв. (Г. Гроций, Т. Джефферсон, И. Кант, Д. Локк, Ш.-Л. Монтескье, Б. Спиноза и др.), основанных на вековечных, неотделимых от сущности человека его природных, естественных прав, которые предопределяют исходящие от государства предписания (позитивное право). Именно естественные права человека (и естественное право как совокупность правил поведения людей, олицетворяющих высшую справедливость) обусловливают и право народа в целом на собственное правительство, сопротивление любому угнетению. Тем самым осознаваемые человеком в предшествующие эпохи его субъективные права окончательно превращаются в категорию «универсальных» прав человека как самостоятельной ценности.

Это находит официальное закрепление в исторических политико-правовых актах времен английской, американской и Великой французской революций XVII-XVIII вв. В частности, первая в мире декларация прав человека — Декларация прав Вирджинии (американской колонии Англии) от 12 июня 1776 г. провозгласила, что все люди по природе своей в одинаковой степени свободны и независимы и обладают присущими им правами, от которых они не могут отказаться сами или лишить таковых свое потомство. Среди таких прав «наслаждение жизнью и свободой посредством приобретения и владения собственностью»; «стремление и обретение счастья и безопасности»; свобода выбора религии и способа ее исповедования; «свобода печати» как «один из оплотов свободы вообще», которая «никогда не может быть ограничена никем, кроме деспотического правительства»4. с

Принятая тринадцатью годами позже, на первом этапе Великой французской к революции, Декларация прав человека и гражданина от 26 августа 1789 г. раз- р деляла демократический, ориентированный на возвышение прав человека пафос ° социальных преобразований новой эпохи. При этом она отчетливо определила § обусловленность конституирования, сущность и круг основных прав человека, а ° также впервые провела отличие прав человека от прав гражданина. В частности, | в преамбуле Декларации говорится, что лишь невежество, забвение прав челове- |

ка и пренебрежение к ним являются единственными причинами общественных °

й

бедствий и пороков правительства, они обусловили решение национального со- р брания «изложить в торжественной декларации естественные, неотъемлемые и 1 священные права человека». Испытание временем выдержали положения Декла- к рации о том, что «люди рождаются и остаются свободными и равными в правах» а

к

(п. 1); цель каждого государства — «обеспечение естественных и неотъемлемых е прав человека» (п. 2); определение границ пользования естественными правами | возможно только законом (п. 4); свобода мыслей и мнений, в т. ч. религиозных, № как одно «из драгоценнейших прав человека», которое может быть ограничено 99 лишь в случаях, предусмотренных законом (пп. 10, 11); собственность есть право ^ неприкосновенное и священное (п. 17). К правам гражданина отнесены право § граждан «участвовать лично или через своих представителей в выражении общей воли»; на равный доступ «ко всем общественным должностям, местам и службам сообразно их способностям и без каких-либо различий...» (п. 6); право самому непосредственно или через представителей устанавливать «необходимость государственного обложения, свободно давать согласие на его взимание, следить за его расходованием и определять его долевой размер.» (п. 14)5. 201

Вышеупомянутые и некоторые другие положения французской Декларации нашли непосредственное заимствование в учредительных политико-правовых актах многих стран мира, а с середины XX в. — и в международно-правовых актах. Что же касается Франции, то действующая сегодня Конституция Пятой республики 1958 г. включает Декларацию в качестве ее составной части.

К основным результатам этого этапа в развитии прав человека следует отнести глубокую системную проработку философской и политико-правовой мыслью христианского мира генезиса, природы, содержания и значения для дальнейших судеб человечества самоценности человека и его прав; закрепление в основных законах развитых на тот период стран определенного перечня личных (гражданских) и политических прав человека с целью обезопасить человеческое общество от произвола отдельных лиц, отдельных групп общества, государства; открытие простора для капиталистического способа производства и посредством него усиление взаимопроникновения политики, экономики и культуры различных народов мира, цивилизаций.

Коренные изменения политических, социально-экономических и духовных отношений в европейских и воспринявших их культуру странах XVII—XIX вв. сопровождались, с одной стороны, демократизацией общества и государства, формированием идеологии правовой государственности и культивированием в общественном сознании неотчуждаемых естественных прав человека как цели государства, а с другой стороны, усилением роли государства в формировании обновляемого правопорядка, упорядочением развиваемого индивидуализма предписаниями, законами государства (позитивным правом). В этих условиях а с середины XIX в. естественное право как регулятор общественных отношений ? было потеснено позитивным правом, что нашло, в частности, отражение в норма-8 тивистской доктрине права на рубеже XIX—XX вв., а затем в социологическом на-| правлении в праве (доктрины «солидаризма» и «институционализма») 20-40-х гг. I XX в. В государственно-правовой практике свертывание или отказ от признания

1 приоритета прав человека нашло отражение в установлении в первой половине

го

| XX в. (новейшее время) авторитарных и тоталитарных политических режимов

| в некоторых крупных государствах мира (Германия, Италия, Советская Россия

| (СССР), Япония и др.), сущность которых выражалась в тезисе «один вождь —

2 одна партия — один народ» и своеобразной «системоцентристской» модели ° взаимоотношений государства и человека («от государства к человеку»).

« В жестком противоборстве стран «старой демократии» в сотрудничестве с Союзом

| ССР, в котором зарождались признаки тоталитаризма, со странами с фашистским

I тоталитарным режимом в середине XX в. вновь, как и 150 лет назад, человечество

° возвратилось к признанию естественных прав человека (уже без внеземного, боже-

0

° ственного налета) как всепланетарной ценности человеческого рода. В Уставе Орга-¿5 низации Объединенных Наций от 26 июня 1945 г., принятом странами-участниками

1 антигитлеровской коалиции перед окончанием Второй мировой войны, отмечалось: | «Мы, народы Объединенных Наций, преисполненные решимости... вновь утвердить

веру в основные права человека, в достоинство и ценность человеческой личности, в равноправие мужчин и женщин и в равенство прав больших и малых наций.». В развитие положений Устава ООН 1945 г. Генеральная Ассамблея ООН в течение последующих более чем 20 лет приняла Международный билль о правах человека (Всеобщую Декларацию прав человека 1948 г., Международный пакт о граждан-

202

ских и политических правах 1966 г., Международный пакт об экономических,

социальных и культурных правах 1966 г. и Факультативный протокол к Международному пакту о гражданских и политических правах 1966 г.), который указал на безусловную ценность человека в окружающем мире, значимость, сущность, перечень и содержание основных прав человека.

Особое значение имеет нацеленность Билля о правах человека на всеобщее (всем человечеством) признание неотъемлемых прав человека, уважение и соблюдение их каждым человеком, обществом и государством. В преамбуле Всеобщей декларации прав человека провозглашается: «Принимая во внимание, что признание достоинства, присущего всем членам человеческой семьи, и равных и неотъемлемых прав их является основой свободы, справедливости и всеобщего мира. всеобщее понимание характера этих прав и свобод имеет огромное значение для полного выполнения обязательства государств-членов ООН содействовать всеобщему уважению и соблюдению прав человека и основных свобод, Генеральная Ассамблея провозглашает настоящую Всеобщую декларацию прав человека в качестве задачи, к выполнению которой должны стремиться все народы и все государства».

На протяжении всей послевоенной истории приняты десятки международно-правовых актов, подтверждающих и развивающих положения этого «катехе-зиса» прав человека. Большинство государств мира (их более 200) восприняли идеологию прав человека, что находит закрепление в декларациях, конституциях и иных учредительных актах этих стран.

Что нового утвердилось в вопросе о правах человека? Какие проблемы стоят перед ними? К новеллам в области прав человека можно отнести следующее.

Первое. Права человека признаются мировым сообществом как «одна из высших ценностей человеческой цивилизации, охватывающая самые различные

аспекты индивидуального общественного бытия.»6. с

т

Второе. Каталог и содержание прав человека находятся в постоянном раз- к

витии, включая права «первого поколения» (конституируемые с XVП-XIX вв. р

личные и политические права и свободы); права «второго поколения» (конституи- °

руемые с конца XIX в. социально-экономические права и свободы); права «тре- о

тьего поколения» (конституируемые со второй половины XX в. «коллективные» °

права, осуществляемые объединением людей, например, право на информацию, р

\ ° здоровую окружающую среду, мир и т. п.). е

Третье. Подвижность в соотношении прав человека и прав гражданина. Права °

человека, т. е. права, принадлежащие каждому, постепенно прирастают права- р

ми собственно гражданина (например, право участвовать в выборах и право на 1

занятие государственной либо муниципальной должности зачастую провозгла- о

шаются международно-правовыми и национальными правовыми актами как к

право каждого, а не только гражданина соответствующего государства). е

Четвертое. Признание установленных международно-правовыми и национальны- и

ми учредительными актами прав человека в качестве «основных прав» или «основ- №

ных прав человека» (категория «основные» или «фундаментальные» права человека 3

употреблялась в юридической науке и конституционном законодательстве отдельных ^

стран с середины XIX в., но вне контекста с международно-правовыми актами). к

Пятое. Провозглашение связанности законодательной, исполнительной и судебной властей государства основными правами как непосредственно действующим правом. Впервые такая связанность была закреплена формально-юридически Основным Законом ФРГ 1949 г. (абз. 2 ст. 2). В Конституции РФ 1993 г. она также нашла закрепление, но несколько в иной интерпретации: права

и свободы человека и гражданина «определяют смысл, содержание и применение 203

законов, деятельность законодательной и исполнительной властей, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием» (ст. 18). Не ставя задачу выяснения, насколько удачно последнее положение, следует все же отметить, что судебная власть как бы выпадает из триады государственных властей, деятельность которых должна быть ориентирована на реализацию основных прав.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Шестое. Создание специальных механизмов международно-правовой защиты прав человека, к которым, в частности, можно отнести Комитет по правам человека ООН, Европейский суд по правам человека Совета Европы (Страсбург), иные надрегиональные институты защиты прав человека.

Седьмое. Становление самостоятельного научного направления — теории прав человека, изучающей сущность, генезис, историческое развитие, систему, содержание, гарантии реализации и значение прав человека как социальной ценности.

На фоне упомянутых новелл в сфере развития прав человека возникают и новые проблемы, требующие своего решения: 1) права человека — всеобъемлющее общественное явление. Как вид и мера возможного поведения человека они могут развиваться в разных направлениях, что требует от самого человека, общества и государства определенной соразмерности их отношений; 2) реализация основных прав человека требует все возрастающего потенциала общества и государства при соблюдении руководящих ориентиров — обеспечение достоинства человека и социальное, политическое соучастие человека, общества и государства; 3) необходимость тесной увязанности формально конституированных прав человека с формированием и развитием демократической, правовой и социальной государственности; 4) минимизация социальных, этнических, религиозных, половых и иных дискриминационных различий между членами общества в границах одного государства, объединения государства, человечества в целом; 5) разновременное и отличающееся по содержанию восприятие прав человека правовой идеологией различных государств сдерживает продвижение прав человека у отдельных народов (например, стран Юго-Восточной Азии, в т. ч. Китая и Индии, а также мусульманского мира); 6) в условиях нарастающей глобализации, взаимного проникновения политики, экономики, культур разных народов и государств, сохраняющих различия цивилизационного характера, христианская модель прав человека наталкивается на неприятие со стороны иных культур.

Задача народов, правящих сил государств и международных сообществ — не допустить «крестовые походы» друг против друга различающихся еще пока цивилизационных пластов человечества, акцентировать внимание на общей природе человека, единстве глобальных целей человечества — сохранении нашей «голубой планеты» и человеческого рода.

1 См.: Фарбер И.Е., Ржевский В.А Вопросы теории советского конституционного права. Саратов, 1967; Советское государственное право / под ред. И.Е. Фарбера. Саратов, 1979; Фарбер И.Е. Свобода и права человека в советском государстве. Саратов, 1974; Он же. Права человека, гражданина и лица в социалистическом обществе // Правоведение. 1967. № 1; Конституционное развитие России: межвузовский сборник научных статей. Саратов, 2008. Вып. 9.

2 Бондарь Н.С. Научно-теоретические истоки конституционного мировоззрения (в контексте творческого наследия профессора И.Е. Фарбера) // Конституционное развитие России: межвузовский сборник научных статей. Саратов, 2008. Вып. 9. С. 58.

3 Права человека: учебник для вузов / отв. ред. Е.А. Лукашева. М., 1999. С. 60.

4 История государства и права зарубежных стран: учебник для вузов / под общ. ред. Н.А. Крашенин-никовой и О.А. Жидкова. Ч. 2. М., 1998. С. 29-30.

5 См.: Конституция стран Европы: в 3 т. / под ред. Л.А. Окунькова. М., 2001. С. 433-434.

6 Права человека: учебник для вузов / отв. ред. Е.А. Лукашева. С. 1.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.