Научная статья на тему 'Практика формирования местных советско-партийных органов власти с переходом к новой экономической политике (на материалах губерний верхнего Поволжья)'

Практика формирования местных советско-партийных органов власти с переходом к новой экономической политике (на материалах губерний верхнего Поволжья) Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
67
29
Поделиться
Ключевые слова
НЭП / ВЕРХНЕЕ ПОВОЛЖЬЕ / ПАРТИЙНО-СОВЕТСКИЕ КАДРЫ / ВЫДВИЖЕНИЕ

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Волков Дмитрий Александрович

В статье показан противоречивый опыт формирования партийно-советских органов власти Верхнего Поволжья в начальный период нэпа.

THE PRACTICE OF FORMING LOCAL SOVIETCOMMUNIST AUTHORITIES IN THE TRANSITION TO THE NEW ECONOMIC POLICY (ON MATERIALS OF THE UPPER VOLGA REGION)

Article shows a contradictory experience of building the party and Soviet organs of power of the upper Volga region in the early years of the new economic policy.

Текст научной работы на тему «Практика формирования местных советско-партийных органов власти с переходом к новой экономической политике (на материалах губерний верхнего Поволжья)»

УДК 947

Волков Дмитрий Александрович

кандидат исторических наук Костромской государственный университет им. Н.А. Некрасова

n.margolina@mail.ru

ПРАКТИКА ФОРМИРОВАНИЯ МЕСТНЫХ СОВЕТСКО-ПАРТИЙНЫХ ОРГАНОВ ВЛАСТИ С ПЕРЕХОДОМ К НОВОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКЕ (НА МАТЕРИАЛАХ ГУБЕРНИЙ ВЕРХНЕГО ПОВОЛЖЬЯ)

В статье показан противоречивый опыт формирования партийно-советских органов власти Верхнего Поволжья в начальный период нэпа.

Ключевые слова: НЭП, Верхнее Поволжье, партийно-советские кадры, выдвижение.

Политика военного коммунизма, которая проводилась в период Гражданской войны, привела к глобальному системному кризису. Начало нэпа есть продолжение этого кризиса. Страна лежала в развалинах. Национальный доход составлял только третью часть довоенного уровня, промышленное производство -пятую, транспорт был разрушен, а сельскохозяйственное производство стало настолько мизерным, что большинство населения страны вынуждено было голодать. Даже в изучаемых губерниях, хотя они и не были ареной боевых действий, экономика была серьезно подорвана. В начале 1921 г. объем валовой продукции этих губерний составлял к уровню 1913 г. - 30% в Костромской, 16,2% - в Ярославской. Текстильная промышленность Иваново-Вознесенской губернии давала только 3% продукции от довоенного уровня [1].

Однако кризис был не только, да и не столько экономическим, сколько политическим, так как на ответственных должностях часто оказывались не только некомпетентные люди и карьеристы, но и просто деклассированные уголовные элементы, которые действовали под лозунгом: «Грабь награбленное». Факты беззакония новых властей наиболее ярко проявлялись в дальних уездах. Так, в Ко-вернинском уезде Костромской губернии, по мнению проверяющих из губкома в 1921 г., «надо начинать снова Октябрьскую революцию. Ни изб-читален, ни партийной, культурной, ни вообще советской работы там не было и нет. Ответственные работники-коммунисты постоянно пьянствуют, сдружились с кулаками» [2]. Правда, бороться с этими явлениями предполагалось чисто бюрократически - политикой формирования новых управленческих кадров и перемещения с одних должностей на другие. То есть во главу угла ставится кадровый вопрос.

С переходом к нэпу проблема подбора руководящих волостных и уездных партийно-советских кадров должна была решаться по-новому. В годы Гражданской войны основными методами их выдвижения были мобилизации и прямые назначения, без учета общеобразовательного уровня, профес-

сиональной подготовки и опыта руководителей, их деятельность направлялась приказами, командованием. В новых экономических условиях усложнившаяся работа государственных, особенно хозяйственных, органов более настоятельно требовала от руководителей определенных знаний, умения разбираться в рыночной обстановке, приспосабливаться к ней, действуя не только и не столько приказами, сколько владея экономическими рычагами.

В отличие от партийных документов предшествующего периода, в которых по вопросу о подборе руководящих кадров неизменно на первое место ставились членство в Коммунистической партии и социальное (пролетарское) происхождение, X съезд РКП(б) в своей резолюции подчеркивал, что при назначении персонала на высшие административно-технические должности должны учитываться: «а) Действительный стаж и научная подготовка; б) личные способности... для выполнения возлагаемых на него руководящих обязанностей; в) социальное положение в прошлом; г) отношение к Советской власти, проверенное на опыте советского строительства» [3]. Итак, здесь профессиональная подготовка и способности с обычно занимаемого в партийных документах последнего места передвинуты на первое. «Но на практике превалировали прежние подходы и стереотипы в подборе руководящих кадров. Партия не сумела их преодолеть, что также сказалось на непоследовательности реформ. Она не только не отказалась от присвоенного ею после прихода к власти права решать все кадровые вопросы, но даже усиливала свою роль в этом, причем в собственных интересах» [4], - это мнение известного историка, крупного специалиста по проблемам нэпа Е. Гимпель-сона. Документы местных архивов доказывают правомерность этого вывода.

Состав руководящих партийных и советских кадров показала проведенная в июле 1921 г. по решению ЦК РКП(б) Всероссийская перепись ответственных работников. В разработку по 31 губернии вошли данные об 11070 ответственных работниках, в большинстве своем партийно-советского аппарата низового уровня. По социальному поло-

310

Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова ♦ № 1, 2012

© Волков Д.А., 2012

жению рабочие составляли 35%, крестьяне—16%. Среди рабочих на первом месте стояли металлисты, выдвинувшие 14% ответственных работников. В составе работников губернского масштаба рабочих насчитывалось 37%, уездного масштаба - 33%, волостного и другого масштабов - 37%, крестьян, соответственно, - 8%, 20%, 15%. Почти 80% ответственных работников имели только низшее и внешкольное образование [5].

Постепенно центр тяжести по выдвижению в местные советско-партийные органы власти перемещается в низовые партийные ячейки и значительно регламентируется. В некоторых организациях создаются специальные тройки в составе организатора, секретаря и одного по усмотрению Бюро тройки. В задачу тройки входило детальное изучение каждого члена ячейки, составление деловой характеристики и дачи заключения на предмет выдвижения. Изучение производилось путем опроса товарищей, знающих выдвигаемого, и в процессе личной беседы с самим выдвиженцем и его непосредственными начальниками. Затем при губкомах создается целый инструкторский аппарат. Что он собой представлял - можно судить из доклада «О состоянии уездно-районного инструкторского аппарата Иваново-Вознесенской губернии» в ЦК РКП(б). В докладе говорилось, что этот аппарат в количестве 7 человек удовлетворительный. Большая часть имеет солидный стаж партийной работы, а по социальному признаку - 5 рабочих и 2 крестьянина. Стаж практической партийной работы от одного до четырех лет. Основным вопросом работы инструкторского аппарата уездов было установление работоспособности ячеек и выявление влияния их на работу советских и партийных органов. В результате обследования подбирались кадры новых партийных работников. Методы работы инструкторов заключались в следующем: инструктор знакомился с ячейкой и определялся, выдвигать кого-нибудь дальше или нет. Контроль над выполнением предложений инструкторов проводился через орготдел путем заслушивания отчетных докладов секретарей ячеек и повторных выездов инструкторов [6].

В свою очередь советско-партийные ответственные работники также прикреплялись к ячейкам, чтобы те затем могли выдвигать новых работников для партийной и советской работы из коммунистов и беспартийных. Кроме этого, в проекте положения о ячейках РКП(б) говорилось, что ячейки должны контролировать деятельность советско-партийных ответственных работников. А в деревне они вообще должны руководить деятельностью местных Советов, кооперативных и профсоюзных организаций. Но все же основной функцией ячейки был подбор кадров с целью их выдвижения, которое в дальнейшем уже целиком и полностью за-

висело от вышестоящих партийных органов (райкомов, укомов, горкомов и т.д.). От этих органов зависело не только выдвижение от станка или от сохи, или с менее ответственной на более ответственную работу, но и так называемые плановые перемещение и обратные выдвижения к станку и к сохе. Цель перемещений и обратных выдвижений состояла, во-первых, в том, чтобы как-то бороться с быстро разрастающимся бюрократизмом советско-партийных чиновников. Во-вторых, предполагалось, что тем самым расчищается дорога для новых выдвиженцев. В-третьих, это был один из методов наказания. Наиболее распространенными негативными явлениями среди ответственных работников изучаемого региона, за которые таким образом наказывали, были пьянство и аморальное поведение [7]. А вот каковы мотивы переброски ответственных работников, которые обсуждались на заседании Шуйского уездкома Иваново-Вознесенской губернии: «демагог, считался только с 23 товарищами и своим поведением подрывал всякий авторитет коллектива, годен для военно-административной работы»; «замешан в выпивке и карточной игре, в своей работе изолировался от партийной организации, авторитет в массах потерял абсолютно. Годен для милиционно-административной работы»; «забюрократировался и взялся за устройство своей личной жизни, среди рабочей массы потерял всякий авторитет, выпивает и везде заявляет, что он алкоголик и пить будет так же, как и сейчас. Годен для партийной и административной работы». «кумовство и разрешение дел в пьяном виде. Годен для советской работы» [8]. Схожие мотивы передвижения были в Ярославле и Костроме [9].

Большое значение для выдвижения, особенно рабочих и крестьян, сыграла проведенная в 1921 г. массовая чистка РКП(б). Она значительно сократила численный состав не только рядовых коммунистов, но и советско-партийных руководителей [10]. В Иваново-Вознесенске через комиссии по чистке советского аппарата прошло 6048 советских служащих, из которых было уволено 7,8% и переброшено на другие должности 1,7%. Из уволенных нерабочего и некрестьянского происхождения - 62%, крестьян - 37,15%, рабочих -

0,85% [11]. «Удержался в партии и на своей должности секретаря Райкома во время чистки только благодаря своему рабочему происхождению», - говорилось в одном из отчетов Иваново-Вознесенского губкома [12]. Крестьяне увольнялись в основном по причине того, что они имели собственность в деревне. Остальные мотивы увольнения: за преклонностью лет - 15 чел., чуждый антисоветский элемент - 59 чел., дети служителей религиозного культа - 33 чел., бывшие торговцы и тяготеющие к торговле - 48 чел., халатное отношение к служ-

Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова ♦ № 1, 2012

311

бе, занимающие должности не по специальности и за грубое обращение - 66 чел., материально обеспеченные и имеющие собственность - 37 чел., по сокращению штатов - 74 чел., имеющие членов семьи служащими - 107 чел., за преступление по должности и другие проступки - 24 чел., бывшие белые - 28 чел., чиновники царской службы (цифры не указаны), бывшие крупные собственники, предприниматели, фабриканты - 39 чел. [13].

«В начале чистки, - сообщалось в отчете Ярославского губкома, - методы были не совсем удачные, и пришлось поправлять работу комиссии по чистке». Она не всегда основывалась на материалах и документах, а пользовалась устными заявлениями, или общими впечатлениями, а потом «вычищенный» представлял документ, и президиум ГИК вынужден был пересматривать решения комиссии. Чистка внесла оздоровление в аппарат, «но “вычищенные”, по сведениям, перекочевав в другой город, вновь устраивались на работу в советские органы» [14]. В Костроме прошло громкое дело Чеснокова, члена РКП(б), занимавшего ответственный пост председателя городского исполнительного комитета. В результате чистки было выяснено, что он ранее состоял в «Союзе русского народа» [15].

В Иваново-Вознесенской губернии во время этой кампании число руководящих работников в ряде уездных и районных организаций сократилось на 30%. В связи с этим губком принял решение о выдвижении на руководящие посты рядовых коммунистов - рабочих и крестьян. Сам президиум Иваново-Вознесенского губкома состоял из четырех человек (секретарь губкома, председатель ГИК, председатель ГОПО, губвоенком), из которых двое были рабочими, а двое крестьянами. В составе Иваново-Вознесенского губисполкома из 21 работника 20 были также рабочие и крестьяне [16]. В губисполкоме Ярославской губернии все ответственные посты занимали рабочие и крестьяне. Те же процессы происходили в и в Костроме [17]. Чистка, способствуя выдвижению рабочих и крестьян, все же нанесла серьезный удар по руководящим советско-партийным кадрам провинции, нехватка которых было катастрофической. Вот что телеграфировал Костромской губком в ЦК буквально за несколько месяцев до чистки: «Едва ли приходится говорить о том, как остро чувствуется и тем более в провинции, при наличии крайне ограниченных пролетарских кадров, недостаток работников партийной и советской работы. При этом условии убыль одного человека по тем или иным причинам чувствуется как незаполненная брешь» [18]. После чистки просьбы Костромского губкома в ЦК не только не прекратились, а еще более усилились. «Соответственно, при отсутствии руководящих партийно-советских работников, - констатировал губком, - развернуть работу или хотя бы довести

ее до надлежавшей высоты не представляется возможным. Поэтому губком настоятельно просит, уже третий раз, откомандировать в его распоряжение несколько человек. Губком надеется, что на этот раз ЦК учтет положение Костромской организации и примет все надлежащие меры к откомандированию указанных товарищей» [19]. В ЦК посыпались прошения не только за «группы товарищей», но и за конкретные личности: «Вторично просим откомандировать в наше распоряжение т. Крылова Гавриила Ивановича из Нижегородской организации для заведывания Костромским губполитпросветом, так как последний находится в весьма критическом положении, о чем вам уже неоднократно докладывалось» [20].

Так, лишь в одном Рыбинском уезде Ярославской губернии в 1921 г. только на должности, которые должны были занять члены РКП(б), требовалось 80 человек [21]. В Костромской губернии на 1300 вакантных мест имелось всего 365 работников, то есть примерно в 4 раза меньше необходимого [22]. После же чистки загруженность некоторых ответственных работников была просто колоссальной.

Таким образом, переход к нэпу, состоявшийся в 1921 г., изменил практику формирования местных партийно-советских органов власти по сравнению с периодом Гражданской войны. Однако эта политика по-прежнему проводилась неоднозначно и противоречиво.

Библиографический список

1. Очерки истории Костромской организации

КПСС. - Ярославль, 1967. - С. 197; Очерки истории Ярославской организации КПСС. - Ярославль, 1985. - С. 223; Очерки истории Ивановской организации КПСС. - Ярославль, 1967. - Ч. 2. - С. 120.

2. ЦДНИКО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 273. Л. 67.

3. Десятый съезд РКП(б), март 1921: стенографический отчет. - М., 1963. - С. 421.

4. Гимпельсон Е.Г. Формирование советской политической системы. 1917-1923. - М., 1995. -С. 323.

5. Правда. - 1921. - 19 окт.

6. ГАИО. Ф. 2. Оп. 5. Д. 211. Л. 24.

7. ГАЯО. Ф. Р. 1359. Оп. 1. Д. 47. Л. 17; ГАИО. Ф. п. 2. Оп. 1. Д. 167. Л. 45; ГАКО. Ф. Р. 1151. Оп. 4. Д. 40. Л. 36 (об.) и др.

8. ГАИО. Ф. П. 2. Оп. 1. Д. 67. Л. 154.

9. ЦДНИ ГАЯО. Ф. 1. Оп. 27. Д. 94. Л. 7; Д. 98.

Л. 6; Красный мир. - 1921. - 23 сент.

10. Петерс Я. О чистке советского аппарата. -М.; Л., 1929. - С. 13.

11. Известия Иваново-Вознесенского губкома. -1921. - № 2. - С. 15.

12. ГАИО. Ф. 2. Оп. 5. Д. 189. Л. 16.

13. Там же. Л. 23.

312

Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова ♦ № 1, 2012

14. ЦДНИ ГАЯО. Ф. 18. Оп. 1. Д. 943. Л. 14.

15. ГАНИКО Ф. 1. Оп. 1. Д. 132. Л. 34; Д. 47. Л. 34.

16. ГАИО. Ф. П. 2. Оп. 1. Д. 159. Л. 20; Красный Манчестер. - Иваново-Вознесенск, 1925. -

Ч. 1.- С. 143.

17. Ярославский край в документах и материалах (1917-1977). -Ярославль, 1977. - С. 54; ГАНИКО. Ф. 1. Оп. 2. Д. 276. Л. 61.

18. ГАКО. Ф. р. 1124. Оп. 2. Д. 108. Л. 16.

19. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 312. Л. 18.

20. ЦДНИКО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 213. Л. 24.

21. ЦДНИ ГАЯО. Ф. 1. Оп. 27. Д. 125. Л. 4.

22. Миловидов В.Л. РКП(б) у власти: первый опыт, проблемы, уроки // Политический собеседник. - 1992. - № 4. - С. 18; ГАНИКО. Ф. 1. Оп. 3. Д. 87. Л. 151.

УДК 94(430).087

Егоров Александр Игоревич

Дзержинский политехнический институт Нижегородского государственного технического университета

dr. egoroff-al2012@yandex. ш

ПОЛИТИКА КОАЛИЦИИ ХДС/ХСС - СДПГ В АФГАНИСТАНЕ (2005-2008 гг.)

В статье рассмотрены узловые аспекты политики «большой коалиции» в Афганистане. Правительству ХДС/ ХСС — СДПГ пришлось ужесточить позицию ФРГ в отношении урегулирования ситуации, расширяя круг задач, географию пребывания, а также постепенно увеличивая численность военнослужащих бундесвера, расквартированных на афганской территории. Такая линия вступила в противоречие с общественным мнением Германии.

Ключевые слова: Афганистан, Германия, НАТО, антитеррористическая коалиция, бундесвер, общественное мнение, безопасность.

К осени 2005 г. антитеррористическая коалиция, изначально задуманная как эффективный инструмент борьбы с международным терроризмом, добилась в Афганистане весьма скромных результатов. Не только в военной, но и в гражданской области международным силам содействия безопасности (ISAF) не удалось создать решающие предпосылки для превращения этой страны в зону стабильности и благополучия.

Несмотря на проведение демократических выборов, в политической сфере ситуация не была нормализована. Вновь сформированные органы государственной власти оказались слабыми. Президент Афганистана Х. Карзай не пользовался весомым авторитетом среди полевых командиров и практически не контролировал положение на местах. Свергнутые, но не сломленные талибы и их сторонники, напротив, укрепили свое влияние и попытались дестабилизировать ситуацию в юго-восточных провинциях страны. При этом руководство оппозиции избрало тактику, основу которой составляли военные операции малой и средней интенсивности, диверсии, нападения на правительственные и иностранные войска, государственные учреждения Афганистана и, главным образом, практически непрекращающиеся террористические акты. В северо-западных провинциях Пакистана были созданы опорные базы талибов, с которых они совершали вылазки на афганскую территорию.

Нарастанию антизападных настроений в местной социальной среде способствовали действия членов коалиции, обусловленные в решающей степени американской позицией. К их числу относились обыски, «зачистки» и ракетно-бомбовые удары по населенным пунктам, чьи жители подозре-

вались в пособничестве террористам. Гибель сотен ни в чем не повинных людей, включая стариков и детей, вызывала негативную реакцию в масштабе всей страны.

Некоторые представители антитеррористичес-кой коалиции, будучи ограниченными в маневре рамками американской стратегии, тем не менее, искали возможность дистанцироваться от жесткой позиции Вашингтона. В наибольшей степени это удалось руководству Германии, строившему свою линию поведения в Афганистане, руководствуясь в первую очередь собственным пониманием гарантий национальной безопасности. Концептуальный подход властей ФРГ в постбиполярную эпоху к данной проблеме претерпел существенные изменения: на смену ее узкому пониманию, трактуемому с точки зрения достижения нерушимости государственных границ, пришло широкое толкование. В этом смысле оформление международного порядка в соответствии с немецкими интересами, предусматривающими преодоление комплексных вызовов, локализацию рисков на всех уровнях безопасности, а также защиту территории и населения страны от асимметричных угроз, могла гарантировать деятельность не столько на местном, сколько на региональном уровне.

Такое понимание вполне согласовывалось со стратегией НАТО, возводившей региональные кризисы в число наиболее вероятных угроз стабильности в евроатлантическом пространстве и на его периферии.

Из этих соображений вытекало понимание новой миссии бундесвера, который уже не столько готовился к защите страны от нападения потенциального противника, как в биполярную эпоху, сколь-

© Егоров А.И., 2012

Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова ♦ № 1, 2012

313