Научная статья на тему 'Прагматика мерзкого: дистрибуция негативизмов в современном медиатексте'

Прагматика мерзкого: дистрибуция негативизмов в современном медиатексте Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

CC BY-NC-ND
34
11
Поделиться
Ключевые слова
НЕГАТИВНАЯ ОЦЕНОЧНОСТЬ / ЭПИТЕТ / ЭКСПРЕССИЯ / МЕДИАТЕКСТ / ИРОНИЯ / ГАЗЕТА "ЗАВТРА" / "НОВАЯ ГАЗЕТА" / NEGATIVE EVALUATION / EPITHET / EXPRESSION / MEDIA TEXT / IRONY / NEWSPAPER "ZAVTRA" / "NOVAYA GAZETA"

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Басовская Евгения Наумовна

В статье рассматривается функционирование синонимичных негативно оценочных прилагательных в текстах идеологически противоположных изданий. Автор показывает, что экспрессивные негативизмы количественно преобладают в прокоммунистической, националистической газете «Завтра», публицисты которой активно используют подобную лексику для саркастической имитации речи политического противника. В либеральной, прозападнической «Новой газете» число и разнообразие негативных эпитетов несколько меньше, они чаще служат для прямой отрицательной оценки различных явлений. В целом применение негативизмов способствует созданию общей агрессивной тональности в современной массовой коммуникации.

Pragmatics of disgusting words. Distribution of negative adjectives in a contemporary media text

The article considers the functioning of synonymous negative evaluative adjectives in the texts of ideologically opposite media.The author shows that the expressive negativity prevail in the pro-communist nationalistic newspaper “Zavtra”, where journalists actively use such-like vocabulary for the sarcastic imitation of the speech of a political opponent. In the liberal, pro-Western “Novaya Gazeta” the number and variety of negative epithets are somewhat smaller, they often serve to direct negative evaluation of various phenomena. In general, the use of negative evaluative vocabulary contributes to the creation of general aggressive tone in contemporary mass communication.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Прагматика мерзкого: дистрибуция негативизмов в современном медиатексте»

Язык СМИ

Е.Н. Басовская

Прагматика мерзкого: дистрибуция негативизмов в современном медиатексте

В статье рассматривается функционирование синонимичных негативно оценочных прилагательных в текстах идеологически противоположных изданий. Автор показывает, что экспрессивные негативизмы количественно преобладают в прокоммунистической, националистической газете «Завтра», публицисты которой активно используют подобную лексику для саркастической имитации речи политического противника. В либеральной, прозападнической «Новой газете» число и разнообразие негативных эпитетов несколько меньше, они чаще служат для прямой отрицательной оценки различных явлений. В целом применение негати-визмов способствует созданию общей агрессивной тональности в современной массовой коммуникации.

Ключевые слова: негативная оценочность, эпитет, экспрессия, медиа-текст, ирония, газета «Завтра», «Новая газета».

Статья посвящена анализу функционирования в современном русском медиатексте прилагательных, составляющих синонимический ряд с доминантой отвратительный: отталкивающий, гадкий, противный, омерзительный, мерзкий, мерзостный, отвратный, богомерзкий, пакостный, мерзопакостный, поганый, паскудный, гадостный, тошнотворный, тошнотный, тошный, муторный - по словарю синонимов З.Е. Александровой1.

Почему именно эти слова привлекают внимание? Нельзя не согласиться с исследователями медиатекста, отмечающими экспансию негативизмов в СМИ последних десятилетий. Этот процесс рассматривается как часть более общей тенденции -негативизации эмоционального фона массовой коммуникации,

© Басовская Е.Н., 2017

активного использования таких средств воздействия на аудиторию, как «демагогия, агрессивность, скандальная эпатажность, фамильярность, пошлость»2. В.И. Шаховский пишет даже о «безраздельном доминировании» отрицательно заряженной лексики3. Принимая идею перехода количества в качество, можно предположить, что активное использование журналистами слов с негативной коннотацией (пейоративов, негативизмов) не может не оказывать воздействия на общественное сознание. Исходя из этого интересно рассмотреть конкретные речевые ходы, которые применяют авторы публицистических текстов с целью формирования у аудитории отрицательного отношения к тем или иным явлениям действительности.

Исследование проводилось на материале изданий «Завтра» и «Новая газета» 2016 г. Сопоставимость источников определяется форматом СМИ (еженедельная общественно-политическая газета), четкостью идейной позиции каждой редакции («Завтра» - националистическая, имперско-коммунистическая, «Новая газета» -либерально-демократическая) и яркостью публицистического стиля постоянных авторов. Анализировались интернет-версии обеих газет, включающие в себя не только электронный вариант бумажных выпусков, но и авторские блоги, а также читательские комментарии. Представляется, что стилистический портрет современных медиа уже не может быть написан без учета интернет-среды функционирования СМИ и порождаемых ею новых дискурсивных эффектов, таких как взаимная «стилевая подзарядка» журналиста и комментирующего его публикацию читателя.

Количественные данные за январь-октябрь 2016 г. таковы4:

Слово «Завтра» «Новая газета»

отвратительный 77 76

мерзкий 85 62

поганый 71 12

омерзительный 48 21

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

гадкий 36 13

богомерзкий 12 -

отвратный 8 1

тошнотворный 10 5

мерзостный 5 2

мерзопакостный 7 1

Прагматика мерзкого... 125

Слово «Завтра» «Новая газета»

паскудный 5 5

гадостный 4 -

муторный 6 -

тошнотный - -

тошный 1 -

Приведенные показатели демонстрируют несколько большую склонность журналистов «Завтра» по сравнению с авторами «Новой газеты» к агрессивной негативизации реальности. Относительно сдержанное определение отвратительный используется в обоих изданиях почти с одинаковой частотой; резкие, подчеркнуто сниженные мерзкий, омерзительный, гадкий активнее в речевом арсенале публицистов «Завтра». При этом не обнаруживается ни одного слова из рассматриваемого синонимического ряда, которое применялось бы публицистами «Новой газеты» активнее, чем авторами «Завтра».

Относительно высокая частотность в текстах газеты «Завтра» прилагательного поганый вполне объяснима: одно из значений этого слова - «нечистый с религиозной точки зрения (первоначально - нехристианский, языческий)»5 - актуально для издания, пропагандирующего традиционные русские ценности, в первую очередь - православие, и подчеркивающего, что Россия окружена врагами-иноверцами.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Прилагательное поганый характерно для авторских блогов православных публицистов - текстов, намеренно стилизованных под русскую старину: «Сам Илия, что Муромец, к князю Владимиру на поклон ходил, попутно Соловья Разбойника вразумляя, люд православный обороняя. Посадил в темницу богатыря князь Красно Солнышко. Исполинской силы - по благословению Святогора -у Илюши не поубавилось. Но Земле Русской от поганых набегов пострадать всё ж ещё пришлось. Да что там, и теперь она страдает, от глумливых, в Раде ретиво на трибуне восседающих, летописными текстами пренебрегающих» (З. 3.01.2016). Слово поганый, обладающее собственной патетичностью в качестве обозначения презираемого говорящим идейного врага, естественно вписывается в эмоционально насыщенный поэтический контекст:

И мир удивляется чуду, от счастья хмелея, А всадник копьем поражает поганого змея!

(З. 6.10.2016)

Несколько реже прилагательное функционирует в текстах сугубо современной тематики, вне связи с историческими ассоциациями и без аллегорического плана, - как разговорное со значением «мерзкий, отвратительный, скверный»6: «Прокурор Князев... вернулся ровно через десять минут, уж не знаем, с кем советовался, но выдал нечто такое, что невозможно объять ни логикой, ни простым здравым смыслом: "В соответствии с частью второй статьи 49 у суда есть право по допуску одного из близких родственников в качестве защитника. Судом были рассмотрены аналогичные ходатайства. В связи с чем оснований для удовлетворения ходатайства не имеется". Ах, какое разочарование! И лицо приличное, и фамилия симпатичная, а должность - поганая должность служки и сошки - обязывает. Обязывает ко лжи, к извращению законов, к попиранию их» (З. 6.11.2016).

В данном случае внутренняя энергия пейоратива усиливается общей иронической тональностью, сопровождаемой использованием приемов экспрессивного синтаксиса - восклицательной конструкции, антитезы, парцелляции, повтора, многосоюзия и др. Для публицистов газеты «Завтра» вообще типична установка на то, чтобы не экономить на средствах выразительности, создавать своего рода «стилистические сгущения», способные оказать на читателя сильное эмоциональное давление.

В текстах «Новой газеты» прилагательное поганый встречается преимущественно в именах собственных (Поганая лужа - историческое название Чистых прудов), фразеологизмах (поганой метлой), цитатах («слопала-таки поганая, гугнивая родимая матушка Россия, как чушка своего поросенка» - слова А. Блока), в прямой речи персонажей - как бранное слово (в одном ряду с «сукой» и «пьянью»).

Показательным представляется употребление прилагательного поганый в качестве единицы исторически и идеологически закрепленного словаря. Так, режиссер К. Гинкас, отвечая на вопрос журналиста о своем образе жизни в 1960-х гг., восклицает: «Да вы что! Я?! Чтобы принципиальный, творческий человек ходил в эти поганые буржуазные рестораны?» (11.05.2016), а фотограф и публицист Ю. Рост вспоминает, как некогда сам отговаривал О. Иоселиани от переезда во Францию: «Контраргументы мои были традиционны: ты оторвешься от среды, тебе там будет одиноко, ты потеряешь зрителя и станешь неизбежно поганым буржуазным типом» (5.08.2016). В обоих случаях слово поганый служит маркером советского лексикона и советского же сознания, сегодня иронически переосмысленного говорящим.

Встречается прилагательное поганый и в контексте сугубо ироническом (что порой предопределяется самим жанром публи-

кации), например в поэтическом фельетоне Дм. Быкова: «К нам Эрдоган не может дозвониться, не может дозвониться Эрдоган! Российский вождь не хочет разговора, турецкий лидер для него поган» (НГ. 8.02.2016). В данном случае не являющаяся узуальной для современного русского литературного языка краткая форма прилагательного7 не только обеспечивает рифму с фамилией турецкого президента, но и дает - с точки зрения образованного читателя - дополнительный комический эффект.

Применение в текстах газеты «Завтра» прилагательного богомерзкий в целом аналогично использованию в этом СМИ слова поганый. Авторы также эксплуатируют ассоциативный фон слова, прежде всего - религиозно-исторический: «Вскоре грянет богомерзкий раскол - час, когда завладел Русью Святой великий нечестивец и лжец, распространяя повсюду зловонные миазмы никонианско-папежской ереси» (З. 12.08.2016). Встречается слово богомерзкий и как средство резко негативной оценки современных явлений: «Это как российские правители презирают свой народ, свою отеческую речь, чтобы дозволить такое, когда по радио и телевиденью, в поездах, самолетах, автобусах денно и нощно звучат уголовно-жаргонные, богомерзкие "песенки"...» (З. 28.04.2016).

Прилагательное отвратительный в материалах обеих газет используется преимущественно в значении «очень плохой, скверный»8, без иронического переосмысления. Отвратительными, с точки зрения публицистов, могут быть различные физические объекты, социальные и психологические явления. Объединяет представителей двух идеологически противоположных СМИ и восприятие официальной власти как носителя отвратительных свойств. Так, «Завтра» пишет об «отвратительном исполнении чиновниками своих обязанностей» (З. 18.04.2016), а в «Новой газете» писатель А. Найман включает в свои рассуждения цитату из О. Мандельштама: «Мир, мягко говоря, далек от идеала, власть, как сказал поэт, "отвратительна, как руки брадобрея", и я не верю ни в одно из предлагаемых кем бы то ни было средств к улучшению» (НГ. 13.04.2016).

Аргумент к авторитету использует и «Завтра», но уже при характеристике внешнего врага: в газете приводятся (и выносятся в заголовок публикации) слова А.С. Пушкина о Соединенных Штатах Америки: «Уважение к сему новому народу и к его уложению, плоду новейшего просвещения, сильно поколебалось. С изумлением увидели демократию в ее отвратительном цинизме, в ее жестоких предрассудках, в ее нестерпимом тиранстве» (З. 9.02.2016).

Уже упоминавшийся прием - использование экспрессивной лексемы как характерного слова чужого словаря - применяется и

авторами газеты «Завтра». Слово гадкий, употребленное в саркастическом контексте, становится воплощением ложной системы ценностей, искаженной картины мира: «Вот мы в 90-е годы с энтузиазмом рушили свою промышленность, превращали гадкие совковые цеха в стильные западные лофты» (З. 23.01.2016); «И то сказать, это прежде, в проклятые сталинские времена, в "кадрах" сидели гадкие ге-бисты, с помощью своих коварных сексотов копили на людей убийственные досье, краткой версией которых была трудовая книжка. Но "черные дни миновали", и теперь, в эпоху privacy и прав человека, все стали цивилизованно-анонимными и прогрессивно-неуловимыми» (З. 21.07.2016). В приведенных фрагментах гадкие совковые цеха и гадкие гебисты - «аксиологические перевертыши». Читателю «Завтра» понятно, что речь идет об эффективно работавших советских предприятиях и честных сотрудниках органов госбезопасности.

Та же семантическая трансформация характерна и для ряда материалов с использованием прилагательного мерзкий. В статье, направленной против М. Симоньян - главного редактора телеканала RT и международного информационного агентства «Россия сегодня», воспринимаемой редакцией «Завтра» как воплощение беспринципной, сервильной журналистики, приводятся ее слова о том, что на российских выборах «все равно победят фашисты», поэтому приходится терпеть фальсификации. Комментарий журналиста патриотического издания звучит так: «Видимо, до тех пор, пока охрану прогрессивной интеллигенции от мерзкого русского быдла не возьмёт на себя американская морская пехота» (З. 7.01.2016).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Речь идеологического противника, бездумно восторгающегося западной цивилизацией, имитируется и в следующем утверждении: «Всё, что можно было прочесть плохого или просто не феерически прекрасного о Западе, - всё это решительно отвергалось как мерзкая в своем убожестве совковая агитка, придуманная большевиками, чтобы спрятать от народа земной рай - Запад» (З. 2.02.2016).

С моделированием чужой и чуждой картины мира в газете «Завтра» тесно связана и лингворефлексивная функция экспрессивных негативизмов. Они применяются для краткой и однозначной характеристики враждебного лексикона - прежде всего либерально-западнического: «Вчера, например, "зачесалось" после очередного участия (в качестве зрителя перед телеэкраном) в ток-шоу (Боже, что за гадкое слово!) Владимира Соловьёва» (З. 12.02.2016); «Так вот о так называемом "простом народе" (волей-неволей приходится употреблять эту мерзкую либеральную фразочку) либерализм никоим образом не печется, потому как "простой народ" ни одному либералу на самом-то деле не интересен» (З. 29.08.2016).

Текстам «Новой газеты» подобные речевые маски свойственны в несколько меньшей степени. Журналисты чаще используют нега-тивизмы в прямом значении, выражая собственное мнение или разделяя позицию собеседника. Стилистическая сниженность, поддерживаемая контекстом, создает впечатление документальной речевой достоверности («языка улицы»), стимулирует сопереживание: «Мы сегодня вдоволь выслушали про себя от клиентов, начальства, сотрудников ГИБДД и той мерзкой тетки-кондукторши, что вертела нашу тысячерублевку как кусок собачьего дерьма» (НГ. 12.01.2016).

Мощный эмоциональный заряд определений-негативизмов усиливает испытываемые читателем гнев и возмущение: «В конце 95-го я попал в плен к федералам, увезли в Чернокозово по 208-й статье. Избиение вместо допроса, избиение утром, ночью... У них была любимая мерзкая игра: кому-то приносят передачку, офицер ставит пакет у входа в барак, а заключенный должен проползти на четвереньках и взять пакет зубами» (НГ. 16.09.2016).

В отдельных немногочисленных случаях слово звучит из уст представителя противной стороны: «Приведу лишь малую часть наиболее характерных откликов, комментирующих, как двое россиян (на майке одного из них надпись: "Kaluga") расправляются с "противником". "Красавцы парни, покуражились от души", "Бей мерзких бриттов!".» (НГ. 13.062016).

Описанная дистрибуция характерна не для всех слов изучаемого синонимического ряда. Можно предположить, что по мере нарастания отрицательной экспрессии и после преодоления границы между литературным/нелитературным негативная лексика шире используется «по прямому назначению». Так, бранное просторечное прилагательное паскудный, которое может быть расценено как недопустимое на страницах СМИ стилистическое средство и на сайте газеты «Завтра» представлено исключительно в авторских блогах, несет исключительно инвективную нагрузку, освобождая читателя от необходимости угадывания намеков и понимания иронии. Публицисты называют паскудными явления аморальные и вредоносные, включают прилагательное в последовательно и однозначно негативный контекст: «А потом приходил новый агрессор или выползали из ниоткуда очередные БЕСЫ - паскудные "революционеры", будь они прокляты. Их, впрочем, и проклял в свое время патриарх Тихон - вскоре после революции 1917 года» (З. 7.10.2016).

В использовании слова паскудный не обнаруживается существенной разницы между приемами журналистов «Завтра» и «Новой газеты». Публицисты либерального направления тоже эксплуатируют его открытую инвективную экспрессию, позволяющую

балансировать на грани стилистически и этически допустимого, когда речь идет о «паскудном судебном антураже» советского периода (НГ. 4.04.2016), паскудном деле Магнитского (НГ. 18.11.2016), паскудной российской истории и современности (НГ. 14.03, 28.09 2016). Таким образом, различия в функционировании негативиз-мов в текстах противоположных по идеологическим установкам СМИ значительно более заметны при употреблении литературных и менее существенны - при использовании просторечных слов.

В целом сопоставительный анализ дистрибуции негативизмов в изданиях «Завтра» и «Новая газета» дает основания согласиться с Л.Р. Дускаевой в том, что в прокоммунистических изданиях протестность эксплицирована ярче, более того - «она значительно выше и агрессивнее, чем в "Новой газете"»9.

Исследование, проведенное некоторое время назад с привлечением части того же эмпирического материала10, позволяет утверждать, что при оперировании лексикой высокого стиля журналисты газеты «Завтра» склонны к использованию в первую очередь ее риторических, патетических возможностей. Авторы же «Новой газеты» эксплуатируют преимущественно потенции, связанные со стилистическим диссонансом, комический эффект, возникающий при помещении высокого слова в сниженный контекст.

Употребление экспрессивных негативизмов дает своего рода «зеркальный» эффект: «Новая газета» применяет их прежде всего как один из риторико-патетических ресурсов, а газета «Завтра» нередко добивается при их использовании эффекта саркастического, делает такую лексику частью пародийного речевого портрета идеологического противника.

Выявленные тенденции требуют дальнейшего анализа и осмысления. Подобные изыскания могут привести к описанию некоторых важных закономерностей, относящихся к прагматике словоупотребления в СМИ. Уже сейчас можно говорить о наличии в перформа-тивном по своей природе медиадискурсе11 не только семантически, но и прагматически ключевых слов, активно формирующих тональность как отдельного текста, так и коммуникативной среды в целом.

Примечания

Александрова З.Е. Словарь синонимов русского языка. 4-е изд.. М.: Русский язык, 1975. С. 326.

Дускаева Л.Р. Медиастилистика в России: традиции и перспективы // Дускаева Л.Р. Стилистика медиатекста: Избранные статьи: 2010-1012 гг.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

СПб., 2012. С. 85. [Электронный ресурс] URL: http://jf.spbu.ru/upload/flles/ file_1354569906_8832.pdf (дата обращения: 07.08.2017). Автор цитируемой статьи ссылается также на следующие издания: Речевая агрессия и гуманизация общения в средствах массовой информации / В.М. Амиров, Л.В. Енина, Н.А. Купина и др. Екатеринбург: УрГУ, 1997; Бессарабова Н.Д. Оценка языка СМИ с точки зрения этических норм // Журналистика и культура русской речи. 2002. № 4; Сурикова Т.И. Этический аспект языка СМИ // Язык массовой и межличностной коммуникации. М.: МедиаМир, 2007; Этика речевого поведения российского журналиста / Под ред. Л.Р. Дускаевой. СПб.: Астерион, 2009; и ряд других исследований.

Шаховский В.И. Диссонанс экологичности в коммуникативном круге: человек, язык, эмоции. Волгоград: Изд-во «ИП Поликарпов И.Л.», 2016. С. 153. Данные, относящиеся к прилагательному противный, не приводятся в связи с их непоказательностью: в текстах преобладают устойчивые словосочетания от противного, в противном случае, в которых слово не выступает в качестве экспрессивного негативизма.

Большой толковый словарь русского языка / Под ред. С.А. Кузнецова. (Электронный ресурс) URL: http://www.gramota.ru/slovari/dic/?word=%D0%BF%D 0%BE%D0%B3%D0%B0%D0%BD%D1%8B%D0%B9&all=x (дата обращения: 07.08.2017). Там же.

По данным Национального корпуса русского языка, краткая форма мужского рода «поган» имеет всего 17 вхождений, часть которых - в цитатах из древнерусских источников. НКРЯ. (Электронное издание) URL: http:// search2.ruscorpora.ru/search.xml?env=alpha&mycorp=&mysent=&mysize= &mysentsize=&mydocsize=&spd=&text=lexgramm&mode=main&sort=gr_ tagging&lang=ru&nodia=1&parent1=0&level1=0&lex1=%EF%EE%E3%E0%ED% FB%E9&gramm1=A%2Cbrev%2Cm&sem1=&sem-mod1=sem&sem-mod1=sem2& flags1=&m1=&parent2=0&level2=0&min2=1&max2=1&lex2=&gramm2=&sem2= &sem-mod2=sem&sem-mod2=sem2&flags2=&m2= (дата обращения: 07.08.2017). Там же.

Дускаева Л.Р. Выражение эстетической оценочности в газетном дискурсе // Дускаева Л.Р. Указ. соч. С. 42.

Басовская Е.Н. Уходящая натура?: Высокое слово в современном публицистическом тексте // Актуальные проблемы стилистики: Ежегодный международный научный журнал. 2016. № 2. С. 91-99.

Коньков В.И. Коммуникативный аспект в обучении русской речи на факультетах журналистики // Учимся говорить по-русски: Проблемы современного языка в электронных СМИ.: сб. науч. ст. М.: Фак. журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова; Некоммерческое партнерство фак. журналистики, 2016. С. 134.

3

4

5

6

7

8

9

10

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.